§ 3. Корпоративные объединения PDF Печать
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Корпоративное право - И.С.Шиткина Корпоративное право

 

В настоящем параграфе будут рассмотрены формы корпоративных предпринимательских объединений, не обладающих статусом юридического лица.

3.1. Объединения горизонтального типа

Полное товарищество (генеральное партнерство)

Как уже отмечалось в § 1 настоящей главы, в ряде правопорядков (в Германии, Швейцарии, Италии, Квебеке) полное товарищество, а в странах англо-американского права соответствующее ему в общих чертах генеральное партнерство (англ. general partnership) юридическим лицом не является, хотя и обладает рядом качеств, роднящих его с таковым. Отсюда вытекает отсутствие обязанности платить корпоративный налог и налог с имущества, что является несомненным достоинством данной формы предпринимательского объединения.

Если товарищества не признаются юридическими лицами, то и внесенное товарищами имущество не считается собственностью товарищества, а является общей собственностью его членов. По германскому праву имущество товарищества принадлежит его участникам солидарно, и они не имеют права на доли <1>. В этом германское полное товарищество (нем. offene Handelsgesellschaft - OHG) до определенной степени схоже с крестьянским (фермерским) хозяйством российского права.

<1> См.: Бушев А.Ю., Макарова О.А., Попондопуло В.Ф. Коммерческое право зарубежных стран: Учебное пособие. С. 38.

В англо-американском праве континентальному полному товариществу соответствует генеральное партнерство (англ. general partnership). He являясь юридическим лицом, оно обладает некоторыми признаками, присущими юридическим лицам: может иметь собственное наименование; его имущество обособлено от имущества его членов; во многих штатах генеральным партнерствам предоставлено право выступать от своего имени в суде. Объединениями, во многом схожими с генеральными партнерствами, по американскому праву являются совместные предприятия (англ. joint ventures), которые могут создаваться на срок реализации какого-либо одного проекта, например приобретения, ремонта или перепродажи недвижимого имущества.

Учреждаются полные товарищества (генеральные партнерства) на основании договора о товариществе (партнерстве). По германскому праву учредительный договор товарищества требует нотариального удостоверения <1>, а само товарищество регистрируется в торговом реестре. В США договор о партнерстве (англ. articles of partnership) может быть заключен как в письменной, так и в устной форме; кроме того, отношения товарищества могут вытекать из конклюдентных действий субъектов, которые занимаются бизнесом совместно как партнеры <2>. Партнерство подлежит регистрации у секретаря штата в том случае, если партнеры ведут бизнес под торговым наименованием, отличным от их собственных наименований.

<1> См.: Там же.

<2> См.: Business law and the regulatory environment: Concepts and cases / Metzger M.B., Mailer J.P., Barnes F.J. et al. Boston (Mass.), 1989. P. 762.

Участники партнерства вправе вести его дела, они считаются его агентами. Вместе с тем в крупных профессиональных партнерствах принято разделять партнеров на несколько категорий, различающихся по объему предоставленного им права управления делами партнерства и голосования при решении вопросов его деятельности: младшие партнеры имеют минимальные права в области управления, старшие пользуются этими правами в большем объеме, а партнерам-управляющим делегированы основные правомочия по управлению делами партнерства. Законодательством могут предусматриваться вопросы, для решения которых необходимо единогласие всех партнеров (Единообразный закон США о партнерствах предусматривает пять таких случаев) <1>.

<1> См.: Business law and the regulatory environment: Concepts and cases / Metzger M.B., Mailer J.P., Barnes F.J. et al. Boston (Mass.), 1989. P. 790, 801.

Для целей распределения прибыли товарищества (партнерства) возможны различные императивные и диспозитивные законодательные решения. В Германии члены товарищества получают 4% на вклад, а остальная часть прибыли распределяется поровну <1>. По американскому праву в отсутствие соглашения о порядке распределения прибыли генерального партнерства действует презумпция распределения прибыли в равных долях между всеми участниками независимо от соотношения их долей в капитале партнерства и объема выполняемой работы. В отсутствие соглашения о распределении убытков применяется аналогичное правило. Если члены партнерства предусмотрели в договоре иной порядок распределения прибыли, но не установили порядок распределения убытков, действует презумпция распределения убытков по правилу распределения прибыли. Если же, напротив, партнеры установили только порядок распределения убытков, он автоматически не распространяется на распределение прибыли и применяется презумпция распределения прибыли в равных долях <2>.

