1.1. Исторические аспекты унификации права международных коммерческих контрактов - Страница 4
Договорное право - Договорное право в международном обороте

 

Подытоживая 100-летний период деятельности Гаагской конференции по международному частному праву, можно сделать некоторые выводы.

Во-первых, за это время были приняты 32 международные конвенции по широкому кругу вопросов международного частного права.

Во-вторых, конференция отошла от первоначально выдвинутой П. Манчини идеи создания глобального документа, охватывающего все вопросы международного частного права, и сосредоточила внимание на двух группах вопросов: во-первых, на определении статуса граждан в международном частном праве и, во-вторых, на актуальных для международной торговли вопросах. Основной своей целью Гаагская конференция по международному частному праву полагала достижение гармонизации результатов и обеспечение по возможности максимума определенности и юридической безопасности.

В-третьих, весьма важным для обеспечения развития международного коммерческого оборота явилась разработка и принятие в течение третьего периода деятельности Гаагской конференции по международному частному праву 16 унификационных актов в сфере коллизионного права.

В-четвертых, с созданием ЮНСИТРАЛ можно констатировать своеобразное разделение труда между этими двумя международными организациями: одна из них занимается унификацией коллизионных норм, другая - унификацией норм материально-правовых. Однако недостатком деятельности Гаагской конференции по международному частному праву является относительно небольшое число стран - участниц конвенций, являющихся предметом рассмотрения в настоящей работе. Причины этого анализируются в гл. 2 и 3.

Признание международным сообществом значения унификации права международных коммерческих контрактов и смежных вопросов особенно отчетливо проявилось в создании Комиссии ООН по праву международной торговли. Данное предложение было внесено Венгрией; затем по поручению Генеральной Ассамблеи ООН К. Шмиттгофф подготовил доклад, в котором предложил назвать комиссию Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). После обсуждения на 6-м юридическом комитете в декабре 1966 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о создании ЮНСИТРАЛ. Комиссия включает 29 членов: семь - от стран Африки, пять - от стран Азии, четыре - от стран Восточной Европы, пять - от стран Латинской Америки, восемь - от стран Западной Европы. Основные задачи Комиссии состоят в подготовке, содействии принятию новых международных конвенций, типовых законов и единообразных законов, а также в содействии широкому применению международных торговых терминов, положений, обычаев и практики.

По предложению Венгрии ЮНСИТРАЛ сосредоточила внимание на унификации материальных, а не коллизионных норм в сфере международной торговли. Таким образом, произошло отмеченное ранее разделение труда между ЮНСИТРАЛ и Гаагской конференцией по международному частному праву.

Хотя в первоначальных документах Комиссии не были определены методы разработки унификационных документов, ЮНСИТРАЛ не только использовала имевшийся к этому времени инструментарий в виде разработки международных конвенций и рекомендательных документов (Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ 1976 г. <*>), но и предложила новый метод, завоевавший широкое признание государств, а именно метод разработки типовых законов (первым и наиболее широко признанным является Типовой закон о международном коммерческом арбитраже 1985 г. <**>). Таким образом, ЮНСИТРАЛ не только смогла подготовить документы, широко признанные в мире, но и обогатила практический инструментарий унификации <***>.

--------------------------------

<*> Опубликовано: Розенберг М.Г. Контракт международной купли-продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. С. 726 - 745.

<**> UNCITRAL Model Law on International Commercial Arbitration. United Nations. UNCITRAL Secretariat. Vienna International Center. 1994.

<***> Итоги работы ЮНСИТРАЛ подведены Г. Херманном, бывшим четверть века ее генеральным секретарем. Hermann G. The Future оf Trade Law Unification // IHR Internationales Handelsrecht. 2001. N 1. P. 6 - 12.

 

В результате деятельности Комиссии диапазон возможностей реализации совместных договоренностей значительно расширился и применяется другими организациями. В качестве примера можно привести унификационную деятельность в рамках СНГ: в виде Конвенции оформлено соглашение между этими странами о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. <1>; в виде Соглашения унифицированы правила о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 г. <2>; Правила об общих условиях поставок между организациями государств - участников СНГ 1992 г. <3>; модельные кодексы призваны обеспечить единообразие правового регулирования отдельных областей и сфер деятельности. Наиболее важным представляется принятый 17 февраля 1996 г. на седьмом пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи государств - участников СНГ Модельный Гражданский кодекс <4>.

--------------------------------

<1> Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 17. Ст. 1472.

<2> Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. Вып. 4. Минск, 1992. С. 53.

<3> Там же. С. 57.

