Глава 2. Наука конституционного права PDF Печать
Конституционное право - М.В.Баглай Конституционное право зарубежных стран

 

§ 1. Формирование конституционного права как самостоятельной отрасли юридической науки

Исторически произошло так, что в отличие, например, от науки гражданского или уголовного права наука конституционно­го права сложилась как самостоятельная дисциплина во второй половине XIX в., а во весь голос заявила о себе только в XX в.

Это сравнительно позднее возникновение объяснить нетруд­но. Для того, чтобы конституционное право как юридическая на­ука сформировалось в структурированную систему знаний, необ­ходимо было, чтобы правовое регулирование форм и способов осуществления государственной власти, т. е. структуры, образо­вания и деятельности органов государства, достигло значительно­го развития, чтобы сложилась более или менее развернутая сис­тема конституционных и иных правовых норм, регулирующих эту сферу отношений, а вопросы государственной жизни (в том числе отношения власти и граждан) решались бы не по произволу того или иного государственного властного лица, а на основе права и в соответствии с ним. Как образно отметил один из русских доре­волюционных ученых: "...до тех пор, пока монарх может сказать о себе "государство — это я", науке государственного права нет и не может быть места"1.

Сказанное не означает, что в системе юридических знаний ранее не было места вопросам, входящим в сферу государственно­го права; признавалось деление права на частное и публичное, использовался и термин "государственное право". Однако это да­леко не равнозначно существованию самостоятельной системати­зированной дисциплины, высокого теоретического уровня и боль­шой практико-прикладной значимости.

Не менее показательно и то, что вопросы государственного права долгое время рассматривались в рамках принятой в граж­данском праве, идущей от римского права трехзвенной системе институции: о лицах, о вещах, об исках. По этой схеме, напри­мер, высшие органы государственной власти попадали в раздел о лицах, территориальные вопросы — в раздел о вещах, а в раздел об исках попадала у некоторых авторов не только судебная власть, но и выборные органы. В самом конце XVIII в. Блэкстон в своих знаменитых комментариях английского права в разделе о лицах говорит "о парламенте, о короле и его титуле, о господах и слу­гах, о мужьях и женах, о родителях и детях". Эти институционные подходы, заимствованные у частного права, имели объек­тивное основание, поскольку на основе частноправового принци­па (на основе личных прерогатив и привилегий) строились по пре­имуществу и сами отношения государственной власти.

Таким образом, формировавшаяся в XIX в. наука конститу­ционного права не нашла в предшествовавшем развитии юриди­ческой науки сколько-нибудь значительной исходной опоры, в от­личие от гражданского (частного) права, подвергшегося после рецепции римского права длительной научной обработке, многие результаты которой оказались достаточно адекватными новой си­стеме товарно-денежных рыночных отношений.

Однако у науки конституционного права имелся иной плац­дарм, значение которого трудно переоценить. Это — политичес­кая философия XVIII в., и прежде всего труды таких ее предста­вителей, как Ш. Монтескье, Ж. Ж. Руссо, Дж. Локк, Д. Дидро, Т. Джефферсон и др. Именно в этих трудах сформулированы мно­гие принципы, восприятие и развитие которых позволило создать в конечном итоге развернутую конституционно-правовую доктри­ну, ставшую не только самостоятельной, но и ведущей отраслью юриспруденции. Речь идет о таких принципах, как народный су­веренитет, разделение властей, верховенство конституции, не­отчуждаемость основных прав и т. п. Однако как ни важна роль политической философии просвещения в генезисе науки консти­туционного права, историческая дистанция между ними слишком значительна, чтобы можно было говорить о прямой преемствен­ности.

Политическая философия просветительства была направлена на необходимость преобразования существовавшего государства, его институтов и методов правления; наука конституционного права формировалась исходя из объективной потребности юридического оформления и закрепления новой, уже реально возникшей систе­мы политических отношений и институтов буржуазного общества. Отсюда и существенные различия между первой и второй, хотя общей для них оставалась исходная установка: "заменить правле­ние людей правлением закона".

Становление науки конституционного права в огромной степе­ни определялось ее практико-прикладной функцией: изложение и систематизация все возрастающего потока норм государственного права, выработка требуемых практикой новых юридических поня­тий, конструкций, технологий (например, избирательных систем, законодательной техники, законодательной процедуры и т. п.).