<1> См.: Основные институты гражданского права зарубежных стран: сравнительно-правовое исследование / Под ред. В.В. Залесского. М., 1999. С. 93.

<2> Подробнее см.: Афанасьева Е.Г. Правовое положение полных товариществ в США (обзор) // Реферативный журнал "Социальные и гуманитарные науки. Зарубежная литература". Сер. 4: Государство и право. 1995. N 3. С. 86 - 92.

Как правило, выход товарищей (партнеров) из товарищества (партнерства) и передача пая затруднены, а изменение состава участников влечет прекращение деятельности товарищества (партнерства). Исключение составляют американские горные товарищества (англ. mining partnerships), занимающиеся добычей полезных ископаемых. Их участники могут передавать свои паи в бизнесе без согласия партнеров, а банкротство или смерть кого-либо из партнеров не ведет к прекращению партнерства.

Коммандитное товарищество (ограниченное партнерство)

Коммандитное товарищество также не признается юридическим лицом в ряде стран континентального права - в Германии, Швейцарии, Италии, Квебеке. То же самое можно сказать и в отношении ограниченного партнерства по англо-американскому праву (англ. limited partnership; partnership in commendam) <1>.

<1> В США ограниченные партнерства действуют преимущественно в таких областях, как инвестирование в недвижимость, добыча нефти и газа, профессиональный спорт.

По американскому праву для создания ограниченного партнерства достаточно одного генерального и одного ограниченного партнера. Для Германии характерно создание коммандитного товарищества (нем. Kommanditgesellschaft - KG), единственным комплементарием которого является общество с ограниченной ответственностью, а коммандитистами - физические лица - участники такого общества (либо единственным коммандитистом - единственный его участник, если такое общество является "компанией одного лица"; таким образом, за коммандитным товариществом фактически может стоять одно физическое лицо).

В США ограниченное партнерство, в отличие от генерального, подлежит регистрации: секретарю штата направляется сертификат партнерства (англ. certificate of limited partnership), который подписывают все генеральные партнеры и который содержит определенный минимум информации о партнерстве и о генеральных партнерах. Кроме того, как правило, заключается и партнерский договор.

Не имея почти никаких полномочий по управлению деятельностью товарищества, коммандитисты, согласно германскому законодательству, все-таки могут возражать против заключения комплементариями "необычных сделок". По итальянскому законодательству при назначения управляющего из числа полных товарищей учитывается мнение коммандитистов. По американскому праву ограниченным партнерам предоставляется право голосования по отдельным, наиболее важным вопросам деятельности партнерства, например, по вопросу о принятии новых участников. Вместе с тем партнерским договором всем либо отдельным ограниченным партнерам может быть предоставлено право голосования и по иным вопросам.

Законодательные модели распределения прибыли коммандитного товарищества в одних странах совпадают с моделями распределения прибыли полного товарищества, а в других -строятся на иных принципах. Например, в США презюмируется, что прибыль и убытки ограниченного партнерства распределяются пропорционально вкладам (как уже отмечалось выше, в отношении генерального партнерства применяется иная презумпция).

Негласное товарищество

Германскому праву известен также такой вид товарищества, как негласное товарищество (нем. stille Gesellschaft). Во внешние отношения такого товарищества вступает, как правило, гласный товарищ, имеющий статус коммерсанта. Негласный товарищ, для которого иметь статус коммерсанта необязательно, участвует в деятельности товарищества своим капиталом (вносит имущественный вклад) и вправе участвовать в прибыли. Кроме того, негласный товарищ имеет право получать информацию о деятельности товарищества (знакомиться с годовым балансом) и право возражать против принятия в товарищество новых членов. Такая модель схожа с моделью коммандитного товарищества, однако, в отличие от него, факт заключения договора негласного товарищества не подлежит занесению в торговый реестр. Кроме того, негласное товарищество не имеет своего фирменного наименования и участвует в торговом обороте под фирмой гласного товарища.

