2. Развитие договора банковского вклада в российском и советском законодательстве
Договорное право - Договорное: Вклад, счет, расчет. Конкурс. кн.5 т.2

 

 

В российской дореволюционной юридической литературе все банковские сделки дифференцировались на две категории: активные и пассивные операции банков. Например, Г.Ф. Шершеневич писал: "Под именем активной операции следует понимать такую юридическую сделку, из которой для банка вытекает право на денежную сумму. Под пассивной операцией понимается юридическая сделка, которою устанавливается обязанность банка уплатить денежную сумму. Активною операциею создается юридическое отношение, в котором банк играет роль активного субъекта; пассивною операциею создается юридическое отношение, в котором банку предназначается роль пассивного субъекта. По активным операциям банк является кредитором своих клиентов, по пассивным операциям - должником их" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 412.

 

Банковские вклады, наряду с эмиссионными операциями и займами, относились к числу пассивных операций, с помощью которых банк приобретает капиталы. Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, среди всех пассивных банковских операций "первое место занимают вклады. Это главный источник банкового кредита и в то же время основа всех активных операций, особенно в коммерческих банках. Размер притекающих вкладов зависит от личного доверия, каким пользуется данное кредитное установление в глазах общества, а также от величины процента, обещанного банком... В отношении вкладов банкам приходится выдерживать острую конкуренцию со сберегательными кассами, впитывающими в себя массы мелких народных сбережений" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 412 - 413.

 

В юридической литературе того времени предлагались различные классификации банковских вкладов. Так, в учебнике торгового права профессора П.П. Цитовича, изданного в 1891 г., выделяются три вида банковских вкладов: вклады для обращения из процентов, вклады на вечное время, вклады на хранение.

Говоря о вкладах для обращения из процентов, П.П. Цитович указывал: "Каждый такой вклад есть отдельное, без текущего счета, задолжание определенной суммы денег со стороны банка, хотя, быть может, и одно из многих того же самого банка и тому же самому лицу. Каждый поэтому вклад имеет свое отдельное возникновение и свое отдельное прекращение для давности, для зачета, для платежа" <*>.

--------------------------------

<*> Цитович П.П. Труды по торговому и вексельному праву: В 2 т. Т. 1: Учебник торгового права. К вопросу о слиянии торгового права с гражданским. М., 2005. С. 408. (Классика российской цивилистики).

 

В рамках этого вида банковских вкладов П.П. Цитовичем выделялись вклады бессрочные и срочные. Отличие между ними он видел в следующем: "Для вкладов бессрочных банк не связан относительно процентов в том смысле, что всегда может уменьшить проценты, т.е. понизить их размер, и вкладчику остается на выбор: или оставить свой вклад на уменьшенных процентах, или же взять его обратно. Но для вкладов срочных банк связан теми условиями относительно процентов, на каких принят вклад: до наступления срока размер процентов не подлежит уменьшению и вообще изменению. Но когда срок наступил и вкладчик не берет своего вклада обратно, его вклад останется в виде вклада бессрочного" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 408 - 409.

 

Отмечалось П.П. Цитовичем также различие в юридическом оформлении соответственно бессрочного и срочного вкладов. По этому поводу он писал: "Неодинаков и долговой документ для вкладов срочных и бессрочных. Для первых может быть или расчетная книжка, или вкладной билет (свидетельство); для вкладов срочных - только билет (свидетельство). Документ бессрочного вклада может быть только именной и передается по уступочной надписи с трансфертом. Но документы на вклады срочные могут быть именные и на предъявителя, и когда именные, передача их может быть даже и бланковая" <*>.

--------------------------------

<*> Цитович П.П. Указ. соч. С. 409.

 

Весьма интересным видом банковского вклада представляется вклад на вечное время. Определяя указанный вид вклада, П.П. Цитович указывал: "Сделка о вкладе на вечное время есть установление периодических платежей (ренты) в пользу такого-то лица (учреждения), обязательных для банка навсегда, т.е. пока существует банк. Размер платежей определяется как столько процентов на сумму вклада, т.е. на ту денежную сумму, за которую банк принимает на себя такое обязательство периодических платежей в их неизменном размере. Суммы, полученные банком за свое обязательство, имеют свой отдельный счет; они неприкосновенны: должны быть помещаемы в государственные кредитные бумаги" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 409 - 410.

