Глава 42. ПЕРЕСМОТР ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ РЕШЕНИЙ, ОПРЕДЕЛЕНИЙ СУДА, ПОСТАНОВЛЕНИЙ ПРЕЗИДИУМА СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ, ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Гражданское процессуальное право - Комментарий Гражданский процессуальный кодекс РФ

 

 

Статья 392. Основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу

 

Комментарий к статье 392

 

Комментарий к части 2.

§ 1.

1. Решением суда общей юрисдикции от 8 июля 2002 г., оставленным без изменения судами кассационной и надзорной инстанций, удовлетворен иск граждан В.В. Кононенко и Е.А. Кононенко о признании недействительными заключенного В.В. Кононенко с агентством ТОО "Косто" договора поручения продажи принадлежащей им и их несовершеннолетним детям квартиры, а также самого договора купли-продажи квартиры, заключенного истцом с гражданином Р.Р. Курамшиным, спорная квартира на основании п. 2 ст. 167 ГК Российской Федерации возвращена истцам, а в пользу Р.Р. Курамшина с них взыскано 584430 руб. При этом суд исходил из того, что другой суд признал договор поручения продажи квартиры заключенным истцами под влиянием обмана.

В 2003 г. гражданин Р.Р. Курамшин обратился в суд с заявлением о пересмотре решения от 8 июля 2002 г. по вновь открывшимся обстоятельствам, указав в качестве такового Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003 г. N 6-П по делу о проверке конституционности положений п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК Российской Федерации, в котором был выявлен конституционно-правовой смысл указанных положений ст. 167 ГК Российской Федерации и которому, по мнению заявителя, не соответствовала практика их применения судами общей юрисдикции при рассмотрении его дела. 7 августа 2003 г. суд определением, оставленным без изменения судами кассационной и надзорной инстанций, в удовлетворении заявления Р.Р. Курамшина отказал в связи с тем, что в соответствии со ст. 392 ГПК Российской Федерации изменение правоприменительной практики не является основанием для пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Р.Р. Курамшин оспаривает конституционность ст. 387 ГПК Российской Федерации, устанавливающей основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, и ч. 2 ст. 392 ГПК Российской Федерации, в которой перечисляются основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений. По мнению заявителя, оспариваемые нормы нарушают его право на судебную защиту, гарантированное ст. 46 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, поскольку служат основанием для отказа в пересмотре в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам судебных постановлений по гражданским делам в тех случаях, когда такие решения были приняты до выявления Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правового смысла примененных в этих делах законоположений.

2. Согласно ст. ст. 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод законом, и такая жалоба признается допустимой, если положениями оспариваемого закона, примененными или подлежащими применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы, а восстановление нарушенных прав осуществимо лишь посредством конституционного судопроизводства.

Из приложенных к жалобе материалов не усматривается, что Р.Р. Курамшин обращался в суд надзорной инстанции с заявлением о пересмотре судебных постановлений в связи с судебной ошибкой после вынесения Конституционным Судом Российской Федерации Постановления от 21 апреля 2003 г. N 6-П.

Таким образом, нельзя сделать вывод о том, что положения ст. 387 ГПК Российской Федерации были применены или подлежали применению в качестве основания для отказа в пересмотре в порядке надзора судебных постановлений по его делу, и, следовательно, в этой части его жалоба не отвечает требованию допустимости, закрепленному в п. 2 ст. 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", и не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

3. Согласно ст. 46 (ч. 1) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Вопрос о возможности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных решений, вынесенных на основании законоположений, которым Конституционным Судом Российской Федерации дано конституционно-правовое истолкование, уже был предметом исследования Конституционного Суда Российской Федерации. В Определении от 9 июля 2004 г. N 242-О по жалобе гражданки Л.А. Штин Конституционный Суд Российской Федерации указал, что даваемое им истолкование правовых норм в силу ч. 2 ст. 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" во взаимосвязи с его ст. ст. 3, 6, 36, 79, 85, 86, 87, 96 и 100 является общеобязательным, в том числе для судов.

Вместе с тем, как следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 г. N 4-П по делу о проверке конституционности положений ст. ст. 371, 374 и 384 УПК РСФСР, решения Конституционного Суда Российской Федерации являются не только материально-правовым основанием для пересмотра ранее принятых судебных актов, но и официальным поводом для возбуждения дела по вновь открывшимся обстоятельствам лишь в отношении тех лиц, которые выступали заявителями в деле, рассматривавшемся Конституционным Судом Российской Федерации. Что же касается лиц, таковыми не являвшихся, но в отношении которых были применены нормативные положения, получившие в решении Конституционного Суда Российской Федерации конституционно-правовое истолкование, отличное от придававшегося им сложившейся правоприменительной практикой, то такое решение Конституционного Суда Российской Федерации влечет пересмотр (изменение или отмену) основанного на нем судебного акта только в тех случаях, когда он либо не вступил в законную силу, либо вступил в законную силу, но не исполнен или исполнен частично (Определения от 14 января 1999 г. N 4-О, от 5 февраля 2004 г. N 78-О, от 27 мая 2004 г. N 211-О).

Из жалобы Р.Р. Курамшина и приложенных к ней документов не следует, что судебное решение по его делу не исполнено. Следовательно, приведенные правовые позиции не могут быть применены в его деле, а его право на судебную защиту не может считаться нарушенным.

Кроме того, придание всем решениям Конституционного Суда Российской Федерации такого значения, которое требовало бы обязательности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам всех решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу (на чем фактически настаивает заявитель), привело бы к нарушению принципа правовой определенности, который предполагает inter alia, чтобы судебный акт, выносимый при окончательном разрешении дела, не вызывал сомнений. Это могло бы повлечь и нарушение баланса конституционно защищаемых ценностей, что недопустимо в силу и Конституции Российской Федерации, и Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, закрепление в ч. 2 ст. 392 ГПК Российской Федерации оснований пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, как направленное на исправление судебной ошибки, а потому являющееся дополнительной процессуальной гарантией защиты прав и охраняемых законом интересов участников гражданских процессуальных отношений, само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционного права на судебную защиту. При этом суды общей юрисдикции не лишены возможности выносить судебные акты, основываясь на решениях Конституционного Суда Российской Федерации, в которых выявлен конституционно-правовой смысл тех или иных нормативных положений.

Следовательно, жалоба Р.Р. Курамшина и в данной части не отвечает критерию допустимости, установленному Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" (Определение Конституционного Суда РФ от 12 мая 2006 г. N 135-О).

§ 2.

1. Определением Советского районного суда города Брянска, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Брянского областного суда, было отказано в удовлетворении заявления гражданина Ю.Н. Миронова о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения Советского районного суда города Брянска об отказе в его восстановлении на работе.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Ю.Н. Миронов просит признать противоречащей ст. ст. 15 (ч. 4), 18, 21 (ч. 1), 45, 46 и 55 (ч. ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации ч. 2 ст. 392 ГПК Российской Федерации в той мере, в какой она, устанавливая закрытый перечень оснований к пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу решения, определения суда, препятствует пересмотру ошибочных судебных актов, поскольку в этом перечне отсутствует такое основание, как выявление новых обстоятельств, неизвестных заявителю на момент рассмотрения дела.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке ч. 2 ст. 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Ю.Н. Мироновым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Согласно ст. ст. 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод законом, и такая жалоба признается допустимой, если положениями оспариваемого закона, примененного или подлежащего применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы, а восстановление нарушенных прав осуществимо лишь посредством конституционного судопроизводства.

Статья 392 ГПК Российской Федерации, устанавливающая основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу, позволяет уже после вступления судебного акта в законную силу пересмотреть его в этой процедуре не вследствие нарушения норм материального или процессуального права либо неправильной, с точки зрения заявителя, оценки существенных для дела обстоятельств, а в силу открытия обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, которые не были известны суду при вынесении решения.

Между тем, как следует из представленных материалов, причиной отказа суда пересмотреть вступивший в законную силу судебный акт послужил, вопреки утверждению Ю.Н. Миронова, не тот факт, что ч. 2 ст. 392 ГПК Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень оснований для пересмотра судебного постановления, а то, что обстоятельства, на которые указывал заявитель, в частности признание незаконным и недействующим Приказа министра обороны Российской Федерации от 20 февраля 1996 г. N 72, не являются вновь открывшимися, а положенные в основу решения суда выводы базировались не только на этом Приказе, но и на положениях Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, закрепляющих в том числе принцип единоначалия.

Следовательно, нельзя утверждать, что ч. 2 ст. 392 ГПК Российской Федерации, положения которой сами по себе являются дополнительной процессуальной гарантией защиты прав и охраняемых законом интересов участников гражданских процессуальных отношений, были нарушены конституционные права и свободы заявителя. Проверка же законности и обоснованности вынесенных по его делу судебных актов относится к компетенции судов общей юрисдикции и в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входит (Определение Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 531-О).

§ 3. Решением Верховного Суда Удмуртской Республики от 1 марта 2004 г. отказано в удовлетворении заявления О. о признании незаконным постановления Центральной избирательной комиссии Удмуртской Республики от 13 февраля 2004 г. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2004 г. указанное решение в части отказа О. в признании п. п. 1 и 2 постановления Центральной избирательной комиссии Удмуртской Республики от 13 февраля 2004 г. незаконными отменено и производство по делу прекращено, поскольку в соответствии со ст. 260 ГПК РФ за пределами дня голосования заявление в порядке гражданского судопроизводства разрешено не может быть.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2005 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Е.Г. Одиянкова" положения ст. 260 ГПК, предусматривающие сроки рассмотрения судом поданных в период избирательной кампании заявлений о защите избирательных прав, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой эти положения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, препятствуют суду по истечении установленных в них сроков разрешать соответствующее дело по существу и служат основанием прекращения производства по делу. Постановлением также предусмотрено, что дело О. подлежит пересмотру в установленном порядке, если для этого нет других препятствий.

В связи с этим О. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре Определения Судебной коллегии по гражданским делам от 22 апреля 2004 г. по вновь открывшимся обстоятельствам.

Судебная коллегия, выслушав стороны по делу, заключения прокурора, полагает возможным удовлетворить заявление О.

В соответствии с указанным Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации и ст. 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в случае признания Конституционным Судом РФ закона, примененного в конкретном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

С учетом этого и применительно к п. 4 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ заявление О. подлежит удовлетворению, а Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2004 г. - отмене по вновь открывшимся обстоятельствам. Таким вновь открывшимся обстоятельством является Постановление Конституционного Суда РФ от 26 декабря 2005 г., которым установлено, что примененные по делу О. положения ст. 260 ГПК РФ, препятствующие суду по истечении установленного срока разрешать соответствующее дело по существу и служащие основанием прекращения производства по делу, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации. Других препятствий для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам не имеется (Определение ВС РФ от 12 апреля 2006 г. N 43-Г06-3).

§ 4. Решением Каневского районного суда Краснодарского края от 18 декабря 1995 г., оставленным без изменения Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 марта 1996 г., отказано ЗАО "Агрофирма-племзавод "Победа" в иске к Л.А., Л.Н. о выселении.

21 августа 2003 г. закрытое акционерное общество "Агрофирма-племзавод "Победа" обратилось в суд с заявлением о пересмотре указанного решения суда от 18 декабря 1995 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. В обоснование заявления общество указало, что при рассмотрении в 1995 г. иска о выселении семьи Л-ых отсутствовал акт государственной приемки законченного строительством объекта в эксплуатацию от 1981 г., в соответствии с которым предъявленное к приемке здание значилось общежитием фермы N 8 колхоза "Победа". В связи с тем что истец не доказал, что Л-ы проживали в общежитии, в удовлетворении иска было отказано. В июне 2003 г. при подготовке архивных документов к уничтожению указанный акт был найден, в связи с чем, по мнению общества, у него появилась возможность обратиться в суд с названным заявлением.

Решением Каневского районного суда от 6 октября 2003 г., оставленным без изменения Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 декабря 2003 г. и Определением президиума Краснодарского краевого суда от 29 апреля 2004 г., отменено решение Каневского районного суда от 18 декабря 1995 г.; выселены Л.Н., Л.С., Л.Л. и совместно проживающие члены семьи из общежития фермы N 8 ЗАО "Агрофирма-племзавод "Победа".

В представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации С.Г. Кехлерова поставлен вопрос об отмене этих судебных постановлений. Обсудив доводы представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда, определение судебной коллегии и определение президиума подлежащими отмене.

Удовлетворяя заявление ЗАО "Агрофирма-племзавод "Победа", суд исходил из того, что на момент рассмотрения иска о выселении Л-ых в 1995 г. заявителю не было и не могло быть известно о наличии акта государственной приемки общежития в эксплуатацию от 1981 г., что является существенным для дела обстоятельством. Поскольку Л.Н. и Л.А. в феврале 1995 г. прекратили трудовые отношения с ЗАО "Агрофирма-племзавод "Победа", они утратили право на проживание в общежитии.

С этими выводами согласились кассационная и надзорная инстанции. Однако данные выводы в настоящем случае не могли служить основанием к удовлетворению заявления.

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу решения суда являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю. Между тем акт приемки в эксплуатацию государственной приемочной комиссией законченного строительством объекта от 1981 г., в котором предъявленное к приемке здание значится общежитием фермы N 8 колхоза "Победа", таким обстоятельством не является.

Этот акт подписан должностными лицами сельскохозяйственного предприятия, постоянно хранился в его архиве, поэтому о нем должностные лица должны были знать. В связи с этим вывод суда о том, что на момент вынесения решения об отказе в удовлетворении иска о выселении семьи Л-ых в 1995 г. истцу не было и не могло быть известно о наличии указанного документа, а также то, что последующее его выявление может служить основанием для пересмотра вступившего в законную силу решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, не основан на законе.

В силу ст. 397 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела судом первой инстанции, суд, рассмотрев заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, или удовлетворяет заявление и отменяет решение, определение суда, или отказывает в их пересмотре. Определение суда об удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда обжалованию не подлежит. В случае отмены решения, определения суда дело рассматривается судом по правилам, установленным настоящим Кодексом.

В нарушение установленного законом порядка суд не выносил определения суда об удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения суда от 18 декабря 1995 г.; вынес по делу судебное решение, которым одновременно отменил ранее вынесенное судебное решение по вновь открывшимся обстоятельствам и рассмотрел спор по существу.

При этом суд в нарушение п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле. Так, иск о выселении был заявлен к Л.А. и Л.Н. Вместе с тем в резолютивной части решения суд выселил Л.Н., Л.С., Л.Л. и "совместно проживающих членов семьи", которые не были установлены. Л.С., Л.Л., а также другие члены семьи, в случае если они проживали на указанной жилой площади, не привлекались судом к участию в деле и не извещались о времени и месте судебного заседания.

В силу ч. 3 ст. 37 ГПК РФ права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, а также граждан, ограниченных в дееспособности, защищают в процессе их законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних, а также граждан, ограниченных в дееспособности.

Согласно книге похозяйственного учета на 2002 - 2003 гг. на спорной жилой площади проживал четырнадцатилетний Л.А.А. Но он также не был привлечен к участию в деле; сведений о его выбытии на жительство в другое место не имеется.

Кроме того, в соответствии с п. 12 ст. 108 и ч. 2 ст. 110 ЖК РСФСР, действовавшего на момент рассмотрения дела, одинокие лица с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми не могли быть выселены без предоставления другого жилого помещения.

Л.Н. относится к категории лиц, которые могут быть выселены только при условии предоставления другого жилого помещения. Однако в нарушение приведенных правовых норм суд вынес решение о выселении Л.Н. с несовершеннолетним Л.А.А. без предоставления другого жилого помещения.

При таких обстоятельствах решение Каневского районного суда от 6 октября 2003 г., Определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 декабря 2003 г., Определение президиума Краснодарского краевого суда от 29 апреля 2004 г. нельзя признать законными; они вынесены с существенным нарушением норм материального и процессуального права (Определение ВС РФ от 21 марта 2006 г. N 18-впр05-123).