Раздел IV. ВЕЩНОЕ ПРАВО Глава 18. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ВЕЩНОМ ПРАВЕ PDF Печать
Гражданское право - Е.А.Суханов Гражданское право: Вещное право,..,т.2

 

§ 1. Понятие вещного права

1. Вещное право как подотрасль гражданского права

 

Вещное право открывает собой особенную (специальную) часть гражданского права. Оно охватывает нормы о правах лиц на вещи - традиционные и наиболее распространенные объекты гражданских правоотношений. Возникающие на их основе субъективные вещные права оформляют и закрепляют принадлежность вещей (материальных, телесных объектов имущественного оборота) субъектам гражданских правоотношений, иначе говоря, статику имущественных отношений, регулируемых гражданским правом.

Этим они отличаются от обязательственных прав, оформляющих переход вещей и иных объектов гражданских правоотношений от одних участников (субъектов) к другим (динамику имущественных отношений, т.е. собственно гражданский оборот), а также от исключительных прав, имеющих объектом нематериальные результаты творческой деятельности либо средства индивидуализации товаров. Нормы о вещных правах составляют самостоятельную подотрасль гражданского права - вещное право, изучение которого становится предметом особого раздела курса гражданского права.

Установление прав конкретных лиц на вещи как основные, главные объекты экономической деятельности составляет важнейшее условие функционирования всякого хозяйства, основанного на началах свободного товарообмена (децентрализации). Поэтому субъективное вещное право, и прежде всего право собственности, как отмечал И.А. Покровский, "отнюдь не является для человечества исконным и, так сказать, прирожденным: оно созидалось с трудом путем медленного исторического процесса. Оно было одним из первых требований развивающейся личности, и создание его явилось в реальной исторической обстановке прошлого важнейшей победой для этой последней" <1>, обеспечив материальную основу для всей ее деятельности.

--------------------------------

<1> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (Серия "Классика российской цивилистики"). М., 1998. С. 192.

 

В рамках частного хозяйства одни лица присваивают соответствующие вещи, относясь к ним как к своим собственным, а для всех других лиц эти вещи становятся чужими. При этом фактические (экономические) отношения присвоения рассматриваются как отношения собственности. С помощью различных имущественных, прежде всего, вещных прав они получают юридическое оформление. Типичным правом такого вида является право собственности на вещь, которое действительно становится основным, центральным вещным правом.

Однако одним правом собственности, по словам И.А. Покровского, "мог бы удовлетвориться только разве самый примитивный экономический быт" <1>. Таковыми, например, были феодальные отношения землепользования, юридически оформлявшиеся путем признания нескольких прав собственности разных лиц (сюзерена и его вассалов) на один и тот же земельный участок. Одновременная реализация этих прав не могла не приводить к конфликтам между "верховным" и "подчиненным" собственниками и свидетельствовала о неодинаковом, различном характере (содержании) их прав собственности.

--------------------------------

<1> Покровский И.А. Указ. соч. С. 207.

 

Хозяйственное же развитие неизбежно потребовало таких юридических форм, которые обеспечивали бы экономически необходимое и вместе с тем юридически защищенное участие одного лица в праве собственности другого. Это касалось прежде всего земельной собственности: естественная ограниченность ее объектов в сочетании с монополией частных собственников стала препятствием для их широкого хозяйственного использования. Поэтому с развитием и усложнением товарного хозяйства в континентальной Европе была единодушно отвергнута обоснованная глоссаторами и постглоссаторами для времен феодализма идея разделенной, или расщепленной, собственности. Она получила здесь замену в виде разработанной германскими пандектистами в XVIII - XIX вв. теории ограниченных вещных прав <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее об этом см., например: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность // Венедиктов А.В. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. II (Серия "Классика российской цивилистики"). М., 2004. С. 116 - 122; Рубанов А.А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе. М., 1986. С. 106 - 110.