Партнерство с ограниченной ответственностью

В США в начале 90-х гг. XX в. во многих штатах были приняты законы о партнерствах с ограниченной ответственностью (англ. limited liability partnership - LLP). В некоторых англо­американских юрисдикциях они могут создаваться только как объединения профессионалов, например адвокатов, бухгалтеров <1>.

<1> См.: Freedman J. Limited liability: large company theory and small firms // Modern law rev. L, 2000. Vol.69. N3. P. 317-354.

Партнерства   с   ограниченной   ответственностью   сочетают   преимущества   ограниченной ответственности   и  льготного  налогообложения.   Как  правило,  участники   не  отвечают своим имуществом по обязательствам партнерства, вытекающим из деятельности других его членов. Исключение составляют случаи, когда член партнерства был непосредственным участником деятельности, в ходе которой другим членом партнерства или его представителем были допущены ошибки, упущения, небрежность либо умышленные вредоносные действия, либо когда он, не будучи непосредственным участником этой деятельности, знал о совершаемых другим членом партнерства или его представителем ошибках, упущениях, небрежности или умышленных вредоносных действиях и не предпринял усилий по их предотвращению или предотвращению их последствий <1>.

<1> См.: Murthy N.S. It's nothing personal: the public costs of limited liability law partnerships // Indiana law j. Bloomington, 1995. Vol. 81. N 1. P. 202 - 233.

Простое товарищество (договор о совместной деятельности)

Различные корпоративные объединения, зачастую менее стабильные и долгосрочные, создаются на основании договоров о совместной деятельности (простого товарищества). Нормы об этих договорах содержатся, как правило, в гражданском законодательстве (например, в ФГК, ГТУ), однако субсидиарно они применимы и к торговым товариществам. В целом по модели договора о совместной деятельности строятся договоры о кооперации (англ. contract of cooperation, нем. Kooperationsvertrag, фр. contrat de cooperation), о консорциуме (англ. consortium agreement, нем. Konsortialvertrag), о создании пула (англ. pooling agreement).

Предмет и содержание кооперационного договора определяются в первую очередь экономическим содержанием сотрудничества участников, поэтому, как правило, детально в законодательстве не регулируются <1>. Обычно такие договоры предусматривают осуществление каждым участником определенной части работы и взаимный обмен ее результатами, порядок несения ими расходов и распределения прибыли.

<1> Подробнее см.: Гражданское и торговое право зарубежных государств / Под ред. Е.В. Васильева, А.С. Комарова. М., 2005. Т. II. С. 145 -157.

Помимо лиц, осуществляющих совместную деятельность, в кооперационном договоре может участвовать и лицо, заказывающее выполнение соответствующего проекта (достаточно характерно выступление в роли такого заказчика государства или юридического лица публичного права). Эта разновидность договора о кооперации получила название договора о консорциуме (консорциального соглашения). Заключение договоров о консорциуме распространено при реализации крупномасштабных проектов в сфере производства, финансовых услуг, строительства, внешнеторговых операций.

Корпоративные объединения горизонтального типа в ряде правопорядков становятся объектами антимонопольных ограничений и запретов. Антимонопольное законодательство большинства государств запрещает или ставит под контроль соглашения о разделе рынка об установлении цен.

Антитрестовское законодательство США (Закон Шермана) запрещает заключение соглашений, направленных на горизонтальное и вертикальное фиксирование цен <1>, на горизонтальный раздел рынков.

<1> Под первыми подразумеваются соглашения между конкурентами, а под вторыми -соглашения между производителями и розничными продавцами их товаров (подробнее см.: Business law and the regulatory environment: Concepts and cases. P. 1120).

Если заключение соглашений о горизонтальном фиксировании цен и горизонтальном разделе рынков по американскому праву незаконны автоматически (per se), то правомерность создания конкурентами совместного предприятия (англ. joint venture) обычно оценивается судами на основании правила разумности, предполагающего соизмерение отрицательного воздействия на конкуренцию и положительных результатов объединения. Применение правила разумности по отношению к совместным предприятиям в области исследований и развития (англ. research and development ventures) предусмотрено законодательно <1>. В смягченном виде правила антитрестовского законодательства применяются к объединениям американских компаний, осуществляющим внешнюю торговлю <2>.

