Глава 6. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Гражданское процессуальное право - Комментарий Гражданский процессуальный кодекс РФ

 

 

Статья 55. Доказательства

 

Комментарий к статье 55

 

§ 1. Вопрос. Может ли быть подтверждено получение заработной платы в определенном размере в случае утраты первичных бухгалтерских документов о заработке граждан свидетельскими показаниями?

Ответ. В силу ст. 55 ГПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, могут устанавливаться, в частности, с помощью показаний свидетелей.

Вместе с тем ст. 60 ГПК РФ предусматривает, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" установление трудовых пенсий осуществляется в соответствии с указанным Федеральным законом, который не содержит каких-либо ограничений в способах доказывания получения заработной платы в определенном размере.

Поэтому суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством, в том числе и показаний свидетелей, при разрешении вопроса о размере заработной платы гражданина, исходя из которого рассчитывается среднемесячный заработок, необходимый для определения страховой части пенсии при оценке пенсионных прав граждан.

Вместе с тем следует учитывать, что согласно ч. 1 ст. 57 ГПК РФ суд вправе предложить гражданину представить дополнительные доказательства, а также оказать содействие в их собирании.

В случае невозможности подтверждения указанного обстоятельства иными доказательствами, кроме свидетельских показаний, суд оценивает свидетельские показания, в том числе и на предмет их достоверности и достаточности (ст. 67 ГПК РФ) (Вопрос 6 Постановления Президиума ВС РФ от 4 мая 2005 г. "Обзор законодательства и судебной практики за первый квартал 2005 г.").

Комментарий к части 2.

§ 2. К., наниматель квартиры N 6, расположенной в г. Ногинске в доме 5 по ул. 28 июня, обратилась в суд с иском к Т., собственнику квартиры 9 в этом же доме, МУП "НПТО ЖКХ", МУП "УМЗ", осуществляющим техническое обслуживание дома, с иском о возмещении ущерба, причиненного заливом квартиры, в сумме 7953 руб., расходов по оплате услуг эксперта 2000 руб. и компенсации морального вреда 20000 руб.

В обоснование своих требований К. указала, что 13 октября 2001 г. одна из комнат ее квартиры была залита водой из квартиры N 9 Т., в результате пострадали стены и потолок.

Представитель Т. иск не признал, ссылаясь на то, что залив произошел в результате того, что пришла в негодность резиновая прокладка под хомутом на радиаторе, расположенном в квартире ответчика. Бывшим собственником квартиры был заключен договор на техническое обслуживание и ремонт квартиры с Центром социального развития концерна "Глуховотекс". Однако условия договора Центром не выполнялись, с момента установки на радиаторе хомута профилактический осмотр инженерного оборудования в квартире Т. не производился, 12 октября 2001 г. в доме производилось заполнение водой отопительной системы без объявления об этом.

Представитель МУП "НПТО ЖКХ" иск не признал, ссылаясь на то, что его предприятие зарегистрировано в ИМНС по г. Ногинску 6 декабря 2002 г., дом, в котором проживает истица, находится на балансе МУП "УМЗ".

Представитель МУП "УМЗ" иск не признал, считает, что ответственность за причиненный истице ущерб должна быть возложена на Т. как собственника квартиры N 9, так как договор на техническое обслуживание он с МУП "УМЗ" не заключал, концерн "Глуховотекс" 4 декабря 2003 г. ликвидирован по решению арбитражного суда, Т. обязан следить за состоянием санитарно-технического оборудования в его квартире.

Решением суда иск К. удовлетворен частично, с Т. в ее пользу взыскано в возмещение материального ущерба 7953 руб., расходы по проведению экспертизы 2000 руб., госпошлина 50 руб., а всего 10003 руб. В иске К. к МУП "УМЗ", МУП "НПТО ЖКХ" отказано, в иске к Т. о компенсации морального вреда отказано.

