Глава 25. ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ ОБ ОСПАРИВАНИИ РЕШЕНИЙ, ДЕЙСТВИЙ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ, ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ, ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ, ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Гражданское процессуальное право - Комментарий Гражданский процессуальный кодекс РФ

 

 

Статья 254. Подача заявления об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего

 

Комментарий к статье 254

 

§ 1. Рассмотрение указанных в п. 1 настоящего Постановления дел в порядке, установленном гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе с применением правил о подсудности дел по месту жительства лица, обратившегося в суд, и о возможности приостановления судом действия оспариваемого решения до вступления в законную силу решения суда (ст. 254 ГПК РФ) недопустимо, поскольку возникшие по данным делам правоотношения не являются публично-правовыми и по ним имеют место споры о праве, которые согласно ч. 3 ст. 247 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации должны рассматриваться и разрешаться в исковом производстве (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 ноября 2003 г. N 17 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел по трудовым спорам с участием акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ").

§ 2. ГПК РФ, в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (в ред. Федерального закона от 14 декабря 1995 г.), не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Следовательно, с 1 февраля 2003 г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации").

Комментарий к части 1.

§ 3.

1. Решением Омского областного суда от 3 февраля 2004 г. в удовлетворении заявления гражданина А.В. Яковлева об оспаривании решения квалификационной коллегии судей Омской области о рекомендации на должность федерального судьи было отказано со ссылкой, в частности, на то, что квалификационная коллегия судей не относится к тем установленным в ч. 1 ст. 254 ГПК Российской Федерации органам и должностным лицам, действия и решения которых могут быть обжалованы в суд в порядке гл. 25 ГПК Российской Федерации. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.В. Яковлев оспаривает конституционность ч. 1 ст. 254 ГПК Российской Федерации, согласно которой гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. По мнению заявителя, данная норма, как не предусматривающая возможность обжаловать в суд решения, действия (бездействие) общественных организаций и их объединений в порядке гл. 25 ГПК Российской Федерации, нарушает его права, гарантированные ст. ст. 15 (ч. 1), 18, 46 (ч. 2) и 55 (ч. ч. 2 и 3) Конституции Российской Федерации. Кроме того, заявитель просит Конституционный Суд Российской Федерации приостановить исполнение решения квалификационной коллегии судей Омской области о рекомендации на должность судьи, дать указания Омскому областному суду о совершении определенных процессуальных действий, разъяснить правовой статус квалификационной коллегии судей.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке ч. 2 ст. 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные А.В. Яковлевым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Из права каждого на судебную защиту его прав и свобод, как оно сформулировано в ст. 46 Конституции Российской Федерации, не следует возможность выбора гражданином по своему усмотрению той или иной процедуры судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства и категориям дел определяются, исходя из Конституции Российской Федерации, федеральным законом.

Отсутствие в ст. 254 ГПК Российской Федерации указания на право гражданина оспорить в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решения и действия (бездействие) общественных организаций и их объединений не препятствует заявителю обратиться за защитой своих нарушенных прав и законных интересов в суд с соответствующим заявлением по правилам искового производства с соблюдением общих правил подсудности дел по спорам о защите субъективного права. Соответствующее разъяснение содержится и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 г. "О некоторых вопросах, возникающих в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" (п. 8).

Как следует из материалов жалобы, заявление А.В. Яковлева об оспаривании решения квалификационной коллегии судей Омской области было рассмотрено Омским областным судом по существу в порядке искового производства, и в его удовлетворении было отказано в связи с необоснованностью доводов заявителя.

Следовательно, ч. 1 ст. 254 ГПК Российской Федерации не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя, в том числе право на судебную защиту.

Выполнение иных содержащихся в жалобе А.В. Яковлева требований к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной в ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится. Неподведомственна Конституционному Суду Российской Федерации и проверка законности и обоснованности решений судов общей юрисдикции, вынесенных по результатам рассмотрения гражданского дела с участием заявителя (Определение Конституционного Суда РФ от 24 мая 2005 г. N 169-О).

