3.2. Частноправовая унификация материальных норм - Страница 2
Договорное право - Договорное право в международном обороте
Принципы Европейского договорного права.

 

Достижение единообразия в регулировании частноправовых отношений в сфере международных коммерческих контрактов на региональном уровне странами ЕС осуществляется методами, которые можно охарактеризовать как общепринятые в мире, а также методами, которые свойственны только ЕС. При этом и на универсальном, и на региональном уровне используются методы международно-правовой и частноправовой унификации.

С помощью общепринятых методов международно-правовой унификации достигнуто единообразное регулирование коллизионных вопросов в рамках Римской конвенции 1980 г. о праве, применимом к контрактным обязательствам, равно как и вопросов гражданского процесса в рамках Брюссельской конвенции 1968 г. и Луганской конвенции 1988 г. о признании и приведении в исполнение решений по гражданским и коммерческим делам. Кроме того, как отмечалось в § 1 данной главы, отдельные страны ЕС участвуют в универсальной международно-правовой унификации, прежде всего в рамках Венской конвенции 1980 г.

Как отмечалось в гл. I, свойственные только ЕС методы региональной унификации частного права реализуются в рамках вторичного права ЕС следующим образом:

- через директивы, предписывающие принятие государствами национального законодательства, соответствующего зафиксированным в таких директивах принципам, например: "О независимых коммерческих агентах" от 31 декабря 1986 г. N L 382/17, "О несправедливых условиях потребительских контрактов" от 5 апреля 1993 г. N L 95, "О борьбе с задержками платежей в коммерческих сделках" от 29 июня 2000 г. N L 200/35. Однако, поскольку государства-члены свободны в выборе средств трансформации директив в национальное право, данный способ ведет не к унификации, а к гармонизации права;

- через регламенты, принимаемые Комиссией в некоторых областях права, которые предусматривают лишь согласованные минимальные требования, однако подлежат немедленному и повсеместному применению всеми хозяйствующими субъектами, а также компетентными судебными инстанциями;

- через прецедентное право - case law - Европейского суда, однако компетенция суда, согласно ст. 215 (п. 2) Договора о Европейском союзе, ограничена задачей развития общих принципов права. Поэтому использование Судом данного метода носит спорадический характер, приводящий к частичной гармонизации, но не к унификации частного права ЕС.

Новым в региональной унификации ЕС является использование частноправовой унификации <*>. В настоящее время подобная техника достижения единообразия получила широкое распространение как в универсальном, так и в региональном плане; характерной особенностью данного процесса является составление таких документов авторитетными представителями доктрины международного частного права. В универсальном плане данная техника была применена при составлении Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, в региональном - Принципов Европейского договорного права.

--------------------------------

<*> Исторически разработка не имеющих нормативного значения Сводов правил, регулирующих контрактные отношения, впервые была осуществлена в США, где в силу особенностей правовой системы на первом месте в качестве регулятора соответствующих отношений выступает судебный прецедент. Обобщение же ratio decidendi наиболее репрезентативных решений позволяет установить тенденции и общие правила в подходах судов отдельных штатов к тем или иным вопросам. В интересующей нас сфере был разработан Свод договорного права (Restatements of Law of Contracts).

 

Первоначально в рамках ЕС началась разработка Европейского ГК, составной частью которого должны стать принципы Европейского договорного права. В 1989 г. Европейским парламентом была принята резолюция о разработке указанного кодекса. Непосредственная работа над Европейским ГК началась с октября 1990 г., когда возглавляемая проф. Гандольфи рабочая группа по изучению общего европейского права Европейской академии юристов, работающих в области частного права, в Павии, Италия, приступила к разработке такого кодекса.

