Глава 2. ИНТЕРНЕТ И ПРАВО ВИРТУАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ - Страница 3

Posted in Авторское право - И.М. Рассолов Право и интернет

 

§ 3. Сущность интернет-права

Все сказанное относительно концепции развития Интернета в нашей стране, равно как и в других государствах, ставит новые, ранее неизвестные для теории права и юридических наук (и интернет-права) проблемы. Без решения этих проблем, без учета специфики функционирования сети Интернет в ближайшие годы правовое регулирование общественных отношений безнадежно отстанет от цивилизации и потребностей российского общества. С другой стороны, решение проблем правового регулирования интернет-отношений невозможно без разработки новых подходов к теоретико-правовым проблемам в целом, к их закреплению в соответствующих нормативных актах <1>.

 

<1> См.: Якушев М.В. Указ. соч. С. 132.

 

В связи с этим необходимо развить и дополнить существующие в теории права представление о праве как о нормативно-волевом явлении в системе социального регулирования Интернета, а также взгляды на виртуальное пространство, которые уже воздействуют на право, требуя внесения корректив в саму его сущность. Право в этом отношении может трактоваться как интернет-право, как право виртуального пространства или как общеобязательные нормы о правовой информации, как общая воля субъектов (участников) интернет-отношений, как результат согласования и сочетания их воль и интересов в виртуальном пространстве, как всеобщая и необходимая форма свободы в общественных отношениях людей <1>, равный масштаб (мера) поведения различных указанных субъектов <2>. В контексте высказанных теоретических идей об интернет-праве предстоит всесторонне разобраться с терминологией общей теории права. И для этого есть веские причины.

 

<1> См.: Нерсесянц В.С. Сущность и понятие права // Проблемы общей теории права и государства / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. С. 188 - 194.

<2> См.: Венгеров А.Б. Теория государства и права. С. 323.

 

В российском законодательстве отсутствует строгое определение понятий "Интернет", "виртуальное пространство", "субъект, участник информационного обмена", "глобальная (компьютерная, телекоммуникационная, информационная) сеть", "доменный адрес", "электронная торговля", "сетевое СМИ", "сайт" <1> и др., которые широко используются при характеристике интернет-отношений. В то же время содержащиеся в действующих правовых актах определения понятий "информация", "информационные технологии", "информационная система", "связь", "информационный обмен", "информационно-телекоммуникационная сеть", "электронное сообщение" и иные отстают от потребностей времени, содержат уязвимые места, что негативно сказывается при характеристике интернет-права. Данные терминологические проблемы могут быть разрешены принятием специального модельного закона о правовом регулировании Интернета в рамках СНГ, об основах государственной политики по развитию Интернета в России, где было бы закреплено положение о том, что указанные в нем определения должны единообразно использоваться во всех нормативных актах, касающихся Интернета. Безусловно, это потребует приведения в соответствие с таким специальным законом понятийного аппарата действующих федеральных законов в области информации, информатизации и защиты информации.

 

<1> Отметим, что ситуация в отношении категории "сайт" выглядит более определенной. "Официальный сайт - совокупность информационных ресурсов, размещаемых в соответствии с законом или решением соответствующего органа власти в Интернете по определенному адресу, опубликованному для всеобщего сведения". Такое определение дает ст. 2 Закона г. Москвы от 31 марта 2004 г. N 20 "О гарантиях доступности информации о деятельности органов государственной власти города Москвы" (Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2004. N 27).

 

Необходимо также разобраться с субъектным составом интернет-отношений. Субъектный состав общественных отношений, возникающих в связи с использованием Сети, строго говоря, слабо коррелируется с теми видами субъектов правоотношений, которые зафиксированы в национальных законодательных системах. Предстоит серьезная работа по исследованию состава субъектов соответствующих отношений в понятиях теории права, действующего гражданского, административного, налогового права, по закреплению правового статуса операторов сетевых услуг (в частности, провайдеров), пользователей Сети (в том числе как потребителей сетевых услуг) и т.д. Как возможность анонимного использования, так и обязательность индивидуализации субъектов сетевой деятельности должны иметь четкие границы регулирования, при этом необходимо учитывать реально используемые способы индивидуализации, не сводимые только к применению электронной цифровой подписи, а связанные с использованием индивидуальных паролей, биометрических данных, применением кредитных карточек, смарт-карт, платежных технологий на базе мобильных телефонных устройств и т.п.

