Печать
PDF

Глава 2. ПРИЗНАНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ИНОСТРАННЫХ СУДОВ - Страница 3

Posted in Гражданское право - Настольная книга судьи по гражданским делам

Понятия "своевременность" и "надлежащая форма извещения" содержатся в международных соглашениях, среди которых Гаагская конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 15 ноября 1965 г., участником которой является Россия. Согласно ст. 15 данной Конвенции по общему правилу документ должен быть вручен способом, предписанным законодательством запрашиваемого государства. В частности, из этого исходила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в своем Определении от 7 июня 2005 г., не соглашаясь с доводом должника, находящегося на территории России, о ненадлежащем извещении и оставляя без удовлетворения его частную жалобу на Определение Воронежского областного суда от 28 января 2005 г., которым было разрешено принудительное исполнение решения суда Железнодорожного района г. Витебска Республики Беларусь от 6 августа 2004 г. Судебная коллегия указала, что согласно ч. 2 ст. 116 ГПК РФ в случае, если лицо, доставляющее судебную повестку, не застанет вызываемого в суд гражданина по месту его жительства, повестка вручается кому-либо из проживающих совместно с ним взрослых членов семьи с их согласия для последующего вручения адресату. Из документов суда Железнодорожного района г. Витебска Республики Беларусь видно, что судебное извещение в данном случае было вручено по месту жительства должника его матери. Следовательно, он был своевременно и надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дела в суде иностранного государства <1>. В судебной практике необходимым признается не только вручение ответчику судебного извещения, но и обеспечение ему реальной возможности прибыть к месту судебного разбирательства вовремя. Подтверждением может служить Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 октября 2004 г., которым оставлено без изменения Определение Московского городского суда об отказе Т. в признании и принудительном исполнении на территории Российской Федерации решения суда общегражданских исков округа Делавэр штата Пенсильвания США от 12 ноября 2002 г. Указанным решением иностранного суда удовлетворено заявление М. к С. о назначении М. единоличным физическим и законным попечителем их несовершеннолетнего сына К., 1999 г.р. В решении указано, что "истец получает единоличное физическое и юридическое попечение над несовершеннолетним ребенком сторон" и ответчица должна возместить ему все понесенные по делу судебные издержки.

--------------------------------

<1> Дело N 14-Г05-20.

 

М. обратился в Московский городской суд с ходатайством о принудительном исполнении на территории Российской Федерации указанного судебного решения, которое Московским городским судом было оставлено без удовлетворения по мотивам неизвещения ответчицы о времени и месте рассмотрения дела.

В частной жалобе М. был поставлен вопрос об отмене определения суда по тем основаниям, что о времени и месте рассмотрения дела был извещен адвокат, представляющий интересы С. в суде общегражданских исков. Указывалось также на то, что в международном частном праве действует принцип взаимности, в связи с чем решение суда общегражданских исков округа Делавэр штата Пенсильвания США должно быть признано и исполнено на территории Российской Федерации.

Обсудив доводы частной жалобы, коллегия оставила ее без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 412 ГПК отказ в принудительном исполнении решения иностранного суда допускается в том случае, если сторона, против которой принято решение, была лишена возможности принять участие в процессе вследствие того, что ей не было своевременно и надлежащим образом вручено извещение о времени и месте рассмотрения дела.

С. не могла 19 ноября 2002 г. принимать участия в рассмотрении заявления М. о назначении его единоличным и законным попечителем ребенка, поскольку она не была извещена судом о рассмотрении в этот день данного заявления.

Довод о том, что С. знала о времени и месте рассмотрения этого заявления от адвоката, представлявшего ее интересы в суде общегражданских исков округа Делавэр, материалами дела не подтверждены.

