РАЗДЕЛ VII ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ глава 1. ВЕРБАЛЬНЫЕ (УСТНЫЕ) КОНТРАКТЫ - Страница 2 PDF Печать
Римское право - И. Б. Новицкий РИМСКОЕ ПРАВО

 

§ 2. РАЗВИТИЕ В ФОРМЕ СТИПУЛЯЦИИ ОТНОШЕНИЙ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА

1. Стипуляция допускала присоединение или к кре­дитору, или к должнику еще других лиц, притом либо в качестве самостоятельных кредиторов или должников, либо в качестве добавочных (акцессорных).

В форме добавочной стипуляции на стороне долж­ника в Риме устанавливалось поручительство (adpro-missio). Поручительством назывался договор, которым устанавливалась добавочная (акцессорная) ответствен­ность третьего лица (поручителя) за исполнение должни­ком данного обязательства.

После того как кредитор задал должнику вопрос и получил на него совпадающий ответ, он обращался к другому лицу (которое должно выступить в качестве по­ручителя) с вопросом: «обещаешь ли дать то же самое?» (т.е. то, что только что обещал должнику), а поручитель отвечал: «обещаю».

В качестве добавочного (к главному) обязательство поручителя существовало лишь постольку, поскольку существовало главное обязательство (обеспечиваемое по­ручительством), притом в размере, не превышающем размера главного обязательства.

 

2. Поручительство было в Риме распространенной формой обеспечения обязательств. Отчасти тому спо­собствовало несовершенство римского залогового права; но прежде всего здесь сказывались, как и вообще в праве, социально-экономические условия римского общества. Бедняк, нуждавшийся в кредите, не мог обеспечить кре­дитора установлением залогового права, так как не распо­лагал свободным имуществом, которое можно было бы заложить, и должен был прибегать к поручительству. Бо­гатые рабовладельцы не прочь были выступать в качестве поручителей, потому что, оказывая нуждающимся в пору­чительстве лицам эту услугу, они таким путем ставили их в зависимость от себя, приобретая и лишние голоса при выборах, и иные возможности лучшего использования своего влияния. Кроме того, оказывая такого рода «услу­гу» бедняку, богатый поручитель фактически умел возна­градить себя также в форме прямой эксплуатации долж­ника, за которого он ручался.

3. Назначение поручительства как средства обеспе­чения должнику возможности получить необходимый кредит естественно требовало предоставления поручите­лю каких-то правовых средств для возмещения понесен­ных поручителем затрат, если ему приходилось удовле­творять кредитора. Право поручителя, уплатившего кре­дитору по обязательству главного должника, переложить эту сумму на главного должника носит название «право регресса». Для осуществления права регресса служил иск из того юридического основания, по которому было ус­тановлено поручительство (обычно главный должник за­ключал с поручителем договор поручения, которым про­сил его выступить в качестве поручителя: иском из этого договора и пользовались для осуществления права рег­ресса). Если в стипуляции, служившей для установления поручительства, вопрос и ответ выражались с помощью глагола sponsio (обещаю), то для осуществления регресса поручитель имел еще иск на основании закона Публилия (вероятно, III в. до н.э.); по этому закону уплаченная поручителем сумма взыскивалась им затем с главного должника в двойном размере.

4. Классическое римское право, подчеркивая доба­вочный (акцессорный) характер поручительства, не при­знавало, однако, за поручительством субсидиарного ха­рактера, т.е. не считало ответственность поручителя за­пасной, вспомогательной, наступающей лишь при не­возможности для кредитора получить удовлетворение с главного должника. Напротив, кредитору, не получив­шему в срок исполнения по обязательству, предоставля­лось на его усмотрение обратить взыскание или на глав­ного должника, или на поручителя.

Институт поручительства был изменен 4-й Новеллой (гл. I) императора Юстиниана (535 г.). Названным зако­ном Юстиниана поручителю было предоставлено benefi-cium excussionis sive ordinis (буквально: льгота, позво­ляющая стряхнуть с себя первоочередную ответствен­ность, или льгота, состоящая в очередности ответствен­ности).  На основании 4-й  Новеллы Юстиниана поручитель, против которого кредитор предъявлял иск, не попытавшись взыскать с главного должника, мог вы­ставить возражение против иска с требованием, чтобы кредитор в первую очередь обратил взыскание на главно­го должника.