Печать
PDF

Глава VII. Тоталитаризм: политический аспект

Posted in Политология - Политическая наука (К.С. Гаджиев)

Глава VII. Тоталитаризм: политический аспект

По вполне понятным причинам у нас проблемы, связанные с тоталитаризмом, вплоть до недавнего времени как бы находились под запретом и стали предметом систематического внимания и интереса обществоведов лишь в последние годы. В этом плане больше повезло авторитаризму, который у нас ассоциировался с правыми диктаторскими режимами преимущественно в странах "третьего мира" и лишь отчасти в развитых странах. В целом авторитаризм и тоталитаризм - это две основные модели политической системы и политической культуры диктаторского типа, между которыми есть существенные различия по целому ряду основополагающих характеристик. Например, если тоталитаризм, как будет показано ниже, предполагает полное подчинение всех сфер жизни государственному началу, то авторитарный режим в целом оставляет на усмотрение самих частных лиц вопросы отправления религиозной веры, экономической деятельности, семейной жизни и т.д., если это не противоречит интересам сохранения существующей системы. Он в принципе не затрагивает существующую социально-классовую стратификацию, иерархию властных структур, привычные ритмы труда и отдыха, формы семейных и личных отношений и т.д.
Но при всем том между тоталитаризмом и авторитаризмом много общего, что зачастую делает линию разграничения между ними весьма условной. Например, авторитаризм, в частности, означает неограниченное господство в государстве какого-либо отдельного лица, клики или какой-либо иной группы людей, узурпировавших власть парламентскими или насильственными (переворот, путч) методами. Этот же принцип с теми или иными нюансами характерен и для тоталитаризма. Например, нацистский режим в Германии невозможно представить себе без фюрера А. Гитлера, а большевистский режим в СССР - без вождя всех народов И.В. Сталина. Вместе с тем более или менее жизнеспособная авторитарная система предполагает определенный пласт тоталитарной инфраструктуры. Поэтому не случайно, что до сих пор не прекращаются споры относительно того, какой был режим во франкистской Испании и салазаровской Португалии - авторитарный или тоталитарный? Подобных примеров можно привести много. Учитывая этот факт и руководствуясь соображениями экономии места, здесь главное внимание уделяется анализу политологических аспектов тоталитаризма.
Понятие "тоталитаризм" вошло в обиход в научной литературе Запада в конце 30-х гг. нашего века. Агрессивная политика гитлеровского рейха и особенно вторжение германских войск в Польшу заставили западных интеллектуалов пересмотреть оценку фашизма как меньшего зла по сравнению с большевизмом.
Нападение же Германии на Советский Союз заставило советских политиков и обществоведов отказаться от определения нацизма как новой стадии капитализма и характеристики войны как войны исключительно между капиталистическими странами. Во время войны фашизм мог служить в качестве обобщающего понятия, пригодного для характеристики итальянского, германского и испанского режимов и разграничения этих последних от советского социализма. Только после войны на Западе снова стали проводить аналогию между коммунизмом и нацизмом, ГУЛАГом и нацистскими концентрационными лагерями. А советские теоретики марксизма, в свою очередь, вспомнили, что нацизм - проявление новой фазы капитализма в кризисе.
Создана обширная литература Запада, посвященная различным аспектам авторитаризма и тоталитаризма. Здесь достаточно упомянуть работы X. Арендт, Б. Мура, 3. Бжезинского и К. Фридриха, Ж-Ж. Ревеля, Дж. Гольдфарба и др. Среди них заметно выделяется ставшая в некотором роде классикой монография X. Арендт "Происхождение тоталитаризма".В настоящее время у нас в данной сфере делаются лишь первые шаги, и поэтому рано говорить о профессионализации и каком бы то ни было консенсусе в анализе и трактовке тоталитаризма. Одни считают его вечным атрибутом человеческой истории, другие - достоянием индустриальной эпохи, а третьи - феноменом исключительно XX в. Естественно, в данной главе излагается собственная позиция автора. В ней главное внимание уделяется концептуальным и типологическим аспектам тоталитаризма путем сравнительного анализа основных компонентов и характеристик, условно говоря, левого, или большевистского, и правого, или фашистского, его вариантов. Несомненно, между этими двумя вариантами много различий, порой существенных, которые при традиционной типологизации располагаются по двум крайним полюсам идейно-политического спектра. Здесь достаточно упомянуть такие дихотомические пары, как интернационализм-национализм, теория классовой борьбы - национально-расовая идея, материализм - идеализм и т.д., с помощью которых определяется противостояние марксизма-ленинизма и фашизма. Если марксизм-ленинизм возник в качестве реакции на буржуазно-либеральную демократию, то фашизм возник против как этой последней, так и марксистско-ленинского интернационализма. Подобных различий можно было бы привести множество. Но все же я исхожу из постулата, что при всех этих и других видимых невооруженным глазом различиях с точки зрения методологии и основополагающих сущностных характеристик оба они представляют проявления одного и того же общественно-исторического феномена - тоталитаризма, и в этом качестве они имеют много общего.