В деле имеется протокол судебного заседания суда общегражданских исков округа Делавэр от 11 марта 2004 г., в котором Л. Майерс, представлявшая интересы С. в суде, давала объяснение. Из этого объяснения следует, что Л. Майерс сделала запись о том, что разговаривала с С. по телефону 6 ноября 2002 г. По поводу содержания разговора Л. Майерс объяснение не давала. Но даже если исходить из того, что адвокат Л. Майерс сообщила в разговоре с С. об имеющемся в суде заявлении М. о назначении его единоличным физическим и законным попечителем ребенка и рассмотрении этого заявления 19 ноября 2002 г., то и в этом случае С., находящаяся в г. Москве, не имела возможности по времени явиться 19 ноября 2004 г. в суд общегражданских исков округа Делавэр штата Пенсильвания США <1>.

--------------------------------

<1> Дело N 5-Г04-91.

 

Следующим основанием к отказу в признании и исполнении иностранных решений является отнесение рассмотренного иностранным судом дела к исключительной подсудности (компетенции) судов Российской Федерации.

Обращает на себя внимание то, что в ГПК говорится исключительно о соблюдении компетенции российских судов и ничего не сказано по вопросу о нарушении компетенции судов иных государств. Из этого можно сделать вывод о том, что в случае нарушения иностранным судом при вынесении решения компетенции не российского суда, а признанной исключительной компетенции суда другого иностранного государства отказать в признании и исполнении такого решения по данному основанию будет нельзя. Однако это не свидетельствует о недопустимости отказа в признании иностранного решения в подобной ситуации по основаниям противоречия публичному порядку. Необходимо также отметить, что исключительная компетенция российских судов может быть как определена правилами внутреннего законодательства (сюда относятся ст. 248 АПК и ст. 403 ГПК), так и закреплена в международных соглашениях.

Далее ст. 412 ГПК раскрывает такое основание к отказу, как наличие вступившего в законную силу решения суда в Российской Федерации, принятого по тождественному иску, либо нахождение в производстве суда в Российской Федерации дела, возбужденного по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям до возбуждения дела в иностранном суде. Вынесение иностранным судом решения после рассмотрения дела по тождественному иску российским судом фактически означает игнорирование иностранным судом российского решения, его непризнание, непризнание за ним свойств окончательности. Безусловно, при таких обстоятельствах иностранное судебное решение не подлежит признанию и принудительной реализации в России.

Еще одним, наиболее универсальным, основанием для отказа в признании и принудительном исполнении решения иностранного суда, позволяющим защититься от негативных последствий его признания и исполнения, является отказ по причинам возможного нанесения ущерба суверенитету Российской Федерации и угрозы безопасности Российской Федерации либо противоречия публичному порядку Российской Федерации. Универсальность данного основания делает его наиболее сложным для применения, что, возможно, и объясняет относительную редкость отказа в признании иностранных решений по данному основанию.

Представляется, что категория публичного порядка может применяться в самых разнообразных ситуациях, и очертить объем данного понятия посредством перечисления конкретных случаев его применения просто невозможно. В то же время в качестве ориентира может быть использована практика Верховного Суда РФ, который по одному из дел указал, что публичный порядок Российской Федерации представляет собой установленные государством основополагающие нормы об общественном, экономическом и социальном устройстве общества, главные устои основ правопорядка.

Следует также учитывать, что содержание понятия "публичный порядок" не совпадает с содержанием национального законодательства России, поскольку последнее допускает применение норм иностранных государств. Наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для отказа в исполнении решения иностранного суда по основанию противоречия публичному порядку в Российской Федерации. Такое понимание нормы о публичном порядке фактически означало бы отрицание применения в Российской Федерации права иностранного государства вообще. Поэтому применение нормы о публичном порядке возможно лишь в тех отдельных случаях, когда признание и исполнение решения иностранного суда может привести к результату, недопустимому с точки зрения российского правосознания.

Последним в ст. 412 ГПК указано такое основание к отказу в признании и исполнении иностранного решения, как истечение срока давности приведения его к принудительному исполнению, если этот срок не был восстановлен российским судом по ходатайству взыскателя. На основании ч. 3 ст. 409 ГПК решение иностранного суда может быть предъявлено к принудительному исполнению в течение трех лет с момента вступления его в законную силу. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен российским судом.

