Глава 2. ПРИЗНАНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ИНОСТРАННЫХ СУДОВ PDF Печать
Гражданское право - Настольная книга судьи по гражданским делам

 

 

Гражданский процессуальный кодекс РФ в разделе V, регулирующем производство по делам с участием иностранных лиц, содержит главу 45 "Признание и исполнение решений иностранных судов и иностранных третейских судов (арбитражей)", что является одной из новелл Кодекса. В судебной практике применение содержащихся в указанной главе норм вызывает определенные сложности. Больше всего возникает вопросов, связанных с признанием и исполнением на территории России решений иностранных государственных судебных органов. С вступлением в силу новой редакции АПК в практике судов общей юрисдикции дела о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений иностранных третейских судов практически не встречаются, в связи с чем эта категория дел в настоящей работе не затронута.

Все дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных государственных судебных органов, за исключением дел по спорам в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, которые на основании ст. 32 АПК подведомственны арбитражным судам, по общему правилу подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции. Арбитражные суды рассматривают подведомственные им дела о признании и исполнении иностранных решений по экономическим спорам в порядке, предусмотренном главой 31 АПК <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Нешатаева Т.Н. О признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений // Арбитражная практика. 2004. N 11. С. 84 - 96.

 

Все иностранные судебные акты могут быть разделены на две категории. Относящиеся к первой из них подлежат только признанию (например, решения о расторжении брака), а ко второй - признанию и исполнению (решения о взыскании денежных сумм). При этом непосредственное исполнение иностранного решения по общему правилу осуществляется службой судебных приставов-исполнителей в порядке Федерального закона "Об исполнительном производстве". Суды России не исполняют иностранные решения самостоятельно, а дают разрешение на их принудительное исполнение, которое производится в общем порядке.

Поэтому более правильно в рассматриваемом контексте следовало бы говорить не столько об исполнении иностранных судебных актов, сколько о разрешении принудительного исполнения иностранного решения (приведении его в исполнение). Однако, учитывая, что ГПК использует формулировку "признание и принудительное исполнение иностранных решений", приведенные термины далее будут использоваться как равнозначные.

Признание иностранного решения в России может быть охарактеризовано как распространение действия иностранного судебного акта на ее территорию до пределов действия решений российских судов. Когда иностранное решение по своим качествам подлежит приведению в исполнение, одновременно с признанием дается разрешение на его принудительную реализацию посредством выдачи исполнительного листа. Само по себе признание судебного решения является необходимым условием для его принудительного исполнения.

В соответствии с ч. 1 ст. 409 ГПК решения иностранных судов, в том числе решения об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором Российской Федерации.

На основе буквального толкования данной статьи видно, что иностранные судебные решения в отсутствие специального международного договора признанию и принудительному исполнению в России не подлежат.

Тем не менее в судебной практике встречаются попытки приведения иностранных решений в исполнение в отсутствие международного договора на основе принципов международной вежливости и взаимности. Доктрина международной вежливости обосновывает признание и исполнение иностранных судебных решений необходимостью проявления уважения к иностранному государству, отказ в признании и исполнении решений судебных органов которого может быть воспринят как выражение пренебрежения к иностранной публичной власти. При этом возможность исполнения решений судов иностранного государства в отсутствие международного договора обосновывается тем, что суды данного государства приводят в исполнение решения российских судов.

Нам представляется, что отказ в признании на своей территории властных предписаний, исходящих от другой суверенной власти, не может рассматриваться как неуважение к иностранному государству. Тем более, что право на окончательное разрешение всех дел в пределах собственной юрисдикции является одним из проявлений общепризнанного фундаментального принципа суверенитета государств. Одновременно сам по себе факт признания и исполнения за границей российских решений в отсутствие международного договора не может служить подтверждением наличия у российских судов обязанности приводить в исполнение иностранные решения. Иностранные государства признают на основе взаимности вынесенные за пределами их границ судебные решения только в тех случаях, когда такая возможность прямо закреплена в их внутреннем законодательстве. Кроме того, ряд государств, среди них и некоторые страны Западной Европы, как и Россия, признают иностранные решения только на основе международных договоров.

