Глава 1. Предмет, источники и система конституционного права зарубежных стран - Страница 3 PDF Печать
Конституционное право - М.В.Баглай Конституционное право зарубежных стран

 

Конституционно-правовые отношения и субъекты конституционного права

Специфика конституционно-правовых отношений заключа­ется прежде всего в том, что в них присутствует в той или иной степени публично-правовой элемент. Субъективные права участ­ников правоотношения реализуются через определенные право­мочия. Эти правомочия возникают на основе субъективных прав и принадлежат каждому человеку независимо от их урегулирован-ности нормами права, но реализуются они юридически в опреде­ленной и специфичной правовой оболочке. Так, субъективное пра­во каждого гражданина на личную неприкосновенность существует независимо от того, записано оно в законе или нет. Тем не менее реализуется это право в результате наличия у субъекта — носи­теля этого права правомочия требовать соблюдения правил, га­рантирующих его личную неприкосновенность, чему соответству­ют определенные обязанности государства и третьих лиц.

Обычно на конституционно-правовом уровне это находит свое отражение в постановлении, запрещающем произвольное лишение свободы и устанавливающем, что то или иное лицо может быть задержано или арестовано только на основе судеб­ного решения или постановления иного специально уполномо­ченного независимого органа, который, действуя на основе за­кона, вправе санкционировать применение мер, связанных с лишением свободы.

Иначе говоря, субъективное право человека на личную не­прикосновенность, так же как и остальные субъективные права, реализуется посредством определенных правомочий, которые пре­доставляют возможность индивиду требовать их исполнения и обя­зывают государственные органы, администрацию или должност­ных лиц, или третьих лиц неукоснительно соблюдать это закон­ное право и принимать меры к его реализации. Таким образом, в случае, когда правоотношение возникает на основе или в силу неотъемлемо присущих человеку субъективных прав, реализа­ция этого права, обеспечение гарантий его осуществления и его защиты требуют вмешательства публичной власти, принятия мер, необходимых для ограждения и реализации этого права. И в свою очередь непринятие таких мер со стороны государства и его пред­ставителей должно повлечь за собой определенные формы ответ­ственности, устанавливаемые законом.

Норма права устанавливает, как правило, дозволенную меру поведения. Это справедливо и для такой отрасли, как конституци­онное право. Специфика этого права заключается в том, что дан­ная норма дозволенного поведения адресуется не только и не столько физическим лицам, сколько государству и его органам. Это объясняет, отчасти, почему в конституционном праве преоб­ладают нормы, регламентирующие структуру государства, систе­му органов государства, условия и порядок их функционирования.

Любые общественные отношения, связанные с осуществле­нием властных полномочий, распространяются ли они на соци­альную, экономическую, культурную или другую сферу, приоб­ретают характер политических отношений или подвержены воз­действию политических факторов. С этой точки зрения можно полагать, что конституционно-правовые отношения по своей сути это прежде всего политические отношения. Говорить о том, что конституционно-правовые нормы регулируют социальные, эконо­мические и иные общественные отношения было бы не вполне корректно. Экономические отношения регулируются преимуще­ственно нормами гражданского права, социальные отношения — нормами социального права и т. п. Конституционно-правовое регу­лирование этих сфер возможно только в связи с вмешательством в них публичной власти. Ее правомочия в этих областях строго ограничены и, как правило, не должны выходить за рамки кон­ституционных установлений. Иначе говоря, такие отношения, зат­рагивают ли они сферу экономики, культуры или иную, будут регулироваться конституционным правом лишь в той мере, в ка­кой присутствует в них властный элемент. По общему правилу конституционное право ограничивается лишь установлением об­щих принципов этих отношений, оставляя детальное регулирова­ние специальным отраслям права.

Присутствие государственно-властного элемента придает этим отношениям политический характер. На этом основании и делает­ся обычно вывод о том, что конституционно-правовые нормы ре­гулируют преимущественно политические отношения. В трудах видных ученых-государствоведов конституционное  право  нередко характеризуется как политическое право, в чем усматривают прежде всего его специфику и отличие от других отраслей наци­онального права. (До сих пор нередко государствоведение отож­дествляют с политической наукой, а еще два-три десятилетия назад предпринимались попытки заменить преподавание конституцион­ного права преподаванием политических систем.)

Следует однако еще раз подчеркнуть, что нормами права могут быть урегулированы не все политические отношения. Сфе­ра политических отношений чрезвычайно широка и многообразна. В ее рамках возможны процессы, не подверженные воздействию права, и даже процессы неуправляемые. Следовательно, когда речь идет о конституционно-правовых отношениях, имеется в виду толь­ко та часть политических отношений, которые могут регулиро­ваться и реально регулируются нормами конституционного права. Это прежде всего отношения, связанные с реализацией прав и свобод человека, отношения, связанные с построением и функци­онированием государства и государственного механизма. Механизм властвования всегда носит политический характер, и обществен­ные отношения, регулируемые нормами конституционного пра­ва, возникают и формируются в той мере и в той степени, в кото­рой создание и функционирование властных механизмов описано и урегулировано нормами конституционного права.