 

Статья 255. Решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, подлежащие оспариванию в порядке гражданского судопроизводства

 

Комментарий к статье 255

 

§ 1.

1. Верховный Суд Российской Федерации своими определениями, оставленными без изменения кассационной инстанцией, отказал в принятии заявлений гражданина В.В. Миронова об оспаривании указов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации, касающихся повышения денежного довольствия военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации, таможенных органов Российской Федерации и федеральных органов налоговой полиции, на том основании, что данные нормативные правовые акты утратили силу до момента обращения заявителя в суд. Суд указал, что правовые акты, действие которых прекращено, сами по себе не являются основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей и нарушения охраняемых законом прав и свобод граждан повлечь не могут и, следовательно, не требуют судебного пресечения; в соответствии с положениями Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" и ст. ст. 251 - 253 ГПК Российской Федерации предметом судебного обжалования могут быть только те правовые акты, которые на момент обжалования или рассмотрения заявленных требований являются действующими, влекущими нарушение гражданских прав и свобод, а потому требующими судебного пресечения.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.В. Миронов оспаривает конституционность п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. ст. 251, 254 и 255 ГПК Российской Федерации, ст. ст. 1 и 2 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", которые, по мнению заявителя, противоречат ст. 46 (ч. 2) Конституции Российской Федерации в той части, в какой не допускают судебное оспаривание нормативных правовых актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, утративших силу к моменту обращения заявителя в суд.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке ч. 2 ст. 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.В. Мироновым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. Заявитель, вопреки требованию ч. 2 ст. 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не приложил к жалобе копии документов, которые свидетельствовали бы о применении ст. ст. 254 и 255 ГПК Российской Федерации в деле с его участием.

Следовательно, его жалоба в данной части не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению как не отвечающая требованию допустимости обращений.

2.2. Согласно ст. ст. 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод законом, и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации лишение акта юридической силы возможно только по решению должностного лица или государственного органа, издавшего этот акт, или в предусмотренном Конституцией Российской Федерации порядке конституционного судопроизводства (Постановление от 11 апреля 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 1, 21 и 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации").

Из этого следует, что проверка судом общей юрисдикции законности указов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации, утративших силу к моменту обращения гражданина в суд, и признание их недействующими вне связи с защитой каких-либо субъективных прав заявителя, то есть в порядке абстрактного нормоконтроля, является недопустимой.

Таким образом, нельзя признать, что оспариваемыми заявителем ст. ст. 134 и 251 ГПК Российской Федерации, ст. ст. 1 и 2 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" нарушается его право, гарантированное ст. 46 (ч. 2) Конституции Российской Федерации, а потому его жалоба в данной части также не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Следует учитывать также то, что утрата нормативным правовым актом силы не является препятствием для осуществления закрепленного в ст. 46 (ч. 2) Конституции Российской Федерации права, - оно может быть реализовано в других установленных законодателем для конкретных категорий дел процессуальных формах, которые обусловлены характером спорных правоотношений. Гражданин, в частности, может защитить свои права не путем оспаривания нормативных правовых актов, утративших силу к моменту его обращения в суд, а обжалуя основанные на них решения и действия (бездействие) органов власти и должностных лиц, для признания которых незаконными нет препятствий, поскольку суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа (в том числе утратившего силу) акту большей юридической силы, принимает решение в соответствии с последним (ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации; ч. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации") (Определение КС РФ от 16 февраля 2006 г. N 13-О).

§ 2.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации общественное благотворительное учреждение "Институт общественных проблем "Единая Европа" оспаривает конституционность ст. ст. 255 и 258 ГПК Российской Федерации, а также ст. ст. 2 и 5 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан".

