6. ДЕЛА ПО СПОРАМ, СВЯЗАННЫМ С ПРАВОМ СОБСТВЕННОСТИ PDF Печать
Гражданское право - Настольная книга судьи по гражданским делам


 

Права лица, считающего себя собственником жилого помещения, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 4.

 

18 января 1997 г. Б. была зарегистрирована в квартире в доме по ул. К. Маркса г. Ставрополя, которая ей принадлежит на праве собственности. 16 июля 1997 г. по этому же адресу постановлены на регистрационный учет ее сыновья.

По договору от 18 марта 1997 г. Б. и ее сыновьям: Р. и несовершеннолетним Д. и И. в долевую собственность передана квартира в доме по ул. Морозова в г. Ставрополе.

8 августа 1997 г. Б. и ее сын Р., проходящий действительную военную службу, обратились с заявлением на имя главы г. Ставрополя о продаже квартиры в доме по ул. Морозова.

Впоследствии по данной квартире было заключено несколько договоров: по договору от 20 сентября 1997 г. Б. продала эту квартиру своей матери Х., а та по договору от 24 января 1998 г. - Б.; согласно соглашению от 6 февраля 1998 г. о расторжении договора собственником квартиры вновь стала Х., но 16 февраля 1999 г. она снова продала квартиру своей дочери Б. 30 марта 1999 г. договор купли-продажи упомянутой квартиры заключен между Б. и М.

А. и Д. - сын Б. обратились в суд с иском к Б., Х. и М. о признании недействительными договоров купли-продажи квартиры в доме по ул. Морозова, ссылаясь на то, что при ее продаже ущемлены интересы проживающих в квартире несовершеннолетних детей: И. - 1991 г. рождения и Д. - 1981 г. рождения, которым спорная квартира принадлежала на праве долевой собственности.

Ответчики иск не признали.

Решением Ленинского районного суда г. Ставрополя от 10 июля 2000 г. и дополнительным решением того же суда от 11 июля 2000 г. (оставленными без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 29 сентября 2000 г.) иск удовлетворен.

9 октября 2000 г. Ленинским районным судом г. Ставрополя постановлено еще одно дополнительное решение о переселении М. по месту ее фактического проживания в квартиру в доме по ул. Дзержинского в г. Ставрополе.

Президиум Ставропольского краевого суда 18 декабря 2000 г. решения Ленинского районного суда г. Ставрополя от 10 июля 2000 г. и от 11 июля 2000 г., а также Определение Судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 29 сентября 2000 г. оставил без изменения, дополнительное решение Ленинского районного суда г. Ставрополя от 9 октября 2000 г. изменил, из его резолютивной части исключил указание об обращении к немедленному исполнению решения суда о переселении М. по месту ее фактического проживания.

В надзорной жалобе М. просила судебные постановления по данному делу отменить.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 11 августа 2003 г. дело направлено для рассмотрения в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 2 сентября 2003 г. судебные решения отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении данного дела судом допущены такие нарушения.

В силу п. 3 ст. 10 ГК РФ при осуществлении гражданских прав разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Следовательно, это должно предполагаться добросовестным приобретателем спорной квартиры, пока не будет доказано иное.

Поэтому довод истцов о том, что при продаже квартиры ущемлены интересы проживающих в квартире несовершеннолетних детей, сам по себе не является достаточным основанием для признания договоров купли-продажи квартиры недействительными.

Признание недействительными договоров в таких ситуациях создает условия для нарушения прав добросовестных участников гражданских правоотношений, что противоречит основным началам гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ) и не может иметь места с учетом положений ч. 3 ст. 17 Конституции РФ (осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц) и п. 1 ст. 10 ГК РФ (недопустимость злоупотребления правом при осуществлении гражданских прав).

Согласно показаниям М., приобретая спорную квартиру у Б., она не знала и не могла знать о том, что собственниками этой квартиры являлись также дети продавца и что их жилищные права нарушены. Это не опровергнуто судом.

Следовательно, ее довод о том, что спорное жилое помещение не может быть у нее истребовано, поскольку она является добросовестным приобретателем, заслуживал внимания суда.

Такую же позицию подтвердил и Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 ст. 167 ГПК РФ в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева", в соответствии с которым, если при разрешении иска о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке ст. 167 ГК РФ должно быть отказано.

Поэтому судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, осуществившим постройку, если она не нарушает градостроительных и строительных норм и правил, а также прав и охраняемых законом интересов других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан <1>.

--------------------------------

<1> Определение судьи Верховного Суда РФ от 11 января 2006 г. N 18-В05-107.

