6. Прекращение кредитного договора - Страница 3
Договорное право - Договорное: Заем, Кредит, Факторинг, кн.5, т.1

 

Иные основания (способы) прекращения кредитного договора

 

Прекращение обязательства путем расторжения договора, естественно, характерно лишь для договорных обязательств, которые, будучи гражданско-правовыми, могут быть прекращены и по иным основаниям (иными способами), никак не связанным с действиями сторон, направленными на расторжение соответствующего договора. По этому поводу М.И. Брагинский пишет: "Специальными случаями прекращения договоров" можно назвать ситуации, при которых утрачивают свою силу при наличии указанных в законе обстоятельств обязательства, составляющие содержание договора. Складывающиеся при этом отношения регулируются в основном гл. 26 ГК, которая распространяет свое действие в равной мере на все виды обязательств, независимо от оснований их возникновения, а значит, и на обязательства договорные" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 359.

 

Из десяти оснований (способов) прекращения обязательств, предусмотренных гл. 26 ГК РФ, в качестве основания прекращения кредитного договора не может служить лишь одно, а именно прекращение обязательства невозможностью исполнения, вызванной обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (ст. 416 ГК). Нам уже приходилось отмечать, что специфика денежного долгового обязательства, как это, например, было убедительно показано Л.А. Лунцем, состоит в том, что для должника всегда возможно его надлежащее исполнение <*>. Поэтому ситуация, когда бы исполнение денежного долгового обязательства оказалось для должника невозможным, в принципе исключается, хотя некоторые авторы не замечают отмеченной особенности денежного обязательства. Например, у Н.Н. Захаровой читаем: "Обязательство по кредитному договору может быть прекращено невозможностью его исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает" <**>. Как говорится, комментарии излишни.

--------------------------------

<*> См.: Лунц Л.А. Указ. соч. С. 104 - 107.

<**> Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 57.

 

Основным способом прекращения кредитного договора (как и всякого гражданско-правового договора), конечно же, является надлежащее исполнение вытекающего из него обязательства (ст. 408 ГК).

М.И. Брагинский в связи с этим указывает: "Исполнение (ст. 408 ГК) способно прекратить договор лишь при условии, если оно является надлежащим, т.е. совершено надлежащим лицом, надлежащему лицу, надлежащим способом, в надлежащем месте, надлежащим предметом и в надлежащее время. Критерии надлежащего исполнения определяются императивными нормами, договором, а в части, не предусмотренной теми и другими, - диспозитивными нормами. При ненадлежащем исполнении наступают различные неблагоприятные для стороны-должника последствия, предусмотренные в общей или специальной статье ГК, в ином законе либо другом правовом акте или договоре" <*>. К этому добавим, что ненадлежащее исполнение обязательства не прекращает действие договора.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 360.

 

Весьма популярным способом прекращения кредитного договора (а вернее, обязательства заемщика по возврату кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами) является предоставление отступного. Например, Р.И. Каримуллин на основе обобщения практики Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по рассмотрению дел в порядке надзора пришел к следующему выводу: "Российская правоприменительная практика признает действительными соглашения, по которым взамен исполнения заемщик предоставляет кредитору акции или нежилое помещение и имущественное право на земельный участок. Практика также не исключает, что предметом отступного могут быть векселя..." <*>.

--------------------------------

<*> Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 104.

 

Здесь, правда, следует оговориться, что при использовании в качестве способа прекращения обязательства отступного моментом прекращения обязательства признается не подписание сторонами соглашения об отступном, как иногда полагают кредиторы и заемщики, а момент фактической передачи имущества, являющегося объектом такого соглашения. Заключение же сторонами соглашения об отступном влечет то последствие, что на стороне заемщика по кредитному договору появляется альтернативное обязательство. В силу ст. 320 ГК РФ с момента заключения соглашения об отступном у заемщика появляется право выбора обязательства, которое он готов исполнить: либо передать кредитору соответствующее имущество в качестве отступного, либо возвратить ему сумму кредита с причитающимися процентами. В последнем случае обязательство, возникшее из кредитного договора, будет считаться прекращенным его надлежащим исполнением.