Первая часть Европейского ГК основана на следующих принципах:

- Кодекс предназначен для регулирования внутренних и международных сделок, чтобы избежать неудобств, связанных с двойным регулированием однородных вопросов;

- составители воздержались от разработки "Общей части" в том виде, как она представлена в ГГУ, и решили следовать единому подходу к гражданскому и торговому праву, как это имеет место в Итальянском ГК;

- при составлении Кодекса использовался французский язык, чтобы подчеркнуть его характер как документа Европейского союза, поскольку английский текст придал бы ему межконтинентальный характер;

- для его составления не создавалось отдельных рабочих групп, и его обсуждение происходило в основной рабочей группе последовательно и постатейно;

- для избежания трудоемкости процесса согласования, как это имело место при формулировании Венской конвенции 1980 г., было признано необходимым создание совершенно нового кодекса с целью избежания принятия компромиссных решений;

- процесс составления Кодекса основывался на трех вопросниках, которые направлялись членам рабочей группы для высказывания комментариев.

Проект Европейского ГК насчитывает около 100 статей, разделенных на 9 разделов, а также предусматривает вводные предписания, правила о заключении и содержании договоров, формальной действительности договоров и правила их толкования, последствия заключения договоров, исполнение и неисполнение договоров. Кроме того, в Кодексе содержатся правила о деликтах, способах обеспечения обязательств и о праве собственности на недвижимость. В Европейский ГК предполагается включить и Принципы Европейского договорного права <*>.

--------------------------------

<*> В отечественной доктрине о Европейском ГК см.: Муромцев Г.И. Право ЕС (Европейское право), его источники // Право Европейского союза: правовое регулирование торгового оборота. С. 57 - 58.

 

Для реализации в странах ЕС предписаний Европейского ГК проектом предусматривается создание Европейского Верховного Суда.

В 1997 г. рабочей группой был создан комитет, в который, в частности, вошли датский профессор Оле Ландо, голландский профессор А. Харткамп, немецкие профессора Г. Дробниг и Ю. Базедов <*>.

--------------------------------

<*> Значительный импульс для разработки Европейского ГК был дан двумя конференциями, посвященными разработке данного документа, которые состоялись в феврале 1994 г. и в 1998 г. Материалы данных конференций опубликованы в двух изданиях книги "Towards a European Civil Code". 1-st edition - 1994; 2-nd edition - 1998.

 

Работа над Европейским ГК велась практически параллельно с разработкой Принципов Европейского договорного права, однако реальные успехи были достигнуты лишь в отношении второго документа.

Разработка Принципов Европейского договорного права была начата на основании резолюций Европейского парламента от 26 мая 1989 г. и от 6 мая 1994 г. <*>, которыми в качестве первых шагов предполагалась разработка Принципов общего Европейского частного права. В последней резолюции содержалось одобрение начатой специально созданной Комиссией работы над Европейским договорным правом. Первоначально ученые, выступавшие с идеей создания частного права ЕС, не имели достаточного авторитета среди граждан, деловых кругов и политиков как на национальном, так и на европейском уровне, поэтому и отношение к идее создания Принципов было неодинаковым - от евро-оптимистичного, отражающего стремление в короткие сроки осуществить в ЕС кодификацию права международных коммерческих контрактов, евро-реалистичного, учитывающего политическую реальность, приоритеты в развитии единообразных в рамках ЕС правил частного права и необходимость их постепенного становления, до евро-скептичного, рассматривавшего нежелательной и невозможной широкомасштабную гармонизацию частного права в рамках ЕС. Сторонники же Принципов видели в них продолжение jus commune средних веков и основу для единообразного подхода в рамках ЕС к толкованию национального и гармонизированного права. По их мнению, Принципы представляют способ денационализации международных коммерческих контрактов и создания в конечном счете ненормативной, частноправовой системы единообразного регулирования, не зависящей от особенностей внутринациональных правовых систем.

--------------------------------

<*> Resolution on Efforts Towards the Approximation of the Private Laws of Member States. OJ EU 1989. C 158/400.

 

Впервые же идея составления Европейского Свода договорного права в виде ненормативной системы единого права была высказана еще в начале 60-х годов ХХ в. Ван Хекке. Несколько лет спустя Р. Давид сделал аналогичное предложение французскому министерству юстиции, однако это предложение не получило поддержки. В середине 70-х годов датский профессор Оле Ландо выступил с идеей составления Европейского Свода договорного права. В 1980 г. была создана во главе с ним неправительственная рабочая группа, именуемая Комиссия по Европейскому договорному праву (далее - Комиссия Ландо). Аналогично Рабочей группе УНИДРУА Комиссия Ландо сосредоточила свои усилия на общих положениях договорного права стран ЕС, полагая их в силу одинакового происхождения из общего права средних веков и признания в них доктрины естественного права наиболее перспективными для унификации.

