1.1. Исторические аспекты унификации права международных коммерческих контрактов - Страница 5
Договорное право - Договорное право в международном обороте

 

Таким образом, можно констатировать, что в течение почти ста лет предпринимались региональные усилия по унификации, и только в 1928 г. был принят панамериканский документ.

Конвенция о вступлении Кодекса Бустаманте в силу была ратифицирована 15 американскими государствами (Кубой и Панамой - в 1928 г., Доминиканской Республикой, Бразилией, Перу и Гватемалой - в 1929 г., Гаити, Коста-Рикой, Никарагуа и Гондурасом - в 1930 г., Сальвадором - в 1931 г., Венесуэлой и Боливией - в 1932 г., Чили и Эквадором - в 1933 г.). В полном объеме Конвенция была принята только Кубой, Гватемалой, Гондурасом, Панамой и Перу; четыре страны сделали оговорки в отношении конкретных статей (Бразилия, Гаити, Доминиканская Республика и Венесуэла), а пять стран - Боливия, Коста-Рика, Чили, Эквадор и Сальвадор - при ратификации сделали общую оговорку о неприменении Кодекса при его противоречии в настоящем или в будущем их внутреннему праву, что сделало их отношение к Конвенции весьма символичным. Пять государств - Аргентина, Колумбия, Мексика, Парагвай и США - отказались подписать Конвенцию, причем США сослались на то, что подписание соглашений по вопросам частного права входит исключительно в компетенцию штатов, а не федерального правительства.

Во второй половине текущего столетия региональная унификация в Латинской Америке происходит в рамках созданной в 1948 г. Организации американских государств и ограничивается в основном сферой коллизионного права.

Соглашение о создании ОАГ и ее Устав были подписаны в Боготе, Колумбия, 30 марта 1948 г. на девятом международном американском конгрессе. Согласно Уставу один из органов ОАГ - Межамериканский совет юрисконсультов - уполномочен содействовать прогрессивному развитию и кодификации публичного международного и частного международного права. Необходимость в этом объяснялась тем, что не все американские государства ратифицировали Кодекс Бустаманте, ряд государств склонялся к договорам Монтевидео, а не к Кодексу Бустаманте, а США стремились сохранить собственную систему коллизионных норм. Межамериканский юридический комитет как постоянный орган Межамериканского совета юрисконсультов в сентябре 1949 г. подготовил доклад о плане прогрессивного развития и кодификации публичного международного и частного международного права, с тем чтобы были учтены положения договоров Монтевидео, Кодекса Бустаманте и Свод коллизионного права (Restatement of the Law of Conflicts of Law). Подготовка такого единого документа не удалась, и в 1953 г. один из членов юридического комитета, доктор Хозе Хоакин Каиседо Кастилла, в работе "Сравнительный анализ Кодекса Бустаманте, договоров Монтевидео и Свода коллизионного права" предложил исключить указанный Свод из этой работы, что и было впоследствии принято правительствами стран - участниц данной организации.

В апреле 1971 г. Генеральная Ассамблея Организации американских государств приняла решение создать конференцию по международному частному праву, и начиная с 1975 г. такие специализированные межамериканские конференции по частному праву, как Conferencias Internationales on Derecho Internationale Privado CIDIP, созываются каждые пять лет. В результате такой работы на четырех конференциях СIDIP была принята 21 Межамериканская конвенция по вопросам коллизионных норм и судебного взаимодействия.

Первая Специализированная Межамериканская конференция по международному частному праву (CIDIP-I) состоялась в 1975 г. в Панаме; в ней участвовало 20 государств - членов ОАГ (Аргентина, Бразилия, Колумбия, Коста-Рика, Чили, Эквадор, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Ямайка, Мексика, Никарагуа, Панама, Парагвай, Перу, Доминиканская Республика, Тринидад и Тобаго, США, Уругвай и Венесуэла) и были одобрены следующие документы: Межамериканская конвенция о коллизионных нормах в отношении векселей и счетов-фактур, Межамериканская конвенция о коллизионных нормах в отношении чеков, Межамериканская конвенция о международном коммерческом арбитраже, Межамериканская конвенция о выполнении судебных поручений, Межамериканская конвенция о свидетельских показаниях за рубежом и Межамериканская конвенция о юридическом статусе доверенностей, выдаваемых за границей.

