6. Прекращение кредитного договора - Страница 2
Договорное право - Договорное: Заем, Кредит, Факторинг, кн.5, т.1

 

В юридической литературе можно встретить и иное мнение, согласно которому банку для отказа от кредитного договора достаточно лишь сослаться на соответствующие обстоятельства, ничего никому не доказывая, что вообще-то делает бессмысленным какой-либо банковский контроль за состоянием заемщика. Так, Н.Ю. Рассказова пишет: "Чтобы обосновать свое право на отказ от исполнения договорной обязанности, банк должен доказать только наличие обстоятельств, которые, ПО ЕГО МНЕНИЮ (выделено нами. - В.В.), очевидно повлекут для заемщика невозможность вернуть кредит в срок. Тот факт, что кредит не будет возвращен, не подлежит доказыванию. Поскольку в судебной практике термины "очевидный" и "общеизвестный" рассматриваются как синонимы, постольку признание судом очевидности факта влечет те же последствия, что и признание его общеизвестным: участники процесса освобождаются от доказывания факта со ссылкой на ст. 61 ГПК" <*>. При таком подходе вполне "очевидна" подмена материально-правовой проблемы вопросами процессуального законодательства. В рамках судебного процесса "очевидность" для банка того обстоятельства, что кредит не будет возвращен заемщиком в срок, отнюдь не означает, что данное обстоятельство настолько же очевидно для заемщика или для суда и поэтому оно подлежит доказыванию заинтересованной стороной, т.е. банком-кредитором. И только суд может признать соответствующее обстоятельство (например, неплатежеспособность заемщика в силу признания его банкротом) очевидным и не требующим доказывания.

--------------------------------

<*> Рассказова Н.Ю. Указ. соч. С. 549.

 

Наиболее полное исследование обстоятельств, которые могут служить основанием отказа кредитора от предоставления кредита (а стало быть, и отказа в целом от кредитного договора), можно обнаружить в работе Р.И. Каримуллина, который приводит целый примерный перечень тех обстоятельств, которые при определенных условиях могут быть признаны очевидно свидетельствующими о том, что предоставленная заемщиком сумма не будет возвращена в срок. В этот перечень, по мнению Р.И. Каримуллина, входят такие обстоятельства, как: принятие учредителями решения о реорганизации заемщика - юридического лица; уменьшение уставного капитала заемщика; перевод долга при продаже или аренде предприятия, куда входит и задолженность, вытекающая из кредитного договора; возбуждение процедуры признания заемщика несостоятельным; падение цен на акции заемщика; персональное изменение органов управления заемщика; уход крупных акционеров из состава учредителей (участников) заемщика; возбуждение исполнительного производства в отношении заемщика и др. <*>. Можно согласиться и с общим выводом Р.И. Каримуллина, который утверждает: "Перечисленные события могут свидетельствовать о существенном увеличении того риска банка, исходя из которого стороны определили условия кредитного договора. Но изменился ли риск настолько, что позволяет кредитору рассматривать данные факторы как очевидно угрожающие возврату кредита и отказаться от исполнения договора, в каждом конкретном случае следует оценивать отдельно" <**>. Что касается права заемщика на односторонний отказ от кредитного договора (или, как сказано в п. 2 ст. 821 ГК РФ, на отказ от получения кредита полностью или частично), то реализация заемщиком этого способа расторжения договора ничем не обусловлена, за исключением того обстоятельства, что такой отказ может быть заявлен до установленного договором срока предоставления кредита и с обязательным уведомлением об этом кредитора (такое уведомление должно быть получено кредитором до соответствующего срока предоставления кредита).

--------------------------------

<*> См.: Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 37 - 42.

<**> Каримуллин Р.И. Указ. соч. С. 38.

