Глава 5. ДЕЛА О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ - Страница 4 PDF Печать
Гражданское право - Настольная книга судьи по гражданским делам

 

Однако здесь следует руководствоваться требованиями ст. 1080 ГК РФ, согласно которой лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Множественность должников и солидарный характер их ответственности обусловлен неделимостью вредоносного результата их действий (умаление чести, достоинства или деловой репутации диффамацией). По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их применительно к правилам, предусмотренным п. 2 ст. 1081 ГК РФ, т.е. путем определения долей по степени вины причинителей вреда.

Вина причинителя вреда может быть в форме умысла или неосторожности. Формы вины при возмещении убытков за диффамацию не имеют правового значения, так как вина является лишь условием, но не мерой ответственности. Если вина доказана, то независимо от ее формы лицо, совершившее диффамационный деликт, обязано возместить убытки в полном объеме (п. 1 ст. 15 ГК РФ), хотя согласно п. 3 ст. 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев когда вред причинен действиями, совершенными умышленно. То есть суд вправе уменьшить размер подлежащих взысканию с журналиста убытков, если ложные, порочащие сведения о потерпевшем распространены в СМИ по неосторожности. Снижать размер убытков, взыскиваемых за диффамацию с юридического лица, например с редакции СМИ, суд не вправе. Отсюда применительно к возмещению убытков от диффамации в СМИ вытекает общее правило - с редакции СМИ и журналиста убытки должны взыскиваться солидарно. Возмещение убытков в долях возможно только в порядке исключения, по заявлению потерпевшего и в его интересах. Поскольку солидарный вид возмещения убытков реальнее взыскать, то он более выгоден для лица, пострадавшего от диффамации, и, значит, соответствует его интересам.

Чаще всего иски о возмещении убытков предъявляются при посягательствах на деловую репутацию юридических лиц или предпринимателей без образования юридического лица, участвующих в хозяйственном обороте. Для них подрыв деловой репутации влечет за собой реальные убытки, вызванные оттоком клиентуры, ужесточением предоставления кредита и т.п. Такие споры в силу специальной подведомственности (п. 5 ст. 33 АПК РФ) рассматриваются арбитражными судами. Однако причинение убытков диффамацией вне сферы предпринимательской и иной экономической деятельности не исключено и для некоммерческих организаций, а также граждан. Такие споры, как уже отмечалось, входят в компетенцию судов общей юрисдикции.

Требования о возмещении убытков подлежат удовлетворению, если истец докажет, что они возникли вследствие распространения сведений, не соответствующих действительности. Убытки в отличие от морального вреда при умалении чести, достоинства и деловой репутации не презюмируются, их нужно доказывать в каждом конкретном случае, включая размер убытков, вину причинителя вреда и причинную связь между распространенными порочащими сведениями и наступившими убытками.

В литературе высказано утверждение о том, что "самостоятельно (т.е. отдельно от требования о защите чести, достоинства, деловой репутации) требовать возмещения убытков нельзя: это противоречило бы п. 5, 7 ст. 152 ГК РФ" <1>. На наш взгляд, для подобного утверждения нет достаточных оснований. Иски о возмещении убытков, причиненных распространением сведений, не соответствующих действительности, должны рассматриваться судами и при отсутствии в них требования об опровержении таких сведений в СМИ. Такой вывод обусловлен тем, что в соответствии со ст. 9 и 12 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Они свободны и в выборе способа их защиты (диспозитивность). В силу ст. 152 ГК РФ граждане и юридические лица, в отношении которых распространены сведения, не соответствующие действительности, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков, причиненных распространением таких сведений. При этом данная норма не ставит право истца на обращение в суд с требованием о взыскании убытков в зависимость от того, поставлен ли в исковом заявлении вопрос об опровержении распространенных сведений. Поэтому истец вправе ставить вопрос перед судом только о взыскании убытков, не требуя при этом других способов защиты - опровержения и компенсации морального вреда. Такая позиция находит отражение в практике арбитражных судов.

--------------------------------

<1> Гуев А.Н. Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам. М., 2001. С. 202.

 

Основным специальным гражданско-правовым способом судебной защиты от диффамации является опровержение порочащих сведений (п. 1, 2 ст. 152 ГК РФ). Право потерпевшего от диффамации на опровержение корреспондирует с обязанностью распространителя опровергнуть порочащие сведения, если он не докажет их соответствие действительности. Термин "опровержение" в законе не раскрыт, поэтому в литературе даются разные его определения. Так, А.Л. Анисимов полагает, что "под опровержением должно пониматься доведение до круга лиц, в среде которых сведения были распространены, информации о признании судом несоответствия действительности..." <1>. На наш взгляд, такое определение является односторонним, выделяющим в понятии опровержения далеко не главный признак - "доведение до круга лиц", которое относится скорее к исполнению решения суда об опровержении, чем к содержательной части этого понятия.

--------------------------------

<1> Анисимов А.Л. Гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации по законодательству Российской Федерации. С. 30.