В своей работе Комиссия Ландо, как и рабочая группа УНИДРУА, не только руководствовалась методом функциональной компаративистики, не ограничиваясь исследованиями гражданских кодексов стран ЕС, но и учитывала результаты универсальной международно-правовой унификации в виде Гаагских конвенций 1955 и 1986 гг. о праве, применимом к купле-продаже товаров, и Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров, а также региональной нормативной унификации в виде Единообразного торгового кодекса США и ненормативной - в виде Американского Свода договорного права. Подобный подход позволил найти способы разрешения проблем, отсутствующих в национальных европейских правовых системах <*>.

--------------------------------

<*> Среди обширной библиографии публикаций по Принципам можно выделить как наиболее важные: два сборника: Towards a European Civil Code. Editors Hartkamp А., Hesselink V., Hondius E., Joustra C., Perron de E. Ars Aequi Libri. Nijmegen. Kluwer Law International. The Hague/London/Boston. 1-st edition - 1994, 2-nd edition - 1998. См. также: Alpa G. Les nouvelles frontieres du droit des contrats // Revue internationale de droit compare. 1998. N 4. P. 1015 - 1030; Вилкова Н.Г. Новое в регулировании международных коммерческих контрактов в Европейском союзе // Мат. 2-го Международного семинара по преподаванию права ЕС в российских вузах, состоявшегося в Москве 2 - 5 декабря 2000 г. М.: Статут, 2001. С. 116 - 129.

 

Первый результат деятельности Комиссии Ландо был опубликован в 1995 г. под названием "Принципы Европейского договорного права, часть I: исполнение и неисполнение договоров и средства защиты" (далее - Принципы). В 1992 г. Комиссия Ландо начала работу по вопросам заключения договора, действительности договора, его толкования и содержания договоров, а также по вопросам полномочий агентов. Последнее заседание Комиссии состоялось в мае 1996 г. Полный текст Принципов, обобщающий результаты деятельности двух Комиссий, был опубликован в начале 1989 г. <*>.

--------------------------------

<*> На русском и английском языках Принципы опубликованы в Журнале международного частного права. 1999. N 1(99). С. 40 - 70. Поскольку в русском тексте Принципов имеются неточности, в настоящей работе приводится наш перевод.

 

Текст Принципов структурирован аналогично Принципам УНИДРУА и насчитывает 130 статей, разделенных на девять глав: общие положения, заключение договора (включая ответственность за добросовестное ведение переговоров), полномочия агентов, включая прямое и косвенное представительство (что отсутствует в Принципах УНИДРУА), действительность договора, толкование договора, содержание договора и его последствия, исполнение договора, неисполнение и общие средства защиты, особые средства защиты при неисполнении. Важно отметить, что в данном документе получили разрешение многие юридические вопросы, которые в силу различия правовых систем стран ЕС регламентируются по-разному.

Глава 1 Принципов включает три раздела: сфера применения, общие обязательства и определения, - что в целом совпадает с Принципами УНИДРУА. Однако в третьем разделе Принципов отражены не только сами определения (действие, суд, неисполнение, существенное неисполнение, письменное заявление и др.), но и положения об исчислении сроков (ст. 1.304), об уведомлениях (ст. 1.303), а также о критерии разумности (ст. 1.302), о предполагаемом знании и намерении, тогда как в одноименной статье 1.10 Принципов УНИДРУА содержатся только определения суда, должника и письменной формы.

Как и Принципы УНИДРУА, Принципы Европейского договорного права представляют свод правил, общих для договорного права стран ЕС, и согласно ст. 1.101 могут применяться в трех случаях, когда:

а) стороны согласились включить их в договор или они согласились, что их договор будет регулироваться этими Принципами;

б) стороны согласились, что их договор будет регулироваться "общими принципами права", lex mercatoria или иными аналогичными положениями;

в) стороны не избрали никакой правовой системы или законодательства для регулирования их договора. Последняя возможность, возникающая при негативном выборе права, является новой по сравнению с Принципами УНИДРУА и не бесспорной.