Субъектами конституционного права, т. е. носителями прав и обязанностей, регулируемых нормами конституционного пра­ва, выступают, как и в других отраслях права, физические и юридические лица. В тех случаях, когда речь идет о физических лицах, имеются в виду лица, обладающие определенным право­вым статусом, обеспечивающим возможность пользования права­ми, санкционированными конституционным правом. Физические лица различаются по своему статусу. Объем прав, предоставляе­мых национальным конституционным правом, может оказаться различным в зависимости от того, состоит ли данное физическое лицо в гражданстве этого государства, является иностранцем или лицом без гражданства (апатридом). Соответственно националь­ное конституционное право каждого государства содержит опре­деленный блок правовых норм, регулирующих порядок приобре­тения и утраты гражданства, его статус, правовой режим иност­ранцев, правовой статус лиц без гражданства. Вместе с тем основополагающие, неотъемлемые и нерушимые права человека присущи каждому человеческому существу независимо от его правового статуса, независимо от того, распространяется или не распространяется на данное физическое лицо юрисдикция госу­дарства страны его пребывания. Если политические права, как правило, принадлежат гражданам (хотя и этот постулат консти­туционного права сегодня подвергается существенному пересмот­ру), то личные права и свободы принадлежат всем людям незави­симо от различий в их правовом статусе. И, конечно же, консти­туционное право любого государства должно гарантировать всем и каждому осуществление этих фундаментальных и неотъемле­мых естественных прав.

Неодинаков также и статус тех юридических лиц, организа­ция и функционирование которых урегулированы нормами кон­ституционного права. Прежде всего здесь следует иметь в виду то, что юридические лица, создаваемые на основе норм консти­туционного (публичного), а не частного права, и принадлежащие к категории публичных юридических лиц, могут обладать свой­ствами и полномочиями, которые не существуют у юридических лиц, действующих в сфере частного права. Отличие юридических лиц, образуемых и функционирующих на основе конституционно­го права, заключается в том, что они в той или иной степени могут принимать участие в осуществлении публично-властных пол­номочий. Это юридические лица, которым может быть доверено осуществление некоторых функций публичной власти, а так­же юридические лица, которые в силу своего статуса призваны участвовать в формировании институтов публичной власти и в осу­ществлении власти.

Также существенными оказываются правовые последствия того, выступает ли государство в качестве носителя публичной власти, либо участвует в частно-правовых отношениях, которые регулируются нормами не конституционного, не публичного, а частного права. Особенно это заметно в тех случаях, когда госу­дарство непосредственно участвует в торговом обороте, оказании платных услуг или осуществляет иную, по своему характеру час­тнопредпринимательскую, деятельность. Правовой режим государ­ственных корпораций, создаваемых с целью извлечения прибыли, по общему правилу аналогичен правовому режиму частных ком­паний и объединений, создаваемых с целью получения прибыли. Детальный порядок образования и функционирования юридичес­ких лиц публично-правового характера регулируется нормами публичного, причем преимущественно не конституционного, а административного, права.

В конституционно-правовой сфере существуют и действуют субъекты права, которые присущи именно этой области правоот­ношений. Так, в качестве субъекта конституционного права могут выступать отдельные социальные общности. Почти во всех со­временных государствах существуют территориальные самоуправ­ляющиеся коллективы, располагающие собственными выборными представительными органами, собственными административными органами, образующими в целом то, что принято именовать му­ниципальными властями. Эти территориальные самоуправляющи­еся коллективы обладают довольно широким кругом полномочий в сфере ведения преимущественно местных дел. Муниципальные органы на местах, представляющие интересы территориального коллектива, как юридического лица, органами государственной власти не являются. Хотя нередко им доверяется на практике реализация  некоторых властных  или  государственно-властных полномочий на местах, осуществляемых в этом случае под опре­деленным контролем со стороны государства. Такой контроль име­ет место даже в том случае, если местные коллективы пользуют­ся чрезвычайно широкой автономией и при осуществлении соб­ственных полномочий являются полностью самостоятельными и действуют в рамках закона.

Субъектами конституционно-правовых отношений могут выс­тупать различные объединения населения, создаваемые не только на территориальной основе, но и на основе общих корпоративных и профессиональных интересов, например профессиональные со­юзы, различного рода объединения лиц свободных профессий. К числу субъектов конституционного права принадлежат также и политические партии, которые играют исключительно важную роль в формировании государственных институтов, а также в их практическом функционировании. Политические партии в настоя­щее время повсеместно квалифицируются в качестве политичес­ких институтов, что в свою очередь сказывается на их правовом статусе, на их правах и обязанностях и предопределяет специфи­ку правового регулирования их статуса. Вместе с тем можно от­метить, что далеко не всегда политические партии имеют статус юридического лица, а нередко они даже воздерживаются от его приобретения. Смысл этого достаточно прост: дело в том, что юридические лица публичного права подлежат обязательному кон­тролю со стороны государства и его органов. Неудивительно, что в этих условиях политические партии во многих странах предпо­читают не пользоваться статусом юридического лица.