 

Х. обратился в суд с исковым заявлением об обязании ГУП БТИ города Сочи внести изменения в инвентарное дело, признать правомерными возведенные им с согласия домовладельца (ЖКХ Совета курорта) жилую пристройку и хозяйственные строения, включить их в состав принадлежащей ему на праве собственности квартиры.

Решением Центрального районного суда города Сочи Краснодарского края от 22 сентября 2003 г. исковые требования удовлетворены. За Х. признано право частной собственности на указанные постройки; на ГУП БТИ города Сочи возложена обязанность внести изменения в инвентарное дело и признать самовольные пристройки правомерными, на учреждение юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним - зарегистрировать за Х. на праве частной собственности квартиру, сарай, навесы; Комитету по земельным ресурсам и землеустройству города Сочи предписано переоформить документацию на земельный участок под строениями в соответствии с действующим законодательством.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением Президиума Краснодарского краевого суда от 3 февраля 2005 г., рассмотревшего по существу дело, переданное определением судьи того же суда, решение оставлено без изменения.

Судья Верховного Суда РФ Определением от 11 января 2006 г. передал дело по надзорной жалобе администрации Центрального района города Сочи для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ, указав следующее.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В надзорной жалобе администрация Центрального района города Сочи указывает на такие нарушения, выразившиеся, по ее мнению, в следующем.

В силу ч. 3 ст. 196 ГПК суд принимает решение по заявленным истцом требованиям; за пределы заявленных требований суд может выйти в случаях, предусмотренных федеральным законом, при этом изменение предмета и основания иска принадлежит исключительно истцу (ч. 1 ст. 39 ГПК).

Х. оспаривал действия ГУП БТИ города Сочи, просил обязать ответчика внести соответствующие изменения в инвентарное дело. Требование о признании права собственности на самовольные строения им не заявлялось. Однако суд по своей инициативе изменил предмет иска, признал за истцом право собственности на самовольные постройки.

Согласно п. 3 ст. 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, осуществившим постройку на не принадлежащем ему земельном участке, при условии, что данный участок будет в установленном порядке предоставлен лицу под возведенную постройку.

В нарушение этой нормы закона судом при рассмотрении возникшего спора не установлено, кому принадлежит земельный участок, на котором возведены самовольные постройки. Обстоятельства, свидетельствующие о возможности выделения Х. земельного участка под эти постройки, судом не исследовались и в решении не установлены.

Положения ст. 222 ГК РФ предусматривают, что право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, осуществившим постройку, если она не нарушает градостроительных и строительных норм и правил, а также прав и охраняемых законом интересов других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Признавая право собственности на самовольно построенные объекты, суд указал на то, что они соответствуют градостроительным нормам и правилам, их сохранение не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц.

Однако в нарушение ч. 4 ст. 198 ГПК суд не указал в решении доказательства, на которых основаны выводы об этих обстоятельствах, не учел нормы материального права, подлежащие применению к возникшим отношениям.

В силу требований п. 1, 2 ст. 61 Градостроительного кодекса РФ строительство, реконструкция, капитальный ремонт зданий, строений и сооружений, их частей осуществляются на основе проектной документации, которая разрабатывается в соответствии с градостроительной документацией, со строительными нормами и правилами, согласовывается с соответствующими органами архитектуры и градостроительства, органами государственного контроля и надзора в соответствии с федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации.

Судом не выяснено, как повлияли возведенные строения на планировку, застройку и благоустройство данной улицы, соблюдены ли необходимые противопожарные, санитарные и другие обязательные нормы и правила. Не предложено истцу представить суду заключение уполномоченных органов надзора и контроля, подтверждающее соблюдение установленных норм и правил. Для разъяснения этих вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд в соответствии с правилами ст. 79 ГПК вправе был назначить соответствующие экспертизы.

Довод надзорной жалобы о том, что суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, в частности администрации Центрального района города Сочи, также заслуживает внимания, поскольку решение суда непосредственно затрагивает права и обязанности администрации Центрального района города Сочи, осуществляющей контроль в сфере градостроительной деятельности, в соответствии со ст. 65 Градостроительного кодекса РФ.

Ссылка суда первой инстанции и Президиума Краснодарского краевого суда на то, что право собственности на самовольные постройки возникает вследствие давности их возведения, противоречит положениям ст. 222 ГК РФ, не устанавливающей такого основания возникновения права собственности на самовольную постройку.

В иске о сносе самовольной пристройки, возведенной одним из собственников жилого дома, может быть отказано, если суд признает возможным устранить нарушение прав другого сособственника жилого дома без ее сноса <1>.

--------------------------------

<1> Определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2006 г. N 19-В06-5.