§ 1. Аннигиляция традиции
§ 2. Тоталитарные перевоплощения интернационализма и национализма
§ 3. Тоталитарный человек в тоталитарном государстве
§ 4. Идеологический монизм и закрытость системы
§ 5. Террор как сущностная характеристика тоталитаризма
§ 6. Общие выводы

§ 1. Аннигиляция традиции

Существует весьма популярное и довольно устойчивое мнение, согласно которому советская коммунистическая империя на Востоке и нацистский Третий рейх на Западе коренились в национально-исторических традициях России и Германии и, в сущности, представляли собой продолжение истории этих стран в новых условиях. Как можно убедиться из последующего изложения, такое мнение верно лишь отчасти, поскольку в ряде ключевых аспектов обе империи были построены на разрыве исторической преемственности и в чем-то даже отказе от некоторых ключевых элементов национально-исторической традиции. Разумеется, у приверженцев обеих разновидностей тоталитаризма не было недостатка в заверениях о своей приверженности историческому началу, более того, именно себя они выдавали как истинных наследников и продолжателей дела наиболее достойных, на их взгляд, предков и радетелей национальной культуры, величия и традиций. Более того, Гитлер и его приспешники любили выставлять свои идеи и планы как возврат к истории, как восстановление прерванной цепи времен. При всем этом оба варианта тоталитаризма настаивали на всемерно быстром формировании и форсировании создания нового общества за счет полного разрушения существующего мира "до основания" и построения на его обломках нового мира в соответствии со своими искусственно сконструированными моделями. С этой точки зрения и советский большевизм, и фашизм носили антиисторический характер.
Сущностной характеристикой тоталитарной системы является ориентация на слитность, тотальное единство всех без исключения сфер жизни общества. Человек - это абстракция, некая умственная конструкция того, что останется, если от него отнять характеристики расы, пола, возраста, нации, культуры, веры и т.д. Не случайно идеологи и вожди тоталитаризма поставили своей целью трансформацию экономических, социальных, социокультурных, духовных отношений, убеждений, ценностей, установок людей. Более того, ставилась задача сознательной и целенаправленной переделки самой человеческой онтологии. С этой точки зрения тоталитаризм, в отличие от всех форм традиционного деспотизма, абсолютизма и авторитаризма, является феноменом XX столетия. Для последних при всех их различиях было характерно господство традиции, обычая, предания и т.д., власть занимала подчиненное по отношению к ним положение. Более того, власть основывалась на традиции. Единство в традиционном обществе зиждилось на таких общественных структурах, как семья, община, родственные связи; племя, этнонациональное сообщество, церковь и т.д. Показательно, что люди, порой занимая чуть ли не рабское положение по отношению к власть имущим, все же находили опору в этих структурах.
Тоталитаризм строится на уничтожении всех естественных корней, связывающих отдельного человека с общественным организмом, всех опор, служащих для человека своеобразными референтными группами, как, например, нация, соседняя родственная община, церковь, реальные, а не официальные организации, союзы, ассоциации, сословия, классы и т.д., на предельной унификации всех связей человека, отношений и выставлении на всеобщее обозрение самых неприкосновенных аспектов частной жизни. Единственной основой для отдельного человека остается государство. Здесь, пожалуй, в наиболее наглядной форме и во вселенских масштабах был реализован принцип "разделяй и властвуй".
Идеологи и вожди тоталитаризма сделали все для того, чтобы фрагментировать и атомизировать общество, лишить человека унаследованных от прошлого социальных и иных связей и тем самым изолировать людей друг от друга. В результате каждый отдельно взятый индивид остается один на один с огромным всесильным аппаратом принуждения. Исчезает разделение между государством и гражданским обществом. Государство тотально доминирует над обществом. Сущностной характеристикой тоталитаризма является ориентация на слитность, тотальное единство всех без исключения сфер жизни общества: идеологической, политической, экономической, социальной. Это, в частности, проявилось в отрицании тоталитаризмом важнейшего, центрального элемента современной западной цивилизации - гражданского общества и его институтов, составляющих фундаментальные аспекты человеческого бытия.