Одна из специфических особенностей системы субъектов кон­ституционного права состоит в том, что носителем прав и обязан­ностей может выступать и население государства в целом, т. е. народ не только в форме публичной организации в лице государ­ства, но и народ непосредственно как население страны, решаю­щее многие вопросы ее государственно-правового развития. Со­временное конституционное право признает источником власти только народ в целом, а конституции многих стран подчеркива­ют, что ни одна отдельная личность, ни одна часть народа не может присвоить себе осуществление государственной власти. На практике народ осуществляет свое полновластие посредством оп­ределенных юридических процедур. Прежде всего — это всеоб­щее избирательное право. Этим же целям служит референдум, причем развитие института референдума во многих странах име­ет в настоящее время и такую особенность, как народная инициа­тива в проведении референдума, когда вынесение того или иного законопроекта на голосование, осуществляемое в рамках консти­туционно-правовых процедур, может зависеть от инициативы оп­ределенного числа избирателей. Такая практика все шире рас­пространяется в западноевропейских странах.

Подчеркивая многообразие субъектов конституционного пра­ва, различие в их правовом режиме и статусе, следует вместе с тем еще раз обратить внимание на то, что основным главным субъектом конституционно-правовых отношений выступает чело­век. Именно человек, его права и свободы должны определять содержание и смысл конституционного права.

 

Некоторые   терминологические   уточнения

До недавнего времени курс (и отрасль) конституционного права зарубежных стран в русскоязычной литературе именовался государственным правом зарубежных стран. Изменение в наиме­новании курса в определенной степени отражают различия в под­ходе к соотношению двух главных слагаемых конституционного права — человека, его прав и свобод, с одной стороны, и государ­ства и осуществления публичной власти, с другой.

Исторически сложилось так, что в странах, где ведущую роль в формировании данной отрасли права сыграли конституцион­но-правовые акты, акцентировавшие внимание на правах и сво­бодах человека и их закреплении в конституции — основном зако­не страны, или в законах, имеющих конституционное значение, сама отрасль стала именоваться "конституционным правом". Так было в Великобритании, так было во Франции. В странах, в ко­торых конституционно-правовая наука придавала основополагаю­щее значение развитию государства, его институтов и их пра­вовому оформлению и закреплению, как, например, в Германии, соответствующая отрасль получила наименование "государствен­ное право ".

Термин "государственное право" пришел в свое время и в рус­скоязычную литературу и в российскую науку конституционного права, чему в немалой степени способствовало и то обстоятель­ство, что монархия в России по всем своим основным параметрам была гораздо ближе к государственной системе кайзеровской Гер­мании, нежели к парламентарной монархии в Великобритании, и уж тем более никак не соотносилась с республиканскими консти­туционно-правовыми институтами Франции.

Нередко в литературе подчеркивается то, что оба этих тер­мина практически почти идентичны, что это синонимы, и что замена термина "государственное право" термином "конституци­онное право" по существу ничего не меняет. Такое утверждение возможно и близко к реалиям Германии, немецкоязычной Швей­царии или Скандинавских стран, в которых действительно эво­люция государственного права как отрасли и как науки в общем привела к тому, что существовавшее в прошлом различие меж­ду понятием конституционного права и государственного права утратило былое значение. В настоящее время во всех странах германо-романского права фактически, несмотря на различия в терминах, объем конституционно-правового регулирования, цен­ности, лежащие в основе построения и применения конституци­онно-правовых норм, примерно идентичны. Соответственно можно смело говорить о том, что применительно к развитым запад­ным странам термины "государственное право" и "конституцион­ное право" имеют примерно одинаковое значение. Однако стоит отметить, что некоторые западные авторы до сих пор усматри­вают в них принципиальное различие. Они подчеркивают разли­чия в расстановке акцентов конституционного и государственного права, неодинаковый объем правового регулирования и т. д. Отме­тим, что частично такого рода различие сохраняется, но тем не менее принципиального значения это не имеет.

Вышесказанное не исключает, конечно, использование на­ряду с термином "конституционное право зарубежных стран" и термина "государственное право", особенно когда речь идет об изучении конкретной отрасли права тех стран мира (ФРГ, Скан­динавские страны и др.), где ее официальным наименованием продолжает оставаться "государственное право". В этом случае использование данного термина представляется даже необходи­мым для более адекватного воспроизведения тех реалий, кото­рые существуют в данной конкретной стране.