Таким образом, сам по себе факт пропуска трехлетнего срока не является безусловным основанием для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда, поскольку законом предусмотрена возможность его восстановления. К числу уважительных причин пропуска срока могут быть отнесены различные обстоятельства, в том числе невозможность установления места нахождения должника. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ Определением от 28 февраля 2006 г. отменила по мотиву истечения срока предъявления решения иностранного суда к принудительному исполнению Определение Калужского областного суда от 14 января 2006 г., разрешившего принудительное исполнение решения Краматорского городского суда Донецкой области Украины. Направляя дело на новое рассмотрение, Судебная коллегия указала на то, что суду первой инстанции следует предложить взыскателю представить документы, обосновывающие уважительность причин пропуска срока, и оказать сторонам содействие в реализации их прав <1>.

--------------------------------

<1> Дело N 85-Г06-2.

 

Представляется, что в России ни при каких обстоятельствах не может быть исполнено решение иностранного суда, которое не подлежит исполнению в стране его вынесения. По этой же причине, по нашему мнению, и пропущенный срок на предъявление к принудительному исполнению решения иностранного суда может быть восстановлен только тогда, когда возможность восстановления пропущенного срока предусмотрена законодательством страны, где такое решение было вынесено, либо по законодательству данной страны этот срок еще не истек.

Применяя данное основание к отказу в исполнении решения иностранного суда, необходимо учитывать специфику иностранных решений о взыскании алиментов и иных периодических платежей, сохраняющих силу в течение всего срока, на который такие платежи были присуждены. В связи с этим возможность принудительного исполнения решения, например о взыскании алиментов, трехлетним сроком не ограничена и может быть реализована в течение всего периода, на который были присуждены выплаты.

Так, по одному из дел Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что ссылка на ч. 3 ст. 409 ГПК как на основание отказа в удовлетворении ходатайства взыскателя о принудительном исполнении решения о взыскании алиментов является неправильной, поскольку сделана без учета особенностей алиментных обязательств, а также характера и смысла решения суда о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка. Исполнение такого решения и, как следствие, обращение с ходатайством о разрешении его принудительного исполнения являются правом заявительницы, не ограниченным трехлетним сроком. Оно может быть реализовано в любой период времени, на который присуждены алименты <1>.

--------------------------------

<1> Дело N 34-Г04-2.

 

Следует учитывать и то, что сам по себе факт достижения совершеннолетия ребенком, на содержание которого присуждены алименты, не может выступать основанием для отказа в приведении в исполнение иностранного судебного акта, по которому алиментные платежи не были взысканы. На это обстоятельство обратила внимание Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в Определении от 29 марта 2005 г., которым подтверждена законность Определения Ленинградского областного суда от 31 января 2005 г., вынесенного после достижения ребенком совершеннолетия, о разрешении принудительного исполнения Таллинского городского суда Эстонской Республики от 21 декабря 2000 г. о взыскании алиментов <1>.

--------------------------------

<1> Дело N 33-Г05-5.

 

По другому делу, не соглашаясь с доводом жалобы должника, настаивавшего на необходимости отказа в исполнении решения иностранного суда ввиду пропуска трехлетнего срока со дня его вступления в законную силу, Судебная коллегия по гражданским делам сослалась на п. 3 ст. 14 Федерального закона "Об исполнительном производстве", в соответствии с которым исполнительные документы о взыскании периодических платежей (возмещение вреда, причиненного здоровью, и др.) сохраняют силу на все время, на которое присуждены платежи. Решением же иностранного суда платежи по возмещению вреда здоровью потерпевшего были определены пожизненно <1>.

--------------------------------

<1> Дело N 73-Г04-9.

 

К вышеизложенному необходимо добавить, что, по нашему мнению, ни одно из приведенных в ст. 412 ГПК оснований отказа в принудительном исполнении решения иностранного суда не подлежит расширительному толкованию и российским судам при рассмотрении соответствующих ходатайств следует исходить из благоприятного отношения к иностранному решению.