Отражая получившее в четвертом периоде унификации понимание свободы договора, в ст. 1.102 Принципов закреплено содержащееся также в ст. 1.1 Принципов УНИДРУА правило о свободе сторон вступать в договор и определять его содержание, со следующими дополнениями, определяющими пределы такой свободы в виде: 1) соблюдения добросовестности и честной деловой практики (что совпадает с Принципами УНИДРУА); 2) соблюдения императивных норм, предусмотренных Принципами (что отсутствует в Принципах УНИДРУА). Правило п. 2 данной статьи об исключении применения Принципов или изменения их содержания полностью совпадает со ст. 1.5 Принципов УНИДРУА.

В отношении императивных норм - mandatory rules - ст. 1.103 Принципов содержит два неодинаковых предписания:

- во-первых, если применимое право допускает это, стороны могут договориться не только о применении к их контракту Принципов, но и о том, что национальные императивные нормы применяться не будут;

- во-вторых, подлежат применению те mandatory rules национального, наднационального или международного права, применимого на основании норм международного частного права, которые применяются независимо от применимого к договору права.

Наличие и действительность соглашения сторон о применении Принципов или их инкорпорации также определяются согласно предписаниям этих Принципов (ст. 1.104), однако сторона вправе ссылаться на право страны своего местонахождения, если согласно Принципам неразумным является определение последствий ее поведения на основании предписаний правил данного документа.

Более широко по сравнению с Принципами УНИДРУА сформулировано в Принципах правило ст. 1.106 их толкования: если согласно ст. 1.6 Принципов УНИДРУА при их толковании надлежит учитывать их международный характер и цели, включая необходимость содействовать достижению единообразия в их применении, то согласно ст. 1.106 (п. 1) учитывается также необходимость содействия соблюдению добросовестности и честности, уверенности в контрактных отношениях и единообразия их применения. Данное различие объясняется тем, что принцип добросовестности и честной деловой практики зафиксирован в ст. 1.7 Принципов УНИДРУА.

Отличаются от ст. 1.6 Принципов УНИДРУА положения ст. 1.106 Принципов. Отражая характер региональной унификации, в них отсутствует имеющееся в Принципах УНИДРУА указание на необходимость учитывать их международный характер и цели; согласно ст. 1.106 (п. 2) вопросы, охватываемые сферой Принципов, но которые прямо в них не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с основополагающими общими принципами. Различными в двух документах являются и предписания о восполнении положений, которые прямо в них не разрешены: в п. 2 ст. 1.6 Принципов УНИДРУА установлен один критерий восполнения - в соответствии с их основополагающими общими принципами, а в п. 2 ст. 1.106 Принципов - два таких критерия: первый критерий совпадает с правилом Принципов УНИДРУА, второй допускает применение правовой системы, определяемой в соответствии с нормами международного частного права.

Статья 107 Принципов применяется для соответствующей модификации соглашений об изменении или прекращении контракта, к односторонним обещаниям или иным заявлениям и поведению, отражающим намерение стороны. Принципы УНИДРУА не содержат такого правила; в них в ст. 4.2 приводится правило о толковании заявлений или иного поведения сторон, аналогичное правилу Конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров.

Серьезные различия в предписаниях двух указанных документов объясняются тем, что Принципы Европейского права представляют общие правила договорного права и поэтому могут применяться к любым заключаемым в странах ЕС сделкам, включая потребительские, а Принципы УНИДРУА в силу прямого в них указания применимы лишь к международным коммерческим договорам.

Сфера действия Принципов шире сферы действия Принципов УНИДРУА: согласно ст. 1.107 их правила применяются не только к международным коммерческим контрактам, имеющим транснациональный характер, но и к трем видам связанных с контрактами отношений: дополнение и изменение контрактов, односторонние обещания и поведение, выражающее намерение.

Отражая основные подходы законодательства стран ЕС (ФГК, ГГУ и др.), в гл. 2 "Заключение контракта" (ст. ст. 2.101 - 2.107) содержатся правила, при которых контракт считается заключенным, включает определение, что представляет собой намерение, надлежащее соглашение, а также имеющее юридическую силу обещание.