Генеральная Ассамблея ОАГ, состоявшаяся в том же 1975 г., оценила это как большой успех, и было решено созвать вторую Специализированную Межамериканскую конференцию по международному частному праву (CIDIP-II). Конференция состоялась в Монтевидео, Уругвай, и в мае 1979 г. были одобрены следующие документы: Межамериканская конвенция об экстерриториальной действительности иностранных судебных и арбитражных решений, Межамериканская конвенция об осуществлении предварительных мер, Межамериканская конвенция о доказательствах и свидетельских показаниях за рубежом и доказывании иностранного права, Дополнительный протокол к Межамериканской конвенции о выполнении судебных поручений, Межамериканская конвенция о коллизионных нормах в отношении чеков, Межамериканская конвенция о коллизионных нормах в отношении коммерческих компаний, Межамериканская конвенция о домицилии физических лиц в частном международном праве и Межамериканская конвенция об общих правилах частного международного права.

Третья Специализированная Межамериканская конференция по международному частному праву (CIDIP-III) состоялась в Ла-Пасе, Боливия; в ней участвовали 18 государств. 24 мая 1984 г. были приняты следующие документы: Дополнительный протокол к Межамериканской конвенции о свидетельских показаниях за рубежом, Межамериканская конвенция о юрисдикции в отношении экстерриториального действия иностранных судебных решений, Межамериканская конвенция о личном статуте и правоспособности юридических лиц в частном международном праве, Межамериканская конвенция о коллизионных нормах в отношении усыновления несовершеннолетних.

Четвертая Специализированная Межамериканская конференция по международному частному праву (CIDIP-IV) состоялась в 1989 г. в Монтевидео, где были приняты четыре Конвенции: об усыновлении несовершеннолетних, о дееспособности юридических лиц в международном частном праве, о международной юрисдикции в отношении экстерриториальной действительности иностранных судебных решений, а также дополнительный протокол о получении доказательств за рубежом.

Пятая Специализированная Межамериканская конференция по международному частному праву (CIDIP-V) состоялась в 1994 г. в Мехико. На данной конференции была принята Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам <*>, которая рассматривается в гл. 2.

--------------------------------

<*> 33 International Legal Materials. 732. 1994.

 

Обзор деятельности по унификации частного права в Америке позволяет сделать некоторые выводы.

Прежде всего необходимо отметить, что, за исключением Европы, ни на одном другом континенте не происходило и не происходит ничего подобного. Уникальность данного явления состоит в том, что именно эти страны не только положительно восприняли призывы П. Манчини об унификации частного права, но и впервые в мире еще до возникновения Гаагской конференции по международному частному праву начали практические преобразования в этой области.

С точки зрения исторического развития можно выделить два периода в становлении и развитии унификации на континенте.

Первый период - с 1826 г. до окончания Второй мировой войны и создания Организации американских государств, когда унификация носила более региональный, нежели континентальный характер. В этот период состоялись: в 1826 г. - конгресс в Панаме, в 1897 г. - конгресс стран Центрально-Американского и Андского регионов, в 1901 и 1911 гг. - два конгресса стран Центрально-Американского региона и, что является наиболее примечательным с точки зрения достигнутых результатов, три конгресса (в 1889, 1902 и 1906 гг.) Южно-американского региона, приведшие в конечном счете к принятию в 1928 г. Кодекса Бустаманте.

Второй период исторического развития унификации на данном континенте начался с создания в 1948 г. Организации американских государств. Характеризуется он двумя основными чертами: во-первых, данная организация объединяет все страны Американского континента, включая Мексику и США, что позволяет говорить о расширении масштабов унификации до границ целого континента; во-вторых, разработка новых унификационных актов с созданием в 1971 г. Специализированной Межамериканской конференции по международному частному праву (СIDIP) приобрела постоянный и стабильный характер.

