8. Заключение договора - Страница 2
Договорное право - Договорное: О выполнении работ и оказании услуг, 3

Страховой полис согласно п. 2 ст. 940 ГК - это документ, который исходит от определенной стороны договора - страховщика и вручается контрагенту - страхователю в соответствии с его предварительно направленным страховщику письменным или устным заявлением. Указанное заявление страхователя по своей правовой природе - обычный вызов на оферту. Сам полис, подписанный в таких случаях страховщиком, - это оферта. В свою очередь, акцептом - стадией, завершающей заключение договора, - служит принятие полиса страхователем. Оно означает согласие страхователя заключить договор страхования на условиях, которые содержатся в полисе. Такой установленный специально для договоров страхования порядок имеет определенное сходство с тем, о котором идет речь в п. 3 ст. 438 ГК и п. 3 ст. 434 ГК. Имеется в виду, что при заключении договора страхования, подобно тому, что предусмотрено указанными статьями ГК, согласие принять письменную оферту выражается конклюдентными действиями. Правда, это не "совершение лицом, получившим оферту... действий по выполнению указанных в ней условий договора" (п. 3 ст. 434 ГК), а лишь принятие оферты. При этом важно подчеркнуть, что конкретная форма выражения такого принятия, предусмотренная в Кодексе (имеется в виду ст. 940 ГК), может быть самой различной.

В литературе была высказана и иная точка зрения, в силу которой в соответствующей статье ГК речь идет не о принятии полиса, а о его вручении (и принятии страхователем документов). Такое вручение может быть осуществлено и при помощи органов связи, доставивших - и не более того - полис страхователю. Будет ли означать это вручение полиса акцепт? Не лучше ли признать получение страхователем полиса моментом, когда страхователь узнал об акцепте, состоявшемся тогда, когда страховщик подписал полис.

Однако приведенная позиция не вполне соответствует содержащимся в Кодексе на этот счет указаниям: в п. 2 ст. 940 ГК согласие страхователя заключить договор страхования в подобных случаях подтверждается именно "принятием от страховщика указанных документов". По этой причине приведенная позиция по крайней мере в рамки действующего законодательства не укладывается.

В подтверждение можно сослаться и на типовые (стандартные) правила страхования гражданской ответственности эксплуатирующих организаций и собственников гидротехнических сооружений за причинение вреда жизни, здоровью и имуществу других лиц. Указав на возможность заключения договоров страхования путем вручения страховщиком страхователю страхового полиса, подписанного страховщиком, Правила предусмотрели: "В этом случае согласие страхователя на заключение договора страхования на предложенных условиях подтверждается принятием им страхового полиса с записью об этом во втором экземпляре страхового полиса или письменным заявлением страхователя" <*>.

--------------------------------

<*> Аналогичным образом Типовые (стандартные) правила страхования имущества юридических лиц содержат указание на то, что при заключении договора путем вручения страховщиком страхователю страхового полиса согласие страхователя на заключение договора на предложенных условиях подтверждается со стороны страхователя принятием им страхового полиса с записью об этом на втором экземпляре страхового полиса или письменным заявлением страхователя либо принятием квитанции об уплате страхового взноса (т.е. прямого или косвенного конклюдентного действия).

 

Следует отметить, что все же полису не всегда придается указанное в п. 2 ст. 940 ГК значение. Оно может быть и иным с учетом избранной сторонами формы заключения договора <*>. Если договор страхования заключен с помощью одного документа, подписанного сторонами, то применительно к этому случаю роль полиса можно считать точно обозначенной В.И. Серебровским: "Страховой полис, выдаваемый в порядке подтверждения заключения договора страхования, является односторонним документом, подписанным страховщиком, и представляет собой обещание страховщика уплатить известную сумму денег в случае наступления в течение установленного срока предусмотренного договором события" <**>. И в качестве общего вывода: "Полис, таким образом, является только удостоверением (доказательством) состоявшегося договора" <***>. Примером может служить форма полиса, которая приложена к упоминавшимся уже выше Правилам страхования (стандартным) гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц и окружающей природной среде в результате аварий на опасном производственном объекте. Указанные Правила предусмотрели, что договор страхования заключается путем составления одного письменного документа и, кроме того, страхового полиса. Соответственно приложенный к Правилам страховой полис, подписываемый страховщиком, ограничивается указанием на то, что между сторонами был заключен договор, - приводятся номер и дата заключения договора, по которому страховщик принял на страхование имущественные интересы по перечисленным производственным объектам с одновременным определением размера страховой суммы, страховой премии и адресом объектов. В таком полисе, как и в обычном договоре страхования, присутствует, в частности, указание на то, что именно служит объектом страхования, т.е. на предмет договора.

--------------------------------

<*> О различных функциях полиса см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. С. 527 - 528.

<**> Серебровский В.И. Указ. соч. С. 413 и сл.

<***> Там же. С. 414.