Не согласившись с постановленным решением, Т. обжалует его в кассационном порядке.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Суд при рассмотрении спора установил, что 13 октября 2001 г. квартира N 6, расположенная в доме 5 по ул. 28 июня г. Ногинска, нанимателем которой является К., была залита. Залив произошел из вышерасположенной квартиры N 9, собственником которой является Т.

Из объяснений Т. и его представителя в ходе судебного разбирательства суд установил, что несколько лет назад на трубе радиатора в квартире ответчика образовалась трещина, которая по заявке бывшего владельца квартиры, его матери, была заделана работниками жилищно-коммунальной службы резиновой прокладкой. Залив произошел из-за того, что резиновая прокладка под хомутом пришла в негодность, Т. ее заменил, и течь прекратилась.

Суд, исследовав и оценив представленные доказательства, пришел к выводу о том, что ответственность за причиненный К. ущерб должна быть возложена на Т.

При этом суд исходил из того, что Т. как собственник квартиры обязан следить за техническим состоянием инженерного оборудования, находящегося в квартире, однако с момента получения квартиры в собственность с 17 сентября 1999 г. он не обращался в жилищно-коммунальную организацию по вопросу проверки состояния радиатора и заключения договора на техническое обслуживание квартиры, кроме того, организация, с которой имелся соответствующий договор у бывшего владельца квартиры, была ликвидирована.

Данный вывод суда согласуется с положениями ст. ст. 129, 149.1 ЖК РСФСР, в связи с чем судебная коллегия находит правильным решение в части отказа К. в иске к МУП "УМЗ" и МУП "НПТО ЖКХ".

Решение суда в части отказа К. в иске о компенсации морального вреда судебная коллегия также находит обоснованным, поскольку при заявленных требованиях материального характера законом не предусмотрена компенсация морального вреда.

Вместе с тем решение суда в части взыскания с Т. в пользу К. 10003 руб. подлежит отмене по следующим обстоятельствам.

Удовлетворяя требования истицы в этой части, суд исходил из того, что согласно заключению эксперта Н.А. Шубиной стоимость ремонта на день принятия решения с учетом изменения индекса на удорожание материала и с учетом времени производства последнего ремонта составляет 7953 руб.

Как следует из материалов дела (л.д. 126), Определением суда от 2 октября 2004 г. для определения стоимости восстановительного ремонта квартиры истицы действительно была назначена экспертиза, производство которой поручено эксперту Н.А. Шубиной.

Однако данная экспертиза не была проведена. В основу решения положена смета на ремонт квартиры, которая, со слов эксперта Н.А. Шубиной, составлена сметчиком Е.В. Коноваловым, имеющим соответствующую лицензию.

Между тем указанная смета в соответствии с ч. 2 ст. 55 ГПК РФ является недопустимым доказательством в данном случае, поскольку проведение экспертизы Е.В. Коновалову не поручалось, об уголовной ответственности по ст. 307 УК он не предупреждался.

Также в материалах дела отсутствуют доказательства об оплате услуг эксперта в 2000 руб.

Таким образом, установленные судом обстоятельства в части размера причиненного истице ущерба не доказаны (подп. 2 п. 1 ст. 362 ГПК РФ), в связи с чем решение суда в этой части подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку допущенные нарушения не могут быть устранены судом кассационной инстанции. При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, определить размер причиненного ущерба, предложить сторонам представить соответствующие доказательства и в зависимости от установленного принять законное и обоснованное решение (Определение Московского областного суда от 4 мая 2005 г. по делу N 33-4103).

 

Статья 56. Обязанность доказывания

 

Комментарий к статье 56

 

Комментарий к части 1.

§ 1. Судья Самойловского районного суда Саратовской области С.С. Козлов, рассмотрев поступившее исковое заявление Управления образования ОМО Балашовского района Саратовской области к Дубовенко Елене Николаевне о лишении родительских прав и взыскании алиментов, установил: Управление образования ОМО Балашовского района обратилось с указанным исковым заявлением о лишении родительских прав Е.Н. Дубовенко и взыскании с нее алиментов.