Интерес представляет также выявление причин того, почему не в "цивилизованной" Европе, за которой многими исследователями признается авторитет первооткрывателя в данной сфере, а на достаточно отдаленном и изолированном континенте возникло и реализуется движение за унификацию международного частного права. Обращение к возникновению национального гражданского законодательства выявляет традиционный подход этих стран к созданию собственного права путем заимствования и рецепции первоначально французского, а затем испанского и итальянского гражданского законодательства, и в этом нет ничего особенного по сравнению с Европой. Не только и не столько общность культуры, в том числе политической и правовой, языка и религии обусловила движение стран этого региона за унификацию. Более важным фактором, который и в настоящее время сохраняет свое значение и влияет на отношение стран этого региона к унификации универсальной, является убежденность в значительном отличии политической, социальной и экономической основы от Западной Европы, в существовании серьезных различий в социально-экономической ситуации и политической культуре между Западной Европой и Латинской Америкой.

Подобные различия находят двоякое отражение в правовой действительности: с одной стороны, в стремлении этих стран к региональной унификации и, с другой стороны, в их осторожном участии в инструментах унификации универсальной. Например, на октябрь 2001 г. в Конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров участвуют Аргентина, Венесуэла, Канада, Колумбия, Куба, Мексика, США, Перу, Уругвай, Чили и Эквадор (из общего числа участников - 60); в Нью-Йоркской конвенции ООН 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (из общего числа участников - 126) - 21 страна: Аргентина, Барбадос, Боливия, Венесуэла, Гаити, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Канада, Колумбия, Коста-Рика, Куба, Мексика, Панама, Парагвай, Перу, Сальвадор, США, Уругвай, Чили и Эквадор. Вместе с тем положения приведенных Конвенций оказывают значительное влияние на правовые реалии данного континента. Так, Аргентина включила в проект Гражданского кодекса практически все основные положения Венской конвенции о заключении договоров. Другой иллюстрацией может служить тот факт, что Межамериканская конвенция о международном коммерческом арбитраже <*> инкорпорировала значительное число положений Нью-Йоркской конвенции ООН 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений <**>.

--------------------------------

<*> См.: Лебедев С.Н. Международное сотрудничество в области коммерческого арбитража. ТПП СССР. М., 1980. С. 135 - 137.

<**> Ведомости Верховного Совета СССР. 1960. N 46. Ст. 421.

 

Вместе с тем нельзя не отметить и особенности региональной унификации на данном континенте в отличие от унификации универсальной.

Во-первых, унификации подлежат в основном вопросы частного международного права, которые затрагивают статут личности: в значительной степени личные и имущественные отношения граждан, возникающие в сфере гражданско-правовых и брачно-семейных отношений. Отношения же коммерческого оборота, особенно между предприятиями стран данного региона, не получили значительного отражения. Исключением являются Конвенция Мехико 1994 г. о праве, применимом к международным контрактам, Межамериканская конвенция о международном коммерческом арбитраже 1975 г. Кроме того, в гражданское законодательство Мексики и Аргентины включены положения Гаагской конвенции 1986 г. о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, в гражданское законодательство Аргентины - положения Венской конвенции 1980 г., однако это всего лишь один из немногих примеров.

Во-вторых, основным направлением унификации остается по-прежнему стремление путем использования различных коллизионных привязок подчинить соответствующие отношения национальному праву.

В-третьих, нельзя не отметить тот факт, что, несмотря на большое число различных международных конференций, где принимаются многочисленные конвенции, ратифицируются они и вступают в силу лишь между отдельными странами.

В-четвертых, в рамках первого периода унификации возникла и получила распространение идея существования в христианском мире права, основанного на религиозных идеях справедливости, что отражалось в jus commune, академическом транснациональном праве, одинаковом для всех цивилизованных государств (под которым в тот период понимались только европейские страны).

В-пятых, в рамках того же периода постепенно упрочилась идея национального суверенитета и понимания права как национального феномена, что постепенно привело к замещению jus commune национальным законодательством, что получило у Р. Давида наименование национальной унификации (явления, именуемого в настоящее время кодификацией). Второй период характеризуется им как период возникновения унификации международной, призванной на основе национального законодательства содействовать созданию права транснационального или нового jus commune ХХ в. Потребностями в регулировании отношений с иностранным элементом, прежде всего в сфере международного коммерческого оборота, было обусловлено возникновение в каждой из стран собственной системы правил международного частного права.