 

Аналогичную разновидность полиса имеет в виду и п. 3 ст. 930 ГК. Как уже отмечалось, им предусмотрено, что при страховании имущества без указания имени или наименования выгодоприобретателя страховой полис выдается на предъявителя. Соответственно для осуществления страхователем или выгодоприобретателем закрепленных в этом полисе прав держателю полиса необходимо представить его страховщику. Нетрудно сделать вывод, что такого рода полис близок к ценной бумаге - документу, также удостоверяющему имущественные права, для осуществления которых необходимо предъявление документа. И все же, как доказывал весьма убедительно В.И. Серебровский, полис все же не является ценной бумагой <*>. Об этом можно судить прежде всего по тому, что полис не есть удостоверение соответствующих имущественных прав непременно "с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов". Тем самым полис для своей действительности не должен удовлетворять указанному требованию, которое включено в определение ценных бумаг п. 1 ст. 142 ГК. К этому следует добавить и то, что ценными бумагами признаются документы, которые перечислены в ст. 143 ГК либо указаны в законах о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг. Между тем ни в перечне, содержащемся в самой ст. 143 ГК, ни в других предусмотренных в нем актах полисы в качестве ценной бумаги не упомянуты.

--------------------------------

<*> См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 415 и сл. В дореволюционной литературе признавалось, в частности, что "полис есть официальное выражение согласия общества на принятие страхования" (Ноткин О.А. Страхование имуществ по русскому законодательству. С. 163).

 

Существует, однако, еще один вариант полиса. Так именуют договор страхования, который, как уже отмечалось, заключается в форме подписанного сторонами документа. Пример такого полиса приведен в книге Н.Ф. Галагузы <*>. Этот полис содержит основные условия договора "страхования профессиональной ответственности". В Полисе указаны объект страхования, страховые случаи, срок действия договора, размер оплаченной страховой премии и другие существенные условия договора. Наличие в договоре таких условий подтверждает одна сторона - страховщик, в то время как подписью другой стороны - страхователя подтверждается, что она ознакомилась с Правилами страхования профессиональной ответственности, в соответствии с которыми заключен договор, и с ним согласна.

--------------------------------

<*> См.: Галагуза Н.Ф. Страховые посредники. М., 1998. С. 163.

 

В ГК особо выделено страхование по генеральному полису, или, что то же, - по генеральному договору. Этот способ заключения договора страхования применяется, в частности, в случаях, когда предприниматель-поставщик страхует партии одних и тех же товаров. Естественно, что в подобных случаях он заинтересован в определенной унификации своих отношений со страховщиком и тем самым в упрощении их оформления. С этой целью предусматривается возможность оформить указанные отношения генеральным полисом. Пункт 1 ст. 941 ГК определяет предпосылки использования такой конструкции. Имеется в виду систематическое страхование разных партий однородного имущества (товаров) на сходных условиях в течение определенного срока. В КТМ (ст. 262) соответственно предусмотрено, что особым соглашением - генеральным полисом можно охватить страхование всех или известного рода грузов, которые страхователь получает или отправляет в течение определенного срока.

Генеральный полис представляет собой организационный договор, на основе которого и в соответствии с условиями которого заключаются договоры страхования каждой в отдельности партии. Смысл указанной особенности генерального полиса передает весьма распространенный в дореволюционной страховой практике термин - "страховой абонемент" <*>.

--------------------------------

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 2. С. 393.

 

Генеральный полис позволяет охватить неоднократно осуществляемое на протяжении определенного времени страхование единым документом и тем самым в одном, согласованном сторонами, режиме. Соответственно установлена обязанность страхователя применительно к очередной партии товаров сообщать необходимые сведения, набор которых предусмотрен в генеральном полисе. В генеральном полисе должен быть указан срок их представления страхователем страховщику. А их принятие страховщиком (путем молчания) является способом заключения основанного на генеральном полисе разового договора <*>. В противном случае признается, что сведения, о которых идет речь, должны сообщаться страхователем немедленно по их им получении. Сделать это он обязан даже тогда, когда оказывается, что ко времени получения документов, о которых идет речь, самим страхователем возможность причинения ему убытков, подлежащих возмещению страховщиком, уже миновала. Вводя такую норму (п. 2 ст. 941 ГК), законодатель, очевидно, полагал, что эти сведения могут иметь значение для тех отношений, которые сложатся между сторонами после наступления страхового случая. Указанные сведения способны, в частности, сыграть свою роль при доказывании соответствующих фактов ко времени рассмотрения спора, могущего впоследствии возникнуть между сторонами.

--------------------------------

<*> Об относительной самостоятельности договора страхования, основанного на генеральном полисе, можно судить по следующему делу. Индивидуальное частное предприятие (ИЧП) заключило со страховой компанией генеральный договор транспортного страхования грузов. На основании генерального договора в соответствии с письменными заявлениями выдавались полисы на две конкретные партии грузов, которые были впоследствии похищены. Отказывая в удовлетворении требования страхователя, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал на то, что "заявление страхователя не содержит всех необходимых данных о перевозимом грузе, как это предусмотрено Правилами страхования грузов. В полисах также не имелось сведений о номере и дате перевозочного документа, тем самым не подтверждено, что застрахована именно спорная партия груза". Незаключение договора послужило основанием для отказа в иске (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 6. С. 56 - 58).