Как следует из представленных материалов, Советский районный суд города Орла отказал в удовлетворении жалобы общественного благотворительного учреждения "Институт общественных проблем "Единая Европа" на бездействие заместителя губернатора Орловской области, не направившего письменный ответ на запрос, в котором заявитель просил предоставить информацию о проведении конкурсов на замещение государственных должностей, утверждении их условий и публикации данных условий в печати, сославшись на то, что права, нарушение которых является основанием для обращения в суд, в соответствии со ст. 255 ГПК Российской Федерации могут принадлежать только гражданам и не подлежат защите по заявлениям организаций.

По мнению заявителя, ст. ст. 255 и 258 ГПК Российской Федерации и ст. 2 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", как позволяющие суду отказать в рассмотрении в порядке гражданского судопроизводства дел по заявлениям объединений граждан (юридических лиц) о нарушении их прав, свобод и интересов, в допуске представителя организации в судебное заседание, в вынесении решения об удовлетворении заявления организации, противоречат ст. 46 (ч. ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации; ст. 5 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", как ограничивающая право объединений граждан (юридических лиц) требовать получения письменного ответа на свои обращения от соответствующих должностных лиц, противоречит ст. ст. 19 (ч. ч. 1 и 2) и 46 (ч. ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

2. Статья 46 (ч. 1) Конституции Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. В силу ст. 17 (ч. ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации право на судебную защиту, как относящееся к основным, неотчуждаемым правам и свободам человека, признается и гарантируется в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, что предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Общественные объединения, к каковым относится общественное благотворительное учреждение "Институт общественных проблем "Единая Европа", создаются гражданами на основании ст. 30 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, закрепляющей право каждого на объединение, для совместной реализации конституционных прав, таких как право на свободный поиск, получение, передачу, производство, распространение информации любым законным способом, право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 4 ст. 29; ст. 33 и ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации).

Названные права по своей природе могут принадлежать как гражданам (физическим лицам), так и их объединениям (юридическим лицам), которые вправе реализовать гарантированное ст. 46 Конституции Российской Федерации право на обращение в суд, в том числе на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти, при том что право на судебную защиту выступает как гарантия всех конституционных прав и свобод. Данная правовая позиция выражена Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлениях от 24 октября 1996 г. по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 2 Федерального закона "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах", от 17 декабря 1996 г. по делу о проверке конституционности п. п. 2 и 3 ч. 1 ст. 11 Закона Российской Федерации "О федеральных органах налоговой полиции" и неоднократно подтверждена в ряде его решений.

Как вытекает из изложенной правовой позиции, осуществление права каждого на судебную защиту предполагает не только право на обращение с заявлением в суд, но и разрешение дела судом по существу в соответствии с подлежащими применению нормами права, а также вынесение судом решения, по которому нарушенные права лица, обратившегося за защитой, должны быть восстановлены. Отсутствие в действующем законодательстве, в том числе в оспариваемых положениях Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", прямого указания на право объединения граждан (юридического лица) оспорить в порядке гражданского судопроизводства коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и законные интересы объединения, оно незаконно привлечено к ответственности либо на него незаконно возложена какая-либо обязанность, созданы препятствия к осуществлению им прав, как и отсутствие указания на обязанность суда принять такое заявление к своему производству, а в случае его обоснованности - вынести решение об обязании соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение или препятствие к осуществлению прав объединения, не может парализовать само это право, гарантированное Конституцией Российской Федерации.

Статьи 255 и 258 ГПК Российской Федерации, вопреки утверждению заявителя, не регулируют участие представителя организации в судебном разбирательстве, а ст. 5 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" регламентирует сроки для обращения с жалобой в суд, а не отношения, возникающие в связи с обращением к тем или иным органам государственной власти, местного самоуправления и их должностным лицам.

Что касается проверки законности и обоснованности решения суда, отказавшего в удовлетворении заявления общественного благотворительного учреждения "Институт общественных проблем "Единая Европа" об обжаловании бездействия должностного лица, то она к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 43, ч. 1 ст. 79 и ст. 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил следующее.

