§ 3. Обжалование решений органов управления общества PDF Печать
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Корпоративное право - И.С.Шиткина Корпоративное право

 

Режимы правовой защиты прав акционеров (участников) путем обжалования решений общих собраний акционеров (участников) установлены отдельными положениями Закона об АО и Закона об ООО, в целом идентичными по своему содержанию (п. 7 ст. 49 Закона об АО, п. п. 1 - 2 ст. 43 Закона об ООО).

Обжалование решений общих собраний

В соответствии с п. 7 ст. 49 Закона об АО акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований Закона об АО, иных правовых актов РФ, устава общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены его права и законные интересы. Такое заявление может быть подано в суд в течение шести месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении. Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не   могло   повлиять    на   результаты    голосования,   допущенные   нарушения    не   являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру.

Указанный правовой режим обжалования решений общих собраний устанавливает определенные требования:

-   решение может быть обжаловано только акционером (участником);

-   акционер (участник) должен доказать, что обжалуемым решением нарушены требования Закона об АО (ООО), иных правовых актов РФ или устава общества;

-   решение может быть обжаловано акционером (участником), который не принимал участия в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения;

-   акционер (участник) должен доказать, что обжалуемым решением нарушены его права и законные интересы.

Решение может быть обжаловано только акционером (участником). На практике возникли следующие вопросы:

1)        имеет ли право обжалования решения акционер, который приобрел акции после принятия такого решения;

2)        с какого момента в случае продажи акций у акционера прекращается право обжалования решения общего собрания;

3)        подлежит ли рассмотрению дело об обжаловании решения акционером в случае продажи акций после принятия дела к производству арбитражным судом.

Правовая доктрина еще с XIX в. относит к неотъемлемым правам акционера право на судебную защиту, "право жалобы, иска и протеста" <1>. Данное право не абстрактно, оно связано с акциями, которыми владеет акционер, с теми правами и интересами, которые вытекают из факта владения акциями. Некоторые авторы, вставая на сторону акционера, который приобрел акции после принятия незаконного решения, обосновывают свою позицию неразрывностью права на судебное обжалование с владением акцией (акциями).

<1> См.: Могилевский С.Д. Правовые основы деятельности акционерных обществ: Учебно-практическое пособие. М., 2004. С. 83.

Так, Т.Д. Чепига полагает, что разрешение вопроса о праве на обжалование необходимо рассматривать на основе доктрины правопреемства, поскольку именно правопреемство сопровождает продажу акций и составляет сущность уступки акций прежним акционером новому правообладателю. Суть вопроса он видит в объеме прав, переданных при купле-продаже акций либо приобретенных иным способом, и основывается на том, что правопреемство влечет замену предшествующего правообладателя преемником (новым правообладателем). Замена прежнего обладателя субъективного гражданского права новым правообладателем происходит во всей совокупности правовых возможностей, составляющих содержание и конкретное состояние переданного субъективного права или комплекса правовых возможностей, объединенных понятием права на акцию. Если на момент продажи акций акционер имел право на обжалование действий акционерного общества, то это право переходит к новому акционеру в составе переданного комплекса прав на акции, принадлежащие отчуждателю. Как утверждает Т.Д. Чепига, в правовом состоянии, образуемом акцией, владельцу акции принадлежит совокупность прав и обязанностей по отношению к акционерному обществу. При передаче акций другому лицу происходит замена прежнего правообладателя акций правопреемником, в лице которого акционерное правоотношение по поводу переданных акций получает продолжение. Это означает, что новый акционер вправе осуществлять акционерные права и должен нести обязанности, перешедшие к нему в той их совокупности и определенном состоянии, в какой они принадлежали предшественнику в момент правопреемства <1>.

<1> См.: Чепига Т.Д. К вопросу о разрешении споров, связанных с оспариванием актов управления и сделок акционерного общества, на основании доктрины правопреемства // Вестник ФАС Северо-Кавказского округа. 2004. N 5.

Аналогичную позицию разделяют правоведы, полагающие, что в соответствии со ст. 146 ГК РФ к приобретателю акций переходят все права, удостоверенные акцией, в соответствии с п. 1 ст. 31 и п. 1 ст. 32 Закона об АО каждая акция предоставляет акционеру определенный объем прав, т.е. при переходе прав на акции по различным основаниям к новому владельцу переходит такой же объем прав, который принадлежал правопредшественнику. И если прежний владелец акций к моменту перехода прав на акции обладал правом на обжалование решения, принятого общим собранием акционеров, но не реализовал его, то это право переходит к приобретателю акций <1>.