 

Наличие рассматриваемых длящихся отношений не освобождает страховщика от выдачи по требованию страхователя, помимо генерального полиса, также и полисов по каждой в отдельности партии товаров, грузов и т.п. Это позволяет использовать полис в качестве распорядительного документа применительно к конкретной партии.

Соответственно на практике мог бы возникнуть спор о том, какому из этих документов - генеральному полису или полису, относящемуся к отдельной партии, необходимо отдать предпочтение. Чтобы избежать этого - применительно к указанному случаю - расхождения в содержании обоих документов, Кодекс закрепляет приоритет генерального полиса (п. 3 ст. 941 ГК).

Помимо деления страхования на добровольное, основанное на свободно совершаемом по воле сторон договоре, и обязательное, при котором договор страхования должен быть заключен независимо от воли сторон, в силу прямого предписания закона, существует и промежуточная конструкция. Она выражается в том, что на одну из сторон, в самых различных по своей юридической природе договорах, возлагается законом или договором обязанность застраховать соответствующее имущество, использовав для этой цели договор страхования <*>. Чаще других такую обязанность принимает на себя сторона, у которой в силу договора оказалось имущество, принадлежащее контрагенту. У этого последнего возникает тогда прежде всего интерес к получению, с помощью страхования соответствующего риска, гарантии выплаты компенсации, связанной с утратой или повреждением имущества контрагентом, на случай его неплатежеспособности, в том числе банкротства. К этому можно добавить и то, что страхование позволяет переложить на страховщика ответственность за сохранность находящегося у страхователя имущества перед третьим лицом. Наконец, с помощью страхования в подобных случаях у стороны создается возможность обеспечить свой интерес к получению возмещения и тогда, когда утрата или повреждение имущества произошли вследствие непреодолимой силы (имеется в виду, что по ст. 401 ГК даже для должников-предпринимателей ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства простирается только до пределов непреодолимой силы). Примером служит возлагаемая на ломбард обязанность застраховать в пользу залогодателя (поклажедателя), притом за свой счет и в полной сумме их оценки, вещи, принятые в залог (п. 3 ст. 358 ГК) или на хранение (п. 4 ст. 919 ГК). В этом и в некоторых других подобных случаях обязанность страхования, возлагаемая на сторону, как постараемся показать ниже, сохраняет лишь внешние черты сходства с договором страхования как таковым.

--------------------------------

<*> В дореволюционной литературе вопрос о природе складывающихся в таких случаях отношений оставался дискуссионным. В частности, одним из первых, кто, с одной стороны, весьма широко представил соответствующие отношения, а с другой - высказал сомнение в их природе, был Д.И. Мейер. Он обратил внимание на то, что "есть случаи, в которых страхование ставится условием осуществления какого-либо права заключения другого какого-либо договора. Например, при предоставлении строения в залог по займу, поставке или подряду, заключенному с казной, требуется, чтобы оно было застраховано. Или при отправлении по почте денег и посылки требуется, чтобы лицо отправляющее застраховало их у того же почтового ведомства. Впрочем, еще сомнительно, можно ли в последнем случае говорить собственно о договоре страхования, потому что представляющиеся здесь юридические отношения не подходят под общие правила этого договора" (Мейер Д.И. Указ. соч. С. 684).

 

Необходимость страхования иногда предусмотрена не императивной, как это имело место в приведенных выше случаях, а диспозитивной нормой. Так, при аренде транспортного средства с экипажем на арендатора, если иное не предусмотрено договором, возлагается обязанность страховать само транспортное средство и (или) ответственность за ущерб, который может быть причинен этим средством или в связи с его эксплуатацией (ст. 637 ГК). С более широким набором страховых рисков аналогичное правило действует и применительно к договору аренды транспортного средства без экипажа по ст. 646 ГК (естественно, в последнем случае речь идет также о страховании ответственности арендатора).

Обязанность страхования может предусматриваться в отдельных случаях и факультативной нормой. К примеру, ст. 490 ГК допускает возможность возложения договором купли-продажи обязанности страховать товар на любую из сторон - продавца или покупателя. Точно так же и договором строительного подряда может быть предусмотрена обязанность стороны, на которой лежит риск случайной гибели или повреждения строительного объекта, материалов и другого имущества либо риск ответственности за причинение вреда при строительстве другим лицам, застраховать эти свои риски (ст. 742 ГК).

Наконец, основанная на договоре обязанность страхования может быть установлена и императивной нормой и носить вместе с тем альтернативный характер. Примером служит п. 2 ст. 587 ГК, который признает существенным для договора ренты условие, по которому плательщик ренты должен либо предоставить обеспечение исполнения обязательства выплачивать ренту (ст. 329 ГК), либо застраховать в пользу получателя ренты риск ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение соответствующего обязательства <*>.

--------------------------------

<*> Содержащееся в этой норме противопоставление страхования способам обеспечения обязательств в условиях существования ст. 329 ГК с ее незамкнутым набором способов обеспечения является все же спорным.