 

По мнению А.А. Власова, "родовое понятие опровержения объединяет два вида опровержения. Иск об опровержении предполагает последовательное осуществление обоих его видов. Во-первых, в самом решении суда уже содержится опровержение. Когда осуществляется исполнение решения суда и ответчик осуществляет возложенную на него обязанность по опровержению, наступает второй этап опровержения" <1>. Вряд ли с таким подходом можно согласиться. Поскольку опровержение является специальным способом защиты гражданских прав, главное в нем - признание судом распространенных сведений ложными и порочащими и однозначно выраженная в судебном решении обязанность ответчика опровергнуть эти сведения. Что же касается исполнения решения суда об опровержении, то оно реализуется уже не в гражданском охранительном правоотношении по судебной защите чести, достоинства и деловой репутации от диффамации, а представляет собой правоотношение процессуального характера.

--------------------------------

<1> Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. С. 21.

 

Анализ правового содержания ст. 12, 152 ГК РФ позволяет прийти к выводу о том, что опровержение - это специальный способ защиты гражданских прав, представляющий собой обоснованное отрицание сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию потерпевшего, исходящее от лица, распространившего такие сведения.

Поскольку опровержение направлено на восстановление умаленных чести, достоинства и деловой репутации в первоначальное состояние, оно относится к одному из общих способов защиты гражданских прав, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, - восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Как пишет А.П. Сергеев, этот способ защиты гражданских прав применяется в тех случаях, "когда нарушенное регулятивное субъективное право в результате правонарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения" <1>. Как мы уже отмечали, диффамационным деликтом честь, достоинство и деловая репутация как нематериальные категории позитивного характера могут быть только умалены, но не могут быть уничтожены. Поэтому опровержением реально восстанавливаются последствия диффамационного деликта.

--------------------------------

<1> Гражданское право: Учеб. Ч. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 287.

 

Статья 152 ГК РФ устанавливает специальный порядок опровержения порочащих сведений, которые были распространены в средствах массовой информации: опровержение должно последовать в тех же средствах массовой информации. В судебной практике последовательно проявляется принцип, по которому сведения должны быть опровергнуты по возможности тем же способом, которым они были распространены.

Согласно п. 17 Постановления Пленума N 3 при удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены, а также определить срок (применительно к установленному ст. 44 Закона РФ "О средствах массовой информации"), в течение которого оно должно последовать.

Опровержение, распространяемое в СМИ в соответствии со ст. 152 ГК РФ, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

Опровержение в форме публикации текста судебного решения предпочтительнее, так как нередко ответчики - редакции СМИ, публикуя опровержение по решению суда, тут же его комментируют, подвергая сомнению выводы суда. Причем такие факты носят распространенный характер.

В п. 18 Постановления Пленума N 3 обращено внимание судов на то, что извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 ГК РФ и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме. Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

Согласно п. 3 ст. 29 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений или убеждений или отказу от них. Поэтому извинение со стороны СМИ может быть опубликовано только добровольно, принудительное извинение законом не предусмотрено. На этих позициях давно стоит Верховный Суд РФ, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам которого от 25 февраля 1997 г. по кассационной жалобе редакции газеты "Абакан" записано, что суд необоснованно возложил на газету обязанность принести публичные извинения истцу, поскольку такой способ судебной защиты не указан в ст. 152 ГК РФ <1>.

--------------------------------

<1> Архив Верховного Суда РФ. Дело N 55-Г97-2.

 

Весьма значимым для судебной защиты от диффамации является вопрос о сроке исковой давности.

Согласно ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. По общему правилу в течение срока исковой давности суды содействуют обладателю нарушенного права в удовлетворении его законных требований. Статьей 196 ГК РФ общий срок исковой давности установлен в три года.

Означает ли это, что пострадавшее от диффамации лицо сохраняет право на иск о защите чести, достоинства и деловой репутации только в течение трех лет. Ответ на этот вопрос содержится в п. 14 Постановления Пленума N 3. С учетом того что требования о защите чести, достоинства и деловой репутации являются требованиями о защите неимущественных прав, на них в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

В этом же пункте Постановления Пленума внимание судов обращено на то, что в соответствии со ст. 45 и 46 Закона РФ "О средствах массовой информации" отказ редакции СМИ в опровержении распространенных им не соответствующих действительности порочащих сведений либо в помещении ответа (комментария, реплики) лица, в отношении которого СМИ распространены такие сведения, может быть обжалован в суд в течение года со дня распространения указанных сведений. Поэтому пропуск без уважительных причин названного срока может служить самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска о признании необоснованным отказа редакции СМИ в опровержении распространенных им сведений и помещении ответа истца в том же СМИ. При этом лицо, в отношении которого были распространены такие сведения, вправе обратиться в суд с иском к редакции СМИ о защите чести, достоинства и деловой репутации без ограничения срока.

Это означает, что оспаривание (обжалование) отказа редакции СМИ в опровержении распространенных им сведений и помещении ответа истца в том же СМИ действует годичный срок на обращение в суд. Пропуск этого срока является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований. Но даже пропустив этот срок, лицо, пострадавшее от диффамации в СМИ, вправе без ограничения срока исковой давности обратиться на общих основаниях в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации.