Подраздел II. ИСКОВОЕ ПРОИЗВОДСТВО Глава 12. ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Гражданское процессуальное право - Комментарий Гражданский процессуальный кодекс РФ

 

 

Статья 131. Форма и содержание искового заявления

 

Комментарий к статье 131

 

Комментарий к части 2.

§ 1. Ч. обратилась в суд с иском к Я. о признании ее не приобретшей право на жилое помещение, указав, что она, Ч., является собственником квартиры по адресу: г. Домодедово, ул. Зеленая, д. 85, кв. 76; 11 августа 2000 г. в квартире по постоянному месту жительства была зарегистрирована ее племянница Я., которая в квартиру не вселялась, никогда в ней не проживала и не оплачивала коммунальные платежи, поэтому не приобрела права на жилое помещение.

Заочным решением Домодедовского городского суда от 21 июня 2003 г. исковые требования были удовлетворены.

В кассационном порядке решение не обжаловалось.

В надзорной жалобе Я. просит отменить принятое судом решение, дело направить на новое рассмотрение.

Определением судьи Московского областного суда О.А. Рудаковой дело по надзорной жалобе Я. направлено на рассмотрение президиума Московского областного суда.

Заслушав доклад судьи Московского областного суда О.В. Николаевой, президиум находит надзорную жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Суд рассмотрел дело в порядке заочного производства в отсутствие ответчика Я.

Согласно ст. 233 ГПК РФ в случае неявки в судебное заседание ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, не сообщившего об уважительных причинах неявки и не просившего о рассмотрении дела в его отсутствие, дело может быть рассмотрено в порядке заочного производства.

Между тем суд рассмотрел дело в порядке заочного производства, не имея сведений об извещении Я. о времени и месте судебного заседания.

Суд указал, что место жительства ответчицы неизвестно, в связи с чем назначил в качестве ее представителя адвоката в соответствии со ст. 50 ГПК РФ.

Однако назначение адвоката в указанном порядке не является основанием для вынесения заочного решения.

В судебном заседании свидетель Е.Б. Федорова указывала, что Я. проживает у бабушки (матери истицы), однако суд не принял мер к извещению ответчицы по данному адресу.

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 131 ГПК РФ обязанность указать место жительства ответчика возложена на истца, именно истец должен установить место жительства ответчика и указать его суду.

В связи с нарушением судом норм гражданско-процессуального законодательства гарантированные ответчице ст. 46 Конституции РФ права на судебную защиту ее прав и свобод были нарушены.

В надзорной жалобе Я. ссылается на то, что истице было известно ее место жительства, однако она не была извещена о времени и месте рассмотрения дела.

С учетом изложенного принятое судом решение нельзя признать законным (Определение президиума Московского областного суда от 24 марта 2004 г. N 254).

§ 2. М.Г. Кодяков обратился с заявлением о признании недействующим и не подлежащим применению Постановления Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан от 17 декабря 2003 г. N ГС-838 "О схеме одномандатных избирательных округов по выборам депутатов Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан" как противоречащего Федеральному закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Вышеуказанным Определением данное Определение оставлено без движения.

В частной жалобе М.Г. Кодякова указывается о несогласии с определением, ставится вопрос о его отмене и рассмотрении заявления по существу.

В обоснование жалобы указывается на то, как указано в жалобе, что Определение вынесено в незаконном составе - судья подлежит отводу по п. 3 ч. 1 ст. 16 ГПК РФ как третье лицо по делу и наличию других обстоятельств, вызывающих сомнения в ее объективности и беспристрастности. Она дала неразумный срок для исправления "недостатков" до 16 часов 7 марта 2003 г. и уже до его истечения через секретаря без определения возвратила материалы. В деле отсутствует протокол внесудебного действия в нарушение ст. 228 ГПК РФ. В нарушение ст. 225 ГПК в Определении не указаны срок на обжалование, секретарь. Судья не применила подлежащий применению п. 1 ст. 136 ГПК, не предоставив разумный срок, зная, что отправленное 5 марта 2003 г. письмо Кодяков получит лишь 6 марта 2003 г., неправильно толкует ст. 131 ГПК, не требующую указывать третьих лиц, сделала выводы, не соответствующие обстоятельствам дела. Так, в ч. 8 заявления Кодяков указал заинтересованное лицо, к которому направлены требования, - ответчика - Государственное Собрание - Курултай Республики Башкортостан, и его место нахождения - г. Уфа, ул. Фрунзе, д. 40. В ч. 7 заявления четко указано, что нарушены права Кодякова избирать, быть избранным и участвовать в других избирательных действиях в соответствии с федеральным законом. В ч. 9 указано о приложении копии. Не применила подлежащие применению ст. ст. 249, 260 ГПК об обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия акта, его законности Госсобранием РБ, но применила не подлежащую применению ст. 136 ГПК.

Проверив материал по заявлению и обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

При вынесении определения судья исходила из того, что заявление М.Г. Кодяковым оформлено без соблюдения требований ст. 131 (подп. 3, 4, 5 п. 2), 247 (п. 2 ч. 1) ГПК РФ, предусматривающих форму и содержание заявления, подаваемого в суд, в том числе по делам, возникающим из публичных правоотношений. В заявлении не указаны наименование ответчика, третьих лиц и их место нахождения, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, законных интересов истца. Также не указаны доказательства, подтверждающие обстоятельства, на которые ссылается истец. Вопреки требованиям ст. 132 ГПК РФ к заявлению не приложены его копии в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что оснований для удовлетворения частной жалобы не имеется. Имеющийся материал по первоначальной жалобе указывает на правомерность обжалуемого определения, которое не препятствует обращению заявителя в суд и рассмотрению его жалобы при устранении указанных выше недостатков (Определение ВС РФ от 12 мая 2003 г. N 49-Г03-36).

§ 3. Е. обратился в суд с указанным выше заявлением.

Судьей вынесено вышеприведенное Определение, об отмене которого просит в частной жалобе Е., считая его неправильным, вынесенным с нарушением норм процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы, обсудив доводы частной жалобы, не находит оснований к отмене Определения судьи по следующим основаниям.

Оставляя заявление Е. без движения, судья исходил из того, что оно подано с нарушением требований, установленных ст. ст. 131 и 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п. п. 4 и 5 ч. 2 ст. 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в заявлении должно быть указано, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования; обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

Между тем из материала усматривается, что Е. не учел положений ст. 3 Федерального закона от 26 ноября 1996 г. N 138-ФЗ (с последующими изменениями) "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления", предусматривающего специальные правовые нормы, обеспечивающие установление срока и порядка проведения выборов, поскольку в заявлении не указал, какие его права и свободы нарушены.

Кроме того, заявитель в нарушение ст. 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не приложил документ, подтверждающий уплату государственной пошлины (п. 2), и документы, подтверждающие обстоятельства, на которых основаны его требования (п. 4).

При таких обстоятельствах у судьи имелись основания для оставления заявления Е. без движения на основании ст. 136 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (Определение ВС РФ от 7 декабря 2005 г. N 94-Г05-10).

§ 4. М.Г. Кодяков обратился в Верховный суд Республики Башкортостан с жалобой на действия ЦИК Республики Башкортостан, указывая на то, что по Черниковскому избирательному округу N 5 результаты выборов в Государственное Собрание не установлены, так же как и по избирательному округу N 30 по выборам в Уфимский городской Совет, а ЦИК Республики Башкортостан не принимает мер к защите избирательных прав граждан, бездействие ЦИК РБ нарушает его активное и пассивное избирательное право.

М.Г. Кодяков просил обязать ЦИК РБ провести 4 июля 2004 г. дополнительные выборы депутата Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан по одномандатному Черниковскому избирательному округу N 5, депутата Уфимского городского Совета по одномандатному избирательному округу N 39, депутата Совета МО "Октябрьский район" г. Уфы по одномандатному избирательному округу N 30.

Судьей Верховного суда Республики Башкортостан вынесено указанное выше Определение.

М.Г. Кодяков подал частную жалобу, в которой просит Определение отменить как незаконное и разрешить вопрос по существу.

Обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене Определения по следующим основаниям.

В исковом заявлении согласно п. п. 4, 5 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ должно быть указано, в чем заключаются нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования, обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. В силу ч. 1 ст. 247 ГПК РФ по делу, возникающему из публичных правоотношений, в заявлении заинтересованного лица должно быть указано, какие решения, действия (бездействие) должны быть признаны незаконными, какие права и свободы лица нарушены этими решениями, действиями (бездействием).

Судья оставила жалобу М.Г. Кодякова без движения по тем основаниям, что заявитель в жалобе не указал, в чем конкретно заключается нарушение его избирательных прав тем, что не установлены результаты выборов в Государственное Собрание по Черниковскому избирательному округу N 5 и по избирательному округу N 30 по выборам в Уфимский городской Совет избранием Н.Г. Загирова депутатом городского Совета и депутатом представительного органа местного самоуправления. Кроме того, заявителем не указаны доказательства, подтверждающие его доводы о нарушении избирательного законодательства, нарушении его избирательных прав.

Исходя из формы и содержания первоначальной жалобы М.Г. Кодякова судьей правомерно указано на необходимость устранения допущенных недостатков.

Доводы частной жалобы на допущенные судьей нарушения процессуальных норм, а именно: отсутствие протокола, отсутствие в определении секретаря, применение ст. 136 ГПК РФ по делу о защите избирательных прав - являются ошибочными, основанными на неправильном применении или толковании норм ГПК РФ.

Ссылки заявителя в жалобе на то, что Определение вынесено судьей, который подлежал отводу, также основанием к отмене Определения не являются, поскольку заявление М.Г. Кодякова Определением судьи оставлено без движения до начала рассмотрения дела по существу (Определение ВС РФ от 9 июня 2004 г. N 49-Г04-58).

§ 5. Б.И., Я.Н., Я.О. обратились в суд с иском к Б.А. о признании права общей долевой собственности с определением долей на следующее недвижимое имущество, приобретенное ответчиком на свое имя в 1999 г.:

1) земельный участок площадью 1500 кв. м, расположенный по адресу: Истринский район, пос. Снегири, д/о "Снегири", мкр-н "Соловьиный", уч. N 11, и расположенный на нем жилой дом общей площадью 224,50 кв. м;

2) земельный участок площадью 3320 кв. м, расположенный по адресу: Истринский район, пос. Снегири, д/о "Снегири", мкр-н Соловьиный, уч. N 10, и расположенный на нем жилой дом площадью 340,9 кв. м. В обоснование своих требований указали, что Б.И. состоит в браке с ответчиком и проживает с ним совместно, Я.Н. и Я.О. также проживают совместно с Б. и ведут совместное хозяйство. Истцы после приобретения ответчиком вышеуказанного имущества за счет общих средств осуществляли ремонт домов, освоение и благоустройство земельных участков, оплачивали налоги и различные платежи.

Истцы просили признать за каждым из сторон право собственности на 1/4 долю в праве общей долевой собственности на каждый из объектов недвижимого имущества.

Ответчик Б.А. исковые требования признал в полном объеме.

Решением Истринского горсуда от 14 июля 2003 г. исковые требования Б.И., Я.Н., Я.О. удовлетворены, за каждым из них признано право собственности на 1/4 доли спорного имущества; из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним исключены записи о праве собственности на это имущество за Б.А.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе Т. просит об отмене судебного решения, указывая на то, что оно затрагивает его законные и имущественные интересы.

В определении судьи И.А. Кузнецовой о передаче дела в президиум Мособлсуда поставлен вопрос об отмене решения.

Проверив материалы дела, доводы надзорной жалобы, президиум находит состоявшееся судебное решение подлежащим отмене.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Удовлетворяя требования истцов о признании за каждым из них права на спорное недвижимое имущество, приобретенное ответчиком в 1999 г. на свое имя, суд пришел к выводу, сославшись на собранные доказательства, что ответчики своими силами и средствами осуществляли ремонт домов, осваивали и благоустраивали участки.

Однако доказательств этому истцы не представили.

Кроме того, удовлетворяя требования, суд руководствовался ст. 173 ГПК РФ, предусматривающей, что при признании ответчиком иска и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований.

В то же время суд не учел, что в силу п. 2 ст. 39 ГПК РФ суд не принимает признание иска ответчиком, если это противоречит закону или нарушает права и интересы других лиц.

Представленные к надзорной жалобе Т. судебные документы: Определение Гагаринского федерального районного суда г. Москвы от 17 февраля 2002 г. о наложении ареста на спорное недвижимое имущество, зарегистрированное на имя Б.А., в обеспечение иска Т. и решение того же суда от 26 мая 2003 г. о взыскании с Б.А. в пользу Т. 400000 долларов США в рублевом эквиваленте - свидетельствуют о том, что решением суда по делу затронуты законные интересы лица, не участвующего в рассмотрении данного спора.

Суд в нарушение требований подп. 6 п. 2 ст. 131 ГПК РФ принял исковое заявление без указания цены иска; не рассмотрел по существу ходатайство истцов об освобождении от уплаты госпошлины на момент принятия искового заявления и в нарушение требований ст. 103 и п. 5 ст. 198 ГПК РФ в резолютивной части решения не разрешил вопрос о взыскании государственной пошлины в связи с рассмотрением спора сторон в суде.

С учетом изложенного допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права свидетельствуют о незаконности судебного решения (Постановление президиума Московского областного суда от 10 ноября 2004 г. N 721).

§ 6. К. обратился в суд с заявлением к Центральной избирательной комиссии Республики Башкортостан и заинтересованному лицу Р.А. Хатыповой, в котором он просил перенести выборы в Государственное Собрание - Курултай РБ с 27 марта 2005 г. на 17 апреля 2005 г., назначить окружные избирательные комиссии по выборам депутатов в Государственное Собрание - Курултай РБ, опубликовать графические границы округов и решение по делу в пятидневный срок.

Определением судьи Верховного суда Республики Башкортостан от 11 февраля 2005 г. заявление К. оставлено без движения.

В частной жалобе заявитель просит отменить указанное Определение, утверждая, что оно подлежит безусловной отмене, так как постановлено с нарушением требований процессуального законодательства.

Проверив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит Определение судьи об оставлении заявления К. без движения подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 259 ГПК РФ избиратели, кандидаты в депутаты, их доверенные лица, считающие, что решениями или действиями (бездействием) избирательной комиссии нарушаются избирательные права, вправе с заявлением о защите избирательных прав обратиться в суд по подсудности.

Согласно п. п. 4, 5 и 8 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении должны быть указаны:

- в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов заявителя и его требования;

- обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;

- перечень прилагаемых документов.

Заявление, поданное в суд, подписывается заявителем (ч. 4 ст. 131 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 132 ГПК РФ к заявлению прилагаются:

- документ, подтверждающий уплату государственной пошлины;

- документ, подтверждающий обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют.

Согласно ч. 1 ст. 247 ГПК РФ в заявлении должно быть указано, какие решения, действия (бездействие) должны быть признаны незаконными, какие права и свободы лица нарушены этими решениями и действиями (бездействием).

Судьей Верховного суда Республики Башкортостан правильно обращено внимание на то, что в заявлении К. не конкретизировано, какие его избирательные права нарушены неназначением окружной избирательной комиссии и нарушением порядка формирования ЦИК РБ при назначении выборов на 27 марта 2005 г. и на каком основании он требует переноса выборов.

Не конкретизировано также, какие избирательные права заявителя нарушены необозначением границ административно-территориальной единицы, неуказанием номера избирательного округа и неопубликованием количества избирателей и графического изображения границ округа.

Вопреки положениям, приведенным в ГПК РФ, в заявлении К. не указано, когда и кем принято решение о проведении выборов депутатов в Государственное Собрание - Курултай РБ по Инорсовскому избирательному округу N 2 27 марта 2005 г. Такое решение с копиями для лиц, участвующих в деле, не приложено.

Не приложены доказательства, свидетельствующие о незаконном составе ЦИК РБ.

В нарушение требований ст. 132 ГПК РФ и ст. 333.19 НК РФ к заявлению не приложен документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в размере 100 руб.

В нарушение требований ч. 4 ст. 131 ГПК РФ заявление, поданное К., не подписано.

При таких обстоятельствах заявление К. обоснованно оставлено без движения.

Ссылка в частной жалобе на допущенные судьей нарушения процессуального законодательства не может быть принята во внимание в силу ее несостоятельности.

Необходимость составления протокола, как утверждает заявитель, при вынесении определения об оставлении его заявления без движения в данном случае не требуется (Определение ВС РФ от 13 апреля 2005 г. N 49-Г05-19).

Комментарий к части 3.

§ 7. Прокурор района им. Лазо Хабаровского края в интересах несовершеннолетнего Е. обратился в суд с заявлением к Министерству финансов Российской Федерации, Министерству финансов Хабаровского края, администрации района им. Лазо Хабаровского края о взыскании денежного содержания.

Определением суда района им. Лазо Хабаровского края от 24 февраля 2004 г. заявление оставлено без движения.

Судебная коллегия по гражданским делам Хабаровского краевого суда 25 марта 2004 г. Определение отменила, вопрос о принятии заявления передала на новое рассмотрение в тот же суд.

Определением суда района им. Лазо Хабаровского края от 9 апреля 2004 г. в принятии заявления отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Хабаровского краевого суда 27 мая 2004 г. Определение оставила без изменения.

В представлении заместителя Генерального прокурора РФ ставился вопрос об отмене Определения суда района им. Лазо Хабаровского края от 9 апреля 2004 г. и Определения судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 27 мая 2004 г.

Судья Верховного Суда РФ, рассмотрев 27 июня 2005 г. истребованный по представлению заместителя Генерального прокурора РФ материал, в удовлетворении представления отказал по следующим основаниям.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Таких нарушений судами при рассмотрении заявления прокурора района им. Лазо Хабаровского края не допущено.

Из материала видно, что прокурор района обратился в суд с заявлением в порядке ч. 1 ст. 45 ГПК РФ в интересах несовершеннолетнего Е. к Министерству финансов Российской Федерации, Министерству финансов Хабаровского края и администрации района им. Лазо Хабаровского края о взыскании в пользу его опекуна И. денежного содержания в размере 90672 руб. 32 коп.

Согласно ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

В силу п. 4 ст. 150 СК РФ гражданские права и обязанности опекуна (попечителя) определяются ст. ст. 36 - 38 ГК РФ.

В соответствии с п. 3 ст. 36 ГК РФ опекуны и попечители обязаны заботиться о содержании своих подопечных, об обеспечении их уходом и лечением, защищать их права и интересы.

Как установлено в Федеральном законе от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", Постановлении Правительства Российской Федерации от 20 июня 1992 г. N 409 "О неотложных мерах по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" и Положении о порядке выплаты денежных средств на питание, приобретение одежды, обуви, мягкого инвентаря для детей, находящихся под опекой (попечительством) (утвержденном Приказом Министерства образования Российской Федерации от 19 августа 1999 г. N 199), опекуну ежемесячно выплачиваются денежные средства на содержание опекаемого в порядке и размере, установленных Правительством Российской Федерации.

Следовательно, надлежащим истцом по делу о взыскании денежных средств на содержание несовершеннолетнего Е. является его опекун И.

В соответствии с ч. 3 ст. 131 ГПК РФ в случае обращения прокурора в защиту законных интересов гражданина в заявлении должно содержаться обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления, если оно предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым настоящим Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право.

Отказывая в принятии заявления прокурора района им. Лазо Хабаровского края, суд правильно исходил из того, что названное заявление подано в нарушение ст. ст. 45, 131 ГПК РФ, поскольку в нем отсутствует указание на уважительные причины, по которым И. не может сам обратиться в суд с иском о взыскании денежного содержания на опекаемого Е.

Доводы в представлении заместителя Генерального прокурора РФ о том, что в соответствии со ст. 10 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" прокурор вправе обратиться в суд за защитой прав несовершеннолетнего, не могут являться основанием к отмене судебных постановлений, поскольку данная норма Закона подлежит применению с учетом ч. 1 ст. 45 ГПК РФ.

Указаний на какие-либо иные обстоятельства, которые могли бы в силу ст. 387 ГПК РФ служить основанием к отмене судебных постановлений, представление не содержит (Определение ВС РФ от 27 июня 2005 г. N 58-впр05-76).

§ 8. Статьей 3 Закона Пермской области от 6 мая 2004 г. N 1371-278 "О внесении изменений в Закон Пермской области "О социальной поддержке пенсионеров, имеющих большой трудовой стаж" предусмотрено, что этот Закон вступает в силу со дня официального опубликования.

Заместитель прокурора Пермской области обратился в суд с заявлением о признании данной правовой нормы противоречащей федеральному законодательству, а именно п. 5 ст. 8 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", которым предусмотрено, что законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через десять дней после их официального опубликования.

Судом вынесено приведенное выше решение, об отмене которого просят в кассационных жалобах представитель администрации Пермской области и Председатель Законодательного Собрания Пермской области. Полагают, что суд неправильно применил нормы материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, не находит оснований для отмены решения по следующим основаниям.

В соответствии с п. 5 ст. 8 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ (в ред. от 19 июня 2004 г.) "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" предусмотрено, что конституция (устав) и закон субъекта Российской Федерации вступают в силу после их официального опубликования. Законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через десять дней после их официального опубликования.

Аналогичные положения предусмотрены в п. 2 ст. 21 Закона Пермской области от 12 октября 2001 г. N 1790-317 "О порядке рассмотрения, принятия и обнародования законов Пермской области".

Из содержания Закона Пермской области от 6 мая 2004 г. N 1371-278 "О внесении изменений в Закон Пермской области "О социальной поддержке пенсионеров, имеющих большой трудовой стаж" и Закона Пермской области от 2 октября 2000 г. N 1147-167 "О социальной поддержке пенсионеров, имеющих большой трудовой стаж" усматривается, что они касаются регулирования вопросов установления дополнительных гарантий пенсионерам Пермской области, имеющим большой трудовой стаж. Поэтому суд пришел к правильному выводу о том, что обжалуемым Законом затрагиваются права и свободы человека и гражданина и он вступает в силу не ранее чем через десять дней после его официального опубликования.

Не могут быть поводом к отмене решения суда доводы кассационной жалобы о том, что в соответствии с ч. 3 ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении, предъявляемом прокурором в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, должно быть указано, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов, поскольку в силу прямого указания закона - ч. 1 ст. 251 ГПК РФ - прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону полностью или в части.

Пунктом 3 ст. 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" предусмотрено, что прокурор или его заместитель в случае установления факта нарушения закона органами и должностными лицами, указанными в п. 1 ст. 21 настоящего Федерального закона, опротестовывает противоречащие закону правовые акты, обращается в суд или арбитражный суд с требованием о признании таких актов недействительными.

Учитывая изложенное, решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам, содержащимся в кассационных жалобах, не имеется (Определение ВС РФ от 26 января 2005 г. N 44-Г04-17).

Комментарий к части 4.

§ 9. М. обратился в Нижегородский областной суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству Закона Нижегородской области от 25 февраля 2005 г. N 10-З "Об образовании муниципальных образований в Борском районе Нижегородской области" с приложениями N 1 и N 2 и Постановления Законодательного Собрания Нижегородской области от 24 февраля 2005 г. N 1322-111 "О принятии Закона Нижегородской области "Об образовании муниципальных образований в Борском районе Нижегородской области", о сохранении Каликинского сельского совета административно-территориальным образованием Нижегородской области, об утверждении муниципального образования "Каликинский сельсовет" с административным центром - деревней Каликино.

Определением судьи Нижегородского областного суда от 20 июня 2005 г. заявление М. возвращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ.

В частной жалобе заявитель просит об отмене Определения судьи.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит частную жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В силу ч. 4 ст. 131 ГПК РФ заявление подписывается истцом или его представителем при наличии у него полномочий на подписание заявления и предъявление его в суд.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление в случае, если исковое заявление не подписано или исковое заявление подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.

Возвращая заявление М., суд указал, что М. обратился в суд от имени инициативной группы пос. Каликино, с. Линда, пос. Железнодорожный, не имея полномочий на подписание и предъявление в суд такого заявления.

Как видно из материалов дела, исковое заявление подано М. от своего имени, в защиту своих прав и прав других жителей Каликинского сельсовета, заявление подписано М.

При таких обстоятельствах возвращение заявления М. по основаниям, указанным в п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, нельзя признать обоснованным. То обстоятельство, что заявитель, подписывая заявление, указал, что он является представителем инициативной группы, не является основанием для возвращения заявления (Определение ВС РФ от 7 сентября 2005 г. N 9-Г05-12).

§ 10. 22 апреля 2003 г. ЗАО "Разрез Степной" обратилось в Енисейский районный суд Красноярского края с иском к ООО "Разрез Степной" (находится в г. Черногорске Республики Хакасия), Щ. (проживает в г. Москве), С. (проживает в г. Находке), В. (место проживания не установлено) об исключении из числа участников ООО "Разрез Степной".

В обоснование иска указано, что 25 апреля 2002 г. на внеочередном собрании акционеров ЗАО "Разрез Степной" было принято решение об участии ЗАО "Разрез Степной" в холдинговой компании путем учреждения нескольких дочерних предприятий со 100-процентной долей ЗАО "Разрез Степной" в уставных капиталах. В число этих предприятий вошло и ООО "Разрез Степной" с уставным капиталом в 2000000 руб.

Однако бывший генеральный директор ЗАО "Разрез Степной" Щ., которому поручили подготовку учредительных документов и организацию деятельности создаваемых предприятий, выйдя за пределы предоставленных ему полномочий, заключил от имени ЗАО "Разрез Степной" учредительный договор, по которому соучредителем создаваемого ООО "Разрез Степной" выступил сам Щ., внесший 1,9 млн. руб. (что соответствует 190 долям в уставном капитале), а доля ЗАО "Разрез Степной" составила 200 долей (2 млн. руб.).

25 марта 2003 г. на незаконном внеочередном собрании учредителей ООО "Разрез Степной" было принято решение о продаже 5 долей уставного капитала третьему лицу - С.

Полагая, что такие действия противоречат п. 18 ч. 1 и ч. 2 ст. 48 Федерального закона "Об акционерных обществах", ЗАО "Разрез Степной" обратилось в суд с данным иском.

Помимо этого указало, что исполняющий обязанности генерального директора ООО "Разрез Степной" В. отказался вносить в повестку дня внеочередного общего собрания ООО "Разрез Степной" вопрос об исключении Щ. и С. из числа участников общества.

В связи с этим истец просил исключить из состава участников ООО "Разрез Степной" Щ. и С., обязать ООО "Разрез Степной" передать ЗАО "Разрез Степной" 195 долей в уставном капитале, принадлежащих исключаемым Щ. и С., обязав исполняющего обязанности генерального директора ООО "Разрез Степной" В. обеспечить передачу этих долей, обязать межрайонную инспекцию МНС России N 3 по Республике Хакасия зарегистрировать соответствующие изменения в учредительный договор о создании и в Устав ООО "Разрез Степной" о передаче долей и изменениях в составе учредителей.

Также истец просил обратить решение к немедленному исполнению.

Из протокола судебного заседания следует, что представитель ООО "Разрез Степной" исковые требования признал.

Иные стороны или их представители в судебном заседании не участвовали.

Решением Енисейского районного суда Красноярского края от 23 апреля 2003 г. исковые требования удовлетворены в полном объеме, Определением того же суда от 23 апреля 2003 г. решение обращено к немедленному исполнению.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В представлении заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Жуйкова, внесенном в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в порядке, предусмотренном ст. 389 ГПК РФ, в целях обеспечения единства судебной практики и законности поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений как вынесенных с существенным нарушением норм процессуального права.

Проверив материалы дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что при принятии иска ЗАО "Разрез Степной" к производству Енисейского районного суда Красноярского края и при рассмотрении его судом были грубо нарушены нормы процессуального права, регламентирующие прием искового заявления, назначение дела к судебному разбирательству, порядок извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела, а также положения процессуального закона о подведомственности гражданских дел.

Из искового заявления и имеющегося на нем штампа районного суда о поступлении (л.д. 3) видно, что заявление поступило в Енисейский районный суд 22 апреля 2003 г.

Государственная пошлина уплачена 23 апреля 2003 г., что видно из квитанции (л.д. 2).

В связи с этим очевидно, что судья не мог выносить имеющиеся в деле Определения: от 11 марта 2003 г. о вызове сторон на беседу 26 марта 2003 г., от 26 марта 2003 г. о назначении судебного заседания на 23 апреля 2003 г., так как положениями Инструкции о делопроизводстве в районном суде предусмотрена регистрация поступающих заявлений в день их поступления в суд, а не за день до назначенного судебного заседания.

В соответствии с ч. 4 ст. 131 ГПК РФ исковое заявление подписывается истцом или его представителем при наличии у него полномочий на подписание заявления и предъявление его в суд. По смыслу той же нормы исковое заявление от имени юридического лица должно иметь в качестве необходимых реквизитов печать и штамп организации.

Исковое заявление от имени ЗАО "Разрез Степной" подписано Д.В. Сотовым с указанием на его должность - генеральный директор. Однако в деле не имеется каких-либо данных, подтверждающих, что Д.В. Сотов действительно является генеральным директором ЗАО. Само исковое заявление не содержит ни штампа, ни печати истца - ЗАО "Разрез Степной".

Таким образом, еще при принятии заявления к производству необходимо было решить вопрос об оставлении его без движения. Тем не менее исковое заявление было принято и разрешено по существу.

Также при приеме данного иска было видно, что данный спор неподсуден Енисейскому районному суду Красноярского края.

Из ст. 28 ГПК РФ следует, что иск предъявляется в суде по месту жительства ответчика или месту нахождения организации.

Ни одна из сторон по делу, кроме ответчика В., не указана находящейся или проживающей в Енисейском районе Красноярского края.

Место жительства В. указано на основании имеющегося в деле договора аренды жилья, заключенного между В. и Э.П. Павловой 1 марта 2003 г.

Вместе с исковым заявлением этот документ в суд не подавался, из протокола судебного заседания не усматривается, чтобы кто-либо просил приобщить его к делу. Отметок налоговых органов о регистрации данный договор не имеет.

Сам адрес якобы проживания В. в Енисейском районе в исковом заявлении явно исправлен после его составления.

Из указанного следует сделать вывод об искусственно созданной подсудности спора именно Енисейскому районному суду.

В соответствии со ст. 48 ГПК РФ дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им, либо представители.

Из ст. 53 ГПК РФ следует, что полномочия представителя должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом.

Эти положения закона при рассмотрении спора судом не учтены.

В протоколе судебного заседания указано, что в заседании участвовали представитель истца ЗАО "Разрез Степной" и представитель ответчика ООО "Разрез Степной".

Однако в деле не имеется ни одной доверенности ни от одного физического или юридического лица на представление интересов при рассмотрении данного иска в суде.

Из протокола вообще неясно, кто конкретно участвовал в судебном заседании.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 362, п. 2 ч. 2 ст. 364, ст. 387 ГПК РФ существенным нарушением, влекущим отмену судебного решения, является рассмотрение дела судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о месте и времени судебного заседания.

Никаких доказательств, свидетельствующих о надлежащем извещении сторон, материалы дела не содержат.

Помимо изложенного, необходимо указать на следующее.

Истец обратился в суд с иском об исключении из числа участников общества с ограниченной ответственностью и перераспределении долей в уставном капитале общества, принадлежащих ответчикам Щ. и С., а также с требованием к исполняющему обязанности генерального директора ООО "Разрез Степной" В. обеспечить передачу долей.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 33 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражные суды рассматривают дела по спорам между участниками товариществ и обществ, вытекающим из деятельности обществ, за исключением трудовых споров.

Поэтому предъявленные ЗАО "Разрез Степной" исковые требования суду общей юрисдикции нельзя было принимать к рассмотрению и разрешать данный спор по существу.

Исходя из указанного решение и Определение суда нельзя считать законными.

Для разрешения вопроса о повороте исполнения принятых по данному делу судебных постановлений дело в соответствии с ч. 1 ст. 445 ГПК РФ подлежит передаче на разрешение Енисейского районного суда в качестве суда первой инстанции (Определение ВС РФ от 21 июля 2004 г. N 9пв04).

§ 11. П. обратилась в суд с иском к МУП "Зарайский ритуал" об изменении формулировки увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании приказа о лишении премии недействительным, взыскании недополученной премии и компенсации морального вреда.

Ответчик подал в суд встречное исковое заявление об изменении формулировки увольнения.

Определением мирового судьи 56-го судебного участка Зарайского судебного района Московской области от 6 сентября 2004 г. заявление П. оставлено без рассмотрения. П. и МУП "Зарайский ритуал" разъяснено, что они могут предъявить иск в общем порядке.

Определением Зарайского городского суда Московской области от 30 ноября 2004 г. Определение мирового судьи оставлено без изменения.

В надзорной жалобе П. просит отменить судебные постановления.

Определением судьи Московского областного суда Т.В. Вальгановой от 8 декабря 2005 г. дело по надзорной жалобе П. внесено на рассмотрение президиума Московского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит судебные постановления подлежащими отмене.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Оставляя заявление П. без рассмотрения, суд указал, что заявление от имени истца подано адвокатом И.В. Назаровой, не имеющей полномочий на его подачу.

Между тем с таким Определением согласиться нельзя.

В соответствии с ч. 4 ст. 131 ГПК РФ исковое заявление подписывается истцом или его представителем при наличии у него полномочий на подписание заявления и предъявление его в суд.

Согласно абзацу четвертому ст. 222 ГПК РФ суд оставляет заявление без рассмотрения, если заявление подписано или подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание или предъявление иска.

Из материалов дела усматривается, что исковое заявление, поданное в суд 21 ноября 2003 г., подписано самой истицей П. (л.д. 2 - 3).

В деле не имеется данных о том, что иск от имени истицы П. был подан в суд адвокатом И.В. Назаровой, полномочия которой на выступление в суде в качестве представителя истицы были подтверждены ордером от 14 ноября 2003 г., выданным Зарайским филиалом МОКА.

Суд первой инстанции рассматривал данное дело в течение длительного времени - более 9 месяцев, по делу было проведено 13 судебных заседаний, причем в 5 судебных заседаниях принимала участие сама истица, которая поддерживала свои исковые требования (17 декабря 2003 г., 24 декабря 2003 г., 26 января 2004 г., 3 февраля 2004 г.). Далее интересы истицы в суде представляли ее представитель адвокат И.В. Назарова и представитель по доверенности О.Н. Шикова. В процессе судебного разбирательства заслушивались стороны, их представители, свидетели, после чего исковое заявление П. было оставлено без рассмотрения.

Кроме того, данное дело было принято к производству мировым судьей с нарушением правил подсудности.

Заявленные истицей требования об изменении формулировки увольнения в соответствии со ст. ст. 23, 24 ГПК РФ не относятся к подсудности мировых судей, а подсудны районному суду.

Допущенные судами существенные нарушения норм гражданско-процессуального законодательства являются основанием к отмене судебных постановлений (Постановление президиума Московского областного суда от 1 февраля 2006 г. N 76 по делу N 44г-100/06).

 

Статья 132. Документы, прилагаемые к исковому заявлению

 

Комментарий к статье 132

 

§ 1. Вопрос. Должны ли быть подтверждены доверенностью полномочия лица на право подачи в суд искового заявления или жалобы, если подаваемые им документы подписаны другим лицом?

Влечет ли за собой отсутствие такой доверенности принятие судьей решения о возвращении искового заявления в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ и об оставлении жалобы без движения в соответствии с ч. 1 ст. 341 ГПК РФ?

Ответ. Согласно абзацу четвертому ст. 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к исковому заявлению прилагается доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя истца.

В соответствии с ч. 3 ст. 339 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем, кассационное представление - прокурором. К жалобе, поданной представителем, должны быть приложены доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочие представителя, если в деле не имеется такое полномочие.

По общему правилу возникновение гражданского процесса (возбуждение гражданского дела) возможно только по заявлению заинтересованного лица, то есть лица, обратившегося в суд за защитой своих прав, свобод и законных интересов.

Данное правило реализует положения, закрепленные в ст. 46 Конституции Российской Федерации и в ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым реализация права на судебную защиту и осуществление гражданских прав зависят от собственного усмотрения гражданина и организации.

Таким образом, воля лица, обращающегося в суд за защитой своих прав, должна быть ясно выражена и подтверждена документально.

Учитывая это, можно сделать вывод о том, что любое процессуальное действие лица, совершаемое им от имени другого лица, должно быть подтверждено представляемым лицом.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление в случае, если исковое заявление не подписано или исковое заявление подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.

Согласно ч. 1 ст. 341 ГПК РФ при подаче кассационных жалобы, представления, не соответствующих требованиям, предусмотренным ст. ст. 339, 340 Кодекса, судья выносит определение, на основании которого оставляет жалобу без движения, и назначает лицу, подавшему жалобу, представление, срок для исправления недостатков.

Следовательно, в случае, если исковое заявление (жалоба) подписано одним лицом, а предъявлено в суд другим лицом, представитель должен предъявить доверенность, в которой должны быть указаны его полномочия на подачу искового заявления (жалобы) в суд.

Отсутствие такой доверенности является основанием для принятия судьей решения о возвращении искового заявления в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и об оставлении жалобы без движения в соответствии с ч. 1 ст. 341 ГПК РФ (Вопрос 4 Постановления Президиума ВС РФ от 1 марта 2006 г. "Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 г.").

§ 2. К заявлению о защите избирательных прав, подлежащему рассмотрению судом с участием прокурора, приложения копии заявления для прокурора не требуется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации исключила из определения суда автономного округа, которым заявление о защите избирательных прав граждан оставлено без движения, указание о необходимости приобщения к заявлению его копии для прокурора, указав следующее. В силу ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагаются его копии для ответчиков и третьих лиц, а применительно к данной категории дел - копии заявления для заинтересованных лиц.

Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации прокурор к таковым не отнесен. То обстоятельство, что в соответствии с ч. 3 ст. 260 ГПК РФ дела о защите избирательных прав граждан рассматриваются с обязательным участием прокурора, не является основанием для приобщения заявителем к поданному им заявлению копии для прокурора.

Прокурор в данном случае в соответствии со ст. 45 ГПК РФ вступает в процесс для дачи заключения, а не является заинтересованным лицом, для которого должна быть приобщена копия заявления в соответствии со ст. 132 ГПК РФ (Постановление Президиума ВС РФ от 8 декабря 2004 г. "Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за третий квартал 2004 г.". Определение N 61-Г04-7).

§ 3. Судья Самойловского районного суда Саратовской области С.С. Козлов, рассмотрев поступившее исковое заявление Управления образования ОМО Балашовского района Саратовской области к Дубовенко Елене Николаевне о лишении родительских прав и взыскании алиментов, установил: Управление образования ОМО Балашовского района обратилось с указанным исковым заявлением о лишении родительских прав Е.Н. Дубовенко и взыскании с нее алиментов.

Данное исковое заявление не было принято судом к своему производству и оставлено без движения Определением от 21 января 2004 г. в связи с тем, что не соответствует по содержанию требованиям ст. ст. 131, 132 ГПК РФ.

Определением об оставлении искового заявления Управления образования ОМО Балашовского района Саратовской области к Дубовенко Елене Николаевне о лишении родительских прав и взыскании алиментов был установлен срок для исправления недостатков до 2 февраля 2004 г.

Однако до настоящего времени недостатки не исправлены, что является основанием в соответствии со ст. 136 ГПК РФ для возвращения искового заявления его подателю.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 136 ГПК РФ, судья определил: вернуть исковое заявление Управления образования ОМО Балашовского района Саратовской области к Дубовенко Елене Николаевне о лишении родительских прав и взыскании алиментов его подателю в связи с невыполнением Определения суда от 21 января 2004 г.

Определение может быть обжаловано в течение 10 дней с момента вынесения в кассационном порядке в Саратовский областной суд (Определение о возвращении искового заявления от 3 февраля 2004 г. рп Самойловка).

§ 4. Л. обратился в Хабаровский краевой суд с заявлением о защите избирательных прав. Просил отменить выборы депутатов Законодательного Собрания Хабаровского края и взыскать в его пользу компенсацию морального вреда.

Определением судьи Хабаровского краевого суда от 22 мая 2006 г. заявление оставлено без движения.

В частной жалобе Л. поставлен вопрос об отмене Определения суда по мотиву его незаконности.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований для отмены Определения суда не находит.

В соответствии с ч. 1 ст. 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в ст. ст. 131 и 132 настоящего Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

В соответствии с ч. 1 ст. 259 ГПК РФ избиратели, кандидаты и их доверенные лица, считающие, что решениями или действиями (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественных объединений, избирательной комиссии, комиссии референдума, должностного лица нарушаются избирательные права или право на участие в референдуме граждан Российской Федерации, вправе обратиться с заявлением в суд.

Согласно ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении должны быть указаны наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является организация, ее место нахождения.

Статьей 132 ГПК РФ предусмотрено, что к исковому заявлению подлежит приложению документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

Принимая во внимание то, что дела, возникающие из публичных правоотношений (к числу которых относятся дела по заявлениям о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации), возбуждаются на основании заявления, оформленного по общим правилам, установленным ст. ст. 131, 132 ГПК РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что заявление, поданное Л., не соответствует названным требованиям ГПК РФ, поскольку в заявлении не указаны наименование заинтересованного лица, действиями которого нарушаются избирательные права заявителя, место нахождения данного лица и к нему не приложен документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

С доводом частной жалобы о том, что граждане по заявлениям о защите своих избирательных прав освобождены от уплаты государственной пошлины, согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 89 ГПК РФ льготы по оплате государственной пошлины предоставляются в случаях и порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно ст. 333.36 Налогового кодекса РФ граждане по делам о защите избирательных прав от уплаты государственной пошлины не освобождаются.

Довод частной жалобы о том, что суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, является несостоятельным, поскольку суд не принимал заявление Л. к своему производству.

По делам, возникающим из публичных правоотношений, лицами, участвующими в деле, являются заявители и заинтересованные лица, а не истцы и ответчики. В связи с этим суд обоснованно сослался в Определении на необходимость указания в заявлении наименования заинтересованного лица, действиями которого нарушаются избирательные права Л., и места нахождения данного лица (Определение ВС РФ от 9 августа 2006 г. N 58-Г06-29).

§ 5. А. обратился в Верховный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании действий (бездействия) и Постановлений ЦИК РБ от 29 декабря 2004 г. N Ц-4/1, от 4 февраля 2005 г. Ц-7/1-20, Ц-7/1-66 незаконными, нарушающими его право на свободные выборы.

Определением судьи Верховного суда Республики Башкортостан от 24 марта 2005 г. указанное заявление А. оставлено без движения как поданное без соблюдения требований ст. ст. 131, 132 ГПК РФ с разъяснением о необходимости устранения недостатков заявления до 11 часов 25 марта 2005 г.

В связи с тем, что в предоставленный для устранения недостатков заявления срок истребуемые документы заявителем не представлены и, следовательно, недостатки заявления не устранены, Определением судьи от 25 марта 2005 г. заявление на основании ст. 136 ГПК РФ возвращено заявителю.

В частной жалобе заявитель просит об отмене этого Определения, ссылаясь на его незаконность.

Обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что Определение судьи подлежит отмене.

Согласно ч. 1 ст. 136 ГПК РФ судья, установив при проверке поступивших документов, что заявление (жалоба) подано без соблюдения требований, изложенных в ст. ст. 131 и 132 ГПК РФ, выносит определение об оставлении заявления без движения, поэтому судья правомерно, с учетом указанных выше норм закона, вынес определение об оставлении заявления без движения, предоставив заявителю срок для исправления имеющихся недостатков.

Как видно из материалов дела, заявитель исправил недостатки поданного заявления, не представил лишь Постановление ЦИК РБ от 29 декабря 2005 г. N Ц-4/1 "О назначении довыборов депутатов Государственного Собрания - Курултая РБ по Аслыкульскому избирательному округу N 4 на 27 марта 2005 г.", ссылаясь на невозможность получения данного документа, и просил оказать ему в этом содействие.

Определением судьи от 24 марта 2005 г. А. продлен срок для исправления недостатков до 11 часов 25 марта 2005 г. На основании данного Определения и в связи с просьбой заявителя судьей 24 марта 2005 г. А. был выдан запрос об истребовании доказательств по делу, находящихся в ЦИК РБ.

В связи с тем, что в установленный в Определении срок документ представлен не был, судья Определением от 25 марта 2005 г. возвратил заявление А.

Заявитель в частной жалобе указал, что он не выполнил Определение судьи по объективной причине: 24 марта 2005 г. ЦИК РБ не работала, и поэтому он не смог сдать запрос и получить ответ на запрос в установленный срок. Вместе с тем 24 марта 2005 г. им была представлена в суд копия оспариваемого Постановления, опубликованного в газете "Республика Башкортостан", в виде копии газеты.

Доводы заявителя коллегия считает обоснованными.

Срок, предоставленный заявителю судьей для получения ответа на запрос, нельзя признать разумным. Кроме того, заявителем представлена копия оспариваемого Постановления. Доводы судьи о том, что копия не заверена в установленном порядке, нельзя признать обоснованными, поскольку оспариваемый акт официально опубликован. А принимая во внимание, что законом установлен сокращенный процессуальный срок рассмотрения дел данной категории, суд имел возможность проверить верность представленной копии в ходе подготовки дела к судебному разбирательству.

Кроме того, истребовав по просьбе заявителя документы, судья выполнил действия по подготовке дела к судебному разбирательству, то есть по существу принял дело к производству суда. При таких обстоятельствах возврат заявления нельзя признать обоснованным.

(Определение ВС РФ от 22 июня 2005 г. N 49-Г05-43).

§ 6. Оставляя заявление без движения, судья исходил из того, что заявление не соответствует требованиям ст. ст. 131, 251 ГПК РФ, указав, что заявление изложено в недопустимом стиле, загромождено описанием событий, не относящихся к оспариваемым вопросам, содержит некорректные выражения, препятствующие его рассмотрению.

Кроме того, в нем отсутствуют наименование оспариваемого нормативного правового акта и дата его принятия (имеется лишь ссылка на признание недействительным п. 1 ст. 2 без наименования закона), не указано, какие права и свободы заявителя или неопределенного круга лиц нарушаются этим актом или его частью, обстоятельства, на которых основаны требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства: неясно сформулированы поставленные требования; из содержания иска неясно, оспаривается ли нормативный правовой акт по основаниям его противоречия Конституции РФ или федеральному закону и какому именно, что препятствует определению подсудности настоящего спора, а также в нарушение п. 6 ст. 251 ГПК РФ к заявлению не приложена копия оспариваемого нормативного правового акта или его часть с указанием, каким средством массовой информации и когда опубликован этот акт.

Определением от 19 октября 2004 г. заявление оставлено без изменения. Н. подал частную жалобу, в которой просит Определение отменить и рассмотреть заявление по существу заявленных требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит Определение подлежащим оставлению без изменения.

В соответствии со ст. 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в ст. ст. 131 и 132 настоящего Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

В случае если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в Определении, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд. В противном случае заявление считается неподанным и возвращается заявителю со всеми приложенными к нему документами.

Довод в частной жалобе о том, что эти недостатки надуманные, нельзя признать состоятельным, поскольку заявление, поданное в суд первой инстанции, не соответствует требованиям ст. ст. 131 и 132 ГПК РФ и судья правильно постановил Определение, в котором предложил их устранить.

Оснований к отмене Определения не установлено (Определение ВС РФ от 9 февраля 2005 г. N 84-Г04-12).

§ 7. Н.А. Ворсин и А.Е. Шушпанов обратились в суд с заявлением в защиту своих избирательных прав и избирательных прав жителей муниципального образования "Тигильский район" об отмене Постановления N 31/115 избирательной комиссии Корякского автономного округа "О формировании временной избирательной комиссии муниципального образования "Тигильский район", ссылаясь на то, что избирательная комиссия сформирована с нарушением закона.

Определением суда Корякского автономного округа от 16 марта 2004 г. заявление оставлено без движения. Заявителям предложено устранить его недостатки в срок до 25 марта 2004 г.

В частной жалобе Н.А. Ворсина и А.Е. Шушпанова поставлен вопрос об отмене Определения суда в связи с нарушением норм процессуального права.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия оснований для отмены Определения суда не находит.

Оставляя заявление Н.А. Ворсина и А.Е. Шушпанова без движения, судья правильно исходил из того, что в заявлении не указано, какие конкретно избирательные права заявителей и избирателей муниципального образования нарушаются оспариваемым Постановлением, формированием временной избирательной комиссии, а это является нарушением п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ и ч. 1 ст. 247 ГПК РФ.

Указанный вывод суда соответствует содержанию заявления Н.А. Ворсина и А.Е. Шушпанова.

В связи с этим оснований для отмены Определения суда не имеется.

Вместе с тем из Определения суда подлежит исключению указание о том, что к заявлению должна быть приложена копия заявления для прокурора, поскольку в силу ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагаются его копии для ответчиков и третьих лиц. А применительно к данной категории дел - копии заявления для заинтересованных лиц.

ГПК РФ прокурор к таковым не отнесен. То обстоятельство, что в соответствии с ч. 3 ст. 260 ГПК РФ дела о защите избирательных прав граждан рассматриваются с обязательным участием прокурора, не является основанием для приобщения заявителем к поданному им заявлению его копии для прокурора.

Прокурор в данном случае в соответствии со ст. 45 ГПК РФ вступает в процесс для дачи заключения, а не является заинтересованным лицом, для которого и должна быть приобщена копия заявления в соответствии со ст. 132 ГПК РФ.

Довод частной жалобы о том, что в заявлении указано, какие права Н.А. Ворсина и А.Е. Шушпанова нарушены, опровергается его содержанием. В заявлении лишь указано, каким положениям федерального законодательства не соответствует оспариваемое Постановление. Но не указаны конкретные права заявителей, которые, по их мнению, нарушены его принятием.

Не являются основанием к отмене Определения суда с учетом указанных выше обстоятельств и другие доводы частной жалобы (Определение ВС РФ от 9 июня 2004 г. N 61-Г04-7).

§ 8. Е.М. Петров обратился в Свердловский областной суд с заявлением к избирательной комиссии Свердловской области о признании незаконным Постановления избирательной комиссии Свердловской области от 9 сентября 2003 г. N 172 "О результатах выборов губернатора Свердловской области 7 сентября 2003 г. и назначении повторного голосования", а также о возложении на избирательную комиссию Свердловской области обязанности по отмене данного Постановления.

Определением судьи Свердловского областного суда от 7 октября 2003 г. указанное заявление Е.М. Петрова как поданное с нарушением требований ст. ст. 131, 132 ГПК РФ было оставлено без движения и заявителю предоставлен срок до 14 октября 2003 г. устранить отмеченные недостатки.

Определением судьи Свердловского областного суда от 15 октября 2003 г. указанное заявление Е.М. Петрова с приложенными к нему материалами в соответствии со ст. 136 ГПК РФ было возвращено в адрес заявителя.

Е.М. Петров обратился в суд с ходатайством о восстановлении назначенного ему судом процессуального срока для устранения недостатков заявления, указанных в Определении судьи от 7 октября 2003 г., а также о приобщении ряда документов к ранее поданному заявлению.

Определением судьи Свердловского областного суда от 23 октября 2003 г. постановлено: в удовлетворении ходатайства Петрова Евгения Михайловича о восстановлении процессуального срока, назначенного Определением судьи Свердловского областного суда от 7 октября 2003 г. для устранения недостатков его заявления к избирательной комиссии Свердловской области о признании незаконным Постановления от 9 сентября 2003 г. N 172 "О результатах выборов губернатора Свердловской области 7 сентября 2003 г. и назначении повторного голосования", и отмене данного Постановления, а также в удовлетворении ходатайства о принятии дополнительных материалов к указанному заявлению отказать.

В частной жалобе ставится вопрос об отмене Определения ввиду нарушения норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии со ст. 107 ГПК РФ процессуальные действия совершаются в процессуальные сроки, установленные федеральным законом или назначенные судом.

Согласно ст. ст. 111, 112 ГПК РФ назначенные судом сроки могут быть продлены, а восстановлены могут быть сроки, установленные федеральным законом.

Как видно из материалов дела, до истечения назначенного судьей срока для исправления недостатков поданного заявления (до 14 октября 2003 г.) Е.М. Петров в установленном порядке не заявил о его продлении. Вывод суда о том, что данный срок истек, сделан правильно, и поэтому обоснованно Е.М. Петрову возвращено заявление с приложенными материалами, что не обжалуется заявителем.

Вывод суда о том, что ходатайство Е.М. Петрова о восстановлении процессуального срока относится к сроку, назначенному судом для исправления недостатков поданного заявления (ст. 136 ГПК РФ), и ссылка заявителя на положения п. п. 1 и 3 ст. 112 ГПК РФ является неправомерной, сделан правильно, так как данные правила регулируют вопросы восстановления процессуальных сроков, установленных федеральным законом.

Также не имеется оснований для продления Е.М. Петрову процессуального срока, назначенного Определением судьи Свердловского областного суда от 7 октября 2003 г. В силу ст. 111 ГПК РФ продление процессуального срока, назначенного судом, может быть осуществлено по заявлению заинтересованного лица, поданному в суд до истечения ранее назначенного судом (судьей) процессуального срока. В противном случае такое заявление удовлетворению не подлежит.

Доводы, изложенные в частной жалобе, по существу сводятся к переоценке выводов суда об отказе заявителю в удовлетворении заявления и не свидетельствуют о неправильности постановленного Определения (Определение ВС РФ от 14 января 2004 г. N 45-Г03-28).

 

Статья 133. Принятие искового заявления

 

Комментарий к статье 133

 

§ 1. Судья Волжского районного суда г. Саратова А. обратилась в суд с жалобой на решение квалификационной коллегии судей Саратовской области (далее - ККС) от 28 апреля 2006 г., которым на нее наложено дисциплинарное взыскание в виде предупреждения за нарушение закона и ущемление прав граждан на судебную защиту, выразившиеся в том, что имели место 10 случаев нарушения установленного ст. 133 ГПК РФ пятидневного срока решения вопроса о принятии к производству суда исковых заявлений в период с 15 августа 2005 г. по 29 декабря 2005 г. Задержка в вынесении определений составила от 3 до 24 дней.

Решением Саратовского областного суда от 9 июня 2006 г. отказано А. в удовлетворении жалобы на решение квалификационной коллегии судей Саратовской области от 28 апреля 2006 г. о наложении на нее дисциплинарного взыскания в виде предупреждения.

А. подала кассационную жалобу, в которой просит решение отменить, в привлечении ее к дисциплинарной ответственности отказать. Полагает, что обстоятельства, приведенные в решении квалификационной коллегии судей, не были грубыми и существенными нарушениями норм процессуального права и не могли служить основанием для привлечения ее к дисциплинарной ответственности, суд неправильно применил материальный закон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения.

Как следует из решения суда, в котором он соглашается с решением квалификационной коллегии судей, судье А. вменены следующие нарушения. Исковые заявления О.П. Цыганковой, Н.С. Шевелева, А.М. Ровенского к газете "Телеграфъ" о защите деловой репутации, компенсации морального вреда поступили в суд 13 декабря 2005 г., Определения об оставлении заявления без движения вынесены 10 января 2006 г., то есть через 28 дней (л.д. 23 - 32).

Заявление Н.А. Савостина о прекращении исполнительного производства поступило в суд 12 декабря 2005 г., Определение об оставлении заявления без движения вынесено 10 января 2006 г., то есть через 29 дней (л.д. 33 - 34).

Исковое заявление Г.А. Ковалева к ГУ Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Саратовской области о понуждении зарегистрировать право оперативного управления поступило в суд 22 декабря 2005 г., Определение об оставлении без движения вынесено 10 января 2006 г., то есть через 19 дней (л.д. 35 - 36).

Исковое заявление А.Т. Дорошенко к ООО "Страховая компания "Доверие" - Поволжский региональный центр, третье лицо - А.В. Боровков о взыскании страхового возмещения и компенсации морального вреда поступило в суд 15 августа 2005 г., Определение вынесено 7 сентября 2005 г., то есть через 24 дня (л.д. 37 - 38).

Исковое заявление ЖСК "Союз-69", В.С. Довженок и др. к Ю.А. Бочкареву о взыскании убытков поступило в суд 20 декабря 2005 г., Определение об оставлении без движения вынесено 10 января 2006 г., то есть через 20 дней (л.д. 39 - 41).

Исковое заявление Л.В. Наташкиной к ЖСК "Свой дом" о взыскании денежных средств поступило в суд 22 ноября 2006 г., Определение об оставлении без движения вынесено 6 декабря 2005 г., то есть через 15 дней (л.д. 42 - 43).

Исковое заявление М.К. Булудова, З.Б. Булудовой и др. к администрации Волжского района г. Саратова, МУПП "Саратовводоканал" о возмещении вреда поступило в суд 5 октября 2005 г., Определение об оставлении без движения вынесено 20 октября 2005 г., то есть через 15 дней (л.д. 44 - 47).

Заявление судебного пристава-исполнителя Волжского РОСП г. Саратова о замене стороны в исполнительном производстве поступило в суд 6 октября 2005 г., Определение об оставлении без движения вынесено 20 октября 2005 г., то есть через 14 дней (л.д. 48 - 49).

Исковое заявление Р.А. Михеева к ЖСК "ЖСК-96" о понуждении к исполнению обязательств по договору поступило в суд 15 декабря 2005 г., Определение об оставлении без движения вынесено 29 декабря 2005 г., то есть через 14 дней (л.д. 21 - 22).

Исковое заявление Г.И. Власкина к ГУП "Саратовтехинвентаризация", ГУ ФРС по Саратовской области о возмещении материального и морального ущерба поступило в суд 2 ноября 2005 г., а Определение об оставлении без движения вынесено 10 ноября 2005 г., то есть через 8 дней (л.д. 52 - 53).

В соответствии со ст. 12.1 Закона РФ "О статусе судей в РФ" за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм настоящего Закона, а также положений Кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей) на судью, за исключением судей Конституционного Суда РФ, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде: предупреждения; досрочного прекращения полномочий. Решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения.

28 апреля 2006 г. ККС, рассмотрев с участием А. представление председателя Волжского районного суда г. Саратова по вышеназванным фактам, приняла решение о наложении на судью А. дисциплинарного взыскания в виде предупреждения (л.д. 6 - 8).

Судом констатировано, что А. допущены процессуальные нарушения, однако выводов о существенности этих нарушений не сделано.

Признавая законной меру дисциплинарной ответственности судьи А., суд сделал вывод, что приведенные выше дисциплинарные проступки являлись нарушением Закона РФ "О статусе судей в РФ" и положений Кодекса судейской этики. С таким суждением согласиться нельзя. Исходя из тех же положений приведенных нормативных правовых актов следует вывод, что не любое, в том числе формальное, нарушение норм процессуального права может влечь за собой дисциплинарную ответственность судьи, а лишь то, которое является грубым, существенным и приводит к умалению авторитета судебной власти, вызывает сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности суда. По данному делу таких обстоятельств не установлено. Ни один случай, приведенный в решении ККС, не повлек негативных последствий. В решении суда не содержится вывода о том, что допущенные нарушения процессуальных сроков привели именно к таким последствиям.

Суд исходил из того, что при назначении дел А. формально были нарушены сроки, но при этом не учел, что по большинству дел окончание срока падало на новогодние и рождественские каникулы, а в соответствии со ст. 108 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день, то есть по названным 4 делам срок считать нарушенным нельзя. Кроме того, судом не учтено ее предыдущее качество работы и не дано анализа обстоятельствам, которые помешали назначить названные дела в установленный ст. 133 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срок.

Таким образом, А. не было допущено дисциплинарного проступка, влекущего применение мер дисциплинарной ответственности.

Учитывая установленные по делу обстоятельства и принимая во внимание, что судом допущена ошибка в применении норм материального права, решение суда следует отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое решение, которым решение квалификационной коллегии судей Саратовской области от 28 апреля 2006 г. о наложении на А. дисциплинарного взыскания в виде предупреждения признать недействующим (Определение ВС РФ от 23 августа 2006 г. N 32-Г06-10).

 

Статья 134. Отказ в принятии искового заявления

 

Комментарий к статье 134

 

§ 1. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

В соответствии с ч. 1 ст. 246 ГПК РФ это правило применимо к производству по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Исходя из этого недопустимо принятие и рассмотрение в порядке, предусмотренном гл. 25 ГПК РФ, заявлений об оспаривании таких решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, для которых федеральными законами (Уголовно-процессуальным кодексом РФ, Кодексом РФ об административных правонарушениях, Арбитражным процессуальным кодексом РФ и др.) установлен иной судебный порядок оспаривания (обжалования).

В принятии таких заявлений необходимо отказывать на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации").

§ 2.

1. Гражданин Д.В. Тимонин - заведующий отделением коррекции неотложных состояний в государственном учреждении здравоохранения "Республиканская клиническая больница N 3" Удмуртской Республики обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав положениями п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 248, ч. ч. 1 и 8 ст. 251 ГПК Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, Определением судьи Верховного суда Удмуртской Республики от 3 марта 2003 г. со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации Д.В. Тимонину отказано в принятии заявления о признании недействующими Постановления Правительства Удмуртской Республики от 16 мая 2002 г. N 446 и Приказа министра здравоохранения Удмуртской Республики от 18 мая 2002 г. N 130, на основании которых была осуществлена реорганизация государственного учреждения здравоохранения "Республиканский кардиологический клинический диспансер Министерства здравоохранения Удмуртской Республики" путем его разделения на государственное учреждение здравоохранения "Республиканская клиническая больница N 3" и государственное учреждение здравоохранения "Республиканский диагностический центр".

Отказ в возбуждении дела судья мотивировал тем, что дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти Удмуртской Республики как субъекта Российской Федерации Верховному суду Удмуртской Республики подсудны, однако из содержания заявления непосредственно не усматривается, какие именно права, свободы и законные интересы Д.В. Тимонина нарушаются указанными актами.

2. В соответствии с ч. 1 ст. 246 ГПК Российской Федерации дела об оспаривании нормативных правовых актов как возникающие из публичных правоотношений рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными гл. 23 и 24 данного Кодекса.

В частности, ст. 251 ГПК Российской Федерации предусмотрены специальные условия подачи в суд заявления о признании нормативных правовых актов противоречащими закону. Это означает, что по делам данной категории содержание общей нормы п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации, согласно которой судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя, не может определяться в отрыве от ст. 251 данного Кодекса, нормы которой являются специальными для данного вида процессуальных правоотношений.

Согласно ч. 1 ст. 251 ГПК Российской Федерации гражданин, организация, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица нарушаются их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части.

Таким образом, п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации в системной связи с ч. 1 ст. 246 и ч. 1 ст. 251 данного Кодекса не предполагает отказ суда в принятии заявления о признании принятого и опубликованного в установленном порядке нормативного правового акта органа государственной власти противоречащим закону в случае, если заявитель считает, что этим актом нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, и, следовательно, не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя.

Иное означало бы, что в стадии возбуждения дела, в которой не проводится судебное заседание с участием сторон и решаются вопросы лишь процессуального характера, судья своим постановлением, приобретающим после его вступления в силу в соответствии со ст. 13 ГПК Российской Федерации обязательный характер, определяет содержание прав и обязанностей субъектов спорного материального правоотношения. Однако такой подход не согласуется с конституционной природой судопроизводства, в силу которой решение вопросов материального права должно осуществляться в судебном заседании при разрешении дела по существу на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации).

Заявитель, усматривая нарушение своих прав в том, что п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации был применен в его деле без учета ч. 1 ст. 251 данного Кодекса, по существу оспаривает правильность вынесенного по делу судебного постановления. Между тем проверка обоснованности судебных решений к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она установлена ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

3. В соответствии со ст. 248 ГПК Российской Федерации судья отказывает в принятии заявления или прекращает производство по делу, возникшему из публичных правоотношений, если имеется решение суда, принятое по заявлению о том же предмете и вступившее в законную силу, а также в случае, предусмотренном ч. 3 ст. 247 данного Кодекса (если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду). Это общее положение, касающееся производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, применительно к производству по делам о признании недействующими нормативных правовых актов, конкретизировано в ч. 8 ст. 251 ГПК Российской Федерации, согласно которой судья отказывает в принятии заявления, если имеется вступившее в законную силу решение суда, которым проверена законность оспариваемого нормативного правового акта органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, по основаниям, указанным в заявлении.

Как следует из жалобы и приложенных материалов, суд не отказывал Д.В. Тимонину в принятии заявления и не прекращал производство по делу по указанным в ст. 248 и ч. 8 ст. 251 ГПК Российской Федерации основаниям, то есть в его деле данные нормы не применялись. Не может рассматриваться как примененная в его деле и ч. 1 ст. 251 ГПК Российской Федерации, которая предполагает возможность оспаривания в суде лишь опубликованных в установленном порядке нормативных правовых актов, поскольку из представленных заявителем материалов не усматривается, что ему было отказано в принятии заявления по указанному основанию.

4. Согласно ст. ст. 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом, и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.

Поскольку положения ст. 248, ч. ч. 1 и 8 ст. 251 ГПК Российской Федерации в деле заявителя не применялись, его жалоба в этой части не отвечает критерию допустимости и не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению (Определение КС РФ от 8 июля 2004 г. N 238-О).

§ 3.

1. Тверской межмуниципальный (районный) суд г. Москвы отказал в принятии заявления гражданина А.П. Коженова о признании недействительным Постановления Правительства Москвы от 16 февраля 1999 г. N 129 "О строительстве жилых домов для вкладчиков ЗАО РСЦ "Юнисстрой" на том основании, что его положения не затрагивают права и законные интересы заявителя.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.П. Коженов оспаривает конституционность п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации, согласно которому судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке; если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя. По мнению заявителя, названная норма не соответствует ст. ст. 2, 7 (ч. 1), 10, 15 (ч. ч. 1 и 2), 45 (ч. 1), 46 (ч. ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации, так как ее неопределенность не позволяет соблюдать и защищать конституционные права граждан.

2. В соответствии со ст. 46 (ч. ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Право на судебную защиту выступает как гарантия в отношении всех конституционных прав и свобод, а закрепляющая его ст. 46 Конституции Российской Федерации находится в неразрывном системном единстве с ее ст. 21, согласно которой государство обязано охранять достоинство личности во всех сферах, чем утверждается приоритет личности и ее прав (ч. 2 ст. 17; ст. 18 Конституции Российской Федерации). Из этого следует, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации) и спорить с государством в лице любых его органов (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г. N 4-П по делу о проверке конституционности ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР и от 2 июля 1998 г. N 20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 331 и 464 УПК РСФСР).

Таким образом, возможность обжаловать принятые органами государственной власти, должностными лицами решения, включая нормативные правовые акты, воплощающая в себе как индивидуальный (частный) интерес, связанный с восстановлением нарушенных прав, так и публичный интерес, направленный на поддержание законности и конституционного правопорядка, является неотъемлемой характеристикой нормативного содержания права каждого на судебную защиту, одной из необходимых и важнейших его составляющих.

Раскрывая содержание права на судебную защиту, включающее право гражданина, объединения граждан оспаривать в суде нормативные правовые акты органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, Конституционный Суд Российской Федерации указал, что п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации в системной связи с ч. 1 ст. 246 и ч. 1 ст. 251 данного Кодекса не предполагает отказ суда в принятии заявления о признании принятого и опубликованного в установленном порядке нормативного правового акта органа государственной власти противоречащим закону в случае, если заявитель считает, что этим актом нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами (Определение от 8 июля 2004 г. N 238-О по жалобе гражданина Д.В. Тимонина на нарушение его конституционных прав п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 248, ч. ч. 1 и 8 ст. 251 ГПК Российской Федерации).

В том же Определении Конституционный Суд Российской Федерации особо отметил, что истолкование п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации в правоприменительной практике, согласно которому судья своим постановлением, приобретающим после его вступления в силу в соответствии со ст. 13 ГПК Российской Федерации обязательный характер, определяет содержание прав и обязанностей субъектов спорного материального правоотношения еще на стадии возбуждения дела, где не проводится судебное заседание с участием сторон и решаются вопросы лишь процессуального характера, не согласуется с конституционной природой судопроизводства, в силу которой решение вопросов материального права должно осуществляться в судебном заседании при разрешении дела по существу на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации).

Таким образом, положения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации в нормативном единстве с ч. 1 ст. 251 ГПК Российской Федерации, устанавливающей в силу ч. 1 ст. 246 данного Кодекса специальные основания для подачи заявления об оспаривании нормативных правовых актов, не могут служить основанием для отказа суда в принятии к своему производству заявления гражданина, организации об оспаривании нормативного правового акта в связи с тем, что данный акт не затрагивает права, свободы и законные интересы заявителя. В случае поступления в суд заявления об оспаривании нормативного правового акта суд не вправе своим определением отказать в принятии такого заявления со ссылкой на то, что оспариваемый акт не нарушает права, свободы и законные интересы заявителя; вопрос о нарушении нормативным правовым актом прав, свобод и законных интересов гражданина, организации должен решаться непосредственно в судебном заседании при разрешении гражданского дела по существу. Иное являлось бы отступлением от принципа равенства всех перед законом и судом, осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон и ограничением права на судебную защиту (ч. 1 ст. 19; ч. 1 ст. 46; ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации), что недопустимо (Определение КС РФ от 24 января 2006 г. N 3-О).

§ 4.

1. Определением Санкт-Петербургского городского суда от 14 марта 2003 г. производство по делу по заявлению граждан Л.А. Вихровой, Е.И. Каревой, В.Н. Масловой и по заявлению прокурора Санкт-Петербурга об оспаривании отдельных положений распоряжения мэра Санкт-Петербурга от 29 ноября 1993 г. N 958-р "О порядке передачи гражданам в собственность или пожизненное наследуемое владение ранее предоставленных земельных участков" на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 и ст. 220 ГПК Российской Федерации было прекращено в связи с тем, что после обращения заинтересованных лиц в суд оспариваемый акт признан утратившим силу распоряжением губернатора Санкт-Петербурга от 31 декабря 2002 г. N 2732-ра "Об утверждении Положения о порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга и организаций при оформлении документов по передаче в собственность граждан земельных участков, находящихся в их пользовании"; кроме того, суд отметил, что поданные жалобы подлежат рассмотрению в иной судебной процедуре.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оставила Определение Санкт-Петербургского городского суда без изменения, а судья Верховного Суда Российской Федерации отказал в истребовании дела в порядке надзора на том основании, что по смыслу ст. 253 ГПК Российской Федерации предметом судебного обжалования могут выступать лишь такие нормативные правовые акты, которые на время рассмотрения заявленных требований по существу являются действующими и влекущими нарушение прав и свобод граждан; правовые акты, действие которых прекращено, сами по себе основанием для возникновения прав и обязанностей не являются и каких-либо нарушений охраняемых законом прав и свобод физических и юридических лиц повлечь не могут. Одновременно заявительницам было разъяснено их право требовать судебной защиты иными способами, предусмотренными ст. 12 ГК Российской Федерации.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане Л.А. Вихрова, Е.И. Карева и В.Н. Маслова утверждают, что п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. ст. 220 и 253 ГПК Российской Федерации не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее ст. ст. 2, 15, 17, 18, 19, 45, 46 и 118, в той мере, в какой содержащиеся в них нормы по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, служат основанием для прекращения производства по делу по заявлению заинтересованных лиц об оспаривании нормативных правовых актов в случае их отмены без придания актам об их отмене обратной силы.

Следовательно, предметом рассмотрения по данной жалобе являются п. 1 ч. 1 ст. 134 и ст. 220 ГПК Российской Федерации во взаимосвязи с его ст. 253 в той части, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они являются основанием для прекращения производства по делу об оспаривании нормативных правовых актов в случае, если после подачи заявления заинтересованного лица в суд оспариваемый акт признается принявшим его органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом утратившим силу.

2. В соответствии со ст. 46 (ч. ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод; решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Право на судебную защиту выступает как гарантия в отношении всех конституционных прав и свобод, а закрепляющая его ст. 46 Конституции Российской Федерации находится в неразрывном системном единстве с ее ст. 21, согласно которой государство обязано охранять достоинство личности во всех сферах, чем утверждается приоритет личности и ее прав (ч. 2 ст. 17 и ст. 18 Конституции Российской Федерации). Из этого следует, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации) и спорить с государством в лице любых его органов (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 г. N 4-П по делу о проверке конституционности ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР и от 2 июля 1998 г. N 20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 331 и 464 УПК РСФСР).

Таким образом, возможность лица обжаловать принятые органами государственной власти и местного самоуправления и их должностными лицами решения, включая нормативные правовые акты, воплощающая в себе как индивидуальный (частный) интерес, связанный с восстановлением нарушенных прав, так и публичный интерес, направленный на поддержание законности и конституционного правопорядка, является неотъемлемой характеристикой нормативного содержания права каждого на судебную защиту, одной из необходимых и важнейших его составляющих.

По смыслу приведенных конституционных положений федеральный законодатель, располагая достаточной свободой усмотрения при регулировании способов и процедуры судебной защиты, обязан обеспечить участникам судопроизводства такой уровень гарантий права на судебную защиту, который обеспечивал бы ее полноту и своевременность, эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости, недопустимость подмены судопроизводственной формы защиты права другой и произвольного прекращения начатого судопроизводства.

3. Конституционное право на судебную защиту получило свою нормативную конкретизацию в том числе в гражданско-процессуальном законодательстве, которое, согласно ст. 2 ГПК Российской Федерации, относит к задачам гражданского судопроизводства правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений, укрепление законности и правопорядка, что предполагает как саму возможность обращения заинтересованного лица в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов, так и возбуждение гражданского дела судом по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов (ст. ст. 3 и 4 ГПК Российской Федерации).

В настоящее время производство по делам о признании нормативных правовых актов недействующими полностью или в части осуществляется судами общей юрисдикции по правилам гл. 24 ГПК Российской Федерации с учетом как общих положений, относящихся к производству по делам, возникающим из публичных правоотношений (гл. 23), так и общих правил искового производства.

3.1. Общие правила искового производства, применяемые в силу ч. 1 ст. 246 ГПК Российской Федерации при рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений, предусматривают основания для отказа в принятии искового заявления к рассмотрению и основания прекращения производства по делу.

Согласно Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации судья отказывает в принятии искового заявления в случаях, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке; если заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым данным Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право; если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя (п. 1 ч. 1 ст. 134); суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 данного Кодекса (абзац второй ст. 220); как отказ в принятии искового заявления, так и прекращение производства по делу по указанным основаниям означают невозможность повторного обращения заявителя в суд общей юрисдикции с тождественным иском (ч. 3 ст. 134 и ст. 221); в рамках же производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, судья оставляет заявление без движения, если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду (ч. 3 ст. 247); одновременно в соответствии с правилами ст. 248 судья отказывает в принятии заявления или прекращает производство по делу, возникшему из публичных правоотношений, в случае, предусмотренном ч. 3 ст. 247.

Из приведенных положений п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 220, ч. 3 ст. 247 во взаимосвязи с ч. 7 ст. 251 ГПК Российской Федерации, согласно которой подача заявления об оспаривании нормативного правового акта в суд не приостанавливает действие оспариваемого нормативного правового акта, не следует, что сама по себе утрата силы таким нормативным правовым актом после подачи заявления в суд лицом, считающим, что этим актом нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, является безусловным основанием для прекращения производства по делу.

3.2. В соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, выраженными в Постановлениях от 28 ноября 1996 г. N 19-П по делу о проверке конституционности ст. 418 УПК РСФСР и от 14 февраля 2002 г. N 4-П по делу о проверке конституционности ст. 140 ГПК РСФСР, одним из конституционно значимых принципов, присущих гражданскому судопроизводству, является принцип диспозитивности, который означает, что процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом; конституционный принцип состязательности предполагает такое построение судопроизводства, при котором правосудие (разрешение дела), осуществляемое только судом, отделено от функций спорящих перед судом сторон; при этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных функций.

Вместе с тем, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 16 июля 2004 г. N 15-П по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 59 АПК Российской Федерации, принцип диспозитивности, значимый и при производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, может быть ограничен в силу специфики публично-правового спора, но только в тех случаях, когда природа спорного публичного правоотношения не предполагает возможность свободного распоряжения субъективным материальным правом.

Так, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований (ч. 3 ст. 246); обязанности по доказыванию по делам, возникающим из публичных правоотношений, распределены иным, нежели для дел искового производства, образом (ст. 249); отказ лица, обратившегося в суд, от своего требования не влечет за собой прекращение производства по делу, а признание требования органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, принявшими оспариваемый нормативный правовой акт, для суда необязательно (ч. 3 ст. 252).

Суд не может быть связан и ходатайством органа или должностного лица, принявшего оспариваемый нормативный правовой акт, о прекращении производства по делу лишь на том основании, что в процессе рассмотрения дела этот акт утратил силу. Безусловное следование суда заявленному заинтересованным лицом (органом или должностным лицом, принявшим оспариваемый нормативный правовой акт) ходатайству, которое, как свидетельствует сложившаяся правоприменительная практика, может преследовать определенный процессуальный интерес, связанный с достижением данным заинтересованным лицом (органом) в судебном процессе желаемого для себя исхода дела путем прекращения производства по нему, означало бы недопустимое ограничение самостоятельности суда как носителя судебной власти при осуществлении правосудия, независимости и подчинения судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (ст. 10; ч. ч. 1 и 2 ст. 118; ст. 120 Конституции Российской Федерации). В силу принципа самостоятельности судебной власти суд не может быть лишен необходимых для осуществления правосудия дискреционных полномочий (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 марта 2001 г. N 4-П по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", касающихся возможности обжалования определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, ст. 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", а также ст. ст. 106, 160, 179 и 191 АПК Российской Федерации).

Прекращение производства по делу о признании недействующим нормативного правового акта на основании одного лишь факта утраты им юридической силы фактически приводило бы к отказу заявителю в судебной защите его прав и свобод, с нарушением которых он связывает свое обращение в суд, и не отвечало бы имеющей место в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, публичной потребности в разрешении спора о законности оспариваемого нормативного правового акта по существу - утрата оспариваемым нормативным правовым актом силы имеет иные, отличные от признания его недействующим в судебном порядке, юридические последствия, вытекающие, в частности, из положений ч. ч. 2 и 3 ст. 253 ГПК Российской Федерации, и не является основанием для восстановления нарушенных прав заинтересованного лица (ст. 13 ГК Российской Федерации). Поэтому суд, имея в виду, что в делах, возникающих из публичных правоотношений, приоритетные задачи судопроизводства определяются интересами законности, защиты прав и свобод граждан, при оценке значения факта утраты силы оспариваемым нормативным правовым актом для дальнейшего движения дела не может быть связан этим фактом.

Применительно к конституционному судопроизводству такой подход закреплен в ч. 2 ст. 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Сформулированное в названной норме исходя из конституционного принципа приоритета прав и свобод человека и гражданина в правовом государстве правило, предполагающее возможность прекращения судом производства по делу в связи с утратой оспариваемым нормативным правовым актом юридической силы, за исключением случаев, когда имеются основания полагать, что соответствующим нормативным правовым актом нарушены права и свободы, соотносится и с основными принципами и задачами гражданского судопроизводства.

При принятии решения по заявлению об оспаривании нормативного правового акта суд должен руководствоваться ст. 253 ГПК Российской Федерации с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в Постановлениях от 18 июля 2003 г. N 13-П по делу о проверке конституционности ст. ст. 115 и 231 ГПК РСФСР, ст. ст. 26, 251 и 253 ГПК Российской Федерации, ст. ст. 1, 21 и 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" и от 27 января 2004 г. N 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 27, 251 и 253 ГПК Российской Федерации.

3.3. Таким образом, положения п. 1 ч. 1 ст. 134 и ст. 220 во взаимосвязи со ст. 253 ГПК Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего гражданского процессуального регулирования предполагают, что суд не может прекратить производство по делу об оспаривании нормативного правового акта, признанного по решению органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, принявшего данный нормативный правовой акт, утратившим силу после подачи в суд соответствующего заявления, если в процессе судебного разбирательства будет установлено нарушение оспариваемым нормативным правовым актом прав и свобод заявителя, гарантированных Конституцией Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами.

Исходя из изложенного и руководствуясь п. п. 2 и 3 ч. 1 ст. 43 и ч. 1 ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил.

1. Положения п. 1 ч. 1 ст. 134 и ст. 220 во взаимосвязи со ст. 253 ГПК Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего гражданского процессуального регулирования предполагают, что суд не может прекратить производство по делу об оспаривании нормативного правового акта, признанного по решению органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, принявшего данный нормативный правовой акт, утратившим силу после подачи в суд соответствующего заявления, если в процессе судебного разбирательства будет установлено нарушение оспариваемым нормативным правовым актом прав и свобод заявителя, гарантированных Конституцией Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами.

2. Признать жалобу граждан Вихровой Любови Александровны, Каревой Екатерины Ивановны и Масловой Валентины Николаевны не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного в ней вопроса не требуется вынесение предусмотренного ст. 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

4. Настоящее Определение подлежит опубликованию в Собрании законодательства Российской Федерации и Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации (Определение КС РФ от 12 мая 2005 г. N 244-О).

§ 5.

1. Верховный Суд Российской Федерации своими определениями, оставленными без изменения кассационной инстанцией, отказал в принятии заявлений гражданина В.В. Миронова об оспаривании указов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации, касающихся повышения денежного довольствия военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации, таможенных органов Российской Федерации и федеральных органов налоговой полиции, на том основании, что данные нормативные правовые акты утратили силу до момента обращения заявителя в суд. Суд указал, что правовые акты, действие которых прекращено, сами по себе не являются основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей, и нарушения охраняемых законом прав и свобод граждан повлечь не могут, и, следовательно, не требуют судебного пресечения; в соответствии с положениями Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" и ст. ст. 251 - 253 ГПК Российской Федерации предметом судебного обжалования могут быть только те правовые акты, которые на момент обжалования или рассмотрения заявленных требований являются действующими, влекущими нарушение гражданских прав и свобод, а потому требующими судебного пресечения.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.В. Миронов оспаривает конституционность п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. ст. 251, 254 и 255 ГПК Российской Федерации, ст. ст. 1 и 2 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", которые, по мнению заявителя, противоречат ст. 46 (ч. 2) Конституции Российской Федерации в той части, в какой не допускают судебное оспаривание нормативных правовых актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, утративших силу к моменту обращения заявителя в суд.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке ч. 2 ст. 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.В. Мироновым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. Заявитель, вопреки требованию ч. 2 ст. 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не приложил к жалобе копии документов, которые свидетельствовали бы о применении ст. ст. 254 и 255 ГПК Российской Федерации в деле с его участием.

Следовательно, его жалоба в данной части не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению как не отвечающая требованию допустимости обращений.

2.2. Согласно ст. ст. 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации лишение акта юридической силы возможно только по решению должностного лица или государственного органа, издавшего этот акт, или в предусмотренном Конституцией Российской Федерации порядке конституционного судопроизводства (Постановление от 11 апреля 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 1, 21 и 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации").

Из этого следует, что проверка судом общей юрисдикции законности указов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации, утративших силу к моменту обращения гражданина в суд, и признание их недействующими вне связи с защитой каких-либо субъективных прав заявителя, то есть в порядке абстрактного нормоконтроля, является недопустимой.

Таким образом, нельзя признать, что оспариваемыми заявителем ст. ст. 134 и 251 ГПК Российской Федерации, ст. ст. 1 и 2 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" нарушается его право, гарантированное ст. 46 (ч. 2) Конституции Российской Федерации, а потому его жалоба в данной части также не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Следует учитывать также то, что утрата нормативным правовым актом силы не является препятствием для осуществления закрепленного в ст. 46 (ч. 2) Конституции Российской Федерации права - оно может быть реализовано в других установленных законодателем для конкретных категорий дел процессуальных формах, которые обусловлены характером спорных правоотношений. Гражданин, в частности, может защитить свои права не путем оспаривания нормативных правовых актов, утративших силу к моменту его обращения в суд, а обжалуя основанные на них решения и действия (бездействие) органов власти и должностных лиц, для признания которых незаконными нет препятствий, поскольку суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа (в том числе утратившего силу) акту большей юридической силы, принимает решение в соответствии с последним (ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации; ч. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации") (Определение КС РФ от 16 февраля 2006 г. N 13-О).

§ 6.

1. Судебная коллегия по гражданским делам Брянского областного суда Определением от 25 декабря 2003 г., отменив определение судьи Советского районного суда города Брянска об оставлении без движения искового заявления Ю.Н. Миронова к судье данного суда о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда, отказала в принятии заявления в связи с тем, что в нем оспариваются действия судьи, не связанные с вынесением процессуального документа. Судья Верховного Суда Российской Федерации, истребовав дело по надзорной жалобе Ю.Н. Миронова, отказал в его передаче для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, поскольку заявителем фактически оспаривались действия суда, связанные с осуществлением правосудия. При этом суды кассационной и надзорной инстанций ссылались на одно и то же положение п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Ю.Н. Миронов просит признать п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации, согласно которому судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, противоречащим ст. ст. 19, 46 (ч. 1), 52 и 53 Конституции Российской Федерации.

По мнению заявителя, в соответствии с практикой применения названного законоположения любые оспариваемые в суде действия (бездействие) судьи связываются с отправлением правосудия, что влечет за собой отказ в принятии искового заявления и тем самым нарушает конституционные права и свободы граждан.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке ч. 2 ст. 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что данная жалоба не соответствует требованиям названного Федерального конституционного закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Ю.Н. Мироновым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Особый статус судей не означает освобождение их от ответственности; при наличии достаточных оснований и с соблюдением установленных процедур судья за допущенные им нарушения законов может быть привлечен к уголовной и иной, в том числе гражданско-правовой, ответственности. С учетом данной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 7 марта 1996 г. N 6-П по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", оспариваемое Ю.Н. Мироновым положение п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, в том числе его право на судебную защиту, а потому его жалоба не может быть признана допустимой в соответствии с требованиями ст. ст. 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Проверка же законности и обоснованности вынесенных по делу с участием Ю.Н. Миронова судебных постановлений, в частности решение вопроса о том, были ли действия судьи связаны с отправлением правосудия, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она установлена в ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится (Определение КС РФ от 16 марта 2006 г. N 75-О).

§ 7.

1. В жалобе гражданина С.П. Кузина оспаривается конституционность п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации, согласно которому судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Как следует из представленных материалов, судья Московского городского суда отказала в принятии к производству жалобы С.П. Кузина на неправомерные действия судьи и председателя Чертановского районного суда города Москвы, допущенные при рассмотрении его гражданского дела.

По мнению заявителя, указанная норма не соответствует ст. 1 (ч. 1), 2, 17 (ч. ч. 1 и 2), 18, 19 (ч. ч. 1 и 2), 21, 45, 46 (ч. ч. 1 и 2), 52, 55 (ч. 3) и 56 (ч. 3) Конституции Российской Федерации, поскольку исключает судебную защиту его прав и свобод в судах общей юрисдикции.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке ч. 2 ст. 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданином С.П. Кузиным материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Статьи 45 и 46 Конституции Российской Федерации, как и иные конституционные нормы, не устанавливают обязательности какой-либо определенной процедуры осуществления судебной проверки тех или иных действий и решений по жалобам заинтересованных лиц - конкретный порядок возбуждения и рассмотрения дел устанавливается законом.

Оспариваемая заявителем норма Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не исключает возможности судебного обжалования действий (бездействия) должностных лиц судов общей юрисдикции, а значит, не может рассматриваться как нарушающая указанные в жалобе конституционные права и свободы. Она лишь отсылает к другим нормам действующего законодательства, устанавливающим иные, нежели предусмотренные гл. 25 ГПК Российской Федерации, формы судебного обжалования действий и решений государственных органов и должностных лиц, включая должностных лиц судов общей юрисдикции.

В частности, проверка законности и обоснованности принимаемых ими процессуальных актов осуществляется в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, которое предусматривает рассмотрение дел в судах кассационной и надзорной инстанций. Вопрос о наличии предусмотренных законом оснований для рассмотрения конкретного дела с использованием той или иной процедуры, позволяющей реализовать конституционное право заявителя на судебную защиту, относится к компетенции судов общей юрисдикции и может быть разрешен ими с учетом фактических обстоятельств дела (Определение КС РФ от 19 февраля 2004 г. N 31-О).

§ 8.

1. В жалобе гражданина В.В. Миронова оспаривается конституционность п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации, согласно которому судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Как следует из представленных материалов, Петродворцовый районный суд Санкт-Петербурга отказал в принятии к производству жалобы В.В. Миронова на неправомерные действия председателя этого суда, допущенные при рассмотрении его жалобы.

По мнению заявителя, названная норма не соответствует ст. ст. 1, 45, 46, 47 и 53 Конституции Российской Федерации, поскольку исключает судебную защиту его прав и свобод в судах общей юрисдикции и препятствует возмещению вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке ч. 2 ст. 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданином В.В. Мироновым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Статьи 45 и 46 Конституции Российской Федерации, как и иные конституционные нормы, не устанавливают обязательность какой-либо определенной процедуры осуществления судебной проверки тех или иных действий и решений по жалобам заинтересованных лиц - конкретный порядок возбуждения и рассмотрения дел устанавливается законом.

Оспариваемая заявителем норма Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не исключает возможность судебного обжалования действий (бездействия) должностных лиц судов общей юрисдикции, а значит, не может рассматриваться как нарушающая указанные в жалобе конституционные права и свободы. Она лишь отсылает к другим нормам действующего законодательства, устанавливающим иные, нежели предусмотренные гл. 25 ГПК Российской Федерации, формы судебного обжалования действий и решений государственных органов и должностных лиц, включая должностных лиц судов общей юрисдикции.

В частности, проверка законности и обоснованности принимаемых ими процессуальных актов осуществляется в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, которое предусматривает рассмотрение дел в судах кассационной и надзорной инстанций. Вопрос о наличии предусмотренных законом оснований для рассмотрения конкретного дела с использованием той или иной процедуры, позволяющей реализовать конституционное право заявителя на судебную защиту, относится к компетенции судов общей юрисдикции и может быть разрешен ими с учетом фактических обстоятельств дела.

Кроме того, в соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г. по делу о проверке конституционности положения п. 2 ст. 1070 ГК Российской Федерации в случаях иных уголовно не наказуемых, но незаконных виновных действий судьи (нарушение разумных сроков судебного разбирательства, иное грубое нарушение процедуры) заинтересованные лица не лишены права на возмещение государством вреда, причиненного в том числе бездействием суда (судьи) (Определение КС РФ от 18 ноября 2004 г. N 373-О).

§ 9.

1. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2003 г., оставленным без изменения Кассационной коллегией Верховного Суда Российской Федерации, гражданину О.А. Зубачеву было отказано в принятии заявления о признании недействующим Постановления Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 30 мая 2003 г. N 47 "О средней рыночной стоимости 1 кв. м общей площади жилья на III квартал 2003 г. для расчета размера безвозмездных субсидий и ссуд на приобретение жилых помещений всеми категориями граждан, которым указанные субсидии и ссуды предоставляются за счет средств федерального бюджета", поскольку еще до обращения заявителя в суд оспариваемое Постановление утратило силу в связи с истечением срока действия. Суд указал, что данное заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку в соответствии с Законом Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" предметом судебного обжалования могут быть только те правовые акты, которые на момент обжалования или рассмотрения заявленных требований по существу действуют и могут повлечь нарушение гражданских прав и свобод, а потому требуют судебного пресечения; правовые акты, действие которых прекращено, сами по себе основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей не являются, нарушений охраняемых законом прав и свобод граждан повлечь не могут, а следовательно, не требуют судебного пресечения и не могут выступать предметом судебного обжалования на основании данного Закона.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации О.А. Зубачев оспаривает конституционность положения п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации, согласно которому судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы и законные интересы заявителя, а также ст. 3 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", согласно которой в соответствии с данным Законом суды рассматривают жалобы на любые действия (решения), нарушающие права и свободы граждан, кроме действий (решений), проверка которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, и действий (решений), в отношении которых законодательством предусмотрен иной порядок судебного обжалования.

По мнению заявителя, названные нормы не соответствуют ст. 46 (ч. ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

Кроме того, заявитель полагает, что оспариваемое положение ст. 134 ГПК Российской Федерации и Закон Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" в целом (кроме ст. 5) не соответствуют Конституции Российской Федерации, поскольку по существу содержат дополнительные ограничения срока на судебную защиту прав, нарушенных нормативным правовым актом временного действия.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке ч. 2 ст. 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что данная жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные О.А. Зубачевым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод, в том числе на обжалование в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ч. ч. 1 и 2 ст. 46), непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок осуществления судебной проверки таких решений по заявлениям заинтересованных лиц. Конституционное право на судебную защиту не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания - они определяются исходя из Конституции Российской Федерации федеральными законами.

Неконституционность положений п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации и ст. 3 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" О.А. Зубачев усматривает в том, что они, как он полагает, препятствуют в оспаривании нормативного правового акта временного действия в случае, когда данный акт прекратил свое действие к моменту обращения в суд с соответствующим заявлением. Между тем указанные законоположения не содержат такого основания для отказа судьи в принятии заявления лица, считающего, что нормативным правовым актом нарушаются такие его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, как утрата данным актом силы или прекращение его действия на момент подачи заявления.

Что касается истолкования закона, подлежащего применению в правоприменительной практике, то оно осуществляется разрешающим конкретное дело судом. Проверка правильности выбора и применения правовых норм при рассмотрении конкретного дела судом общей юрисдикции и тем самым - законности и обоснованности судебного решения к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, установленным ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Следует учитывать также, что утрата нормативным правовым актом силы не является препятствием для осуществления закрепленного в ст. 46 Конституции Российской Федерации права - оно может быть реализовано в других установленных законодателем для конкретных категорий дел процессуальных формах, которые обусловлены характером спорных правоотношений.

Гражданин, в частности, может защитить свои права не путем оспаривания нормативных правовых актов, утративших силу к моменту его обращения в суд, а обжалуя основанные на них решения и действия (бездействие) органов власти и должностных лиц, для признания которых незаконными нет препятствий, поскольку суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа (в том числе утратившего силу) акту большей юридической силы, принимает решение в соответствии с последним (ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации; ч. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации").

Следовательно, нет оснований для вывода о том, что оспариваемыми законоположениями было нарушено право заявителя на судебную защиту.

Кроме того, ни п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК Российской Федерации, ни Закон Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" не содержат, вопреки утверждению О.А. Зубачева, норм, дополнительно регулирующих сроки для обращения граждан в суд за защитой прав и законных интересов, нарушенных положениями нормативного правового акта (Определение КС РФ от 24 ноября 2005 г. N 508-О).

§ 10. Главное управление Министерства юстиции РФ по Волгоградской области обратилось в Волгоградский областной суд с заявлением о ликвидации общественной организации "Союз ветеранов Чеченской кампании Волгоградской области" в связи с неисполнением этой организацией требований, предусмотренных ч. 3 ст. 26 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", обязывающего общественное объединение, зарегистрированное до 1 июля 2002 г., до 1 января 2003 г. представить в регистрирующий орган сведения, предусмотренные подп. "а" - "д", "л" п. 1 ст. 5 настоящего Федерального закона.

Определением судьи Волгоградского областного суда от 1 июня 2004 г. в принятии данного искового заявления отказано на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК по тому мотиву, что иск о ликвидации общественной организации "Союз ветеранов Чеченской кампании Волгоградской области" предъявлен в защиту государственных интересов государственным органом - Главным управлением Министерства юстиции РФ по Волгоградской области, которому действующим федеральным законодательством не предоставлено такого права. По мнению судьи Волгоградского областного суда, такое право предоставлено только регистрирующему органу, которым с 1 июля 2002 г. в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 17 мая 2002 г. N 319 является Министерство РФ по налогам и сборам, его территориальные органы.

В частной жалобе Министерства юстиции РФ по Волгоградской области был поставлен вопрос об отмене Определения как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ нашла Определение подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу ч. 2 ст. 25 Федерального конституционного закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" регистрирующий орган вправе обратиться в суд с требованием о ликвидации юридического лица в случае допущенных при создании такого юридического лица грубых нарушений закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер, а также в случае неоднократных либо грубых нарушений законов или иных нормативных правовых актов государственной регистрации юридических лиц.

В соответствии со ст. 2 указанного Закона государственная регистрация осуществляется федеральным органом исполнительной власти (регистрирующий орган), уполномоченным в порядке, установленном Конституцией и Федеральным конституционным законом "О Правительстве Российской Федерации".

Вместе с тем в ст. 10 Федерального конституционного закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" установлено, что федеральными законами может устанавливаться специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц.

Из представленных материалов усматривается, что общественная организация "Союз ветеранов Чеченской кампании Волгоградской области" зарегистрирована Управлением в качестве юридического лица 3 августа 1998 г. за N 1291 с региональным статусом до введения в действие Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Таким образом, Главное управление в отношении данной общественной организации в соответствии со ст. 21 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" являлось регистрирующим органом, выдало свидетельство о регистрации и вело государственный реестр юридических лиц - общественных объединений до 1 июля 2002 г.

В соответствии с п. 3 ст. 26 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" уполномоченное лицо юридического лица, зарегистрированного до вступления в силу настоящего Федерального закона, обязано в течение шести месяцев со дня вступления в силу настоящего Федерального закона представить в регистрирующий орган, которым с 1 июля 2002 г. в соответствии с вышеуказанным Постановлением Правительства является Министерство РФ по налогам и сборам и его территориальные органы, сведения, предусмотренные подп. "а" - "д", "л" п. 1 ст. 5 настоящего Федерального закона.

При представлении таких сведений юридическим лицом в регистрирующий орган последний обязан их внести в Единый государственный реестр юридических лиц, и только после этого по отношению к данному юридическому лицу у органов Министерства РФ по налогам и сборам появляются полномочия регистрирующего органа. В данном случае уполномоченное лицо общественной организации сведения, предусмотренные подп. "а" - "д", "л" п. 1 ст. 5 Закона, в регистрирующий орган для включения в Единый государственный реестр юридических лиц не представило. Следовательно, Управление по Волгоградской области не является регистрирующим органом по отношению к указанной общественной организации, а значит, не наделено полномочиями по обращению в суд с иском о ликвидации данной общественной организации.

В силу п. 2 ст. 15 Федерального закона от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ "О политических партиях" решение о государственной регистрации политической партии и ее региональных отделений принимается соответственно федеральным уполномоченным органом и его территориальными органами (далее - уполномоченные органы). Внесение в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о создании, реорганизации и ликвидации политической партии и ее региональных отделений, а также иных предусмотренных федеральными законами сведений осуществляется уполномоченным в соответствии со ст. 2 Федерального конституционного закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" федеральным органом исполнительной власти (далее - регистрирующий орган) на основании принимаемого федеральным уполномоченным органом или его территориальным органом решения о соответствующей государственной регистрации. При этом порядок взаимодействия уполномоченных органов с регистрирующим органом по вопросам государственной регистрации политической партии и ее региональных отделений определяется Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ от 19 июня 2002 г. N 442 "О порядке взаимодействия федерального органа юстиции и федерального органа исполнительной власти, уполномоченного осуществлять государственную регистрацию юридических лиц" установлено, что федеральный орган юстиции и его территориальные органы осуществляют ведение ведомственного реестра торгово-промышленных палат, общественных объединений (в том числе политических партий и профсоюзов) и религиозных организаций для обеспечения выполнения функций, возложенных на них действующим законодательством (ч. 2 п. 4 Постановления).

Пунктом 5 этого Постановления установлено, что решение о государственной регистрации торгово-промышленных палат, общественных объединений и религиозных организаций утверждается распоряжением федерального органа юстиции или его территориального органа.

Следовательно, внесение соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц осуществляют территориальные регистрирующие органы по месту нахождения юридических лиц на основании решения, принятого федеральным органом юстиции либо его территориальными органами.

При решении вопроса о принятии заявления судьей не учтено положение ч. 3 ст. 29 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях" (в ред. ФЗ от 21 марта 2002 г. N 31-ФЗ), устанавливающее, что неоднократное непредставление общественным объединением в установленный срок обновленных сведений, необходимых для внесения изменений в Единый государственный реестр юридических лиц, является основанием для обращения органа, принявшего решение о государственной регистрации общественного объединения, в суд с требованием о признании данного объединения прекратившим свою деятельность в качестве юридического лица и об исключении его из Единого государственного реестра юридических лиц.

Кроме того, в соответствии со ст. 22 Федерального закона "Об общественных объединениях" Министерство юстиции РФ и его территориальные органы наделены полномочиями по принятию решений о государственной регистрации юридических лиц - общественных объединений и, следовательно, выполняют по отношению к ним функции регистрирующего органа, закрепленные в ст. ст. 9, 11, 12, 13 и 23 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Таким образом, Главное управление Министерства юстиции РФ по Волгоградской области, являясь регистрирующим органом до 1 июля 2002 г., наделено правом обращаться в суд с иском о ликвидации общественных объединений, зарегистрированных им до 1 июля 2002 г. и не внесенных в Единый государственный реестр юридических лиц регистрирующим органом по состоянию на 10 января 2003 г.

При таких обстоятельствах вывод судьи о том, что Главное управление Министерства юстиции РФ по Волгоградской области права на обращение в суд с настоящим иском не имеет, является неверным, основанным на неправильном толковании и применении норм указанных Федеральных законов.

С учетом изложенного Определение судьи Волгоградского областного суда об отказе в принятии заявления Главного управления Министерства юстиции РФ по Волгоградской области к производству суда на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ следует признать незаконным и подлежащим отмене.

Вместе с тем при разрешении вопроса о принятии данного заявления к производству Волгоградского областного суда следует предварительно проверить, подсудно ли данное дело областному суду или заявление следует возвратить заявителю по п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 26 ГПК РФ областной суд рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела о приостановлении деятельности или ликвидации межрегиональных и региональных общественных объединений.

Как усматривается из ст. 44 Закона РФ "Об общественных объединениях", к подсудности суда соответствующего субъекта РФ отнесены лишь дела по искам о ликвидации или запрете деятельности межрегиональных, региональных и местных общественных объединений в связи с нарушением ими действующего законодательства Российской Федерации, конституции или устава субъекта Российской Федерации, а также устава общественного объединения. Требования же о ликвидации общественного объединения в связи с прекращением им своей деятельности в качестве юридического лица по основаниям, указанным в ст. ст. 29 и 52 Закона РФ "Об общественных объединениях", а также ст. ст. 5 и 26 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", в силу ст. 24 ГПК РФ подлежат рассмотрению в соответствующем районном суде.

Если в данном случае речь идет только о ликвидации общественного объединения в связи с прекращением им своей деятельности в качестве юридического лица по основаниям, указанным в ст. ст. 29 и 52 Закона РФ "Об общественных объединениях", а также ст. ст. 5 и 26 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", заявление Главного управления Министерства юстиции РФ по Волгоградской области о ликвидации общественной организации "Союз ветеранов Чеченской кампании Волгоградской области" следует возвратить заявителю в связи с неподсудностью дела Волгоградскому областному суду (Определение ВС РФ по делу N 16-Г04-18).

§ 11. Судья Верховного Суда РФ, ознакомившись с заявлением Г.В. Новиковой о признании бланка паспорта гражданина Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 8 июля 1997 г. N 828, не соответствующим п. 6 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, утвержденного данным Постановлением, установил: Г.В. Новикова обратилась в Верховный Суд РФ с вышеуказанным требованием.

Ознакомившись с представленными документами, нахожу, что данное заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства и в его принятии следует отказать применительно к п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Как следует из содержания заявления, заявительницей оспаривается бланк паспорта гражданина Российской Федерации в части сведений и отметок "личный код", отметок под фотографией в виде черных полос, машиносчитываемой записи, наличия на всех нечетных страницах бланка комбинации чисел из трех шестерок. При этом заявительница просит признать бланк паспорта не соответствующим п. 6 Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, утвержденного этим же Постановлением Правительства РФ.

Между тем по смыслу гл. 24 ГПК РФ суд проверяет нормативный правовой акт на предмет его соответствия федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

В данном же случае заявительница фактически ставит вопрос о признании нормативного правового акта не соответствующим равному по юридической силе нормативному правовому акту.

Учитывая, что заявленное требование не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, оно не может быть принято к рассмотрению Верховного Суда РФ по первой инстанции.

Кроме того, решением Верховного Суда РФ от 6 октября 2003 г. N ГКПИ-927 оставлено без удовлетворения заявление граждан Пустынникова, Обликанова и других в части исключения слов "личный код", "код подразделения" из п. 8, возможности применения специально разработанных вшиваемых или вкладываемых элементов, предназначенных для повышения сохранности или для защиты бланка и произведенных в нем записей от подделок, а также слов "нижняя четверть страницы, противоположная сгибу, - зона для внесения машиносчитываемых записей" из п. 9, абзаца второго из п. 17 Описания бланка паспорта гражданина Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, суд определил: Г.В. Новиковой в принятии заявления к рассмотрению Верховного Суда РФ по первой инстанции отказать в связи с тем, что оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Возвратить заявительнице уплаченную ею госпошлину в размере 10 руб. согласно квитанции от 19 марта 2004 г.

Настоящее Определение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней (Определение ВС РФ от 16 апреля 2004 г. по делу N ГКПИ2004-627).

§ 12. М.А. Полянин обратился в Московский городской суд с жалобой на действия Замоскворецкого районного суда г. Москвы, указывая, что названным судом нарушаются его права, что он просит установить и устранить эти нарушения путем:

- рассмотрения вопроса о принятии его заявления к производству в кратчайшие сроки;

- указания вышестоящего суда выполнить необходимые процессуальные действия, предусмотренные законодательством, и использовать в работе Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации.

Определением судьи Московского городского суда от 16 декабря 2004 г. М.А. Полянину отказано в принятии к производству названного суда жалобы на действия Замоскворецкого районного суда г. Москвы об обязании исполнить требования, изложенные в исковом заявлении.

М.А. Полянин подал частную жалобу, в которой просит Определение отменить. Полагает, что суд допустил существенные нарушения норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене Определения судьи.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

В жалобе, поданной в Московский городской суд, М.А. Полянин просит обязать Замоскворецкий районный суд г. Москвы выполнить требования его искового заявления и в этой связи обязать данный суд совершить определенные процессуальные действия.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 ГПК РФ при осуществлении правосудия судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону.

Судьей в Определении правильно указано, что требования об обязании суда совершить процессуальные действия не могут быть предметом искового производства.

Доводы частной жалобы о нарушении судьей норм ГПК РФ основаны на неверном толковании заявителем норм процессуального права, а поэтому не могут служить основанием к отмене Определения судьи.

Судьей не допущено нарушения названных норм, а поэтому оснований к отмене Определения в кассационном порядке не имеется (Определение ВС РФ от 14 апреля 2004 г. по делу N 5-Г04-25).

§ 13. Вопрос. Допустим ли на основании п. 1 ч. 2 ст. 129 ГПК РСФСР отказ в принятии искового заявления, в котором истец просит судебным решением установить несоответствие действительности сведений, сообщенных свидетелем при рассмотрении иного гражданского дела?

Ответ. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 3 Постановления от 18 августа 1992 г. N 11 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" (в ред. от 25 апреля 1995 г.), в порядке, определенном ст. 152 ГК РФ, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся, в частности, в судебных решениях, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законами порядок.

То есть судебное постановление, вынесенное по конкретному делу, в соответствии с процессуальным законодательством обжалуется в вышестоящий суд.

Учитывая данное обстоятельство, в принятии искового заявления, в котором истец просит судебным решением установить несоответствие действительности сведений, сообщенных свидетелем при рассмотрении иного гражданского дела, следует отказать на основании п. 1 ч. 2 ст. 129 ГПК РСФСР (Постановление Президиума ВС РФ от 4 декабря 2002 г. "Обзор судебной практики и законодательства за третий квартал 2002 г.").

§ 14. В силу ст. 129 ГПК РСФСР (в ред. Федерального закона от 7 августа 2000 г. N 120-ФЗ) на суд не возлагается обязанность указывать в определении об отказе в принятии заявления, в какой орган следует обратиться заявителю.

Акционерное общество обратилось в суд с иском к администрации области о возмещении расходов, связанных с перевозкой пассажиров, имеющих в соответствии с действующим законодательством право на льготный проезд.

Определением судьи областного суда отказано в принятии заявления по п. 1 ч. 2 ст. 129 ГПК РСФСР и разъяснено право истца на обращение с этим требованием в арбитражный суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ оставила определение судьи без изменения, исключив из него разъяснение о том, в какой орган заявителю следует обратиться, в связи с внесением изменений в ст. 129 ГПК РСФСР Федеральным законом от 7 августа 2000 г. "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" (Постановление Президиума ВС РФ от 11 апреля 2001 г. "Обзор судебной практики ВС РФ". Определение N 82-Г00-9).

§ 15. Вопрос. В порядке уголовного или гражданского судопроизводства следует рассматривать жалобы обвиняемых, подсудимых, а также лиц, осужденных к лишению свободы, на плохие условия содержания?

Ответ. Статья 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в принятии искового заявления.

Согласно п. 1 ч. 1 данной нормы судья отказывает в принятии заявления в том случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, регламентирующий процедуру уголовного судопроизводства, предусматривает порядок судебного обжалования процессуальных действий и решений субъектов уголовного процесса, связанных с применением норм уголовного и уголовно-процессуального права.

Указанные дела подлежат разрешению по правилам уголовного судопроизводства применительно к порядку, установленному гл. 16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Что касается жалоб указанных выше лиц на ненадлежащие условия их содержания в следственных изоляторах и исправительных учреждениях, то они не связаны с применением к этим лицам норм уголовного и уголовно-процессуального права и направлены на обжалование действий (бездействия) руководителей данных учреждений, которые уголовно-процессуальным законодательством в круг субъектов уголовного процесса не включены.

В связи с изложенным такие жалобы не могут рассматриваться в порядке уголовного судопроизводства и подлежат разрешению на основании норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Пунктом 4 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ установлено, что суд передает дело на рассмотрение другого суда, если после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом. Часть 3 ст. 33 ГПК РФ предусматривает право на подачу частной жалобы на определение о передаче дела (Вопрос 5 Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 16 июля 2003 г. "Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2003 г. (по гражданским делам)").

§ 16. Вопрос. Вправе ли суд на основании п. 1 ст. 134 ГПК РФ отказать в принятии заявления прокурора, поданного в порядке гл. 24 ГПК РФ, если усматривается, что оспариваемый акт не является нормативным, а прокурор не указывает конкретное лицо, в интересах которого обращается, либо такое заявление как неподсудное данному суду должно быть возвращено в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ?

Какими должны быть в данном случае действия суда, если указанные выше обстоятельства выяснятся уже после принятия судом заявления к своему производству?

Ответ. В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым Гражданским процессуальным кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право.

Следовательно, если прокурор обращается в суд с заявлением об оспаривании акта, который не является нормативным, и при этом не указывает конкретное лицо, в интересах которого он вправе обратиться с указанным требованием, то суд должен отказать в принятии такого заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

В случае если то обстоятельство, что оспариваемый акт не является нормативным, выяснилось уже после принятия судом заявления к своему производству, суд прекращает производство по делу на основании абзаца второго ст. 220 ГПК РФ, в соответствии с которым дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, поскольку заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым Гражданским процессуальным кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право (Вопрос 3 Постановления Президиума ВС РФ от 1 марта 2006 г. "Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2005 г.").

 

Статья 135. Возвращение искового заявления

 

Комментарий к статье 135

 

Комментарий к части 1.

§ 1. Возвращение искового заявления без рассмотрения в связи с несоблюдением истцом досудебного порядка урегулирования спора признано незаконным.

Определением судьи областного суда заявление И. возвращено истцу без рассмотрения на основании п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ в связи с несоблюдением им досудебного порядка урегулирования спора.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила определение судьи и направила дело в тот же суд для рассмотрения по существу, указав следующее.

Возвращая без рассмотрения поданное заявление о признании незаконным решения об установлении ограничения права на выезд из Российской Федерации, судья указал на несоблюдение им досудебного порядка разрешения спора и в подтверждение данного довода сослался на п. 17 Федерального закона от 15 августа 1996 г. "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" (с последующими изменениями).

Действительно, в соответствии с этой нормой Закона решения об ограничении права на выезд из Российской Федерации граждан, осведомленных о сведениях особой важности и т.п., обжалуются в Межведомственную комиссию, образуемую Правительством Российской Федерации, которая обязана рассмотреть жалобу и дать ответ не позднее чем в трехмесячный срок; отказ гражданину в праве на выезд из страны может быть обжалован в суд.

Однако исходя из буквального смысла ст. 17 Закона обязательного предварительного обращения в Межведомственную комиссию не требуется, и эта комиссия Законом не названа в качестве обязательного уполномоченного органа по досудебному разрешению спора.

Более того, согласно утверждению заявителя его обращение названной комиссией не рассмотрено, несмотря на истечение установленного законом срока (Постановление Президиума ВС РФ от 16 июля 2003 г. "Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2003 г.". Определение N 50-Г03-1).

§ 2. Вопрос. Должны ли быть подтверждены доверенностью полномочия лица на право подачи в суд искового заявления или жалобы, если подаваемые им документы подписаны другим лицом?

Влечет ли за собой отсутствие такой доверенности принятие судьей решения о возвращении искового заявления в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ и об оставлении жалобы без движения в соответствии с ч. 1 ст. 341 ГПК РФ?

Ответ. Согласно абзацу четвертому ст. 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к исковому заявлению прилагается доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя истца.

В соответствии с ч. 3 ст. 339 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем, кассационное представление - прокурором. К жалобе, поданной представителем, должны быть приложены доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочие представителя, если в деле не имеется такое полномочие.

По общему правилу возникновение гражданского процесса (возбуждение гражданского дела) возможно только по заявлению заинтересованного лица, то есть лица, обратившегося в суд за защитой своих прав, свобод и законных интересов.

Данное правило реализует положения, закрепленные в ст. 46 Конституции Российской Федерации и ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым реализация права на судебную защиту и осуществление гражданских прав зависит от собственного усмотрения гражданина и организации.

Таким образом, воля лица, обращающегося в суд за защитой своих прав, должна быть ясно выражена и подтверждена документально.

Учитывая это, можно сделать вывод о том, что любое процессуальное действие лица, совершаемое им от имени другого лица, должно быть подтверждено представляемым лицом.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление в случае, если исковое заявление не подписано или исковое заявление подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.

Согласно ч. 1 ст. 341 ГПК РФ при подаче кассационных жалобы, представления, не соответствующих требованиям, предусмотренным ст. ст. 339, 340 Кодекса, судья выносит определение, на основании которого оставляет жалобу без движения, и назначает лицу, подавшему жалобу, представление, срок для исправления недостатков.

Следовательно, в случае, если исковое заявление (жалоба) подписано одним лицом, а предъявлено в суд другим лицом, представитель должен предъявить доверенность, в которой должны быть указаны его полномочия на подачу искового заявления (жалобы) в суд.

Отсутствие такой доверенности является основанием для принятия судьей решения о возвращении искового заявления в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и об оставлении жалобы без движения в соответствии с ч. 1 ст. 341 ГПК РФ (Вопрос 4 Постановления Президиума ВС РФ от 1 марта 2006 г. "Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2005 г.").

§ 3. Поскольку на момент обращения истцов в суд уже имелось решение, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям, то в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 129 Гражданского процессуального кодекса РСФСР суд должен был отказать истцам в принятии заявлений в этой части. В соответствии с решением военного суда Белогорского гарнизона от 17 декабря 1998 г. удовлетворены жалобы М., Т. и других. Суд в числе прочих удовлетворил требования заявителей о выплате им компенсации взамен продовольственного пайка из расчета его стоимости на момент фактической выплаты за периоды: Т. - с августа 1996 по июль 1998 г., а М. - с сентября 1996 по июль 1998 г. Решением того же гарнизонного военного суда от 26 января 2001 г. с учетом изменений, внесенных в него 6 июня 2001 г. президиумом Дальневосточного окружного военного суда, были удовлетворены в полном объеме с применением соответствующих индексов потребительских цен иски указанных военнослужащих о взыскании с войсковой части убытков, причиненных несвоевременной выплатой денежной компенсации взамен продовольственного пайка, в том числе и за те же периоды, по которым было вынесено предыдущее решение от 17 декабря 1998 г.

Военная коллегия, рассмотрев дело по протесту ее председателя, решение гарнизонного военного суда от 26 января 2001 г. по указанным искам в связи с неправильным применением норм процессуального права отменила и направила дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии принятия искового заявления к производству по следующим основаниям. Вывод о необходимости взыскания с войсковой части в пользу заявителей убытков, причиненных несвоевременной выплатой денежной компенсации взамен продовольственного пайка за указанные выше периоды, сделан без достаточных оснований. Вопрос о возмещении убытков за эти периоды разрешен военным судом гарнизона 17 декабря 1998 г. Согласно заявленным Т. и М. требованиям понесенные ими убытки возмещены заявителям избранным ими же способом, выразившимся в выплате денежной компенсации взамен продовольственного пайка из расчета его стоимости на момент ее фактической выплаты.

Выдвинутые истцами исковые требования при обращении в гарнизонный военный суд в декабре 2000 г. относились в том числе и к указанным выше временным периодам и ранее уже являлись предметом спора между ними и войсковой частью. Следовательно, в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 129 Гражданского процессуального кодекса РСФСР суд должен был отказать заявителям в принятии заявлений в части, касающейся выдвинутых ими требований о компенсации убытков за указанные выше периоды, поскольку имелось вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда.

Что касается требований истцов о возмещении убытков в связи с несвоевременной выплатой денежной компенсации за продовольственный паек, за другие периоды, то из материалов дела не видно, имелись ли какие-либо препятствия у М. выдвинуть требования о выплате денежной компенсации взамен продовольственного пайка при первоначальном обращении в суд в 1998 г. (данные требования заявлены им при обращении в суд лишь в декабре 2000 г.). Кроме того, по имеющимся в деле материалам невозможно произвести точный расчет по требованиям заявителей, поскольку индексация задолженности им произведена за каждый месяц, а данные о фактических выплатах приведены суммарно по годам, а не по месяцам (Постановление Президиума ВС РФ от 12 марта 2003 г. "Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2002 г.". Определение военной коллегии N 2н-408/2001).

§ 4. Рассмотрение и разрешение дел, возникающих из публичных правоотношений, согласно закону досудебной процедуры не требует.

Д., уволенная с военной службы на основании подп. "а" п. 2 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в связи с организационно-штатными мероприятиями, обратилась в суд с требованием обязать командира воинской части восстановить ее в списке кандидатов на получение государственного жилищного сертификата.

При этом в заявлении было отмечено, что на момент увольнения Д. состояла на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, заявила о намерении реализовать свое право на жилое помещение посредством получения сертификата и представила для этого необходимые документы.

Судья Пушкинского гарнизонного военного суда возвратил заявление Д. под предлогом того, что в нем отсутствуют данные о предмете спора и заявителем не соблюден досудебный порядок его урегулирования, предусматривающий обращение к командованию по поводу выдачи жилищного сертификата.

Вместе с тем в соответствии с подп. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК судья вправе возвратить исковое заявление из-за несоблюдения истцом досудебной процедуры в том случае, когда она установлена федеральным законом для определенной категории споров или предусмотрена договором сторон о досудебном порядке урегулирования спора.

Таким образом, для применения данной правовой нормы в определении следовало назвать соответствующий закон либо сослаться на договор, предполагающие обязательный досудебный порядок разрешения спорных правоотношений. Однако этого сделано не было.

Кроме того, в отличие от искового производства порядок разрешения дел, возникающих из публичных правоотношений, вообще не предполагает никаких досудебных процедур, что непосредственно вытекает из содержания ч. 2 ст. 247 ГПК, согласно которой обращение заинтересованного лица в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу не является обязательным условием для подачи заявления в суд.

При таких обстоятельствах заявление Д. подлежало принятию к производству суда либо оставлению без движения, если имеющиеся недостатки препятствовали его рассмотрению (Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц).

§ 5. Вопрос. Вправе ли суд на основании п. 1 ст. 134 ГПК РФ отказать в принятии заявления прокурора, поданного в порядке гл. 24 ГПК РФ, если усматривается, что оспариваемый акт не является нормативным, а прокурор не указывает конкретное лицо, в интересах которого обращается, либо такое заявление как неподсудное данному суду должно быть возвращено в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ?

Какими должны быть в данном случае действия суда, если указанные выше обстоятельства выяснятся уже после принятия судом заявления к своему производству?

Ответ. В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым Гражданским процессуальным кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право.

Следовательно, если прокурор обращается в суд с заявлением об оспаривании акта, который не является нормативным, и при этом не указывает конкретное лицо, в интересах которого он вправе обратиться с указанным требованием, то суд должен отказать в принятии такого заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

В случае если то обстоятельство, что оспариваемый акт не является нормативным, выяснилось уже после принятия судом заявления к своему производству, суд прекращает производство по делу на основании абзаца второго ст. 220 ГПК РФ, в соответствии с которым дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, поскольку заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым Гражданским процессуальным кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право (Вопрос 3 Постановления Президиума ВС РФ от 1 марта 2006 г. "Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 г.").

§ 6. Если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, судья отказывает в его принятии (Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 7 октября 2003 г. N 4-51/03 по гражданскому делу в связи с жалобой К.).

К. обратился в Восточно-Сибирский окружной военный суд с жалобой на действия двух судей Читинского гарнизонного военного суда, вынесших, по его мнению, несправедливые решения по его заявлениям. Кроме того, он указал, что судьи проявляли волокиту в разрешении его жалоб и отказывались выдать необходимые копии судебных документов. В связи с изложенным он поставил вопрос о привлечении их к ответственности.

Определением судьи Восточно-Сибирского окружного военного суда заявление возвращено К. на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК за неподсудностью окружному военному суду.

Не соглашаясь, заявитель в частной жалобе указал, что его требования подлежат разрешению в окружном военном суде, в связи с чем просил определение отменить, а его заявление направить в Восточно-Сибирский окружной военный суд для разрешения вопроса по существу.

Военная коллегия указанное определение отменила и приняла новое решение об отказе в принятии заявления по следующим основаниям.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК судья возвращает исковое заявление в случае, если дело неподсудно данному суду.

При рассмотрении жалобы К. судья установил, что заявителем обжалуются действия судей, однако такие требования не могут быть рассмотрены в рамках искового судопроизводства либо Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", поскольку в отношении их законодательством предусмотрен иной порядок судебного обжалования.

Согласно Закону Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" вопрос о незаконности действий (бездействия) судьи может быть поставлен перед соответствующей квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о наложении взыскания, прекращении полномочий этого судьи.

Поскольку Восточно-Сибирский окружной военный суд не мог принять данное заявление К. к производству, так как изложенные в нем требования не подлежат рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, то в принятии заявления следовало отказать на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК (Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц за 2003 г.).

 

Статья 136. Оставление искового заявления без движения

 

Комментарий к статье 136

 

§ 1. Г. обратилась в Хабаровский краевой суд с заявлением о защите избирательных прав. Просила отменить выборы депутатов Законодательного Собрания Хабаровского края и взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда.

Определением судьи Хабаровского краевого суда от 22 мая 2006 г. заявление оставлено без движения.

В частной жалобе Г. поставлен вопрос об отмене Определения суда по мотиву его незаконности.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований для отмены Определения суда не находит.

В соответствии с ч. 1 ст. 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в ст. ст. 131 и 132 настоящего Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

В соответствии с ч. 1 ст. 259 ГПК РФ избиратели, кандидаты и их доверенные лица, считающие, что решениями или действиями (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественных объединений, избирательной комиссии, комиссии референдума, должностного лица нарушаются избирательные права или право на участие в референдуме граждан Российской Федерации, вправе обратиться с заявлением в суд.

Согласно ст. 131 ГПК РФ в исковом заявлении должны быть указаны наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является организация, ее место нахождения.

Статьей 132 ГПК РФ предусмотрено, что к исковому заявлению подлежит приложению документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

Принимая во внимание то, что дела, возникающие из публичных правоотношений (к числу которых относятся дела по заявлениям о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации), возбуждаются на основании заявления, оформленного по общим правилам, установленным ст. ст. 131, 132 ГПК РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что заявление, поданное Г., не соответствует названным требованиям ГПК РФ, поскольку в заявлении не указаны наименование заинтересованного лица, действиями которого нарушаются избирательные права заявителя, местонахождение данного лица и не приложен документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

С доводом частной жалобы о том, что граждане по заявлениям о защите своих избирательных прав освобождены от уплаты государственной пошлины, согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 89 ГПК РФ льготы по оплате государственной пошлины предоставляются в случаях и порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Согласно ст. 333.36 Налогового кодекса РФ граждане по делам о защите избирательных прав от уплаты государственной пошлины не освобождаются.

Довод частной жалобы о том, что суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, является несостоятельным, поскольку суд не принимал заявление Г. к своему производству.

По делам, возникающим из публичных правоотношений, лицами, участвующими в деле, являются заявители и заинтересованные лица, а не истцы и ответчики. В связи с чем суд обоснованно сослался в Определении на необходимость указания в заявлении наименования заинтересованного лица, действиями которого нарушаются избирательные права Г., и места нахождения данного лица (Определение ВС РФ от 9 августа 2006 г. N 58-Г06-30).

§ 2. Вопрос. Как исчислять сроки рассмотрения гражданских дел в тех случаях, когда дело рассмотрено после устранения заявителем недостатков искового заявления, оставленного без движения определением судьи на основании ч. 1 ст. 136 ГПК РФ?

Ответ. Часть 1 ст. 154 ГПК РФ устанавливает сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел. Гражданские дела рассматриваются и разрешаются судом до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд, а мировым судьей - до истечения месяца со дня принятия заявления к производству.

В соответствии с ч. 1 ст. 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных ст. ст. 131 и 132 ГПК РФ, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

День предъявления иска имеет значение для исчисления срока исковой давности.

Частью 2 ст. 136 ГПК РФ предусмотрено, что в случае, если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд.

С этого дня и следует исчислять срок рассмотрения и разрешения гражданских дел, установленный ч. 1 ст. 154 ГПК РФ. При этом срок, предоставленный судом для исправления недостатков, учету не подлежит (Вопрос 5 Постановления Президиума ВС РФ от 1 марта 2006 г. "Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 г.").

§ 3. Супруги Б. - граждане США обратились в суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с заявлением об удочерении четырех несовершеннолетних девочек (сестер) - граждан Российской Федерации.

Определением судьи суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 27 октября 2004 г. заявление оставлено без движения в связи с тем, что к нему не приложены все предусмотренные ст. 271 ГПК РФ документы, и предоставлен срок для исправления недостатков до 15 ноября 2004 г.

В частной жалобе заявителями ставился вопрос об отмене данного Определения по мотиву его незаконности и необоснованности.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ 22 февраля 2005 г. жалобу удовлетворила по следующим основаниям.

Оставляя без движения заявление супругов Б. об удочерении детей, судья исходил из того, что приложенное к нему заключение компетентного органа иностранного государства об условиях жизни заявителей и об их возможности быть усыновителями не соответствует требованиям ст. 271 ГПК РФ, так как в нем не отражены сведения об обстоятельствах, характеризующих личности заявителей, в частности не указано, признавались или нет заявители либо один из них судом недееспособными или ограниченно дееспособными; лишались или нет заявители родительских прав в судебном порядке. Кроме того, в документах, прилагаемых к заявлению об удочерении, отсутствует разрешение компетентного органа США на въезд в это государство и постоянное место жительства удочеряемых детей.

В соответствии с ч. 1 ст. 136 ГПК РФ судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в ст. ст. 131 и 132 Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и предоставляет ему разумный срок для исправления недостатков.

Судьей предоставлен заявителям срок для исправления недостатков в заявлении об удочерении детей только до 15 ноября 2004 г. Принимая во внимание, что заявителям - гражданам США для выполнения указаний судьи, надлежащего оформления, легализации и перевода документов, последующего почтового отправления требуется более продолжительное время, названный срок не является разумным и достаточным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ Определение судьи суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры отменила, вопрос передала на новое рассмотрение в тот же суд (Определение ВС РФ от 22 февраля 2005 г. N 69-Г05-2).

Комментарий к части 2.

§ 4. А. обратился в Верховный Суд Республики Башкортостан с заявлением о нарушении права на свободные выборы Центральной избирательной комиссией Республики Башкортостан, полагая, что действия (бездействие) и Постановления ЦИК Республики Башкортостан от 29 декабря 2004 г. N Ц-4/1, от 4 февраля 2005 г. Ц-7/1-20, Ц-7/1-66 являются незаконными.

Определением судьи Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 марта 2005 г. заявление было оставлено без движения, А. был извещен о необходимости исправить недостатки заявления до 10 часов 24 марта 2005 г., затем Определением от 24 марта 2005 г. этот срок был продлен до 11 часов 25 марта 2005 г.

Одним из оснований вынесения такого определения явилось оформление заявления без учета положений ч. 1 ст. 247 ГПК РФ.

А. вновь подал заявление о нарушении права на свободные выборы, назвав его исправленным на основании Определения судьи от 23 марта 2005 г.

Определением Верховного суда Республики Башкортостан от 17 октября 2005 г. заявление А. возвращено.

В частной жалобе А. поставлен вопрос об отмене определения суда в связи с нарушением норм процессуального права.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия оснований для отмены определения суда не находит.

Из содержания заявления А. следует, что он просил признать незаконными действия (бездействие) ЦИК Республики Башкортостан, которые заключаются в отказе ЦИК от изготовления открепительных удостоверений, нарушении сроков передачи бюллетеней, несоответствии времени окончания голосования по выборам депутатов Государственного Собрания - Курултай Республики Башкортостан и голосования по вопросам, выносимым на местный референдум, проводимый на территории муниципального образования "Давлекановский район" на территории муниципального образования "Город Давлеканово", а также обязать ЦИК перенести срок довыборов депутата Государственного Собрания - Курултай Республики Башкортостан по Аслыкульскому избирательному округу N 42 с 27 марта 2005 г. на более поздний срок.

Как обоснованно указал суд в определении, поставленные в заявлении вопросы не могут быть предметом разбирательства в Верховном суде Республики Башкортостан ввиду неподсудности.

Согласно п. 4 ст. 26 ГПК РФ верховный суд республики рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации независимо от уровня выборов, референдума, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий, комиссий референдума.

Из представленных материалов следует, что А. оспариваются не решения избирательной комиссии по указанным вопросам (неизготовление открепительных удостоверений и т.д.) или уклонение от принятия решений, а действия и бездействие избирательной комиссии. Данных о том, что А. обращался в ЦИК РБ с каким-либо заявлением, по которому она должна была бы принять решение, но не приняла, из заявления не усматривается.

Что касается постановлений ЦИК, то А. предлагалось указать конкретные нормы и положения законов, которые препятствуют совмещению референдума и выборов, однако это указание, как следует из содержания заявления, им не выполнено, что также является основанием для возвращения ему заявления.

Отсутствует в исправленном заявлении и указание на то, в чем же конкретно принятыми постановлениями, которыми лишь назначены довыборы депутатов и местный референдум, допущено нарушение его активных и пассивных избирательных прав.

Поскольку А. не выполнены все указания судьи, перечисленные в Определении об оставлении заявления без движения, то оно возвращено правильно на основании ч. 2 ст. 136 ГПК РФ.

Судом обоснованно учтено и то обстоятельство, что с проведением выборов и референдума постановления об их назначении утратили силу и уже не порождают никаких правовых последствий, отсутствует предмет спора.

Вывод суда мотивирован, соответствует требованиям закона, и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

В случае нарушения в результате проведения выборов и референдума прав А. он не лишен возможности оспорить их результаты в установленном законом порядке в суд.

Ссылка в частной жалобе на нарушение требований гл. 10, 15, 26 ГПК РФ, ст. ст. 225 и 249 ГПК РФ несостоятельна, поскольку производство по делу судом не возбуждалось.

С учетом указанных обстоятельств доводы частной жалобы А. не могут повлечь отмены определения суда (Определение ВС РФ от 28 декабря 2005 г. N 49-Г05-77).

§ 5. С. обратился в Красноярский краевой суд с заявлением о признании не соответствующими федеральному законодательству и не подлежащими применению Законов Красноярского края от 10 декабря 2004 г. N 12-2694 "О внесении изменений в Закон края "Об утверждении границы города Норильска с городами Кайеркан, Талнах и поселком Снежнегорск", от 10 декабря 2004 г. N 12-2697 "О наделении муниципального образования "Город Норильск" статусом городского округа" и Постановления губернатора Красноярского края от 29 декабря 2004 г. N 298-П "Об объединении населенных пунктов", а также просил назначить выборы в органы местного самоуправления города Талнах в порядке и сроки, установленные переходными положениями ст. ст. 83 - 85 ФЗ от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

Определением судьи Красноярского краевого суда от 20 января 2005 г., оставленным без изменения Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2005 г., заявление оставлено без движения, поскольку заявителем не были приобщены копии приложений 1, 2, 3, 4 к Закону края "Об утверждении границы города Норильска с городами Кайеркан, Талнах и поселком Снежнегорск". Одновременно С. разъяснено, что в случае, если в установленный срок он выполнит указания судьи, перечисленные в Определении, заявление будет считаться поданным в день первоначального представления его в суд. В противном случае заявление считается неподанным и будет возвращено ему со всеми приложенными к нему документами.

Поскольку требования судьи, указанные в Определении от 20 января 2005 г., заявителем выполнены не были, письмом от 16 мая 2005 г. заявление и приложенные к нему материалы были возвращены С.

С. обратился в Красноярский краевой суд с частной жалобой на определение судьи от 16 мая 2005 г.

Определением судьи Красноярского краевого суда от 10 июня 2005 г. частная жалоба с приложенными к ней материалами возвращены заявителю по тем основаниям, что определение от 16 мая 2005 г. не выносилось.

В частной жалобе С. просит Определение судьи Красноярского краевого суда от 10 июня 2005 г. отменить в связи с нарушением судьей норм процессуального права.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает Определение подлежащим отмене с прекращением кассационного производства по частной жалобе.

В соответствии с ч. 2 ст. 136 ГПК РФ в случае, если заявитель в установленный срок выполнит указания судьи, перечисленные в определении, заявление считается поданным в день первоначального представления его в суд. В противном случае заявление считается неподанным и возвращается заявителю со всеми приложенными к нему документами.

Из представленных материалов видно, что заявителю было направлено письмо за подписью судьи Красноярского краевого суда от 16 мая 2005 г. N 0709, которым в соответствии с Определением судьи Красноярского краевого суда от 20 января 2005 г. возвращено заявление с приложенными материалами.

Поскольку ГПК РФ не предусматривает обязательное оформление возвращения заявления мотивированным определением судьи, судья вправе был возвратить заявление С. письмом.

Так как Красноярским краевым судом не выносилось определение от 16 мая 2005 г., С. не могла быть подана частная жалоба на это определение и, следовательно, в дальнейшем она не могла быть предметом судебного разбирательства и основанием для вынесения судьей обжалуемого определения.

С учетом изложенного Судебная коллегия находит Определение Красноярского краевого суда от 10 июня 2005 г. подлежащим отмене как вынесенное судьей с нарушением норм процессуального права, с прекращением кассационного производства по частной жалобе.

Ссылки С. в частной жалобе на ч. 3 ст. 135 ГПК РФ нельзя признать обоснованными, поскольку заявление ему возвращено на основании ч. 2 ст. 136 ГПК РФ (Определение ВС РФ от 26 октября 2005 г. N 53-Г05-42).

 

Статья 137. Предъявление встречного иска

 

Комментарий к статье 137

 

§ 1. Исходя из того, что встречный иск может быть принят судом лишь с соблюдением общих правил предъявления иска, кроме правил о подсудности (ст. 137, ч. 2 ст. 31 ГПК РФ), в случае, когда он заявлен в процессе рассмотрения дела, следует обсудить вопрос об отложении судебного разбирательства и предоставлении лицам, участвующим в деле, времени для соответствующей подготовки.

Откладывая разбирательство дела (ст. 169 ГПК), суд должен указать в определении мотивы отложения и назначить дату нового судебного заседания с учетом действий, которые должны быть произведены в период отложения. При этом на основании ч. 4 ст. 1 (аналогия закона) и ч. 3 ст. 39 ГПК РФ, регулирующей сходные отношения, установленный ст. 154 ГПК РФ срок рассмотрения и разрешения гражданского дела следует исчислять со дня принятия судом встречного иска.

Определение об отказе в принятии встречного иска по мотивам отсутствия условий, предусмотренных ст. 138 ГПК РФ, обжалованию в суд апелляционной или кассационной инстанции не подлежит, поскольку не препятствует реализации права на обращение за судебной защитой путем предъявления самостоятельного иска и возбуждения по нему другого производства (ст. ст. 331, 371 ГПК РФ) (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 26 июня 2008 г. N 13 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции").

§ 2. Н. обратился в суд с иском к Б. о признании недействительным договора купли-продажи, ссылаясь на то, что по договору от 1 сентября 2000 г. Б. подарил ему 1,04% доли в уставном капитале ООО "Единство". Однако 10 февраля 2003 г., не расторгнув договор дарения, ответчик продал указанную долю в уставном капитале З.

Б. не согласился с иском и предъявил к Н. встречное требование о признании договора дарения недействительным, указав, что договор является притворной сделкой, совершенной с целью прикрыть сделку купли-продажи, заключен этот договор в 2002 г.

Решением мирового судьи 59-го судебного участка Ивантеевского судебного района от 16 декабря 2004 г. в иске Н. отказано, встречный иск Б. удовлетворен.

Апелляционным решением Ивантеевского городского суда Московской области от 28 июля 2005 г. решение суда первой инстанции отменено. Вынесено новое решение, которым иск Н. удовлетворен, производство по встречному иску прекращено. Суд признал недействительным договор купли-продажи от 1 февраля 2003 г., заключенный между З. и Б., обязав З. и М. возвратить Н. имеющиеся у них доли в размере 0,4% и 0,64% соответственно. Суд обязал единоличный исполнительный орган ООО "Ивантеевская объединенная строительная база N 1" внести изменения в Устав общества и ст. 6 учредительного договора следующего содержания: "Для обеспечения деятельности Общества за счет имущественных и денежных вкладов участников образован уставный капитал в размере 209330 руб., который распределен среди участников следующим образом: Б. - 0,05%; В.Е. Кузин - 0,37%; М. - 97,46%; Н.А. - 2,02%; Н.В. - 0,05%; П. - 0,05%".

В надзорной жалобе З. просит апелляционное решение отменить.

Определением судьи Московского областного суда О.Д. Федотовой от 12 января 2006 г. дело по надзорной жалобе З. внесено на рассмотрение президиума Московского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит апелляционное решение подлежащим отмене.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В надзорной жалобе указывается, что З. не был извещен о времени и месте рассмотрения данного дела судом апелляционной инстанции.

Из материалов дела видно, что в деле не имеется данных об извещении З. о времени и месте судебного заседания суда апелляционной инстанции 28 июля 2005 г. с соблюдением требований ст. ст. 113 - 116 ГПК РФ.

В силу п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания, является безусловным основанием для отмены решения суда.

Разрешая заявленные требования, суд апелляционной инстанции в нарушение требований ст. ст. 56, 38, 40 ГПК РФ правильно не определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и правильно не разрешил вопрос о составе лиц, участвующих в деле.

Суд исключил из числа ответчиков Б. и прекратил производство по делу по встречному иску Б. к Н. о признании недействительным договора дарения, указав, что на момент рассмотрения дела в суде Б. не обладает 1,04% доли в уставном капитале общества и поэтому не имеет права на подачу встречного иска.

Между тем с такими выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя.

В соответствии с ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Согласно ч. 2 ст. 166 ГК РФ требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Конституционный принцип равноправия сторон гарантирует ответчику право на защиту против иска, предъявленного истцом. Статья 137 ГПК РФ предусматривает предъявление ответчиком встречного иска для совместного рассмотрения с первоначальным иском.

Из материалов дела усматривается, что Н. обратился в суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи 1,04% доли в уставном капитале ООО "Единство", заключенного между Б. и З. 10 февраля 2003 г., ссылаясь на то, что Б. 1 сентября 2000 г. подарил ему указанную долю. Во встречном исковом заявлении Б. просил признать договор дарения, заключенный с Н., недействительным.

Поэтому доводы надзорной жалобы о том, что суд неправомерно прекратил производство по делу по встречному иску Б., заслуживают внимания.

Кроме того, в судебном заседании суда первой инстанции представитель ООО "Ивантеевская объединенная строительная база N 1" Г.Е. Налибаева заявила ходатайство о привлечении к участию в деле М., который является приобретателем оспариваемой доли в уставном капитале общества у З. В подтверждение ходатайства представлена копия договора купли-продажи доли участия в уставном капитале ООО "Ивантеевская объединенная строительная база N 1" от 9 декабря 2003 г.

Суд первой инстанции не разрешил вопрос о привлечении З. и М. к участию в деле в качестве ответчиков, а привлек их только в качестве третьих лиц.

Суд апелляционной инстанции не определил процессуальное положение З. и М., в одних случаях в решении суд называет их третьими лицами, в других - ответчиками, в то же время обязывает этих лиц возвратить Н. долю в уставном капитале общества.

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных законом.

Суд апелляционной инстанции обязал М. возвратить истцу долю в размере 0,64% в уставном капитале общества, признав его недобросовестным приобретателем, хотя таких требований и требований о признании договора купли-продажи спорной доли, заключенного между М. и З., недействительным не заявлялось. При этом суд в решении не указал основания, по которым вышел за пределы заявленных истцом требований.

Заслуживает внимания и довод надзорной жалобы о том, что суд не вправе был обязывать исполнительный орган ООО "Ивантеевская объединенная база N 1" внести изменения в Устав и учредительный договор общества о распределении уставного капитала среди участников.

Допущенные существенные нарушения норм процессуального права являются основанием для отмены апелляционного решения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение (Постановление президиума Московского областного суда от 15 марта 2006 г. N 188 по делу N 44г-133/06).

 

Статья 138. Условия принятия встречного иска

 

Комментарий к статье 138

 

§ 1. Истцы обратились в суд с иском к ответчику о признании недействительными завещания, свидетельства о праве на наследство по завещанию, свидетельства о государственной регистрации права, ссылаясь на то, что решением суда от 23 января 1998 г. за К.А. было признано право на 0,13 доли домовладения N 3 по ул. Акуловская в пос. Клязьма как супружескую долю. Решение суда не было зарегистрировано в МОРП, и при оформлении наследства по завещанию к имуществу К.С. (бывшего мужа истицы) К. получил свидетельство о праве на наследство не на 0,13 доли спорного дома, а на 0,26 доли.

Истцы просили признать завещание К.С. недействительным, поскольку оно оформлено с нарушением закона, кроме того, считают, что завещание подписано не им. К.А. считала, что имеет право на долю наследственного имущества как находившаяся на иждивении наследодателя, а К.Н. - как наследник первой очереди.

Ответчик признал иск К.А. в части, поскольку имеется решение суда о признании за ней права на 0,13 доли спорного дома, что не было учтено при регистрации права собственности на дом. В остальной части иск не признал.

Решением суда иск удовлетворен частично.

Не соглашаясь с решением суда первой инстанции, К.А., К.Н. обжаловали его в кассационном порядке и просили, отменив, направить дело на новое рассмотрение. На момент кассационного рассмотрения дела К.А. умерла. В качестве правопреемника к участию в деле была привлечена П., наследница умершей по завещанию, которая поддержала кассационную жалобу К.А.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия находит обжалуемое решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, одним из оснований, по которому истцы просили признать завещание недействительным, являлось оспаривание истцами подписи наследодателя в завещании. Указанный довод судом не обсуждался, доказательства его обоснованности не определялись, необходимость применения специальных познаний для разрешения спора по указанному основанию не обсуждалась. Суд ограничился ссылкой на то, что им установлен факт личного присутствия К.С. на приеме у нотариуса 4 декабря 1995 г., причем доказательства установления данного обстоятельства судом не приводятся, и каким образом это опровергает довод истцов о том, что фамилия, имя, отчество в завещании написаны не К.С., суд не мотивировал. С учетом изложенного решение нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене как постановленное по не полностью установленным обстоятельствам дела, с нарушением требований ст. ст. 55, 56, 57, 60, 67, 79, 195, 196, 198 ГПК РФ.

Поскольку устранить допущенные судом первой инстанции нарушения норм процессуального права при рассмотрении дела кассационной инстанцией невозможно, оно подлежит направлению на новое рассмотрение в тот же суд.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции надлежит учесть вышеизложенное, а также п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 в части содержания резолютивной части решения: "Исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (ст. 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (ч. 5 ст. 198, ст. ст. 204 - 207 ГПК РФ). При отказе в заявленных требованиях полностью или частично следует точно указывать, кому, в отношении кого и в чем отказано" (Определение Московского областного суда от 10 февраля 2003 г. по делу N 33-1093).