ПРИЛОЖЕНИЯ - Страница 2
Адвокатура - М.Б. Смоленский Адвокатская деятельность

 

 

Европейский суд по правам человека Совета Европы от Корогодина Сергея Алексеевича, содержащегося в следствен­ном изоляторе Управления Федеральной Службы Безопасности по Ростовской области,   Российская   Федерация.

В лице представителя по довереннос­ти, адвоката юридической консульта­ции № 1 Ленинского района г. Ростова-на-Дону  Лившица  Владимира Львовича

Адрес   представителя:

В. Л. Лившиц, пр. Семашко 46,

344007,  г. Ростов-на-Дону, Россия

ЖАЛОБА

В производстве прокуратуры Ростовской области на­ходится уголовное дело по факту похищения гр-на Ко-ролькова,  возбужденное  5  ноября   1998  г.

Одним из обвиняемых по делу является житель г.  Ростова-н/Д Корогодин,   1964 г. рождения.

В период расследования в отношении Корогодина были допущены грубые нарушения прав, гарантиро­ванных ст. б п. 1 и 3 «с» Европейской конвенции о правах человека, а именно: право на обращение в суд и право на защиту от обвинения.

Обстоятельства дела таковы.

28 января 1999 г. в 1230 час. житель г. Ростова-на-Дону Корогодин был задержан в своем жилище по подо­зрению в совершении преступления в порядке ст. 122 УПК РСФСР. Сразу же после задержания он заявил хо­датайство о вызове адвоката юридической консультации №1 Ленинского района г. Ростова-на-Дону А.Ю. Боро-хова.

В 1245 час. родственники Корогодина заключили со­глашение о его защите с избранным им защитником — адвокатом А.Ю. Бороховым, который немедленно изве­стил орган предварительного расследования о своем уча­стии в деле и предоставил все необходимые документы (соответствующее письмо, удостоверение адвоката и ор­дер юридической консультации).

Несмотря на это, Ворохов не был допущен к учас­тию в деле. Следователь прокуратуры А.Х. Яндиев, ведущий расследование, сообщил Корогодину о том, что адвокат А.Ю. Ворохов к нему прийти не сможет. В течение двадцати дней адвоката Борохова под раз­личными предлогами не допускали к участию в деле и не давали возможности свиданий с Корогодиным.

17 февраля 1999 г. следователь А.Х. Яндиев вынес постановление об отстранении адвоката Борохова от участия в деле. В мотивировочной части постановле­ния указано, что Ворохов в 1992 г. осуществлял защи­ту Корогодина по другому уголовному делу и в резуль­тате шантажа следователя Мамедова добился того, что был Корогодин осужден по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР к 1 году лишения свободы условно (вероятно, Яндиев счи­тал, что Корогодин должен был быть осужден к реаль­ному лишению свободы). Приговор 1992 г. в отноше­нии Корогодина никем не обжаловался, не был отме­нен, вступил в законную силу.

На этом основании Яндиев сделал вывод о том, что Ворохов является свидетелем по делу.

Далее, руководствуясь п. 3 ст. 59, 671 и 127 УПК РСФСР, Яндиев вынес постановление об отстранении адвоката А.  Борохова от участия в уголовном деле.

Ст. 59 УПК РСФСР предусматривает правила, запре­щающие участие в деле судьи, а в п. 3, в частности, предусматривает, что судья не может участвовать в рас­смотрении дела, если он лично прямо или косвенно за­интересован в деле. Очевидно, что к защитнику по уго­ловному делу эта норма никакого отношения не имеет.

Ст. 671 УПК РСФСР предусматривает обстоятель­ства, исключающие участие в деле адвоката в каче­стве защитника. Эти обстоятельства связаны с преды­дущим участием защитника в этом же деле в каче­стве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, экс­перта, специалиста, переводчика, понятого, свидете­ля; если в расследовании дела принимает участие лицо, с которым адвокат связан родственными отношения­ми; если адвокат оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, об­ратившегося за помощью.

А. Ворохов никогда не был судьей, прокурором и т.п., он не оказывал никому из обвиняемых по делу юриди­ческую помощь.