 

Что касается вклада на хранение, то П.П. Цитович относил его к банковским сделкам, примыкающим к кредитным сделкам пассивного характера. По его мнению, вклад на хранение представлял собой "договор отдачи на сохранение, или поклажи". "Предметом банковой поклажи, - писал П.П. Цитович, - бывают только некоторые вещи, денежные бумаги и различного рода документы юридических сделок (в том числе и духовные завещания), а равно и монеты как штуки (species). Поклажа, далее, может быть: открытая или же закрытая, последняя в виде такого или иного хранилища (шкатулки, ящики) с неизвестным банку содержанием... Обязанность банка только хранить, сберечь отданный ему предмет, а поклажу закрытую хранить от повреждения ее хранилища. Но дальше хранения обязанность банка не идет..." <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 410.

 

Классификация банковских вкладов, предложенная П.П. Цитовичем, не основанная на строгих критериях, выглядит довольно фрагментарной и скорее представляет собой описание произвольно выбранных отдельных видов банковских вкладов. Кроме того, отнесение к банковскому вкладу так называемого вклада на хранение (пусть даже и в качестве примыкающей к нему сделки) противоречит правовой природе соответствующей сделки, представляющей собой разновидность договора поклажи, не имеющего никакого отношения к банковской деятельности по привлечению денежных средств.

Гораздо более стройной и обоснованной выглядит классификация банковских вкладов, предложенная Г.Ф. Шершеневичем, который указывал: "Соотношение интересов банка, старающегося приобрести капиталы возможно дешевле и с возможно дольшим сроком, и интересов вкладчиков, стремящихся вручить банку свои капиталы возможно дороже и с возможно кратким сроком, дает основание к различению нескольких видов вкладов" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 419.

 

Во-первых, Г.Ф. Шершеневич призывал различать вклады срочные, наиболее выгодные для банков, которые, однако, не будучи истребованными в установленный срок, трансформировались во вклады бессрочные, а также вклады бессрочные, по которым вкладчик имел право "затребовать свой капитал во всякое время". В свою очередь бессрочные вклады разделялись на два подвида: вклады по востребованию (oncall) и вклады на текущий счет. Между указанными подвидами бессрочных вкладов, как подчеркивал Г.Ф. Шершеневич, нет юридических различий, но с точки зрения банковской техники различия все же существуют. В частности, вклад по востребованию удостоверялся документным свидетельством, а вклад на текущий счет - расчетной книжкой; вклад по востребованию возвращался сразу и полностью, а вклад на текущий счет - "по частям, по мере и в мере затребований, и с возможностью пополнения"; вклад по востребованию предполагал предупреждение за несколько дней, а вклад на текущий счет выдавался в момент затребования; проценты при вкладах по востребованию исчислялись по месяцам, а проценты по вкладам на текущий счет - по дням <*>.

--------------------------------

<*> См. там же. С. 420.

 

Рассматривал Г.Ф. Шершеневич и вопрос о вкладах на хранение, однако, в отличие от П.П. Цитовича, не относил соответствующие сделки к банковскому вкладу, а квалифицировал их в качестве самостоятельного договора хранения, о чем может свидетельствовать следующее его замечание: "Кроме такого вклада, когда вкладчик передает заменимые вещи в собственность банка с правом требовать обратно эквивалента во всякое время или в условленный срок, практикуются вклады, когда вкладчик передает банку на хранение незаменимые вещи с правом требовать обратно те же вещи во всякое время или в условленный срок. Если вклады первого рода должны быть отнесены к займу, то вклады второго рода представляют собой договор поклажи" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 423.

 

Не обнаруживались Г.Ф. Шершеневичем признаки банковского вклада и в так называемых вечных вкладах. По этому поводу он утверждал: "По своей юридической природе вечный вклад отличается как от вклада на хранение, потому что деньги передаются банку в собственность, так и от денежного вклада, потому что устанавливается право требовать не возвращения капитала, а постоянной уплаты дохода. С этой точки зрения вечный вклад приближается к договору о вечной ренте (rente constituе) или к договору о пожизненном доходе" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 424.