В целом совпадают содержащиеся в Принципах правила о заключении контракта с одноименными правилами Принципов УНИДРУА, включая правило ст. 2.210, совпадающее со ст. 2.11 Принципов УНИДРУА, равно как и с правилом ст. 19 Венской конвенции 1980 г., однако в Принципах в данное правило об акцепте с оговорками включены два дополнения: во-первых, согласно ст. 2.210, оно распространяется только на случаи заключения контракта профессиональными участниками международного коммерческого оборота, в принципе, совпадающее с правилом ст. 19 Венской конвенции 1980 г., но без перечисления условий, существенно изменяющих оферту. Второе правило ст. 2.211, отсутствующее в Принципах УНИДРУА, состоит в применении правил об оферте и акцепте и к контрактам, заключаемым не путем направления оферты и акцепта.

Глава 3 Принципов (ст. ст. 3.101 - 3.304) содержит правила о "Полномочиях агентов", причем данные предписания регулируют правомочия агента или другого посредника обязывать своего принципала в отношении контракта с третьим лицом, но не затрагивают внутренних отношений между агентом или посредником и его принципалом. Принципы (ст. 3.102) различают прямое и косвенное представительство <*>. При прямом представительстве (разд. 2) в ст. 3.201 различаются определенные, подразумеваемые и очевидные полномочия, в соответствии с которыми возникают обязанности между принципалом и третьей стороной: при действии агента в рамках предоставленных полномочий, при действии агента от имени неустановленного принципала или без полномочий, или с их превышением.

--------------------------------

<*> Под прямым представительством понимаются ситуации, когда агент действует от имени принципала. Если же посредник действует по инструкции и по уполномочию принципала, но не от его имени, или если третье лицо не знает и не имеет оснований знать, что посредник выступает в качестве агента, применяются правила о косвенном представительстве.

 

В разделе 3 - косвенное представительство - имеются в виду два случая: когда посредник действует не от имени принципала, а от своего имени либо в соответствии с указаниями и по поручению, но не от имени принципала, либо в соответствии с указаниями принципала, но третья сторона не знает и не имеет оснований знать об этом.

Таким образом, в Принципах нашли отражение положения не вступившей в силу Женевской конвенции 1983 г.

Глава 5 Принципов содержит правила толкования контракта, в целом совпадающие с одноименными правилами Принципов УНИДРУА. Также в целом совпадают предписания гл. 6 Принципов "Содержание и результаты" с правилами гл. 5 Принципов УНИДРУА "Содержание"; в этих главах содержатся общие критерии определения содержания контракта: в отношении цены, качества и срока исполнения. Кроме того, в Принципах (ст. 6.111) содержится весьма подробная оговорка об изменении обстоятельств (в принципе совпадает со ст. ст. 6.2.1 - 6.2.3 Принципов УНИДРУА). Глава 7 Принципов (ст. ст. 7.101 - 7.112) касается исполнения контракта; в ней подобно Принципам УНИДРУА и Венской конвенции 1980 г. на случай отсутствия в контракте соответствующих предписаний предлагаются общие критерии определения места и срока исполнения, включая правило о досрочном исполнении, о порядке исполнения, форме и валюте платежа. Оба документа содержат совпадающее правило об очередности исполнения.

По сравнению с Принципами УНИДРУА Принципы содержат более краткие предписания относительно неисполнения и возмещения ущерба: гл. 8 (ст. ст. 8.101 - 8.109) и гл. 9 (ст. ст. 9.101 - 9.510). Общее правило ст. 8.101 предоставляет потерпевшей стороне право на использование любого средства защиты, предусмотренного в гл. 9, однако, если неисполнение имело место вследствие препятствий вне контроля стороны (указанных в ст. 8.108), возможности потерпевшей стороны гораздо уже: среди допускаемых гл. 9 средств защиты она не может обратиться к возмещению убытков и к исполнению в натуре.

