Печать
PDF

ТЕМА 4. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (БАНКА РОССИИ) - Страница 3

Posted in Банковское право - О.М. Олейник Основы банковского права РФ

§ 3. ИМУЩЕСТВЕННАЯ БАЗА ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РФ

1. С позиций статуса банка как юридического лица возника­ет вопрос о его имущественной базе, вещном праве, на основе ко­торого действует ЦБ РФ.

По состоянию на декабрь 1994 года Банк России обладал про­изводным от права государственной собственности правом пол­ного хозяйственного ведения в отношении того имущества, кото­рое за ним закреплено. При этом важно подчеркнуть, что Цент­ральный банк РФ является собственностью  государства.  В  соответствии с действующей Конституцией Российской Федерации как собственнику присущи некоторые контрольные полномочия, име­ющие в основном внешний характер.

Но с принятием нового Гражданского кодекса, который унич­тожил право полного хозяйственного ведения, сохранив только пра­во оперативного управления и хозяйственного ведения, необхо­димо решить, на каком вещном праве будет существовать ЦБ. Бу­дет ли он совершать распорядительные действия по поводу иму­щества самостоятельно, что представляется более предпочтитель­ным, или обязан будет согласовывать все такие действия с Гос­комимуществом РФ, что поставит его в зависимость от органа управления. Специальный закон, т.е. Закон о ЦБ РФ, по этому поводу также не дал никаких нормативных предписаний, устано­вив только, что, с одной стороны, Банк России является федераль­ной собственностью, а с другой — сам владеет, пользуется и рас­поряжается своим имуществом, т.е. обладает полномочиями соб­ственника. Два собственника на одно и то же имущество суще­ствовать не могут, чей-то титул следует признать фикцией. Дея­тельность Банка России приводит к тому, что именно положение о федеральной собственности приходится считать фикцией.

Заметим кстати, что нет юридических препятствий провозгла­сить Банк России частным собственником, установив, напри­мер, для него форму акционерного общества, все акции которо­го должны принадлежать государству. Тогда государство будет получать часть дохода по своим акциям.

2. В связи с вопросом об имущественной базе ЦБ РФ невоз­можно обойти вниманием и такой важнейший вопрос, как режим прибыли. Статья 26 ЗоЦБ установила, что прибыль ЦБ РФ после формирования резервов и фондов перечисляется в доход федераль­ного бюджета. В этом контексте и следует обсуждать Закон об изъ­ятии прибыли Банка России, в связи с которым Банк России вы­ступил с нуждающимся в глубоком правовом анализе заявлени­ем1 . На правовом языке ситуация выглядит следующим образом. Государство (Российская Федерация) как собственник Централь­ного банка предписало последнему передать государству часть по­лученной прибыли, в связи с чем Банк России, действуя в каче­стве органа государственного контроля и надзора в банковской си­стеме,  изменил  количественные  значения  обязательных  нормативов для кредитных организаций с целью «нейтрализации воз­можных последствий принятых по требованию законодательной и исполнительной властей эмиссионных решений». Для правиль­ной оценки ситуации представляется необходимым ответить на не­сколько вопросов, от анализа которых Банк России в своем за­явлении осознанно или неосознанно ушел.

A.   Каким является режим прибыли Центрального банка? Ес­ли эта прибыль — собственность Банка России, то ее действитель­но изымать нельзя. Но ЗоЦб говорит о том, что прибыль перечис­ляется в бюджет.  Остается неясным с юридических позиций во­прос о фондах и резервах, после формирования которых указан­ная прибыль должна определяться.  Представляется, что нормати­вы этих фондов и резервов также должны быть установлены за­коном, поскольку иное приводит практически к тому, что вся прибыль может расходоваться на развитие Банка России, и в бюджет не пе­речисляться.

Б. Вправе ли Банк России возлагать последствия выполнения своих обязательств перед государством на коммерческие банки? Если исходить из того, что ЦБ РФ, осуществляя банковскую де­ятельность как коммерческую, должен нести риски этой деятель­ности, то перекладывать на другие субъекты негативные резуль­таты своей деятельности нельзя. Не делится же Банк России сво­ей прибылью с коммерческими банками. Если же считать, что де­ятельность Банка России осуществляется в интересах всей банков­ской системы, то следует допустить к управлению этой деятель­ностью представителей ведущих коммерческих банков, с чем ЦБ РФ не соглашается.

B.   Вправе ли Банк России по своему усмотрению для дости­жения   целей,   названных   в   предыдущем   вопросе,   менять   коли­чественное   значение   экономических   нормативов?   Юристы   не­однократно писали и говорили о том, что правовое регулирова­ние,   устанавливающее   условия   любой  хозяйственной  деятельно­сти, должно быть стабильным в течение хотя бы одного финан­сового года.  Если предполагается ввести изменения в отдельные требования   к   хозяйственной   деятельности,   необходимо   преду­сматривать   некоторый   временной   лаг,   позволяющий   предпри­нимателю и банку  в том числе  сориентироваться и перестроить свою   деятельность.   Единственным   результатом   такого   подхода стала   норма   Закона   о   банковской   деятельности   об   уставном
капитале, запрещающая вводить новые требования ранее чем за 90 дней после опубликования требований и не позволяющая предъ­являть эти требования к ранее созданным банкам. Остальные эко­номические требования не попали в такой режим, что совершен­но необоснованно, поскольку невозможно начинать деятельность при одних резервных нормах, а подводить итоги с совершенно другими показателями. Это уже не банковская деятельность, а рисковая игра на финансовом рынке. Прекрасно понимая сущ­ность проблемы, Банк России меняет эти условия чрезвычай­но часто.

Г. Почему изъятие прибыли является эмиссионным решени­ем? Ответ на этот вопрос, скорее всего, могут дать не юристы, а экономисты. С юридической точки зрения прибыль, полученная от банковских операций, не может быть эмиссионной, если она действительно получена, а сама банковская операция не была про­изведена за счет эмиссии. Кстати, основные правила и пределы эмиссии также следовало бы предусмотреть в Законе о ЦБ РФ, тем более что этот закон прекратил действие Закона о денежной системе. Но и на этот счет Закон о ЦБ РФ не дает никаких ука­заний.

3.       Вызывают массу вопросов размер и правовая принадлежность уставного капитала Банка России, который составляет 3 млрд. руб.,
и это при том, что для обычного банка он составляет 13,5 млрд. руб., а для получения валютной лицензии требуется более 30 млрд.
руб. Если учесть назначение уставного капитала — гарантировать интересы кредиторов, трудно определить, чьи интересы может га­рантировать капитал ЦБ РФ. Равно как не определяет Закон о ЦБ РФ субъектов, имеющих в отношении уставного капитала обяза­тельственные права.

4.       В связи с правовым режимом имущества особое внимание следует уделять аудиту Банка России, по поводу которого сложи­лось интересное теоретическое и практическое положение. В пер­вой редакции ЗоЦБ было установлено, что аудит Банка России про­водит  независимая  международная  аудиторская  фирма,  имеющая опыт работы не менее  10 лет. Но вскоре после вступления зако­на в силу в эту статью, очевидно, а памятуя о неблагополучном международном   аудите   Банка  России,   были  внесены   изменения и уровень аудита снижен. Возникает вопрос, будет ли внутренний аудит объективным.