 

Договор банковского вклада считался реальным договором, вступающим в силу с момента внесения вкладчиком соответствующего взноса в банк. Причем в определенных случаях в качестве такого взноса признавались не только деньги, но и иные ценности. Например, Г.Ф. Шершеневич указывал: "Вклад представляет собой реальный договор, который совершается взносом в банк ценности. Эта ценность чаще всего выражается в деньгах, но она может выразиться также в ценных бумагах, которые банк занесет курсовой стоимостью, если пожелает приобрести, векселем, если банк готов учесть его" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 420.

 

Для разных вкладов устанавливалось различное юридическое оформление. Срочные и бессрочные вклады удостоверялись путем выдачи банком именного свидетельства. Государственный банк имел право выдавать по срочным вкладам свидетельства на предъявителя. Иным образом оформлялся вклад на текущий счет: вкладчику выдавалась расчетная книжка, на правой стороне которой обозначался "кредит" (все, что принято банком от вкладчика), а на левой стороне - "дебет" (все, что выдано вкладчику). Расчетная книжка хранилась на руках у вкладчика, а банк вел счет по своим книгам.

Допускалась в то время действовавшим законодательством и уступка прав по банковским вкладам. По срочным и бессрочным вкладам именные свидетельства (билеты) могли переходить из рук в руки путем совершения полной именной передаточной надписи с отражением соответствующей операции в банковских книгах.

Право вкладчика на получение вклада ставилось в зависимость от предъявления последним соответственно именного билета или расчетной книжки. Поэтому требование о выдаче вклада могло быть заявлено либо вкладчиком, либо его доверенным лицом. В случае смерти вкладчика на получение вклада могли претендовать его наследники при условии предъявления ими именного билета или расчетной книжки вкладчика с доказательствами, подтверждающими, что указанные документы получены ими по завещанию наследодателя-вкладчика или в порядке законного наследования.

Теоретические взгляды того времени на правовую природу отношений по банковскому вкладу сводились к двум позициям: одни авторы полагали, что указанные отношения представляют собой иррегулярную поклажу (depositum irregulare), другие же признавали договор банковского вклада разновидностью договора займа. Сторонники первой позиции исходили из того, что, принимая вклад, банк оказывает услугу вкладчику, поэтому в их отношениях можно видеть depositum irregulare, но не заем. Кроме того, отличие вклада от займа усматривали также в том, что при займе срок возвращения капитала устанавливается в интересе должника, тогда как при банковском вкладе указанный срок устанавливается в интересе кредитора (вкладчика) <*>.

--------------------------------

<*> К числу сторонников указанной позиции Г.Ф. Шершеневич относил, в частности, германского ученого Дернбурга (см.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 418).

 

Наиболее ярким представителем второй позиции являлся Г.Ф. Шершеневич, его рассуждения о правовой природе договора банковского вклада сохраняют актуальность и в современных условиях и по этой причине заслуживают того, чтобы привести их в полном объеме. Так, Г.Ф. Шершеневич указывал: "Замечательно, что юристы при определении юридической природы вкладов все свое внимание направляют на экономическую цель и совершенно игнорируют то юридически существенное сходство между займом и вкладом, которое состоит в том, что в обоих случаях должник приобретает право собственности на переданные ему заменимые вещи и что в обоих случаях обязанность должника сводится к возвращению эквивалента. Само понятие о depositum irregulare не имеет для настоящего времени того значения, какое оно имело в Риме; в сущности это мертвый член договорной классификации. При том сама экономическая цель вклада понимается неправильно: банк принимает вклады, чтобы ими распорядиться согласно своему плану. Ни о какой услуге в интересе вкладчика не может быть и речи, потому что банк смотрит на вклады со своей коммерческой точки зрения. Срок не составляет существенного момента в договоре займа, и если банку выгоднее срочные вклады, то из этого еще не вытекает, чтобы банку, при его умении комбинировать активные операции с пассивными, не были выгодны вклады бессрочные" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 418 - 419.

