Глава 17. АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ, ПОСЯГАЮЩИЕ НА ИНСТИТУТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ - Страница 3 PDF Печать
Административное право - Комментарий к кодексу Об админ. правонарушениях

 

Статья 17.7. Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении

Комментарий к статье 17.7

В соответствии с п. 31 ст. 5 УПК прокурор - это Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре. Следователь - это должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (п. 41 ст. 5). Дознаватель - это должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (п. 7 ст. 5). Что касается должностных лиц, осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях, то в соответствии со ст. 22.1 и 22.2 КоАП дела об административных правонарушениях рассматриваются в пределах компетенции, установленной главой 23 КоАП:

1)       судьями (мировыми судьями);

2)       комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав;

3)    федеральными   органами   исполнительной   власти,   их  учреждениями,   структурными подразделениями и территориальными органами, а также иными государственными органами, уполномоченными на то исходя из задач и функций, возложенных на них федеральными законами  либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, рассматриваются в пределах полномочий, установленных этими законами:

1)       мировыми судьями;

2)       комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав;

3)       уполномоченными органами и учреждениями органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;

4)   административными  комиссиями,  иными  коллегиальными  органами,  создаваемыми  в соответствии с законами субъектов Российской Федерации.

Дела об административных правонарушениях рассматривают в пределах своих полномочий должностные лица, указанные в главе 23 КоАП, от имени органов, указанных в п. 3 ч. 1 ст. 22.1 КоАП. Дела об административных правонарушениях от имени соответствующих органов уполномочены рассматривать:

1)    руководители   соответствующих   федеральных   органов   исполнительной   власти,   их учреждений, их заместители;

2)         руководители структурных подразделений и территориальных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти, их заместители;

3)         иные должностные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации надзорные или контрольные функции.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, от имени органов, указанных в п. 3 ч. 2 ст. 22.1 КоАП, рассматривают уполномоченные должностные лица органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Как указал Верховный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 6 июня 2003 г. по делу N 86-В03-9, административная ответственность налагается за умышленное неисполнение законных требований прокурора, т.е. требований, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом. Данное разъяснение верно и для других должностных лиц, указанных в комментируемой статье.

Полномочия прокурора установлены различными законодательными актами, прежде всего Федеральным законом от 17 ноября 1995 г. N 168-ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации" (с послед, изм.), а также уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законодательством; полномочия следователя и дознавателя - различными статьями УПК; полномочия должностных лиц, осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях, -соответственно, различными статьями КоАП. Объективная сторона рассматриваемого правонарушения состоит в невыполнении требований, вытекающих из данных полномочий.

Субъектом рассматриваемого правонарушения являются граждане и должностные лица, к которым обращены данные требования.

С субъективной стороны непредставление информации может быть совершено только умышленно в силу прямого указания КоАП.

 

Статья 17.8. Воспрепятствование законной деятельности судебного пристава

Комментарий к статье 17.8

Объективная сторона рассматриваемого правонарушения заключается в воспрепятствовании законной деятельности судебного пристава. До внесения изменений Федеральным законом от 3 июня 2006 г. N 78-ФЗ в ней шла речь о воспрепятствовании законной деятельности судебного пристава-исполнителя. Внесенные изменения свидетельствуют о намерении законодателя распространить ее и на случаи воспрепятствования законной деятельности судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

Воспрепятствование законной деятельности судебного пристава может выражаться в любых действиях (или бездействии), мешающих судебным приставам исполнять свои обязанности, установленные Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах".

Субъектом рассматриваемого правонарушения являются граждане и должностные лица.

С субъективной стороны правонарушение может быть совершено только умышленно.

Необходимо отметить, что ст. 87 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (с послед, изм.) установлена ответственность за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве. Указанная статья конкурирует со ст. 17.8 КоАП РФ.

Следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 1.1 КоАП РФ "законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях". Исходя из данной нормы, КоАП РФ является единственным актом федерального уровня, устанавливающим административную ответственность. Однако Верховный Суд Российской Федерации в своем Обзоре судебной практики за четвертый квартал 2002 г. (по гражданским делам) (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2003 г.) указал, что "Федеральный закон от 30 декабря 2001 года N 196-ФЗ "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" в ст. 2 признает утратившими силу с 1 июля 2002 года в связи с введением в действие КоАП некоторые нормативно-правовые акты. Норма Федерального закона "Об исполнительном производстве", устанавливающая ответственность за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя, не входит в перечень актов, утративших силу в связи с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поэтому положения ст. 87 названного Закона действуют и после вступления в силу указанного Кодекса". Кроме того, уже Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (с изм. и доп. от 25 мая 2006 г.) указал, что в случае привлечения к ответственности, предусмотренной нормами Федерального закона "Об исполнительном производстве", содержащими признаки административного правонарушения, производство по делу должно осуществляться в порядке, предусмотренном КоАП РФ (часть 3 статьи 1.7 КоАП РФ).

Хотя данное разъяснение Верховного Суда критикуется некоторыми комментаторами <158>, представляется, что по сути оно является верным. Кодифицированный акт является лишь формой, в которой могут приниматься федеральные законы, поэтому он не имеет большей юридической силы по сравнению с ними. Данный вывод, в частности, сформулирован в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1999 г. N 182-O. Поэтому в данном случае имеет место коллизия двух норм равных по юридической силе нормативных актов - сформулированных в ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ (общая норма) и в ст. 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве" (специальная норма). Исходя из общего правила разрешения юридических коллизий, в данном случае должна действовать специальная норма.

<158> См.: Борисов Б.А. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ. М.: Юстицинформ, 2006.

 

Статья 17.9. Заведомо ложные показание свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод

Комментарий к статье 17.9

Объективная сторона рассматриваемого правонарушения заключается в совершении указанными в статье участниками производства по делам об административных правонарушениях действий, направленных на предоставление заведомо ложной информации по делу об административном правонарушении.

О процессуальных обязанностях указанных участников производства см. комментарии к ст. 25.5,25.8,25.9 и 25.10.

К ответственности в соответствии со ст. 17.9 КоАП РФ могут быть привлечены в случае дачи заведомо ложных показаний потерпевший и понятой, в том случае, если они были допрошены в качестве свидетелей.

Субъектом рассматриваемого правонарушения являются граждане, привлекаемые к делу об административно правонарушении в качестве свидетеля, специалиста, эксперта или переводчика.

С субъективной стороны правонарушение может быть совершено только умышленно.

Совершение указанных действий в рамках производства по уголовному делу влечет уголовную ответственность в соответствии со ст. 307 УК.