Данное исковое заявление не может быть принято судом к своему производству и подлежит оставлению без движения в связи с тем, что не соответствует по содержанию требованиям ст. ст. 131, 132 ГПК РФ, а именно:

1. В тексте искового заявления не указаны доказательства обстоятельств, изложенных в исковом заявлении. Так, не указаны доказательства того, что Е.Н. Дубовенко от брака с И.И. Дубовенко имеет несовершеннолетнюю дочь А.И. Дубовенко; что Е.Н. Дубовенко воспитанием дочери не занимается; что А.И. Дубовенко проживала отдельно от своей матери, которая не заботилась о ее здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии; что отец несовершеннолетней И.И. Дубовенко умер.

2. Кроме того, в тексте искового заявления не указано, в защиту каких прав и интересов несовершеннолетнего ребенка оно предъявлено.

3. Также не указаны основания, предусмотренные ст. 69 СК РФ, по которым истец просит лишить родительских прав ответчицу, то есть не указаны обстоятельства, на которых истец основывает свои требования.

4. К материалам искового заявления не приложены копии документов для ответчицы и третьего лица. Приложенные к исковому заявлению документы заверены ненадлежащим образом.

5. Кроме того, требования о взыскании алиментов являются неконкретными, поскольку не указано, какую периодичность взыскания алиментов истец просит применить. Выдвигая данное требование, истец не указал обстоятельства, на которых он его основывает. Так, не указано в исковом заявлении, работает ли ответчица, и если да, то где и какую заработную плату или доход имеет, осуществляет ли в добровольном порядке какую-либо материальную помощь своей дочери Дубовенко Анастасии. Не представлены соответствующие доказательства. Также в исковом заявлении не указано, где проживает несовершеннолетняя Дубовенко Анастасия и кто занимается ее воспитанием и развитием.

6. Выдвигая требование о лишении родительских прав, истец не указал, кому надлежит передать ребенка, хотя суд в соответствии с п. 5 ст. 71 СК РФ должен разрешать данный вопрос.

7. Требование об истребовании недостающих документов из отдела образования рп Самойловка является неконкретным и не может быть выполнено судом, поскольку в силу ст. ст. 56, 57 ГПК РФ сами стороны определяют, какие доказательства они должны представить в суд для подтверждения значимых обстоятельств. Суд вправе предложить сторонам представить дополнительные доказательства. В случае если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств. В ходатайстве об истребовании доказательства должно быть обозначено это доказательство, а также указано, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства.

8. Кроме того, требование о заслушивании в качестве представителя истца специалиста по охране прав детства отдела образования рп Самойловка не может быть выполнено судом, поскольку к исковому заявлению не приложена доверенность истца на осуществление конкретным лицом представительских функций.

В соответствии со ст. 136 ГПК РФ данное исковое заявление подлежит оставлению без движения (Определение об оставлении искового заявления без движения от 21 января 2004 г. рп Самойловка).

Комментарий к части 2.

§ 2. Заявители обратились в суд, считая незаконным отказ Управления по делам миграции ГУВД Московской области (далее - Управление) в продлении статуса вынужденного переселенца.

В обоснование своих требований указали, что семья собственного жилья не имеет, компенсацию за жилье не получила, субсидия на приобретение и строительства жилья им не выдавалась. Семья фактически проживает в доме N 59 по ул. Свободы г. Коломны, в котором матери Г.Т. А.И. Горбуновой принадлежит на праве собственности 3/4 доли домовладения, которое находится в состоянии, не пригодном для постоянного проживания.

В связи с этим заявители считают, что отказ в продлении статуса вынужденного переселенца является незаконным.

В судебном заседании требования поддержали.

Представитель Управления по делам миграции требования не признал, ссылаясь на то, что заявители проживают в жилом помещении, принадлежащем одному из членов семьи на праве собственности, в связи с чем на основании п. "б" ч. 40 Положения о жилищном обустройстве в РФ, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 8 ноября 2000 г. N 845, заявители считаются обустроенными.