Тот факт, что в 1992 г. А. Ворохов осуществлял за­щиту Корогодина, не являлся препятствием к его учас­тию в настоящем деле. Более того, именно потому, что Корогодин ранее пользовался услугами адвоката Боро­хова, он и избрал его в качестве своего защитника. Ут­верждения о неком шантаже следователя Мамедова со стороны Борохова — это заведомая ложь, использован­ная в качестве уловки для того, чтобы не допустить адвоката Борохова к участию в деле, лишить Корогоди­на возможности получения квалифицированной юриди­ческой помощи и добиться от него нужных следствию показаний.

После заключения Корогодина под стражу предвари­тельное расследование длилось 14 месяцев, но адвокат Ворохов так и не был допущен к участию в деле. О существовании постановления об отстранении Борохова от участия в деле Корогодин узнал лишь в мае 2000 г. после окончания расследования при ознакомлении с ма­териалами своего уголовного дела.

Адвокат Ворохов так и не был допрошен в качестве свидетеля по делу и даже не вызывался к следователю.

Считая постановление следователя об отстранении защитника от участия в деле незаконным, Корогодин обжаловал его в суд. При этом он сослался на ст. 46 Конституции РФ и Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 23 апреля 1993 г., и гл. 241 ГПК РСФСР. Эти нормы гарантируют гражданину судебную защиту его прав и свобод.

5 июля 2000 г. судья Ленинского районного суда г, Ростова-н/Д. Л.Г. Веремеенко вынесла постановле­ние о прекращении производства по жалобе Корогоди­на в связи с неподведомственностью ее суду. Судья со­слалась на то, что, в соответствии со ст. 2393 ГПК РСФСР, не могут быть обжалованы в суд индивиду­альные акты, в отношении которых законом предус­мотрен иной порядок судебного обжалования.

Это постановление было обжаловано мной по доверен­ности Корогодина в Ростовский областной суд в кассаци­онном порядке.

15 августа 2000 г. суд кассационной инстанции от­казал в удовлетворении жалобы по тем же мотивам, что и суд первой инстанции.

Таким образом, постановление судьи Веремеенко вступило в законную силу. По существу, этим исчер­пываются все внутригосударственные способы судеб­ной защиты.

По российскому законодательству, имеется возмож­ность обратиться к прокурору области или председа­телю областного суда с заявлением о принесении про­теста в порядке надзора на состоявшиеся решения. Однако, эта процедура не является судебной и не га­рантирует защиты прав обвиняемого. Возможность принесения протеста полностью зависит от руководи­телей тех органов, которые приняли незаконные, на мой взгляд, решения.

Обращаясь в Европейский суд по правам человека в защиту интересов Корогодина, я считаю, что Рос­сийская Федерация в данном случае нарушила следу­ющие нормы Европейской конвенции:

1. Ст. 6 п. 3 «с» гарантирует гражданину право защищать себя лично или через посредство выбранно­го им защитника.

В развитие этой нормы ст. 48 Конституции РФ га­рантирует каждому право на получение квалифициро­ванной юридической помощи. Каждый задержанный, зак­люченный под стражу, обвиняемый в совершении пре­ступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) соответственно с момента задержания, зак­лючения под стражу или предъявления обвинения.

В соответствии со ст. 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (УПК РСФСР), защитник допускается к участию в деле с момента задержания подозреваемо­го в совершении преступления. Адвокат допускается к участию в деле по предъявлению ордера юридической консультации.

В соответствии со ст. 48 УПК РСФСР, защитник приглашается обвиняемым, его представителем или другими лицами с его согласия или по его поручению.

Как видно из предыдущего изложения, Корогодин был лишен всех этих прав, гарантированных россий­ским законодательством и ст. 6 п.  3 «с» Конвенции.

2. Ст. 6 п. 1 Конвенции гарантирует человеку право при определении его гражданских прав и обязанностей на справедливое публичное разбирательство дела в ра­зумный срок независимым беспристрастным судом, т.е. право доступа в суд.

Вынося решение о прекращении дела в связи с не­подведомственностью его суду, российские органы юс­тиции фактически отказывают Корогодину в праве до­ступа в суд и предлагают обращаться с жалобами в прокуратуру, т.е. тот орган, который нарушил его. право на защиту.