Следует также отметить, что нормы о взаимности как основание исполнения иностранных судебных актов изначально были включены в проекты ГПК и АПК, однако были убраны на стадии принятия данных нормативных документов. Таким образом, поскольку действующий ГПК прямо говорит о допустимости признания иностранных решений только в случаях, предусмотренных международными соглашениями, вывод о допустимости исполнения в России актов иностранных судов в отсутствие международного договора на основе взаимности представляется спорным. Случаев приведения в исполнение решений иностранных судов на основе взаимности после вступления в силу нового ГПК нами не установлено.

Подтверждением сказанному может служить и положение ч. 3 ст. 6 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", согласно которой обязательность на территории Российской Федерации постановлений судов иностранных государств, международных судов и арбитражей определяется международными договорами Российской Федерации.

Поскольку ч. 4 ст. 15 Конституции РФ устанавливает приоритет международно-правовых источников над национальным законодательством, нормы ГПК подлежат субсидиарному применению по отношению к международным договорам и не применяются вообще, если в межгосударственных соглашениях закреплены иные правила.

Для Российской Федерации важнейшим многосторонним международным соглашением, предусматривающим взаимное признание и исполнение иностранных решений, является Минская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (далее - Минская конвенция) <1>, участниками которой являются 12 государств бывших республик Советского Союза.

--------------------------------

<1> Заключена в Минске 22 января 1993 г. // Бюллетень международных договоров. 1995. N 2. С. 3 - 28.

 

На основании ст. 51 данной Конвенции каждая из договаривающихся сторон признает на условиях Конвенции решения учреждений юстиции по гражданским и семейным делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам и нотариальные акты в отношении денежных обязательств (далее - решения), а также решения судов по уголовным делам о возмещении ущерба. Кроме того, Минская конвенция предусматривает признание без специального (сюда относится и рассмотрение дел в судебном порядке) производства решений, не требующих по своему характеру принудительного исполнения.

В соответствии с п. 3 ст. 54 Минской конвенции порядок принудительного исполнения определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой должно быть осуществлено принудительное исполнение. Очевидно, под порядком принудительного исполнения Конвенция понимает и разрешение вопросов о допустимости признания и исполнения. В любом случае ввиду недостаточной полноты норм Конвенции при рассмотрении российскими судами ходатайств о признании и исполнении решений на основе ее положений необходимо руководствоваться и нормами ГПК.

Другим важным многосторонним соглашением является Киевское соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности <1>. Однако оно регулирует вопросы признания и приведения в исполнение иностранных решений по спорам в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, дела о признании которых судам общей юрисдикции неподведомственны.

--------------------------------

<1> Заключено в Киеве 20 марта 1992 г. Вступило в силу в отношении Российской Федерации 19 декабря 1992 г. // Вестник ВАС РФ. N 1. 1992.

 

Помимо многосторонних конвенций, Россия является участницей более трех десятков двусторонних соглашений о правовой помощи, предусматривающих взаимное признание и приведение в исполнение судебных решений, среди которых договоры (приводятся в порядке времени заключения) с КНР, Польшей, Румынией, Албанией, Венгрией, Югославией, Ираком, Болгарией, Финляндией, Грецией, Вьетнамом, Алжиром, Кипром, Тунисом, Сирией, Кубой, Йеменом, Монголией, Испанией, Китаем, Литвой, Киргизией, Азербайджаном, Эстонией, Латвией, Молдовой, Грузией, Ираном, Египтом, Турцией, Индией, Аргентиной. Нужно учитывать, что процесс разработки, заключения и изменения таких договоров не является статичным, поэтому перед ссылкой на нормы двусторонних договоров необходимо каждый раз проводить проверку их действия.

Кроме того, некоторые многосторонние конвенции, участником которых является Российская Федерация, предусматривают признание судебных актов лишь по отдельным категориям дел либо частичное признание иностранных судебных решений. Так, Россия является участницей Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса <1>, ст. 18 которой предусматривает бесплатное приведение в исполнение компетентными властями судебных решений о взыскании судебных издержек и расходов, Римской конвенции об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности, от 7 октября 1952 г., а также Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью <2> от 29 ноября 1969 г., которая была изменена и действует в редакции Протокола 1992 г. об ее изменении. Названные соглашения предусматривают взаимное признание и исполнение решений по четко определенным в них самих категориям дел.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 1996. N 12.

<2> Федеральным законом от 2 января 2000 г. N 27-ФЗ Российская Федерация денонсировала данную Конвенцию и присоединилась к Протоколу от 27 ноября 1992 г. об ее изменении.