Если же заемщик к установленному соглашением об отступном сроку не исполнит ни одного из названных обязательств, право выбора (теперь уже требования, которое может быть предъявлено к заемщику) переходит к кредитору, а он может потребовать от заемщика либо передачу имущества во исполнение соглашения об отступном, либо возврат полученной суммы кредита с причитающимися ему процентами. Однако заемщик может лишить кредитора этого права выбора, если в предусмотренный соглашением об отступном срок он хотя бы частично исполнит одно из отмеченных двух обязательств, тем самым он (должник) реализует принадлежащее ему изначально право выбора исполнения одного из двух обязательств, оставив кредитору право требования исполнения лишь того обязательства, на котором остановил свой выбор должник.

Хотелось бы также предостеречь от весьма распространенной ошибки, когда заемщик (в качестве залогодателя) передает кредитору (как залогодержателю) в качестве отступного предмет залога. К сожалению, некоторые российские авторы не только не замечают в подобной ситуации каких-либо отступлений от закона, но и рекомендуют соответствующий способ прекращения обязательств к широкому применению. В качестве иллюстрации к сказанному можно привести, например, рассуждения об отступном по кредитному договору, суть которых состоит в том, что, "если кредитный договор обеспечен залогом, кредитор-залогодержатель и заемщик-залогодатель после возникновения оснований для обращения взыскания на предмет залога (невозврат кредита в срок и т.п.) могут заключить нотариально удостоверенное соглашение об удовлетворении требования кредитора за счет заложенного недвижимого имущества без обращения в суд (ст. 349)" <*>.

--------------------------------

<*> Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 55.

 

Однако если подобное соглашение (законность которого с точки зрения залогового права не вызывает сомнений) будет оформлено как соглашение об отступном (на чем настаивает Н.Н. Захарова), то скорее всего оно будет признано недействительной сделкой. Согласно разъяснению, содержащемуся в Постановлении Пленумов ВС и ВАС РФ N 6/8 (п. 46), действующее законодательство не предусматривает возможность передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя. Всякие соглашения, предусматривающие такую передачу, являются ничтожными, за исключением тех, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства <*>.

--------------------------------

<*> Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятые с апреля 1992 г. по ноябрь 2000 г. С. 54.

 

Следовательно, для того, чтобы в подобной ситуации соглашение об отступном не было признано недействительной сделкой, стороны в качестве кредитора и заемщика по кредитному договору (а не как залогодержатель и залогодатель по договору залога) должны договориться о прекращении обязательства по кредитному договору путем передачи кредитору определенного имущества (но не предмета залога).

Весьма распространенным способом прекращения обязательства заемщика по кредитному договору (а стало быть, и самого кредитного договора) является зачет встречного однородного требования, которым располагает заемщик (теперь в качестве кредитора) по отношению к банку-кредитору. Зачет встречного однородного требования может служить основанием прекращения обязательства заемщика как в полном объеме, так и частично в зависимости от размера встречного требования к банку, которым располагает заемщик. Причем в последнем случае (при недостаточности встречного требования заемщика) прекращаемая часть обязательства заемщика должна определяться по правилам об очередности погашения денежного обязательства, предусмотренным ст. 319 ГК РФ. В подтверждение этого вывода можно привести пример, содержащийся в Обзоре практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований <*> (п. 6).

--------------------------------

<*> Приложение к информационному письму Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 декабря 2001 г. N 65 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3. С. 5 - 17.

 

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с должника невозвращенного кредита и процентов за пользование кредитом.

Возражая против иска, ответчик заявил о частичном прекращении его обязательства зачетом встречного однородного требования к банку.

Арбитражным судом было установлено, что размер имеющегося у ответчика встречного однородного требования к банку был достаточен для погашения лишь части всех возникших из кредитного договора требований истца.

Ответчик полагал, что имеет право самостоятельно определить, какие из требований кредитора подлежат прекращению зачетом. В своем письме банку он указал, что зачетом погашаются его обязательства по возврату кредита, а также определенной части начисленных процентов за пользование им.

Истец в судебном заседании заявил, что ответчик не вправе был погашать зачетом в первую очередь требование о возврате самой суммы займа (капитальной суммы), поскольку в соответствии со ст. 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем проценты, а в оставшейся части - основную сумму долга.