 

В силу исторических причин категория вещных прав была воспринята именно в континентальной правовой системе, и прежде всего в германском гражданском праве. Она отсутствует в англо-американском праве, которое, следуя собственным консервативным традициям, выработало вместо этого систему "прав собственности", главным образом в отношении недвижимости. Они могут быть срочными и бессрочными, неограниченными и ограниченными, более "сильными" и относительно "слабыми", передаваемыми или непередаваемыми по наследству и т.д. Применительно к земельной собственности здесь вообще считается, что ее субъектам принадлежат не сами земельные участки (вещи), а лишь юридические титулы на них (estate), поскольку земля может принадлежать лишь "короне" (высшей публичной власти), а "полная собственность" (full ownership) возможна лишь в отношении движимого имущества. Такие "титулы собственности" не только весьма разнообразны по характеру и содержанию, но и могут одновременно принадлежать различным лицам в отношении одного и того же объекта, причем как по "общему праву" (common law), так и по "праву справедливости" (law of equity) <1>.

--------------------------------

<1> В результате, например, одновременно двое могут иметь "неограниченное право собственности" (по "общему праву") на один и тот же земельный участок, третий может иметь на него же ограниченное по времени "право собственности", четвертый - "будущее право собственности", а пятый - "право собственности" по "праву справедливости" (см.: Reimann M. Einfuehrung in das US-amerikanische Privatrecht. 2. Aufl. Munchen, 2004. S. 131 - 132).

 

Многие из них, по сути, могли бы рассматриваться как аналоги ограниченных вещных прав, если бы не их вполне самостоятельный, а не производный от единого права собственности характер и отмеченная возможность одновременного сосуществования в отношении одного и того же объекта. Некоторые же из них, например право временного пользования земельным участком (leasehold estates во всех разновидностях), в европейском континентальном праве рассматривались бы как обязательственные права (в данном случае - аренда). Таким образом, в этой системе координат традиционная европейская юридическая характеристика имущественных прав как вещных (или, напротив, обязательственных) не имеет смысла.

В отечественном гражданском праве вещные права вначале были известны под названием неполных прав собственности (т. X ч. 1 ст. 432 Свода законов Российской империи), а затем в принятом во времена нэпа ГК РСФСР 1922 г. они были названы общепринятым термином. Однако в советский период в связи с национализацией земли и большинства других объектов недвижимости, а также установлением планово-организованного имущественного оборота надобность в категории вещных прав отпала: уже в ГК 1922 г. было названо лишь три таких права, а при проведении кодификации гражданского законодательства в начале 60-х гг. XX в. эта категория была полностью ликвидирована и вещное право даже формально было сведено к праву собственности <1>.

--------------------------------

<1> Исключение составляло искусственно созданное для нужд огосударствленной плановой экономики право оперативного управления, символизировавшее относительную имущественную самостоятельность государственных юридических лиц (ст. 21 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и ст. 93.1 ГК РСФСР 1964 г., введенная в него лишь в 1987 г.). Однако в тогдашней литературе оно не рассматривалось как вещное право, поскольку вслед за законом юристы избегали этой терминологии (см., например: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 400).

 

В результате этого не только специальные научные исследования данной проблематики, но и сама терминология вещного права надолго исчезли из отечественной цивилистики. С возрождением названной категории в Законе о собственности 1990 г., а затем и в новом Гражданском кодексе РФ оказалось, что в теории российского гражданского права отсутствует единая трактовка вещных прав. Более того, до сих пор можно встретить сомнения в необходимости этой категории и предложения о переходе к сложноструктурным моделям права собственности <1>, т.е. о возврате к феодальной идее "расщепленной собственности" (чему немало способствует и неоправданно усилившееся в 90-е гг. прошлого века влияние англо-американских подходов). Данное положение является прямым следствием забвения учения о вещных правах и вызванной этим недооценки его значения в регулировании современных имущественных отношений.

