Печать
PDF

Глава 4. ФОРМЫ ГОСУДАРСТВА В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ - Страница 3

Posted in Конституционное право - А.А.Мишин Конституционное право зарубежных стран

 

§ 2. Формы государственного устройства

При анализе политической системы государства важное значение имеет форма государственного (территориального) устройства, под которой обычно понимают национально-территориальную организацию государства, а также взаимоотношения центральных и региональных органов.

Вопрос о государственном устройстве - это вопрос о том, как организована территория данного государства, из каких частей она состоит и каково их правовое положение. В это понятие входит проблема соотношения и взаимосвязи между различного рода органами (федеральными, субъектов федерации, муниципальными), существующими в территориальных структурах данного государства, с центральными органами государственной власти.

Форма государственного устройства в определенной стране зависит от целого ряда социальных, исторических, национальных, географических и иных условий. Именно эти условия определяют специфику конкретной формы государственного устройства, которая никогда не может быть результатом случайного стечения обстоятельств, но всегда детерминирована.

Формы государственного устройства зарубежных стран разнообразны и сугубо индивидуальны. Тем не менее в науке конституционного права выделяют две основные формы - унитарную и федеративную, что, конечно, никак не исключает существования смешанных форм государственного устройства.

Унитарная форма государственного устройства является преобладающей. К числу унитарных государств относятся Великобритания, Франция, Италия, Швеция, Норвегия, Финляндия, Греция, Испания, Нидерланды, Португалия, подавляющее большинство стран Латинской Америки и Африки, Камбоджа, Лаос, Таиланд, Япония и ряд других стран.

Для стран с унитарной формой государственного устройства (такие государства называются простыми или слитными) характерно наличие следующих основных признаков:

1.  Единая конституция, нормы которой применяются на всей территории страны без каких-либо изъятий или ограничений.

2.   Единая система высших органов государственной власти (глава государства, правительство, парламент), юрисдикция которых распространяется также на территорию всей  страны.   Функциональная,   предметная  и  территориальная  компетенция  высших
органов  государственной  власти  и  подчиненной  им  центральной  администрации  ни юридически,  ни  фактически  не  ограничена  полномочиями  каких-либо  региональных органов.

3. Единое    гражданство.    Население    унитарного    государства    имеет    единую политическую   принадлежность.   Никакие   административно-территориальные   единицы собственного гражданства иметь не могут.

4. Единая   система   права.   Органы   власти   на   местах   обязаны   применять   в соответствующих    административно-территориальных    единицах    нормативные    акты, принимаемые    центральными    органами    государственной    власти.    Их   собственная нормоустанавливающая деятельность носит сугубо подчиненный характер.

5.  Единая судебная система, которая осуществляет правосудие на всей территории страны,   руководствуясь  едиными  нормами  материального  и  процессуального  права. Судебные     органы,     создаваемые    в     административно-территориальных    единицах,
представляют собой звенья единой централизованной судебной системы.

6.    Территория   унитарного    государства    подразделяется    на   административно-территориальные       единицы,       которые       не       могут       обладать       политической самостоятельностью. Создаваемые в этих административно-территориальных единицах
местные органы управления в той либо иной степени подчинены центральным органам государственной власти и центральной администрации. Их правовой статус определяется правовыми нормами единой общегосударственной системы права.

Таким образом, унитаризм предполагает бюрократическую централизацию всего государственного аппарата. Придя на смену феодальной раздробленности и партикуляризму, унитаризм исторически был прогрессивным явлением, он вызывался потребностями единого рынка, удобствами осуществления государственной власти и не ставился в связь с национально-этнической или расовой структурой населения.

Присущая унитарным государствам централизация может проявляться в разных формах и в разной степени. В некоторых административно-территориальных единицах муниципальные органы вообще отсутствуют, они управляются назначаемыми агентами центральной власти. В других странах местные выборные органы самоуправления создаются, но они поставлены под прямой (Турция, Япония) или косвенный (Великобритания, Новая Зеландия) контроль центральной администрации. Различия в степени и формах контроля над местными органами самоуправления со стороны центральной администрации дают определенные основания для деления унитарных государств на централизованные (Турция, Япония) и децентрализованные (Великобритания, Новая Зеландия), однако это деление носит сугубо формальный характер.

Федеративная форма государственного устройства, в отличие от унитарной, сложна и многолика и в каждом конкретном случае обладает уникальными специфическими особенностями. Несмотря на преобладание унитаризма, федерация является достаточно распространенной формой государственного устройства и существует в целом ряде стран (США, Канада, Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Мексиканские Соединенные Штаты, Германия, Австрия, Бельгия, Швейцария, Индия, Федерация Малайзия, Нигерия, Танзания, Эфиопия, Австралийский Союз и др.). В 1993 г. бельгийский Парламент утвердил конституционную реформу государственного устройства страны, завершившую начатый в 70-е гг. процесс федерализации. Королевство Бельгия было преобразовано в федеративное государство, состоящее из трех регионов - Фландрии, Валлонии и Брюсселя и трех языковых общин - фламандской, французской и немецкой.

Федерация представляет собой сложное (союзное) государство, состоящее из государственных образований, обладающих юридической и определенной политической самостоятельностью. Составляющие федеративное государство государственные образования (штаты, земли, провинции, кантоны) являются субъектами федерации и имеют свое собственное административно-территориальное деление. Федеративная форма государственного устройства обладает следующими характерными признаками, отличающими ее от унитаризма:

1. Территория федеративного государства в политико-административном отношении не представляет собой единого целого. Она состоит из территорий субъектов федерации. В некоторых федерациях наряду с государственными образованиями имеются такие территориальные единицы, которые не являются субъектами федерации. В США в самостоятельную единицу выделен федеральный округ Колумбия, в пределах которого расположена столица страны - Вашингтон. Территория Бразилии состоит из штатов и федерального округа; кроме того, Конституция  1988 г. предусматривает возможность создания управляемых из центра федеральных территорий. В Индии наряду с 26 штатами имеется 6 союзных территорий.

Государственные образования, составляющие федерацию, не являются государствами в собственном смысле слова, ибо они не обладают суверенитетом, под которым следует понимать свойство государственной власти быть независимой в сфере как внутренних, так и внешних отношений. Имеющаяся в западной литературе тенденция рассматривать субъекты федерации как суверенные государства не согласуется с действительностью. Субъекты федерации юридически лишены права самостоятельного участия в международных отношениях. Хотя Конституции некоторых государств (Швейцарии, Германии) допускают, что субъекты федерации при определенных условиях могут заключать договоры с иностранными государствами, эти полномочия оговорены либо необходимостью получения согласия федерального правительства (Германия), либо крайне узкой сферой его применения (Швейцария). В настоящее время канадский Квебек и австрийские земли вступают в международные отношения только в сфере культуры; около 20 штатов США имеют свои представительства в зарубежных странах, но с согласия федеральных органов.

В случае нарушения союзной конституции или союзного законодательства центральная власть имеет право применения принудительных мер по отношению к субъекту федерации. Так, федеративные государства Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Мексика) закрепляют институт интервенции: при чрезвычайных обстоятельствах президент, привлекая армию, может распустить любые органы субъекта федерации и назначить на их место своих представителей. Такие права центральной власти по отношению к субъекту федерации могут быть закреплены в конституции (Индия, Аргентина, Венесуэла и др.), но и в тех случаях, когда подобных норм в конституции нет, центральная власть всегда имеет возможность силой принудить субъект федерации к повиновению.

Субъекты федерации обычно не обладают правом одностороннего выхода (право сецессии) из союза; лишь Конституция Эфиопии 1994 г. признает право выхода из федерации. Однако вопреки широко распространенному мнению вряд ли можно считать отсутствие права сецессии обязательным признаком федерации. История знает целый ряд случаев, когда сецессия осуществлялась фактически (Гражданская война в США, сецессия Сенегала из Федерации Мали, сецессия Сингапура из Федерации Малайзия, сецессия Бангладеш из Пакистанской федерации); еще больше было неудачных попыток осуществления сецессии. Нет никаких органических причин, которые исключали бы юридическое закрепление права сецессии в конституции.

2. Субъект федерации, как правило, наделяется учредительной властью, т.е. ему предоставляется право принятия собственной конституции. Следует сразу же оговорить, что некоторые федерации не наделяют субъекты учредительной властью. Например, из 26 штатов Индии только штат Джамму и Кашмир имеет собственную конституцию. Ни провинции Канады, ни штаты Венесуэлы своих конституций не имеют.

Наделение субъектов федерации учредительной властью обычно закрепляется в соответствующих положениях союзной конституции. Однако федеративные конституции устанавливают принцип субординации, согласно которому конституции субъектов федерации должны соответствовать союзным конституциям. Так, статья 28 (1) Основного Закона ФРГ гласит: "Конституционный строй земель должен соответствовать основным принципам республиканского, демократического и социального правового государства в духе настоящего Основного Закона". Не менее категорическое предписание содержится в ст. 49 федеральной Конституции Швейцарской Конфедерации: "Федеральное право обладает приматом по отношению к кантональному праву, если последнее ему противоречит".

Принцип соответствия конституций субъектов федерации союзной конституции неукоснительно  соблюдается  и  в  тех  случаях,   когда  в  отдельных  государственных образованиях сохраняются конституции, принятые ими до вступления в федерацию (в Баварии и Гессене Конституции были приняты в 1946 г., в Рейнланд-Пфальце, Сааре и Бремене - в 1947 г., в штате Массачусетс действует Конституция, принятая в 1780 г., в штате Нью-Гемпшир - в 1783 г.).

3.  Субъекты федерации наделяются в пределах установленной для них компетенции правом   издания   законодательных   актов.   Эти   акты,   которые   действуют  только   на территории субъекта федерации, должны соответствовать союзному законодательству.
Принцип   приоритета   общефедерального   закона   является   всеобщим   для   всех   без исключения федераций. Соответствующие нормы содержатся в конституциях. Так, статья 31 Основного Закона ФРГ постановляет: "Федеральное право имеет преимущество перед
правом земель". Более детально это положение регулируется в ст. 251  Конституции Индии:    "...если    какое-либо    положение    закона,    изданного    легислатурой    штата, противоречит       какому-либо       положению       закона,       изданного       Парламентом...
преимущественную силу имеет закон, изданный Парламентом, независимо от того, был ли он принят до или после издания закона легислатурой штата".

Следует иметь в виду также и то, что в пределах субъектов федерации действуют общесоюзные законы. Кроме того, федеральные законодательные органы могут, как правило, принимать законы специально для определенных членов федерации.

4.   Субъект  федерации  может  иметь  свою   собственную  правовую   и  судебную систему.    Конституция    союза    и    соответствующего    государственного    образования определяет порядок организации, процедуру и пределы юрисдикции судебных органов субъекта федерации. Обычно независимо от числа членов федерации судебная система  строится по единому образцу. Наиболее типичный пример в этом отношении - судебные системы 50 американских штатов.

Высшей судебной инстанцией штата является Верховный суд штата, состав которого либо избирается населением, либо назначается губернатором с согласия сената штата. Верховный суд штата занимается главным образом рассмотрением апелляций на решения нижестоящих судов. Подобно Верховному суду США, Верховные суды отдельных штатов являются высшими органами конституционного надзора в пределах своей юрисдикции. Они не только могут фактически отменить любой закон штата под предлогом его несоответствия конституции штата, но и ревизовать конституцию штата. Верховный суд штата может признать недействительным любой раздел конституции штата на том основании, что он противоречит федеральной Конституции.

В крупных штатах создаются промежуточные апелляционные суды, наделенные апелляционной юрисдикцией в отношении решений общих судов первой инстанции. К последним относятся окружные суды штатов, рассматривающие дела по первой инстанции, в том числе с участием присяжных заседателей. В эти суды обжалуются решения низших судов ограниченной или специальной юрисдикции (мировые судьи, полицейские суды, муниципальные суды, суды по делам о семейных спорах, по делам о завещаниях и др.). В случае обжалования решения низшего суда дело пересматривается окружным судом заново в полном объеме.

5.   Одним  из  формальных  признаков  федерации  является  наличие  гражданства субъектов     федерации:     каждый     гражданин     считается     гражданином     союза     и соответствующего     государственного     образования.     Такая     система     закрепляется
конституциями большинства федеративных государств, например в США закрепляется разд. 2, ст. 4, и разд.  1  XIV поправки к Конституции. Соответствующие положения содержатся   в   Конституциях   ФРГ,   Швейцарии,   Австрии.   Конституции   некоторых федераций (Индия, Малайзия и др.) признают только союзное гражданство.

Предоставление субъектам федерации права собственного гражданства является, по сути дела, обычной юридической фикцией, т.к. этот институт на практике никаких правовых последствий не порождает.

6. Длительное время обязательным признаком федеративной формы государственного устройства считалась двухпалатная структура союзного парламента (бикамерализм). Исключения из этого общего правила появились только после Второй мировой войны в связи с образованием молодых государств. Впервые однопалатная система при федеративной форме государственного устройства была введена Конституцией Исламской Республики Пакистан 1956 г., но она просуществовала лишь до октябрьского переворота 1958 г. Конституция Пакистана 1962 г. восстановила федеративную форму государственного устройства и однопалатный Парламент. Согласно Конституции 1973 г. федеральный Парламент Пакистана состоит из двух палат -Национального собрания и Сената. Однопалатная система установлена Конституцией Венесуэлы 1999 г., существует в Танзании.

В настоящее время в подавляющем большинстве федераций существует двухпалатный парламент - закрепляется институт бикамерализма. Нижняя палата рассматривается как орган общесоюзного представительства и избирается по территориальным избирательным округам. Верхняя палата представляет интересы субъектов федерации. Применяется два принципа представительства субъектов федерации в верхней палате: равного и неравного представительства. При равном представительстве каждый субъект федерации вне зависимости от численности населения посылает в верхнюю палату одинаковое число депутатов (в Сенат Конгресса США - по два сенатора от каждого из 50 штатов). Согласно принципу неравного представительства норма представительства субъекта федерации в верхней палате устанавливается в зависимости от численности населения. Так, по Конституции Швейцарии 1998 г. 6 из 23 кантонов избирают в Совет кантонов Союзного собрания по 1 депутату, а остальные 17 - по 2 депутата. Каждая земля ФРГ располагает в бундесрате не менее чем тремя голосами; земли с населением свыше двух миллионов жителей имеют четыре голоса, а земли с населением свыше шести миллионов жителей - пять голосов. Число представителей, посылаемых землями Австралии в Союзный совет, колеблется от 3 до 12. В Канаде установлены следующие нормы представительства провинций в Сенате: Онтарио и Квебек - по 24, Новая Шотландия и Нью-Брансуик - по 10, Манитоба, Британская Колумбия, Альберта, Саскачеван и Ньюфаундленд - по 6, остров Принца Эдуарда - 4. В Индии норма представительства штатов в Совете штатов колеблется от одного (Нагаленд, Манипур, Сикким и др.) до 34 (Уттар-Прадеш), норма представительства союзных территорий - от одного (Пондишери и др.) до трех (Дели).

Принцип равного представительства на практике приводит к тому, что преобладающее влияние в верхних палатах получают малонаселенные субъекты федерации.

По методу формирования верхние палаты федеральных парламентов подразделяются на выборные (Сенаты США, Мексики, Австралийского Союза) и назначаемые (Сенат Канады, бундесрат ФРГ).

Все вышеперечисленные признаки федерации отличают ее как от унитарного государства, так и от конфедерации, которая не представляет собой формы государственного устройства, а является формой объединения суверенных государств.

При анализе федерализма одним из наиболее сложных вопросов является юридическое и фактическое разграничение компетенции между союзом и субъектами федерации. Речь идет об установлении общих принципов определения объема предметной компетенции как союза, так и субъектов федерации. Установление принципов разграничения компетенции имеет большое значение прежде всего потому, что от этого зависит юридическое положение государственного образования в союзе и характер тех отношений, которые складываются между союзом и членами федерации.

Согласно принципу дуалистического федерализма конституция устанавливает сферу исключительной компетенции союза (дается перечень вопросов, по которым только союз может издавать законодательные акты). Все остальные вопросы, не содержащиеся в конституционном перечне (так называемая остаточная компетенция), представляют собой предметы ведения нормоустанавливающих органов субъектов федерации.

Впервые подобная система разграничения компетенции была осуществлена в США. Американская Конституция установила систему дуалистического федерализма, в основу которого положено жесткое разграничение сфер компетенции Союза и штатов. Раздел 8 ст. 1 содержит перечень предметов правового регулирования, относящихся к исключительной компетенции Союза. В него входят: регулирование междуштатной и внешней торговли; чеканка монеты; установление стандартов мер и весов; учреждение почтовых служб и почтовых дорог; выдача патентов и авторских свидетельств; установление признаков пиратства в открытом море и наказаний за его совершение; объявление войны; выдача каперских свидетельств и разрешений на репрессалии; набор и содержание армии; создание и содержание военно-морского флота; созыв милиции; ведение внешних сношений и управление территориальными владениями.

Все вопросы, не упомянутые в этом перечне, согласно поправке X относятся к исключительной компетенции штатов. Важнейшими из них являются: проведение выборов; регулирование внутриштатной торговли; установление органов местного управления; поддержание здравоохранения, общественного порядка и публичной морали; изменение конституций штатов и их органов власти и управления; ратификация поправок к Конституции Соединенных Штатов Америки.

Эта схема дополняется принципом подразумеваемых полномочий, который выводится из последнего абзаца разд. 3 ст. 1 Конституции. Суть его сводится к тому, что все вновь возникающие предметы правового регулирования относятся только к компетенции Союза.

Далее, из духа Конституции и практики ее применения выводится еще четыре положения, корректирующие названную схему.

Во-первых, устанавливается сфера совпадающих полномочий. Относящиеся к ней вопросы входят в компетенцию как Союза, так и штатов. К их числу относятся: 1) принятие законов и их применение; 2) налогообложение; 3) расходование денег на поддержание "всеобщего народного благосостояния"; 4) займы; 5) установление и регулирование деятельности судебной системы; 6) регулирование порядка организации и деятельности банков и корпораций; 7) приобретение собственности для общественных целей.

Во-вторых, Конституция содержит предписания, запрещающие осуществление определенных действий как Союзу, так и штатам: обложение налогом экспортируемых товаров; жалование дворянских титулов; разрешение рабовладения.

В-третьих, Конституция запрещает Союзу: 1) вводить прямые налоги безотносительно к населению штатов; 2) устанавливать неодинаковые косвенные налоги; 3) предоставлять привилегии в области торговли одному штату в ущерб другому; 4) изменять границы штатов без их согласия; 5) ограничивать применение Билля о правах.

В-четвертых, штатам, в свою очередь, запрещается: 1) вступать в международные договоры; 2) чеканить монету; 3) содержать войска и военные корабли в мирное время; 4) принимать законы, нарушающие договорные обязательства; 5) облагать налогами импортируемые товары; 6) лишать граждан равной правовой защиты; 7) лишать граждан права голосовать на основе расы, цвета кожи, пола или неуплаты избирательного налога; 8) нарушать федеральную Конституцию и не исполнять федеральные законы.

Таким образом, мы видим, что юридически жесткая граница между союзной и штатной сферами компетенции даже с точки зрения буквы Конституции отнюдь не обладает абсолютной определенностью. На практике же она весьма подвижна, и фактические отношения между федерацией и штатами постоянно развиваются.

Дуалистический принцип разграничения компетенции между союзом и членами федерации применяется с определенными дополнениями и поправками в Швейцарии, Австралии, Мексике, Бразилии.

Согласно Конституции Австралии 1900 г. штаты обладают остаточной компетенцией, а власть Союза ограничена перечнем, содержащимся в ст. 51. Однако подразумеваемые полномочия, в отличие от США, сохраняются за штатами.

Принцип двух исключительных сфер компетенции применяется в тех странах, основной закон которых устанавливает перечень предметов ведения как законодательного органа союза, так и законодательных органов субъектов федерации. Однако этот принцип существенным образом искажается положением, согласно которому перечень вопросов, относящихся к исключительной компетенции членов федерации, считается окончательным, а исключительная компетенция союза может дополняться и расширяться за счет включения в соответствующий перечень новых пунктов. Совершенно естественно, что рассматриваемый принцип разграничения компетенции придает федерации значительно больший централизм, чем американский дуалистический федерализм. Впервые принцип двух исключительных сфер компетенции был введен в Канаде согласно Акту о Британской Северной Америке 1867 г. Напуганные Гражданской войной в США тогдашние канадские лидеры постарались создать сильное федеральное правительство и ограничить права провинций (этот принцип сохранен Конституцией Канады 1982 г.).

В некоторых федерациях (Германия, Австрия) устанавливается две сферы компетенции: исключительная компетенция союза и сфера конкурирующей компетенции. Наиболее строго эта система проведена в Основном Законе ФРГ.

Подобная система разграничения компетенции оставляет за союзом право в случае необходимости вообще парализовать законодательную деятельность субъектов федерации и тем самым ликвидировать федеративную форму государственного устройства.

В двух Федерациях (Индия и Малайзия) установлена трехчленная система разграничения компетенции между Союзом и субъектами Федерации. Рассмотрим эту систему на примере Индийского Союза.

Конституция Индии устанавливает три сферы полномочий, строго определяя границы каждой из них. Разграничение компетенции между Союзом и штатами регулируется гл. I ч. XI Конституции и седьмым приложением к Конституции.

В первую сферу полномочий входят вопросы, отнесенные к исключительной компетенции Союза. Перечень I - Перечень вопросов, отнесенных к компетенции Союза -содержит около 100 пунктов.

Вторую сферу полномочий составляют вопросы, отнесенные к компетенции штатов (около 70 пунктов). Однако эта сфера не носит исключительного характера, т.к. в условиях чрезвычайного положения союзный Парламент может принимать законы по любому вопросу, отнесенному приложением седьмым (Перечень II) к компетенции штатов. Так, в случае издания Президентом Индии прокламации о введении чрезвычайного положения всякое разграничение компетенции между Союзом и штатами ликвидируется и страна превращается в унитарное государство. Кроме того, по решению верхней палаты Парламента, принятому 2/3 голосов, Федерация может отнести к своему ведению любой вопрос исключительной компетенции штатов.

Третью сферу полномочий составляют вопросы, отнесенные к совместной компетенции Союза и штатов (около 50 пунктов). По всем этим вопросам законодательствовать может как союзный Парламент, так и легислатуры штатов, но в случае коллизии законов приоритет всегда остается за законом Союза.