ГЛАВА 5. ЭТИКА АДВОКАТА - Страница 4
Адвокатура - М.Б. Смоленский Адвокатская деятельность

 

 

5.4. Адвокатская тайна

В профессии юриста, сделавшего уклон в своей дея­тельности на оказание юридической помощи гражданам и организациям на профессиональной основе, очень мно­го общего с деятельностью практикующего врача. Один помогает избавиться от недуга либо замедлить его тече­ние, второй стремится защитить права и интересы граж­данина, т.е. в некотором смысле, помогает излечивать социальные недуги. По большому счету, гражданин сво­боден в выборе и врача, и адвоката. Обращение за про­фессиональной юридической помощью, равно как и за медицинской, происходит тогда, когда не все в жизни индивида складывается благополучно. Следует констати­ровать, что нередки случаи, при которых обращение к юристу как, впрочем, и к врачу, происходит слишком поздно, тогда как своевременная консультация смогла бы спасти положение. Адвокату, как и врачу, необходимо рассказать иногда самое сокровенное. И если врачу иног­да нужно показать интимные части тела, перед адвока­том необходимо, сбросив маску, открывать самые пота­енные уголки души.

В настоящее время, в соответствии с Федеральным зако­ном «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российс­кой Федерации», адвокатом признается лицо, которое при­обрело этот статус в соответствии с правилами, утвержден­ными этим законом, внесенное в реестр адвокатов и полу­чившее удостоверение в федеральном органе юстиции.

И именно на данное лицо распространяется профессио­нальная обязанность сохранять в тайне сведения, сооб­щенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи (ст. 8 Закона).

Закон может измениться, а суть его нет. Адвокат так и останется профессиональным защитником вне зависимости от формы объединения (коллегия, адвокатская па­лата, бюро, кабинет и т.п.)-

И круг сведений, которые клиент может сообщить ад­вокату, очень широк.

В своем определении от 06.07.2000 № 128-0 Консти­туционный Суд Российской Федерации по данному пово­ду отмечает следующее: «Гарантии профессиональности отношений адвоката с клиентом являются необходимой составляющей права на получение квалифицированной юридической помощи как одного из основных прав чело­века, признаваемых международно-правовыми нормами (ст. 14 Международного пакта о гражданских и полити­ческих правах, ст. 5 и 6 Конвенции о защите прав чело­века и основных свобод).

Разъясняя основные ориентиры понимания и призна­ния таких гарантий, Кодекс поведения для юристов в Европейском сообществе (принят 28 октября 1988 г. Со­ветом коллегий адвокатов и юридических сообществ Ев­ропейского Союза в Страсбурге) относит к сущностным признакам адвокатской деятельности обеспечение клиен­ту условий, при которых он может свободно сообщать адвокату сведения, которые не сообщил бы другим ли­цам, и сохранение адвокатом, как получателем информа­ции, ее конфиденциальности, поскольку без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия; требова­нием конфиденциальности определяются права и обязан­ности юриста, имеющие фундаментальное значение для его профессиональной деятельности; юрист должен со­блюдать конфиденциальность в отношении всей инфор­мации, предоставленной ему самим клиентом или полу­ченной им относительно его клиента или других лиц в ходе предоставления юридических услуг; при этом обяза­тельства, связанные с конфиденциальностью, не ограни­чены во времени (п. 2.3).

Согласно Основным принципам, касающимся роли юристов (приняты 7 сентября 1990 г. восьмым Конгрес­сом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями), правительствам надлежит при­знавать и обеспечивать конфиденциальный характер лю­бых консультаций и отношений, складывающихся между юристами и их клиентами в процессе оказания професси­ональной юридической помощи».