В соответствии со ст. 45 и 46 Конституции РФ, каждому гарантируется судебная защита прав и сво­бод всеми не запрещенными законом способами. Реше­ния и действия органов государственной власти и дол­жностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Конституция РФ не содержит изъятий из этого пра­вила, поэтому обжаловать можно любые действия и решения государственных органов и должностных лиц.

Конституционный Суд РФ в своих постановлениях неоднократно обращал внимание на то, что ст. 46 (ча­сти 1 и 2) Конституции РФ гарантирует каждому су­дебную защиту его прав и свобод и обеспечивает воз­можность обжаловать в суд решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и долж­ностных лиц. Право на судебную защиту, по смыслу статей 55 (часть 3) и 56 (часть 3) Конституции Рос­сийской Федерации, не подлежит ограничению, по­скольку ограничение этого права ни при каких обсто­ятельствах не может быть обусловлено необходимос­тью достижения признаваемых Конституцией Россий­ской Федерации целей. Именно такая правовая пози­ция сформулирована Конституционным Судом Россий­ской Федерации в постановлениях от 5 февраля 1993 года, от 3 мая  1995 года и др.

Постановление следователя об отстранении адвока­та Борохова от участия в деле было обжаловано в по­рядке гл. 241 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РСФСР, которая текстуально воспроизводит За­кон «Об обжаловании в суд действий и решений, на­рушающих права и свободы граждан».

Ст.  2391 ГПК РСФСР,  относящаяся к этой главе

ГПК РСФСР, содержит указание на то, что, в порядке гл. 241 ГПК РСФСР, не могут быть обжалованы инди­видуальные и нормативные акты, для которых пре­дусмотрен  иной  порядок   судебного обжалования.

Иной порядок судебного обжалования предусмот­рен уголовно-процессуальным законом лишь для по­становлений органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела (ч. 5 ст. 209 УПК РСФСР) и избрании меры пресечения в виде заключе­ния под стражу (ст.  2201-2202 УПК РСФСР).

Этим исчерпываются случаи, когда нормы УПК пре­дусматривают иной порядок судебного обжалования по­становлений следственных органов. Во всех остальных случаях иного порядка судебного обжалования реше­ний и действий должностных лиц, кроме того, кото­рый закреплен ст. 46 Конституции РФ, ст. 1 Закона «Об обжаловании в суд действий и решений, наруша­ющих права и свободы граждан» игл. 24* ГПК РСФСР, не предусмотрено.

Суды первой и кассационной инстанций необосно­ванно ограничили право Корогодина на судебную за­щиту, закрепленное ст. 45 и 46 Конституции РФ. По­скольку право на обращение в суд является его кон­ституционным правом, оно может быть ограничено лишь федеральным законом и лишь в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здо­ровья, прав и законных интересов других лиц, обеспе­чения обороны страны и безопасности государства. Это указано в ст.  55 Конституции РФ.

Отказ в возможности рассмотрения в суде жалобы Корогодина на незаконное отстранение избранного им защитника мною расценивается как грубое нарушение его прав, гарантированных ст. 6 п.   1 Конвенции.

На основании изложенного я прошу рассмотреть на­стоящее заявление и возбудить в Европейском суде по правам человека процедуру рассмотрения жалобы Ко­рогодина на нарушение его прав, гарантированных Конвенцией.

В случае, если Вы сочтете настоящую жалобу при­емлемой для рассмотрения в Европейском суде по пра­вам человека и вышлете мне ответ, я бы хотел вести переписку на русском языке, а если это невозможно, на английском языке.

 

Приложение:

Копия постановления следователя от  17 февраля
1999 г.

—  Копия жалобы Корогодина в суд.

—  Копия постановления судьи от  5 июля 2000 г.

—  Копия частной жалобы на постановление судьи.

—  Копия определения кассационной инстанции от
15 августа 2000 г.

—  Доверенность Корогодина на мое имя.

Адвокат  В.Л. Лившиц

30 августа 2000 г.

Справка:

Дело по обвинению Корогодина и других в похище­нии сына председателя Ростовского отделения Сбер­банка РФ Максима Королькова

В настоящее время рассмотрено Ростовским облас­тным судом. Корогодин приговорен к 25 г лишения свободы.