Арбитражный суд, удовлетворяя иск банка, указал, что отношения сторон по частичному зачету встречного денежного требования прямо не урегулированы законодательством, поэтому при отсутствии соответствующего соглашения сторон и применимого обычая делового оборота к отношениям истца и ответчика должно применяться законодательство, регулирующее сходные отношения (п. 1 ст. 6 ГК).

Зачет встречного однородного требования (ст. 410 ГК) и надлежащее исполнение (ст. 408 ГК) представляют собой случаи прекращения обязательства. Поэтому в данном деле к частичному зачету встречного денежного требования должны предъявляться такие же требования, как и к исполнению денежного обязательства. Исполнение денежного обязательства при недостаточности произведенного платежа регулируется ст. 319 ГК РФ. Следовательно, при зачете части встречного денежного требования должны учитываться требования данной статьи Кодекса.

Таким образом, если иное не предусмотрено договором, при недостаточности встречного денежного требования заемщика для полного прекращения его денежного обязательства зачетом в первую очередь должны считаться прекращенными издержки кредитора по получению исполнения, затем - проценты, а в оставшейся части - основная сумма долга.

Следует также учитывать, что при применении указанного способа прекращения обязательств оба обязательства (как заемщика, так и кредитора по встречному требованию заемщика) считаются прекращенными зачетом с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. Об этом может свидетельствовать следующий пример, помещенный в том же Обзоре практики Высшего Арбитражного Суда РФ.

Банк обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с заемщика процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК) в связи с несвоевременным возвратом кредита. Ответчик иск признал частично, указав, что проценты за несвоевременный возврат кредита должны исчисляться до дня направления им заявления о зачете обязательства по возврату кредита встречным однородным требованием к банку, срок которого наступил.

Истец, не возражая против возможности прекращения кредитного обязательства зачетом, заявил о необходимости исчислять проценты не до дня направления ответчиком письменного заявления о зачете, а до дня получения упомянутого заявления истцом.

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск, в частности, отметил, что, исходя из смысла ст. 410 ГК РФ, для того чтобы обязательство считалось прекращенным, необходимо уведомить другую сторону о зачете и с этого момента обязательства считаются прекращенными. Поэтому проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат начислению со дня просрочки возврата суммы до дня получения кредитором (истцом) письменного заявления должника (ответчика) о зачете встречного однородного требования.

Суд кассационной инстанции решение в части взыскания процентов, начисленных до момента получения истцом уведомления о зачете, отменил и в этой части в иске отказал. При этом было указано, что заявленное к зачету требование считается погашенным с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. В данном случае позднее наступил срок исполнения обязательства ответчика. Если встречные требования являются однородными, срок их исполнения наступил и одна из сторон сделала заявление о зачете, то обязательства считаются прекращенными в момент наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее, и независимо от того, когда было сделано или получено заявление о зачете.

Еще один способ прекращения обязательств, активно применяемый сторонами кредитного договора, - новация обязательства. В соответствии со ст. 414 ГК РФ обязательство может быть прекращено соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация).

Новация кредитного договора имеет место лишь в том случае, когда обязательство заемщика по возврату суммы полученного кредита и уплате процентов за пользование денежными средствами заменяется иным обязательством (например, обязательством купли-продажи, по которому банк-кредитор приобретает статус покупателя имущества заемщика-продавца, а сумма задолженности по кредитному договору признается предоплатой, внесенной покупателем за соответствующее имущество заемщика). Как уже отмечалось в настоящей работе, судебно-арбитражная практика исходит из невозможности квалификации в качестве новации действий сторон по переоформлению кредиторской задолженности по ранее заключенным кредитным договорам, в том числе путем заключения нового кредитного договора. В этом случае первоначальное обязательство, возникшее из кредитного договора, не заменяется на новое обязательство (обязательство иного договорного типа), скорее имеет место изменение отдельных условий ранее возникшего обязательства: о сумме задолженности, о сроке ее возврата, о ставке процентов за пользование чужими денежными средствами.

В отличие от отступного при новации обязательства последнее считается прекращенным непосредственно с момента заключения сторонами соглашения о новации обязательства. Что касается иных оснований прекращения обязательства, предусмотренных гл. 26 ГК (совпадение должника и кредитора в одном лице, прощение долга, ликвидация юридического лица и др.), то их применение к правоотношениям, вытекающим из кредитного договора, не отличается какой-либо спецификой.