--------------------------------

<1> См., например: Богданов Е.В. Моделирование права собственности в гражданском законодательстве Российской Федерации // Государство и право. 2000. N 11; Савельев В.А. Сложноструктурные модели римской собственности и российское право собственности // Древнее право (Jus Antiquum). 2001. N 1 (8).

 

2. Понятие и признаки вещных прав

 

Вещные права характеризуются следующими основными чертами. Во-первых, они устанавливают непосредственное господство лица над вещью, а не над поведением другого, обязанного лица (что характерно для обязательственных прав). Они юридически оформляют непосредственное отношение лица к вещи, дающее ему возможность использовать данную вещь в своих интересах без участия иных лиц (независимо от совершения ими каких-либо действий). В обязательственных отношениях управомоченное лицо может удовлетворить свой интерес лишь с помощью определенных действий обязанного лица (по передаче имущества, производству работ, оказанию услуг и т.д.).

Во-вторых, юридическую специфику вещного права составляет его абсолютный характер. Ведь оно определяет связи управомоченного лица со всеми другими (третьими) лицами, а не с конкретным обязанным лицом (что характерно для обязательственных прав, являющихся в силу этого относительными по своей юридической природе). Абсолютность вещных прав обусловлена как раз тем, что они закрепляют отношение лица к вещи, а не к другим лицам, исключая для них возможность препятствовать управомоченному лицу в использовании вещи либо воздействовать на вещь без его разрешения.

В-третьих, абсолютный характер вещных прав делает необходимой их гражданско-правовую защиту с помощью особых вещно-правовых исков, которые также могут быть направлены против любых лиц, поскольку любое лицо может стать нарушителем вещного права (тогда как нарушителем обязательственного права может стать только конкретное обязанное лицо, к которому и будет обращен соответствующий обязательственно-правовой иск). Правда, по нашему праву вещно-правовой иск во многих случаях может предъявить и субъект обязательственного, а не вещного права (если он обладает правомочием владения в отношении конкретной вещи). Однако субъект вещного права в этом своем качестве не сможет воспользоваться обязательственно-правовым иском в его защиту <1>.

--------------------------------

<1> Попытки собственников использовать для защиты своего права иски о признании недействительными сделок, в которых они не участвовали, были признаны необоснованными Конституционным Судом РФ (подробнее о защите вещных прав см. § 1 гл. 24 настоящего тома учебника). Такая возможность предусмотрена законом лишь для собственников имущества унитарных предприятий, что также свидетельствует об искусственном характере имущественной обособленности последних.

 

Объектом вещных прав могут служить только индивидуально-определенные вещи, а потому с гибелью соответствующей вещи автоматически прекращается и вещное право на нее. Объектом же обязательственного права является поведение обязанного лица - должника, причем обязанность последнего может переходить к другим лицам в порядке правопреемства даже после смерти гражданина или прекращения юридического лица. Объектом вещных прав не могут быть не только другие (обязательственные) права, т.е., по сути, поведение обязанных лиц, но и вещи, определенные родовыми признаками, ибо осуществление хозяйственного господства невозможно в отношении неиндивидуализированного, абстрактно представляемого имущества. Данное положение составляет четвертую важную черту вещных прав.

Перечисленными признаками в отечественной литературе обычно исчерпывается характеристика вещных прав. В действительности все они обладают еще одним важным свойством, традиционно отмечаемым прежде всего в германской цивилистике, основанной на постулатах пандектного права. Из абсолютного характера вещных прав, проявляющегося в отношении всех третьих лиц, которые должны быть поэтому четко осведомлены о содержании и видах таких прав, вытекает необходимость исчерпывающего определения в законе как видов (перечня) вещных прав, так и их содержания.