В рамках проводимого теоретико-правового анализа автором дана характеристика категории "интернет-отношение", с точки зрения права раскрыты его ключевые элементы, выявлены взаимосвязи с другими явлениями в виртуальном пространстве. В будущем ученым-юристам следует исследовать и предметный состав интернет-отношений. В Интернете появились и постепенно вовлекаются в гражданско-правовой оборот различные новые, прежде неизвестные объекты <1>. Часть из них можно (хотя бы по аналогии) соотнести с теми или иными существующими объектами регулирования (например, доменные адреса - со средствами индивидуализации или коммерческими обозначениями); часть из них представляют сложные, комплексные объекты с множественными составными элементами, разнородными по своему правовому статусу (например, веб-сайты или динамические страницы). Очевидно, что особенности правового статуса таких новых объектов должны быть корректно отражены в соответствующих специальных законодательных актах.

 

<1> См. об этом подробнее: Бабкин С.А. Общественные отношения, регулируемые правом интеллектуальной собственности // Интеллектуальная собственность в сети Интернет. М., 2005. С. 7 - 74.

 

Здесь важен также анализ информации как объекта гражданских прав. Например, Гражданский кодекс РФ ранее рассматривал информацию как отдельный объект гражданских прав, впрочем, по сути не раскрывая это положение (ст. 128). Законодательство об информации вопреки принципам Гражданского кодекса РФ до недавнего времени распространяло на информацию режим вещных (имущественных) прав, приравнивая ее к имуществу <1>. К тому же под регулирование такого законодательства до сих пор подпадает фактически только документированная информация, что неоправданно сужает его рамки. При этом разнообразие и разнородность информационных объектов (услуг, продуктов), размещаемых или передаваемых в Сети, подтверждают необходимость срочного урегулирования правового режима содержательной информации в части четвертой Гражданского кодекса РФ (наряду с уточнением связанных с Интернетом аспектов охраны исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности). Думается, что здесь правомерно говорить о "собственности" на информационные объекты, но объем и содержание понятия "собственность на информацию" отличаются от "интеллектуальной собственности", равно как и от "права собственности" в качестве одного из вещных прав.

 

<1> См., например: Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. "Об информации, информатизации и защите информации".

 

Кроме того, развитие деятельности в Интернете порождает различные споры между субъектами соответствующих отношений. В свою очередь, разрешение интернет-споров вызывает необходимость уточнения ряда процессуальных положений, например, связанных с допустимостью совершения процессуальных действий с применением интернет-технологий, а также с применимостью тех доказательств "сетевых" юридических фактов (событий), которые перестают существовать "в материальной форме" к моменту рассмотрения дела. Следовательно, для более эффективного рассмотрения споров с "сетевой спецификой" должны шире применяться внесудебные способы, в том числе примирительные процедуры и специализированные третейские суды (например, ЮНЕТ <1> и др.).

 

<1> Электронный третейский суд ЮНЕТ: http://www.iunet.ru/.

 

Получила особую актуальность теоретическая проблема развития интернет-законодательства, которая, к сожалению, не нашла отражения в реальной российской законотворческой практике, в частности в плане законопроектной работы Государственной Думы РФ последнего созыва. Отсутствие координации законодательного процесса, а также внятно провозглашенной государственной политики по использованию Сети в нашей стране приводит лишь к появлению многочисленных проектов, противоречащих друг другу и действующим правовым актам и не имеющих шансов на действенное применение в будущем <1>.

 

<1> См.: Якушев М.В. Указ. соч. С. 132; Наумов В.Б. Право и Интернет: Очерки теории и практики. С. 24 - 66.