Таким образом, международным сообществом адвокат­ская тайна признается еще более важной, чем, напри­мер, банковская тайна, т.к. банковская тайна не может быть запретной для правоохранительных органов в слу­чае проведения расследования, а адвокатская должна быть закрыта всегда. Правда, правовой запрет на разглаше­ние информации, полученной в доверительном порядке, распространяется только на адвокатов, вступивших в юри­дические отношения с клиентом, но более правомерно было бы распространить его и на все категории лиц, ко­торые допускаются в качестве защитников в уголовном процессе, а также представителей в гражданском и ар­битражном процессах.

Сферу сведений, охваченных термином адвокатская тайна, можно определить так: вся информация, пред­ставленная адвокату клиентом или полученная им отно­сительно клиента либо других лиц в ходе предоставле­ния юридических услуг. Адвокат практически все сведе­ния о клиенте или иных лицах должен хранить в тайне до того момента, пока сам клиент не пожелает их рас­пространить. Смерть клиента также не должна освобож­дать адвоката от данной обязанности, поскольку распо­рядителями этой информации должны в дальнейшем стать его наследники либо законные представители.

Определенным стимулом к обеспечению сохранности доверенных сведений для адвокатов является сама при­рода их профессиональной деятельности, так как в зави­симость от умения сохранять в тайне сведения поставле­на их способность выигрывать дела, то есть успех в за­щите интересов клиента; иными словами, профессиональ­ная пригодность и профессиональный рейтинг. К тому же объем сообщаемых клиентом сведений напрямую за­висит от уровня доверия, который испытывает он к из­бранному адвокату, а от этого напрямую зависит благо­получие адвоката. То есть хранить адвокатскую тайну еще и выгодно.

Режим адвокатской тайны часто соприкасается с ре­жимами других систем ограничения доступа к информа­ции, т.е. при сообщении адвокату сведений, составляю­щих коммерческую, банковскую, служебную или иную охраняемую законом тайну, обязанности по обеспечению ее сохранности (в том числе соблюдение мер защиты и ответственность за разглашение) должны возлагаться в соответствии с законом. Сложнее с государственной или военной тайной, т.е. с самыми охраняемыми тайнами го­сударства. Нередки случаи, когда следователи не допус­кают адвоката к участию в деле, если у него нет допуска к военной или государственной тайне.  Это не соответствует закону. Обратимся к Постановлению Конституци­онного Суда от 27.03.96 № 8-П: «Требования о прохож­дении установленной процедуры допуска к государствен­ной тайне не распространяются на адвокатов, участвую­щих в уголовном процессе в качестве защитника, если в данном процессе фигурируют такие сведения».

Следовательно, обвиняемый вправе привлечь к своей защите любого выразившего свое согласие члена колле­гии адвокатов, либо сама коллегия по собственному ус­мотрению выделяет своего представителя в качестве за­щитника. Таким образом, в отношении защитника в уго­ловном процессе не может идти речи о категорировании доступа к сведениям, составляющим государственную тай­ну; в рамках его процессуальных полномочий адвокату могут быть доступны сведения любой степени секретнос­ти, если они фигурируют в уголовном деле в качестве доказательств вины или невиновности подзащитного лица. В качестве правовой защиты сведений, составляющих го­сударственную тайну, от несанкционированного распрос­транения для данного случая ст. 21 Закона «О государ­ственной тайне» предусмотрено взятие от защитника со­ответствующей расписки о неразглашении государствен­ной тайны и об официальном уведомлении данного лица об уголовно-правовых последствиях разглашения такой информации.

Обвиняемый и подозреваемый в соответствии с зако­ном в рамках обеспечения своего права на защиту, в том числе могут предоставлять доказательства и защищать свои права и законные интересы любыми средствами и способами, не противоречащими закону. Следовательно, если в составе сообщаемой в качестве, доказательств ин­формации содержатся сведения, составляющие государ­ственную тайну, то обвиняемый или подозреваемый вправе сообщать их другим участникам процесса. Если инфор­мация, содержащая такие сведения, может быть исполь­зована защитой в интересах обвиняемого или подозревае­мого, то они вправе сообщить их защитнику, а тот — использовать для их защиты.