<1> См.: Савенко Л.И. Практика рассмотрения корпоративных споров // Вестник ФАС Северо-Кавказского округа. 2003. N 6.

Подход, основанный на доктрине правопреемства, представляется не совсем правильным. Сторонники такого подхода говорят о переносе существующих субъективных прав с одного субъекта на другого. Они исходят из того, что права конкретного лица, возникшие у него в связи с фактом владения акциями, переходят к другому лицу, которое приобрело или иным образом получило акции. Такой подход допускает возможность возникновения следующей ситуации. Незаконным решением общего собрания акционерного общества были нарушены права одного из акционеров, вследствие чего у акционера возникло субъективное право обжаловать такое незаконное решение общего собрания. Акционер, не обжаловав это решение, продает акции другому лицу. И новый акционер в соответствии с доктриной правопреемства получает право обжаловать решение общего собрания акционеров, которым были нарушены не его права, а права бывшего акционера. Однако обжалуемое решение собрания акционеров (участников) хозяйственного общества может нарушить права определенного, хоть и выступающего в статусе акционера, но тем не менее конкретного лица. И только у этого лица возникает право на обжалование спорного решения. Право обжалования в этом случае носит как бы личный характер, т.е. оно связано с определенным лицом. Естественно, что такое право не может относиться к имущественным правам, способным свободно обращаться в гражданском обороте.

С этой точкой зрения не соглашается А.В. Егоров, который полагает, что любую императивную норму следует толковать, выясняя волю законодателя, и при применении нормы закона нужно исходить из ее характера <1>. Если решение органа управления было принято с нарушением закона, оно само по себе или его последствия непосредственным образом нарушают права и законные интересы акционера, то нет никаких оснований лишать акционера права защищать свои права, даже если он приобрел акции по времени после момента принятия незаконного решения.

<1 > См.: Егоров А.В. Закон и практика: от борьбы к единству // ЭЖ-Юрист. 2004. N 3.

Арбитражная практика ВАС РФ исходит из противоположной приведенной точке зрения позиции. Так, в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 3 февраля 2004 г. N 13732/03 по делу "ООО "Межотраслевое консультационно-правовое бюро" против ОАО "Запсибгазпром" и ООО "Тюменьпетрол" и от 24 февраля 2004 г. N 13242/03 <2> по делу "Аладин против Егоровой и ЗАО "Комфорта" Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что в соответствии с Законом об АО право на предъявление иска о признании недействительной сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, предоставлено самому обществу и акционеру, т.е. лицам, чьи права или законные интересы были нарушены совершенной сделкой (потерпевшим); Закон не предусматривает права на оспаривание сделок лицами, ставшими акционерами общества после совершения сделок.

<2> Вестник ВАС РФ. 2004. N 7.

С учетом требований стабильности условий экономической деятельности правовая позиция ВАС РФ направлена на ограничение права оспаривать сделки с заинтересованностью по субъектному составу. Такое право принадлежит только тем лицам, которые владели акциями общества на момент одобрения сделки, на том основании, что нарушенные интересы должны быть непосредственно связаны с правами, удостоверенными акциями общества. В данном случае право на оспаривание сделки, подлежащей одобрению органами управления акционерного общества, является правовым средством защиты прав и законных интересов акционера. Защищаемые законом интересы акционера заключаются в сохранении и преумножении капитала общества, в получении обществом прибыли, в повышении экономической эффективности деятельности общества. Интересы обусловлены вложением акционером своего капитала при приобретении акций общества и возникновении у инвестора статуса акционера. Только после приобретения акций и возникновения на основании такого приобретения статуса акционера у последнего возникают соответствующие интересы, в том числе и в отношении сделок, совершаемых обществом.

Данный принцип корпоративного права предполагает, что оценка стоимости акций при их приобретении инвестором зависит от финансово-экономического положения общества на момент приобретения, включая все сделки, оказывающие существенное влияние на финансово-экономическое положение общества и, следовательно, стоимость акций. То есть интересы акционера в отношении сделок, совершенных обществом до приобретения акций (в том числе сделок, имеющих негативные последствия для общества), учтены в стоимости приобретенных акций. Реализация этого принципа основана на положениях п. 2 ст. 166, п. 3 ст. 96 ГК РФ и п. 1 ст. 84 Закона об АО, которые легли в основу судебной доктрины, вырабатываемой ВАС РФ.