Решением суда в удовлетворении требований заявителей отказано.

В кассационной жалобе заявители просят решение суда отменить как незаконное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав объяснения лиц, явившихся в судебное заседание, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с недоказанностью установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела (п. 2 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

Из материалов дела следует, что заявители состоят на очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий с 17 ноября 1998 г. как вынужденные переселенцы (л.д. 12).

Заявители проживают в доме 59 по ул. Свободы г. Коломна Московской области в домовладении, 3/4 доли которого находится в собственности матери Г.Т. А.И. Горбуновой, 1/4 доля - в собственности муниципального образования г. Коломна.

Заявители зарегистрированы в указанном домовладении с июня 1998 г. (л.д. 46).

Решением суда от 4 сентября 2003 г. установлен факт раздельного проживания семьи Григорян и семьи А.И. Горбуновой (л.д. 53).

Отказывая в удовлетворении требований, суд исходил из того, что заявители проживают в жилом помещении, принадлежащем одному из членов семьи на праве собственности, имеют обеспеченность жилой площадью 5,3 кв. м на человека, работают, в Управление по делам миграции ни решение Коломенского городского суда от 4 сентября 2003 г., ни технический план домовладения, ни акт осмотра технического состояния ими не представлялись, в связи с чем суд пришел к выводу о законности отказа в продлении статуса вынужденного переселенца.

Вместе с тем с данным выводом суда судебная коллегия согласиться не может.

С 1998 г., то есть с момента приобретения статуса вынужденного переселенца, заявители проживали и проживают в домовладении N 59 по ул. Свободы г. Коломна.

Факт раздельного проживания семьи Г-н и семьи А.И. Горбуновой, установленный решением Коломенского городского суда от 4 сентября 2003 г., Управлением по делам миграции не оспаривался, соответствующие доказательства в опровержение указанного факта Управлением не предоставлялись. Следовательно, установленный приведенным решением факт в соответствии с ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, ст. 249 ГПК РФ Управлением не опровергнут. Таким образом, вывод суда о том, что А.И. Горбунова является членом семьи Г-н, доказательствами не подтвержден.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что заявители постоянно проживают в жилом помещении, принадлежащем одному из членов семьи на праве собственности, является необоснованным.

Делая вывод об обеспеченности заявителей жилой площадью в размере 5,3 кв. м на человека, суд исходил из того, что жилая площадь дома составляет 35,3 кв. м. Вместе с тем суд не принял во внимание, что согласно плану БТИ строения под лит. А1 и А в эксплуатацию не приняты. Кроме того, согласно акту осмотра технического состояния от 2 июня 2004 г. помещение непригодно для постоянного проживания, системы отопления, водоснабжения, канализации в указанном домовладении отсутствуют.

Данные обстоятельства Управлением не опровергнуты.

При таких обстоятельствах вывод суда о жилищном обустройстве заявителей не основан на материалах дела.

Поскольку заявители состоят на очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий, зарегистрированы в вышеуказанном домовладении с момента приобретения статуса вынужденного переселенца, то есть с 1998 г., и указанное жилое помещение не является собственностью членов семьи, о чем заявители указывали в заявлении о продлении статуса вынужденного переселенца, отказ Управления в продлении срока действия статуса вынужденного переселенца нельзя признать обоснованным.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным, и оно подлежит отмене. Поскольку в нарушение ст. 249, ч. 2 ст. 56 ГПК РФ в материалах дела отсутствуют сведения о распределении судом обязанностей по доказыванию обстоятельств, имеющих значение для дела, судебная коллегия не имеет возможности принять по делу новое решение, в связи с чем дело подлежит направлению на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, распределить обязанности по доказыванию обстоятельств, имеющих значение для дела, и в соответствии с законом разрешить спор (Определение Московского областного суда от 28 апреля 2005 г. по делу N 33-3337).