В связи с этим перечень (виды) и содержание вещных прав императивно, исчерпывающим образом (numerus clausus) определяются законом, исключающим какие-либо возможности появления новых, неизвестных ему видов вещных прав либо какого бы то ни было изменения их содержания <1>. В договорных же (обязательственных) отношениях стороны могут создать права, не предусмотренные никаким законом (п. 1 ст. 8 ГК), а содержание обязательственных прав, возникающих из договоров, обычно определяется усмотрением сторон, которые могут варьировать его в конкретных ситуациях. Например, арендатор в зависимости от соглашения с арендодателем может иметь или не иметь правомочие распоряжения арендованным имуществом (путем сдачи его в субаренду, осуществления его перенайма, отдачи арендных прав в залог и т.п.) (п. 2 ст. 615 ГК), тогда как обладатель сервитутного или залогового права никоим образом не может изменить его содержание даже по соглашению с собственником вещи. По прямому указанию закона (п. 1 ст. 336 ГК) объектом залогового права могут быть обязательственные права (например, по бездокументарным ценным бумагам), но в силу отсутствия такого указания на бездокументарные ценные бумаги даже по воле участников правоотношения невозможно установить иное вещное право (например, сервитут). В этом состоит пятая черта вещных прав, традиционно игнорируемая в отечественной литературе. Между тем данный признак вещных прав наиболее четко отграничивает их от обязательственных прав.

--------------------------------

<1> В германской литературе это положение обычно характеризуется как действие двух основополагающих принципов вещного права: "принудительная типизация прав" (Typenzwang) и "фиксирование (закрепление) типизации содержания прав" (Typenfixierung) (см.: Baur F., Baur J.F., Stuerner R. Lehrbuch des Sachenrechts. 16. Aufl. Munchen, 1992. S. 3 - 4; Wolf M. Sachenrecht. 16. Aufl. Munchen, 2000. S. 11; Westermann H.P. BGB-Sachenrecht. 10. Aufl. Heidelberg, 2002. S. 4; u.a.). В отечественной литературе значение принципа "numerus clausus" для разграничения вещных и обязательственных прав было отмечено М.М. Агарковым в книге "Обязательство по советскому гражданскому праву" (см.: Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. I. М., 2002. С. 206).

 

Суммируя изложенное, можно сказать, что вещным правом является абсолютное субъективное гражданское право лица, предоставляющее ему возможность непосредственного господства над конкретной вещью и отстранения от нее всех других лиц, защищаемое специальными гражданско-правовыми исками.

Таким образом, вещные права получают свой, особый правовой режим, отличный от режима их традиционного "антипода" - обязательственных прав. Принято считать, что различие вещных и обязательственных прав имеет исторические корни в сложившемся еще в римском частном праве различии "вещных" (actio in rem) и "личных" (actio in personam) исков, т.е. обусловлено особенностями защиты этих прав. Однако в нашем праве это различие, к сожалению, существенно нивелировано законом, допускающим предъявление вещно-правового иска субъектами не только вещных, но и ряда обязательственных прав (ст. 305 ГК) <1>.

--------------------------------

<1> Оно оказалось в большей мере присущим англо-американскому праву, поскольку на нем основано деление имущества на "реальное" (real property), к которому относится недвижимость, и "личное" (personal property), т.е. движимое имущество, причем последнее разделяется на собственно вещи (choses in possession - "вещи во владении") и различные права (choses in action - "вещи в требовании", напоминающие римские res incorporales - "нетелесные вещи").

 

По объектам, а также по содержанию и способам защиты вещные права отличаются и от абсолютных по своей юридической природе исключительных прав, оформляющих отношения "интеллектуальной собственности" <1>, и от относительных корпоративных прав, оформляющих конкретные связи участников юридического лица друг с другом и с созданной ими корпорацией.

--------------------------------

<1> В американском праве "интеллектуальная собственность" считается особой разновидностью прав собственности. Однако эти последние не являются вещно-правовыми в европейском понимании, поэтому и с данной позиции характеристика "интеллектуальной собственности" как вещного права является ошибочной. Подробнее об этом см. § 3 гл. 29 настоящего тома учебника.