Данный подход распространяется на случаи обжалования акционерами (участниками) решений других органов управления общества и оспаривания сделок, совершенных обществом.

Акционер (участник) должен доказать, что обжалуемым решением нарушены требования Закона об АО (ООО), иных правовых актов РФ или устава общества.

К существенным нарушениям судебная практика относит нарушения, которые делают невозможным деятельность общества или существенно затрудняют его деятельность или влекут крайне негативные последствия для общества (например, несостоятельность и банкротство) <1>.

<1> См.: Анохин B.C. Вопросы защиты корпоративных прав в арбитражном судопроизводстве // Корпоративные споры. 2006. N 4.

Пленум ВАС РФ в Постановлении от 18 ноября 2003 г. N 19 выделяет особые случаи существенных нарушений процедуры проведения собрания, влекущие недействительность решения собрания независимо от нарушения прав и законных интересов акционеров или общества. В соответствии с п. 26 указанного Постановления, если решение принято с нарушением компетенции общего собрания (п. 3 ст. 48 Закона об АО), в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (п. п. 2, 4 ст. 49 и п. п. 1 - 3 ст. 58 Закона об АО) либо по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (п. 6 ст. 49 Закона об АО), суд должен независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы.

Судебная практика, основанная на классификации исков о признании недействительным решения собрания акционеров, и вслед за ней теория корпоративного права к оспоримым нарушениям относят процедурные нарушения, допущенные при подготовке и проведении общих собраний акционеров:

-     несвоевременное   извещение   (неизвещение)   акционера   о   дате   проведения   общего собрания (п. 1 ст. 52 Закона об АО);

-     непредоставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (п. 3 ст. 52 Закона об АО);

-   несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования (п. 2 ст. 60 Закона об АО);

-   отказ в регистрации акционера для участия в собрании, ограниченный доступ в помещение, где проводится собрание и т.п.

Применительно к данным обстоятельствам Пленум ВАС РФ в Постановлении от 18 ноября 2003 г. N 19 указал на то, что суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков акционеру (п. 7 ст. 49 Закона об АО). Для отказа в иске о признании решения общего собрания недействительным по указанным основаниям необходима совокупность перечисленных обстоятельств.

Учет всех обстоятельств дела, в частности, означает выяснение серьезности нарушений с позиции ущемления прав и законных интересов акционера и определение того, какие именно права акционера, кроме права на участие в собрании, нарушены обжалуемым решением. Например, решение о выпуске дополнительных акций принято в отсутствие акционера и об этом решении акционер узнал уже после завершения размещения акций. Если в результате этих действий доля акционера в уставном капитале существенно снизилась, что негативно повлияло на объем его прав, ухудшило его положение, такие нарушения признаются существенными.

Следующие примеры показывают, что сами по себе процедурные нарушения обычно не признаются существенными. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 8 ноября 2005 г. N 14806/04 <1> указано, что признание судом недействительными учредительных документов и актов государственной регистрации юридического лица не может служить основанием для признания не имеющим юридической силы решений общего собрания участников о ликвидации общества и назначении председателя ликвидационной комиссии. Для удовлетворения иска также недостаточно одного факта нарушения правил о назначении счетной комиссии в связи с тем, что регистратор отказался выполнять функции счетной комиссии во время проведения общего собрания акционеров.

<1> Вестник ВАС РФ. 2006. N 3.