<4> Приложение к Информационному вестнику Совета глав государств и Совета глав правительств. 1996. N 10. Значение модельных законов в унификации подчеркивалось В.А. Егиазаровым, который отмечал, что Межпарламентской ассамблеей государств - участников СНГ было рекомендовано свыше 90 модельных актов, более 20 из которых направлены на регулирование связанных с экономикой отношений. См.: Егиазаров В.А. Унификация гражданского законодательства участников договора о создании союзного государства // Право и экономика. 2000. N 9.

 

Обращаясь к географическому подходу, нельзя не отметить неодинаковое внимание зарубежной и отечественной доктрины к отдельным континентам: так, с наибольшей полнотой и тщательностью проанализированы история и результаты унификации на Европейском континенте в рамках Гаагской конференции международного частного права и Европейского союза и на Американском континенте. Менее исследованными остаются процессы становления права и движения к унификации в странах Африканского континента. Зарубежная доктрина ограничивается статьями и докладами (можно привести книгу Р. Давида "Основные правовые системы современности", назвать статьи М. Мбайе, М. Ндуло, Г. Бамоду, П. Мейер, К. Имхоос и Г. Кенфак Дуажни, Ж. Мбокко), отечественная же практически не представлена. Также не получили должного отражения в доктрине происходящие в странах Азии процессы, направленные на унификацию права. Это может быть объяснено тем, что правовые системы государств этих континентов находятся в процессе становления, испытывая, с одной стороны, влияние религиозных (в Азии), религиозно-племенных (в Африке) установлений и обычаев и, с другой стороны, влияние и давление стран - бывших метрополий в рамках Британского Содружества Наций и создаваемого Францией Содружества франкоговорящих государств, включая создание в 1993 г. Организации по гармонизации в Африке предпринимательского права. Даже такое авторитетное издание, как "Сборник лекций Гаагской академии международного права", не нашел возможности отразить состояние и развитие международного частного права этих континентов.

Подробно исследовались в отечественной доктрине отдельные конвенции стран СНГ, затрагивающие международные коммерческие контракты, однако исследованию общих закономерностей происходящих в рамках СНГ унификационных процессов не уделялось достаточно внимания. Одной из целей настоящей работы является ликвидация данного пробела <*>.

--------------------------------

<*> См.: Марышева Н.И. Правовая помощь в отношениях между странами СНГ // Московский журнал международного права. 1992. N 4; Она же. Развитие законодательства о международном частном праве // Журнал российского права. 1997. N 1; Звеков В.П. Новый Гражданский кодекс и некоторые вопросы международного частного права // Дело и право. 1993. N 11/12; Материалы международной научно-практической конференции "Гражданское законодательство РФ: состояние, проблемы, перспективы". М., 1994; Маковский А.Л. Новый этап в развитии международного частного права в России // Журнал российского права. 1997. N 1; Клейн Н.И., Марышева Н.И. Разрешение споров между хозяйственными организациями стран СНГ. М., 1993; Вилкова Н.Г. Унификация коллизионных норм в рамках СНГ // Журнал российского права. 1997. N 10.

 

Достаточным своеобразием отличается унификация в странах Латинской Америки. По остроумному замечанию А. Гарро <*>, эти страны являются чемпионами в деле унификации права. В то время как юристы Европы еще только обдумывали вопрос об унификации или гармонизации законов, Латинская Америка уже предприняла первую в мире попытку кодификации международного частного права, причем страны Латинской Америки не только творчески восприняли предложенную П. Манчини идею унификации частного права, но и были первыми в принятии в 1928 г. такого основополагающего документа, как Кодекс Бустаманте.

--------------------------------

<*> Garro A. Unification and Harmonization of Private Law in Latin America. P. 587.

 

В течение трех столетий испанского колониального владычества принятые в Испании и адресованные обеим Индиям законы (современники открытия Америки были убеждены в том, что открыт новый путь к Индии, поэтому и первоначально использовался данный термин) единообразно применялись судами в испанских колониях. Рецепция французского ГК и пришедшие вместе с ним правовые школы не много изменили в традициях романизированных испанских институтов. Процесс кодификации в Латинской Америке разумно сочетал национальное восприятие и упрощение колониального законодательства. Рецепция странами Латинской Америки европейских кодексов содействовала определенной гармонизации их права, прежде всего гражданского, а в его рамках - обязательственного. Это объясняется тем, что европейские кодексы составлялись под влиянием прежде всего Французского гражданского кодекса (ФГК) 1804 г. Французское влияние уменьшилось в ХХ столетии, и латиноамериканские правовые системы постепенно строились исходя из своих собственных источников.

Первая попытка осуществления кодификации на Американском континенте может быть отнесена к конгрессу в Панаме в 1826 г., на котором перуанская делегация представила некоторые основы для подготовки Кодекса международного права, отражавшие особенности данного региона, однако позитивных результатов не было достигнуто.