<1> См.: Там же. С. 1135.

<2> Подробнее см.: Паращук С.А. Конкурентное право. М., 2002. С. 112 -113.

Европейское антимонопольное законодательство (антикартельное, по германской, австрийской и швейцарской терминологии, или об ограничительной торговой практике - по французской или английской) исходит в большей мере не из принципа автоматического запрета некоторых видов горизонтальных объединений, а из принципа контроля за ними.

3.2. Объединения вертикального типа (холдинги)

К корпоративным объединениям вертикального типа относятся холдинги, по своей сути являющиеся объединениями компаний, одна из которых (холдинговая компания) владеет контрольными пакетами акций других и вследствие этого (или вследствие иных обстоятельств) управляет их деятельностью.

Поскольку статус холдинга во многих юрисдикциях позволяет рассчитывать на важные налоговые преимущества, встает вопрос об определении четких юридических критериев отнесения объединений компаний к таковым. Одним из таких критериев является критерий "существенного участия". Так, согласно швейцарскому законодательству, определенный процент (не менее 75%) доходов холдинговой компании должны составлять дивиденды; определенный процент активов (такой же) должен инвестироваться в участие в капиталах других компаний. Существенными должны быть и доли участия холдинговой компании в капиталах каждой из компаний холдинга (законодательно установлен процент или минимальная сумма в абсолютном выражении) <1>. В Дании и Швеции для отнесения компании к холдинговой во внимание принимается критерий стабильности участия (срок владения холдинговой компанией акциями дочерних компаний не может быть менее года) <2>.

<1> Подробнее см.: Холдинги - Швейцария. Сайт Tax Consulting U.K.:

<2> См.: Шведский холдинг. Сайт Roche & Duffay

Предоставление холдинговым компаниям налоговых льгот нередко обусловливается значительными ограничениями в отношении их деятельности. Так, по законодательству Люксембурга холдинговая компания в так называемом чистом холдинге <1> освобождена от налогообложения дивидендов, получаемых от компаний, акциями (долями) которых она владеет, от налогообложения прироста капитала в результате перепродажи акций. Кроме того, не облагаются налогами дивиденды, которые она выплачивает своим акционерам (участникам). Своеобразной платой за эти преимущества является ограничение в правоспособности (запрет заниматься некоторыми видами деятельности, например производством, и совершать ряд сделок, например приобретать недвижимость (кроме здания для офиса)) <2>.

<1>  В "чистом холдинге" основное общество  (холдинговая  компания)  не осуществляет никакой иной деятельности, кроме управления пакетами акций дочерних обществ. <2> Подробнее см.: Ким А. Холдинги в Люксембурге // Финанс. 2003. N 3.

В Швейцарии холдинговые компании освобождаются от уплаты кантонального и муниципального налога на дивиденды в обмен на определенные ограничения в отношении вывоза капитала, процента дохода холдинговой компании, распределяемого в качестве дивидендов, и соотношения долгов и собственного капитала.

Корпоративные объединения вертикального типа в процессе их создания и деятельности сталкиваются и с антимонопольными ограничениями.

Так, согласно ст. 7 Закона Клейтона (США) лицам, занимающимся коммерцией или связанной с коммерцией деятельностью, запрещается приобретать акции другой корпорации, если в результате такой сделки может произойти существенное ослабление конкуренции или возникает тенденция к образованию монополии.

Законом ФРГ о картелях охватываются не только горизонтальные объединения, но и концерны, приобретение более 25% капитала компании, создание наблюдательного совета или правления компании, а также некоторые иные способы приобретения контроля над компанией. В определенных случаях (при подпадании под указанные в законе количественные критерии) создание таким образом вертикальных объединений подлежит контролю. Похожие положения о контроле за концентрацией капитала содержит книга IV Французского торгового кодекса "О свободе ценообразования и конкуренции".

Что касается вопросов ответственности холдинговой компании за компании, входящие в холдинг, то отчасти они рассматривались в § 1 настоящей главы в контексте исключений из принципа ограниченной ответственности.