 

Обращает на себя внимание то, что названное законоположение (п. 2 ст. 821 ГК), наделяющее заемщика правом одностороннего отказа от кредитного договора (в отличие от императивного правила об аналогичном праве кредитора), представляет собой диспозитивную норму и, следовательно, действует только в том случае, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или кредитным договором. В связи с изложенным вывод о том, что: "по общему правилу ГК РФ признает за заемщиком право отказаться от получения кредита. Исключение должно быть специально предусмотрено законодательством или договором" <*>, - выглядит чисто формальным. Имея в виду реальную практику заключения кредитных договоров, когда выступающему в роли просителя заемщику предлагается подписать разработанный банком-кредитором трафаретный бланк кредитного договора, гораздо в большей степени соответствовал бы действительности вывод о том, что заемщик может легко потерять предоставленное ему ГК РФ право на односторонний отказ от кредитного договора. Например, Е.А. Павлодский, комментируя норму п. 2 ст. 821 ГК, совершенно обоснованно делает акцент на том, что кредитный договор "может предусматривать запрещение отказа заемщика от кредита либо обязанность заемщика возместить кредитору убытки, вызванные односторонним расторжением кредитного договора" <**>.

--------------------------------

<*> Ефимова Л.Г. Банковские сделки: право и практика. С. 536 - 537.

<**> Павлодский Е.А. Указ. соч. С. 16.

 

Говоря о последствиях расторжения кредитного договора, нельзя ограничиваться ссылкой на общие положения ГК РФ о последствиях расторжения всякого гражданско-правового договора (ст. 453), как это делает, например, Н.Н. Захарова, которая пишет: "Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора" <*>. При таком подходе может возникнуть ошибочное мнение о том, что при расторжении кредитного договора, исполненного банком, по соглашению сторон кредитор теряет право требовать от заемщика денежную сумму, полученную последним в качестве кредита, поскольку указанная сумма и представляет собой то, "что было исполнено по обязательству до момента расторжения договора".

--------------------------------

<*> Захарова Н.Н. Указ. соч. С. 60.

 

Последствия расторжения всякого гражданско-правового договора состоят в том, что, во-первых, прекращаются обязательства, возникшие из этого договора; во-вторых, определяется судьба исполненного по договору до момента его расторжения; в-третьих, решается вопрос об ответственности стороны, допустившей существенное нарушение договора, которое послужило основанием его расторжения.

В случае расторжения договора обязательства, из него возникшие, прекращаются, если же речь идет об изменении договора, то обязательства сторон сохраняются в измененном виде (п. п. 1 и 2 ст. 453 ГК), что может означать как их изменение, так и частичное прекращение. Момент, с которого обязательства считаются прекращенными (измененными), зависит от того, каким способом расторгнут (изменен) договор: по соглашению сторон; по требованию одной из сторон в судебном порядке; вследствие одностороннего отказа от исполнения договора в случаях, предусмотренных законом или договором.

В первом случае обязательства считаются прекращенными (измененными) с момента заключения соответствующего соглашения сторон. В свою очередь этот момент должен определяться по правилам, установленным в отношении момента заключения договора (ст. 433 ГК). В случае, когда расторжение (изменение) договора производится по решению суда, действует императивное правило о том, что обязательства считаются прекращенными (измененными) с момента вступления решения суда в законную силу. Если же договор был расторгнут (изменен) вследствие отказа одной из сторон от договора (от исполнения договора), обязательства, возникшие из такого договора, считаются прекращенными (измененными) с момента получения контрагентом уведомления об отказе от договора. Что касается судьбы исполненного по договору, то стороны по общему правилу действительно лишены права требовать возвращения того, что было ими исполнено до изменения или расторжения договора. Однако соответствующая норма (п. 4 ст. 453 ГК) носит диспозитивный характер: законом или соглашением сторон судьба исполненного по обязательствам может быть решена по-иному.

В связи с этим нельзя не обратить внимание на то, что специальные правила о расторжении кредитного договора путем одностороннего отказа кредитора от договора в случаях нарушения заемщиком его условий по обеспечению исполнения своего обязательства, по целевому использованию суммы кредита, а также возвращению полученной суммы кредита по частям (п. 2 ст. 811, ст. ст. 813, 814, п. 3 ст. 821 ГК) предусматривают и особые последствия расторжения кредитного договора, которые выражаются в том, что кредитор в этих случаях вправе потребовать от заемщика досрочный возврат суммы кредита и уплату причитающихся процентов. Причем соответствующие правила толкуются в судебно-арбитражной практике таким образом, что заемщик обязан уплатить кредитору проценты не за фактический период пользования суммой кредита (до момента ее досрочного возврата), а за весь срок, на который выдавался кредит по условиям кредитного договора. На этот счет имеется разъяснение высших судебных инстанций. В соответствии с п. 16 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ N 13/14 в случаях, когда на основании п. 2 ст. 811, ст. ст. 813 и 814 ГК РФ займодавец вправе потребовать досрочный возврат суммы займа или его части вместе с причитающимися процентами, проценты в установленном договором размере могут быть взысканы по требованию займодавца до дня, когда сумма займа в соответствии с договором должна была быть возвращена.

В иных случаях расторжения кредитного договора, когда ни законом, ни самим договором не предусмотрены какие-либо последствия расторжения договора, полученная заемщиком и не возвращенная им кредитору к моменту расторжения договора сумма кредита с процентами (теперь в размере ставки рефинансирования Банка России) все же должна быть возвращена кредитору. Но не по общим положениям о последствиях расторжения гражданско-правового договора (напротив, п. 4 ст. 453 ГК как будто препятствует этому), а по правилам о неосновательном денежном обогащении (п. 2 ст. 1107 ГК), которые, как известно, подлежат применению и к правоотношениям, связанным с возвратом исполненного по обязательству (ст. 1103 ГК).

Кредитный договор, как и всякий гражданско-правовой договор, при определенных условиях может быть расторгнут в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК). Однако в данном случае надо понимать, что речь идет об исключительном способе расторжения договора. Здесь существенное значение приобретает цель, которой предопределяется необходимость прекращения (изменения) договорного обязательства, а именно: восстановление баланса интересов сторон договора, существенным образом нарушенного в силу непредвиденного изменения внешних обстоятельств, не зависящих от воли сторон.

Изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. При этом конкретные явления, события, факты, которые могут признаваться существенным изменением обстоятельств, применительно к конкретным условиям в состоянии определить лишь суд при рассмотрении соответствующего требования. Для того чтобы какое-либо изменение обстоятельств, связанных с конкретным договором, было отнесено к категории существенных, требуется наличие одновременно четырех условий. Во-первых, предполагается, что стороны при заключении договора исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет. Во-вторых, изменение обстоятельств должно быть вызвано причинами, которые заинтересованная сторона была не в состоянии преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота. В-третьих, исполнение договора при наличии существенно изменившихся обстоятельств без соответствующего изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. В-четвертых, из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона, т.е. сторона, обратившаяся в суд с требованиями об изменении или расторжении договора. Названные четыре условия должны присутствовать одновременно и в совокупности.

По своему характеру существенно изменившиеся обстоятельства напоминают непреодолимую силу. Однако имеется значительное отличие: они не влекут за собой невозможность исполнения обязательств, возникших из договора, напротив, возможность его исполнения во всех случаях должна присутствовать, но такое исполнение значительно нарушило бы баланс интересов сторон.

За весь период применения действующего ГК РФ, включающего нормы о расторжении (изменении) договора в связи с существенным изменением обстоятельств (т.е. начиная с января 1995 г.), в судебно-арбитражной практике, несмотря на многочисленные попытки спорящих сторон, лишь одно событие было признано подпадающим под признаки существенного изменения обстоятельств, а именно дефолт, имевший место в августе 1998 г. Во всех остальных случаях, когда в качестве основания исковых требований стороны ссылались на положения ст. 451 ГК РФ, судебно-арбитражная практика не обнаруживала существенного изменения обстоятельств. Применительно к кредитному договору в качестве существенно изменившихся обстоятельств стороны, предъявляя иски о расторжении (изменении) договора, зачастую пытаются квалифицировать несостоятельность (банкротство) банка-кредитора или заемщика. Такая квалификация, как правило, признается судами ошибочной хотя бы по той причине, что соответствующее изменение обстоятельств (несостоятельность кредитора или заемщика) зависит в первую очередь от самих неплатежеспособных сторон и не может произойти по причинам, которые стороны не могли преодолеть после их возникновения (подп. 2 п. 2 ст. 451 ГК).