Вторая (оказавшаяся более успешной) попытка имела место более полувека спустя. В 1875 г. правительство Перу пригласило группу латиноамериканских юристов в Лиму для определения, имеются ли в Латинской Америке достаточно согласованные концепции относительно единообразных кодексов частного права. Конгресс в Лиме оставил идею о разработке унифицированных кодексов материального права и пришел к выводу, что более важными для Латинской Америки являются единообразные национальные коллизионные нормы и координация политики в отношении разрешения споров на межамериканском уровне, а не унификация материальных норм гражданского или коммерческого права. Семь стран выразили согласие в отношении договора о коллизионных нормах в области личного статута и правоспособности, брака, наследования, международной юрисдикции и исполнения иностранных судебных решений, и конгресс завершился подписанием 9 ноября 1878 г. Договора об установлении единообразных правил по международному частному праву, состоящего из 60 статей, разделенных на восемь глав. Он был подписан представителями Аргентины, Боливии, Чили, Коста-Рики, Эквадора, Перу и Венесуэлы (но ратифицирован только Перу и в силу не вступил). Одной из причин неуспеха в ратификации договора является широкое применение странами Латинской Америки принципа домицилия при определении личного статута граждан.

Ряд стран Центральной Америки и Андского региона также предпринимал аналогичные попытки в период непосредственно после указанной конференции в Лиме: в 1897 г. в Гватемале состоялся первый Центрально-Американский юридический конгресс, на котором было подписано несколько договоров по вопросам унификации коммерческого, уголовного и гражданского права и процесса, об авторских правах и о правах промышленной собственности, однако все они не были ратифицированы. Второй Центрально-Американский конгресс состоялся в Эль-Сальвадоре в 1901 г. и имел целью пересмотр договоров, принятых первым конгрессом. Однако и эта попытка не увенчалась успехом, так как лишь Сальвадор ратифицировал эти документы, но в силу они так и не вступили.

Затем в 1911 г. пять Андских стран - Венесуэла, Боливия, Колумбия, Эквадор и Перу - организовали так называемый Боливарский (по имени Симона Боливара) конгресс в Каракасе для рассмотрения тех вопросов международного частного права, по которым возможно различное толкование, и для определения наилучшего способа их унификации. Результатом встречи было подписание соглашений о выдаче преступников и признании иностранных законов.

Спустя десять лет правительства Аргентины и Уругвая решили созвать Южно-Американский юридический конгресс по международному частному праву, который открылся 25 августа 1888 г. в Монтевидео. На второй его сессии 18 февраля 1889 г. были одобрены следующие документы: Договор о международном процессуальном праве, Договор о международном торговом праве, Договор о международном уголовном праве, Договор о международном гражданском праве и Дополнительный протокол к договорам о международном частном праве. Таким образом, впервые в мире возникла достаточно полная унификация, состоявшая, однако, из нескольких независимых документов по отдельным вопросам, а не изложенная в виде единого документа.

В связи с 50-й годовщиной конгрессов Монтевидео правительства Аргентины и Уругвая разослали приглашения всем государствам, участвовавшим в этих конгрессах, в результате чего в 1939 г. состоялся второй Южно-Американский конгресс по международному частному праву. Хотя одобренные на данном конгрессе документы не имели значительных отличий по сравнению с документами, принятыми на конгрессе 1889 г., однако в них еще более проявилась тенденция к принятию в качестве коллизионной привязки принципа домицилия.

Поскольку договоры Монтевидео имели ограниченное территориальное действие, правительство Бразилии на втором конгрессе в Мехико в 1902 г. и на третьем конгрессе в Рио-де-Жанейро в 1906 г. настаивало на расширении круга участников. В результате такой инициативы была создана Международная комиссия юрисконсультов, встреча которой в 1912 г., однако, прошла без достижения какого-либо результата.

В 1923 г. V Панамериканская конференция в Сантьяго (Чили) вновь высказалась за кодификацию с помощью упомянутой комиссии правил международного частного права. Собравшаяся в 1927 г. в Рио-де-Жанейро Международная комиссия юрисконсультов рассмотрела и приняла почти без изменений проект, разработанный известным кубинским юристом Антонио Санчесом де Бустаманте и Сирвен. В следующем году - 20 февраля 1928 г. - участники VI Панамериканской конференции одобрили данный документ, который в виде конвенции был предложен для подписания. В честь его создателя он получил наименование Кодекса Бустаманте <*>, под которым широко известен. Основное содержание данного документа анализируется в гл. 2.

--------------------------------

<*> Международное частное право. Иностранное законодательство. М.: Статут, 2000. С. 746 - 799.