Аналогично Принципам УНИДРУА и Венской конвенции 1980 г. Принципы содержат определение существенного нарушения договора (ст. 8.103), в зависимости от наличия или от отсутствия которого избирается соответствующее средство защиты. Как и Принципы УНИДРУА и Венская конвенция 1980 г., Принципы содержат предписание (ст. 8.105) о предвидимом нарушении договора, которое предоставляет другой стороне право потребовать соответствующего заверения о надлежащем исполнении и приостановить свое исполнение. Также во всех указанных трех документах содержится правило о предоставлении дополнительного срока и о неодинаковых средствах защиты, которыми располагает управомоченная сторона в течение этого периода (в виде возмещения убытков) и по его истечении (в виде обращения к любому средству защиты).

Раздел 9 (ст. ст. 9.101 - 9.510) Принципов посвящен конкретным средствам защиты при неисполнении. Принципы содержат неодинаковые предписания в отношении средств защиты по обязательству, состоящему в уплате денег, и по иным обязательствам. Как и Принципы УНИДРУА и Венская конвенция 1980 г., Принципы исходят из необходимости обеспечить денежный эквивалент исполнения контракта, поэтому в ст. 9.102 предусмотрено общее правило о возможности исполнения в натуре, а также четыре случая, когда такое исполнение невозможно потребовать, однако за управомоченной стороной сохраняется право на возмещение убытков.

Подробно в данном разделе определены правила отказа от договора: во-первых, такой отказ возможен только при наличии существенного нарушения другой стороной контракта; во-вторых, о таком намерении нарушившей контракт стороне в течение разумного срока должно быть направлено извещение; в-третьих, определены последствия прекращения: стороны освобождаются от обязанностей на будущее, но не от обязанностей и ответственности, которые имели место до прекращения контракта.

Принципы, как и Принципы УНИДРУА и Венская конвенция 1980 г., предоставляют потерпевшей стороне при принятии не соответствующего контракту исполнения право на соразмерное уменьшение цены; при этом она не может требовать возмещения убытков по данному основанию, но не лишена права требовать их по иным основаниям.

Весьма подробными и отличающимися от Принципов УНИДРУА являются правила о возмещении убытков (ст. ст. 9.501 - 9.510). Во-первых, потерпевшая сторона вправе требовать возмещения убытков во всех случаях, за исключением случаев освобождения от ответственности при наличии препятствия вне ее контроля; во-вторых, подлежащие возмещению убытки включают и нематериальные убытки (что совпадает с правилом ст. 7.4.2 Принципов УНИДРУА и отсутствует в Венской конвенции 1980 г.), а также убытки, разумно могущие иметь место в будущем; в-третьих, общим для анализируемых трех документов являются: принцип полного возмещения убытков, ответственность стороны только за предвидимые убытки, возмещение убытков в виде реального ущерба и упущенной выгоды, возмещение в случае отказа потерпевшей стороны от контракта и заключения заменяющей сделки абстрактных убытков в виде разницы между контрактной ценой и ценой заменяющей сделки.

Общим для Принципов, Принципов УНИДРУА и Венской конвенции 1980 г. является и признание права потерпевшей стороны на проценты годовые в случае просрочки в уплате цены или иной суммы, однако только в Принципах (ст. 9.508) определена их ставка: проценты начисляются в валюте платежа по контракту по существующей в месте платежа ставке коммерческого банка по краткосрочным займам для первоклассных заемщиков. Одновременно за потерпевшей стороной сохраняется право на возмещение убытков, которые могут быть взысканы на основании раздела 9 Принципов (данное правило совпадает с правилом Принципов УНИДРУА и ст. 78 Венской конвенции 1980 г.).

Аналогично Принципам УНИДРУА ст. 9.509 Принципов предоставляет сторонам право согласовать в контракте уплату неустойки на случай неисполнения какой-либо из них обязательства по такому контракту и предусматривает два правила: первое - неустойка уплачивается независимо от действительного убытка; второе - если сумма неустойки чрезмерно велика по сравнению с возникшими вследствие неисполнения или иными обстоятельствами, она может быть снижена.

Таким образом, Принципы отражают принятые в праве международных коммерческих контрактов реалии, во многом совпадают с Принципами УНИДРУА, а также с Венской конвенцией 1980 г., но содержат и отличные от них правила, что подлежит учету во внешнеэкономических операциях с применением Принципов.