В другом деле ЗАО "Распадская" и ЗАО "Распадская угольная компания" обратились к ОАО "Центральная обогатительная фабрика "Кузбасская" с иском о признании недействительным решения внеочередного общего собрания акционеров, принявшего решения о реорганизации ответчика, об утверждении договора о слиянии и передаточного акта. Суть дела состояла в том, что истцы обладали в общей сложности 0,3% голосующих акций, им не были направлены извещения о проведении общего собрания и о наличии у них права требовать выкупа акций, о цене и порядке осуществления их выкупа, решение о реорганизации было принято обществом без участия истцов большинством голосов 97,39%; доказательства наличия убытков истцами не были представлены, не установлено нарушение прав истцов как акционеров - количество акций после проведенного собрания не изменилось, права на участие в управлении обществом и получение дивидендов сохранились в прежнем объеме. При этом суд первой инстанции квалифицировал нарушения как существенные и иск о недействительности решения собрания удовлетворил. Постановлением от 26 ноября 2002 г. N 1489/02 <1> Президиум ВАС РФ постановил отменить решение суда первой инстанции, поскольку нарушения, связанные с неизвещением истцов о проведении собрания и несвоевременным предоставлением им бюллетеней для голосования, не должны квалифицироваться как существенные. Голосование истцов на собрании не могло повлиять на результаты принятых решений, а принятые решения не повлекли причинения убытков акционерам; кроме того, в материалах дела не было доказательств, свидетельствующих об ущемлении прав и законных интересов истцов как акционеров. В частности, истцы не использовали свое право требования выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций.

<1> Вестник ВАС РФ. 2003. N 3.

Решение может быть обжаловано акционером (участником), который не принимал участия в общем собрании или голосовал против принятия такого решения.

Следует учитывать, что принявшие участие в собрании акционеры согласно п. 1 ст. 58 Закона об АО - это акционеры, зарегистрировавшиеся для участия в собрании, и акционеры, бюллетени которых получены не позднее двух дней до даты проведения общего собрания. Если речь идет о заочном голосовании, принявшими участие в собрании считаются акционеры, бюллетени которых получены до даты окончания приема бюллетеней. Из протокола собрания и отчета по итогам голосования, составляемым в соответствии со ст. ст. 62, 63 Закона об АО, следует, какие из акционеров не реализовали свое право на участие в собрании.

Таким образом, под неучастием в общем собрании акционеров необходимо понимать любой из элементов такого неучастия: неприсутствие на собрании, ненаправление или несвоевременное направление бюллетеня для голосования в адрес общества, неучастие в голосовании по вопросам повестки дня. В противном случае требование к обжалованию будет соблюдено только при наличии всех перечисленных обстоятельств в совокупности, а это не соответствует смыслу законодательства, который заключается в том, что право на обжалование имеет акционер, не выразивший своего мнения при голосовании или голосовавший против решения. Это означает, что право на обжалование решения возникает и в тех случаях, когда бюллетень признается недействительным вследствие ошибок при его заполнении (ст. 61 Закона об АО).

Акционер (участник) должен доказать, что обжалуемым решением нарушены его права и законные интересы.

Факт нарушения конкретных прав и интересов конкретного акционера (участника) является фундаментальным требованием для обжалования решения. Одного факта нарушения правовых норм недостаточно. Акционер (участник) должен доказать, что такие нарушения привели к нарушению прав и законных интересов акционера (участника) или общества. Данное требование вытекает из системной связи с другими требованиями, установленными законодательством для режима обжалования решений общих собраний, и поддержано судебной доктриной. В соответствии с Постановлением Президиума ВАС РФ от 1 февраля 2005 г. N 12158/04 <1> суду необходимо принимать во внимание, что заявленные требования должны быть связаны с неисполнением конкретных обязательств обществом и регистратором в отношении акционера (участника), не должны носить общий и неопределенный характер или ограничивать право эмитента на самостоятельный выбор реестродержателя, а также не должны приводить к запрету действий регистратора, обязанность совершения которых возлагается на последнего законом.

<1> Вестник ВАС РФ. 2005. N 6.

В связи с этим нельзя согласиться с В.П. Мозолиным и А.П. Юденковым в том, что любое решение, принятое с нарушением норм законодательства и устава общества, так или иначе нарушает право акционера на участие акционера в управлении делами общества и его законный интерес в том, чтобы в деятельности общества соблюдались общеобязательные нормы права и основанные на них положения устава <1>.

<1> См.: Мозолин В.П., Юденков А.П. Комментарий к ФЗ "Об акционерных обществах". М., 2003. С. 239.

Если для акционеров срок обжалования решения общего собрания составляет 6 месяцев, то участник общества с ограниченной ответственностью может предъявить иск об обжаловании решения общего собрания участников ООО в течение двух месяцев со дня,  когда участник общества узнал или должен был узнать о принятом решении.

В случае если участник общества принимал участие в общем собрании участников общества, принявшем обжалуемое решение, указанное заявление может быть подано в течение двух месяцев со дня принятия такого решения (п. 1 ст. 43 Закона об ООО).