Статьи 255 и 258 ГПК Российской Федерации и ст. 2 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" по своему конституционно-правовому смыслу, выявленному в настоящем Определении в соответствии с правовыми позициями, выраженными Конституционным Судом Российской Федерации в решениях, сохраняющих свою силу, предоставляют объединениям граждан (юридическим лицам) право на подачу в суд заявлений об оспаривании решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, государственных или муниципальных служащих и предполагают обязанность суда рассмотреть такие заявления по существу.

Правоприменительные решения по делу общественного благотворительного учреждения "Институт общественных проблем "Единая Европа", вынесенные на основании ст. ст. 255 и 258 ГПК Российской Федерации и ст. 2 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Определении, подлежат пересмотру в установленном порядке (Определение КС РФ от 22 апреля 2004 г. N 213-О).

 

Статья 256. Срок обращения с заявлением в суд

 

Комментарий к статье 256

 

Комментарий к части 1.

§ 1.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.В. Миронов оспаривает конституционность ч. 1 ст. 256 ГПК Российской Федерации, согласно которой гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод.

Как следует из представленных материалов, Кронштадтский гарнизонный военный суд, рассмотрев заявление В.В. Миронова об оспаривании бездействия начальника Военно-морского института радиоэлектроники, о признании незаконным приказа об исключении его из списков личного состава института, а также об обязании указанного должностного лица выплатить суммы задолженности, возместить моральный вред, восстановить заявителя в списках института до произведения полного расчета, решением от 29 июля 2004 г. отказал в удовлетворении этих требований в связи с пропуском без уважительных причин срока на обращение в суд.

По мнению заявителя, ч. 1 ст. 256 ГПК Российской Федерации, устанавливающая в нарушение положений ст. 196 ГК Российской Федерации ограничение тремя месяцами срока исковой давности по имущественным требованиям, а также ограничивающая срок исковой давности при подаче заявлений по имущественным требованиям при увольнении военнослужащего с военной службы и по требованиям о возмещении морального вреда, не соответствует ст. ст. 35 (ч. 3), 46 (ч. 2) и 53 Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке ч. 2 ст. 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.В. Мироновым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

2.1. Установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями на действия (бездействие) должностных лиц обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту, поскольку несоблюдение установленного срока согласно ст. 134 и ч. 2 ст. 256 ГПК Российской Федерации не является основанием для отказа в принятии заявлений на действия (бездействие) должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан, - вопрос о причинах пропуска срока решается судом после возбуждения дела, то есть в предварительном судебном заседании или в судебном заседании. Заинтересованные лица вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока, и, если пропуск срока был обусловлен уважительными причинами, такого рода ходатайства подлежат удовлетворению судом.

Следовательно, в силу ст. 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" жалоба В.В. Миронова не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

2.2. Как следует из содержания жалобы, В.В. Миронов оспаривает конституционность ч. 1 ст. 256 ГПК Российской Федерации в связи с тем, что военный суд, приняв к своему производству его заявление об оспаривании бездействия должностного лица, содержавшее также материальные требования - о выплате задолженности и о возмещении морального вреда, отказал в его удовлетворении, сославшись на пропуск заявителем срока, установленного для подачи заявления об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Между тем согласно положениям ч. 3 ст. 247 ГПК Российской Федерации, являющимся общими по отношению к делам, возникающим из публичных правоотношений, в случае если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований ст. ст. 131 и 132 данного Кодекса.

Таким образом, заявитель фактически обжалует законность и обоснованность вынесенного по его делу решения военного суда. Разрешение данного вопроса подведомственно вышестоящим военным судам и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, установленной ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится (Определение КС РФ от 21 апреля 2005 г. N 191-О).

 

Статья 257. Рассмотрение заявления об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного и муниципального служащего

Статья 258. Решение суда и его реализация

 

Комментарий к статье 258

 

§ 1. См. § 2 комментария к ст. 255.