 

Правда, здесь обнаруживается одна юридическая проблема: Г.Ф. Шершеневич относил к числу пассивных операций банка (наряду с банковскими вкладами и эмиссионными операциями) приобретение последним денежных средств путем займа. По этому поводу он писал: "Этот заем может основываться на личном кредите банка. Но он может иметь в своем основании также реальный кредит. Обеспечением в данном случае служат проценты и иные ценные бумаги, принадлежащие банку" <*>. Выходит, что банки, привлекая чужие капиталы, заключают договоры займа и договоры займа - банковского вклада. В этом случае неминуемо встает вопрос о возможности регулирования правоотношений, возникающих из названных договоров займа (по-видимому, все же разных), одними и теми же правовыми нормами, предназначенными для регламентации заемных правоотношений. На этот вопрос Г.Ф. Шершеневич дает не вполне убедительный ответ: "Признавая банковские вклады за заемное отношение, мы не утверждаем, что все постановления нашего закона о договоре займа должны быть применены к вкладам. Вклад представляет заем особого рода, который подчиняется не т. Х ч. 1 (содержащему нормы о договоре займа. - В.В.), а утвердившимся в торговом быту обычаям, поскольку для них не установлены специальные нормы закона" <**>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 414.

<**> Там же. С. 419.

 

Однако при однозначной квалификации договора банковского вклада в качестве договора займа (что имеет место в рассуждениях Г.Ф. Шершеневича) оговорка о неприменении к отношениям, вытекающим из договора банковского вклада, законоположений о договоре займа, в силу признания приоритета в регулировании соответствующих отношений за обычаем делового оборота, по меньшей мере вызывает большие сомнения. Видимо, все же выводы Г.Ф. Шершеневича относительно правовой природы договора банковского вклада следует рассматривать в качестве пожелания законодателю обеспечить правовое регулирование указанного договора в качестве отдельного вида договора займа, имеющего свои весьма существенные особенности ("заем особого рода") и потому требующего специальной регламентации. Вместе с тем рассуждения Г.Ф. Шершеневича относительно невозможности квалификации договора банковского вклада как depositum irregulare (договор иррегулярного хранения) представляются бесспорными и заслуживающими внимания, в том числе со стороны современного исследователя соответствующих правоотношений.

В первые 10 - 12 лет советской власти отношение к правовому регулированию договора банковского вклада практически не изменилось, если не считать короткого периода "военного коммунизма" (до 1921 г.), когда предпринимались попытки в строгом соответствии с марксистско-ленинской теорией избавиться от денег и от банковской системы и ставилась задача превратить банки в "центральную бухгалтерию коммунистического общества" <*>, что привело к упразднению недавно созданного Народного банка и передаче его активов и пассивов Народному комиссариату финансов. Как известно, уже в 1921 г. был учрежден Государственный банк РСФСР, а несколько позже появились и частные банки.

--------------------------------

<*> См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 2. М., 1970. С. 56.

 

В Гражданском кодексе 1922 г. (далее - ГК 1922 г.) <*> по сложившейся российской традиции отсутствовали нормы, специально посвященные договорам банковского вклада и банковского счета. Видимо, расчет был на то, что указанные договоры охватываются общими правилами о договоре займа. Об этом, в частности, свидетельствуют некоторые нормы, содержащиеся в разд. VI "Заем" ГК 1922 г. Так, в соответствии со ст. 210 данного Кодекса сумма займа могла быть выражена как в золотых рублях, так и в денежных знаках; в тех случаях, когда сумма займа выражалась в золотых рублях, подлежащая платежу сумма исчислялась по официальному курсу золотого рубля ко дню платежа. Однако в примечании к этой статье говорилось о том, что Государственному банку представляется право принимать во вклады и на текущие счета золото и серебро в монетах и слитках и иностранную валюту с условием возврата тем же металлом или валютой, но с выплатой процентов советскими денежными знаками. В ст. 213 Кодекса, устанавливавшей запрет на начисление процентов на проценты по договору процентного займа, содержалось положение о том, что указанное ограничение не распространяется на сделки, совершаемые законно существующими кредитными установлениями.

--------------------------------

<*> См.: Гражданский кодекс РСФСР: Официальный текст с изменениями на 1 июля 1950 г. и с приложением постатейно-систематизированных материалов / Министерство юстиции РСФСР. М., 1950.