2. Субъектный состав договора банковского вклада
Договорное право - Договорное: Вклад, счет, расчет. Конкурс. кн.5 т.2

 

 

Субъектный состав договора банковского вклада во многом имеет принципиальное значение с точки зрения как порядка заключения указанного договора, так и содержания вытекающего из него обязательства и порядка его исполнения. Специфические особенности договора банковского вклада, в зависимости от того, кто выступает в указанном договоре на стороне вкладчика, столь существенны, что представляется возможным говорить о двух отдельных видах этого договора: 1) договор банковского вклада между кредитной организацией и юридическим лицом; 2) договор банковского вклада между банком и физическим лицом.

О дифференцированном правовом регулировании указанных видов договора банковского вклада свидетельствует хотя бы тот факт, что Закон о банках и банковской деятельности (ст. ст. 36 и 37) содержит нормы, направленные на регламентацию отношений по договору банковского вклада с участием в качестве вкладчиков только физических лиц: граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства. Что касается Гражданского кодекса Российской Федерации, то в его 11 статьях, образующих гл. 44 "Банковский вклад", насчитывается не менее 15 законоположений, рассчитанных на применение либо только к договору банковского вклада с участием вкладчиков - физических лиц, либо только к договору между банком (кредитной организацией) и вкладчиками - юридическими лицами. Причем отмеченным дифференцированным правовым регулированием охватываются практически все основные элементы договора банковского вклада, начиная с порядка заключения и формы договора и заканчивая обеспечением вытекающего из него обязательства и порядком его исполнения.

Стороной, принимающей вклад по договору банковского вклада, по общему правилу является банк. Согласно п. 1 ст. 835 ГК право на привлечение денежных средств во вклады имеют банки, которым такое правило предоставлено в соответствии с разрешением (лицензией), выданным в порядке, установленном законом. Правда, по другой норме ГК (п. 4 ст. 834) правила о договоре банковского вклада (гл. 44), относящиеся к банкам, применяются также к другим кредитным организациям, принимающим в соответствии с законом вклады (депозиты) от юридических лиц. Видимо, в данном случае имеются в виду так называемые небанковские кредитные организации, под которыми понимаются кредитные организации, имеющие право осуществлять лишь отдельные банковские операции из числа предусмотренных Законом о банках и банковской деятельности (допустимые сочетания указанных банковских операций для небанковских кредитных организаций устанавливаются Банком России). Сфера деятельности указанных кредитных организаций в рамках договора банковского вклада (депозита) (если на то будет воля Банка России) в любом случае должна ограничиваться привлечением во вклады (депозиты) денежных средств юридических лиц, но ни в коем случае не граждан.

Что же касается другой части кредитных организаций собственно банков, то право привлечения во вклады денежных средств физических лиц может быть предоставлено только тем из них, с даты государственной регистрации которых прошло не менее двух лет. Также банки должны располагать соответствующей лицензией Банка России на осуществление соответствующей банковской операции (привлечение денежных средств физических лиц во вклады (депозиты)), полученной в порядке, предусмотренном законодательством и изданными в соответствии с ним правилами Банка России <*>.

--------------------------------

<*> В настоящее время применяется инструкция Банка России от 14 января 2004 г. N 109-И "О порядке принятия Банком России решения о государственной регистрации кредитных организаций и выдаче лицензий на осуществление банковских операций", зарегистрированная в Минюсте России 13 февраля 2004 г. N 5551 // СПС "КонсультантПлюс".

 

Кроме того, всякий банк, имеющий разрешение Банка России на привлечение во вклады денежных средств физических лиц и на открытие и ведение банковских счетов физических лиц, должен быть участником системы страхования вкладов. Для этого соответствующий банк должен быть поставлен на учет в государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" и внесен в соответствующий реестр банков - участников системы страхования вкладов (ст. 3 и ст. 4 Закона о страховании вкладов).

В ГК (п. 2 ст. 835) предусмотрены весьма жесткие правовые последствия, применяемые к организациям и иным лицам в случае привлечения денежных средств во вклады с нарушением названных требований. Указанные последствия дифференцированы в зависимости от того, является вкладчик физическим или юридическим лицом. В случае привлечения во вклады денежных средств граждан лицом, не имеющим на это права, или с нарушением установленного порядка вкладчик может потребовать от такого лица немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, и возмещения сверх суммы процентов всех причиненных вкладчику убытков. Если в аналогичной ситуации на условиях договора банковского вклада привлечены денежные средства юридического лица, такой договор является недействительным на основании ст. 168 ГК, и соответствующий вкладчик вправе потребовать в порядке применения последствий ничтожной сделки возврата денежной суммы, внесенной в качестве вклада, с начислением на эту сумму процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, в порядке применения правил о неосновательном денежном обогащении (ст. ст. 1102, 1107 ГК).

Отмеченные последствия подлежат применению еще в двух случаях, не имеющих непосредственного отношения к договору банковского вклада: при привлечении денежных средств граждан и юридических лиц путем продажи им акций и других ценных бумаг, выпуск которых признан незаконным; при привлечении денежных средств граждан во вклады под векселя или иные ценные бумаги, исключающие получение их держателями вклада по первому требованию и осуществление вкладчиком других прав, предусмотренных гл. 44 ГК (п. 3 ст. 835). По этому поводу Е.А. Суханов пишет: "Речь идет о попытках привлечения денежных средств во вклады без создания для этого кредитных учреждений и получения необходимых лицензий, путем оформления разного рода и наименования ценных бумаг (например, "процентных" или "инвестиционных" векселей), использующих классическую терминологию, но преследующих совершенно иные, нередко заведомо мошеннические цели. Тем самым по сути в ГК устанавливаются необходимые правовые последствия выпуска незаконных ценных бумаг (с помощью которых привлекались денежные средства граждан и юридических лиц) и ограничения использования ценных бумаг в отношениях с участием граждан-потребителей (услугополучателей)" <*>.

--------------------------------

<*> Суханов Е.А. Указ. соч. С. 454.

 

Привлечение денежных средств физических или юридических лиц во вклады при отсутствии необходимой лицензии может повлечь за собой применение мер административной ответственности. В соответствии со ст. 13 Закона о банках и банковской деятельности осуществление юридическим лицом банковских операций без лицензии влечет за собой взыскание с такого юридического лица всей суммы, полученной в результате осуществления данных операций, а также взыскание штрафа в двукратном размере этой суммы в федеральный бюджет. Взыскание указанного штрафа производится в судебном порядке по иску прокурора или Банка России. Физические лица, незаконно осуществляющие банковские операции, несут в установленном законом порядке гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность.

Другая сторона договора банковского вклада, являющаяся в указанном договорном обязательстве кредитором, - вкладчик, в качестве которого может выступать всякое дееспособное физическое или юридическое лицо. Однако, как уже отмечалось, участие в договоре в качестве вкладчика соответственно физического или юридического лица образует два разных вида договора банковского вклада.

Можно отметить, в частности, следующие особенности договора банковского вклада, в котором вкладчиком является физическое лицо.

Во-первых, такой договор банковского вклада признается публичным договором (п. 2 ст. 834 ГК). Это означает, что банк не вправе оказывать предпочтение одному физическому лицу перед другим в отношении заключения договора банковского вклада, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами. Условия договора банковского вклада, в том числе о размере процентов, выплачиваемых банком на сумму вклада (в пределах одного типа (вида) вклада), должны быть одинаковыми для всех вкладчиков - физических лиц, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий вкладчиков. Отказ банка от заключения договора банковского вклада с физическим лицом - вкладчиком при наличии возможности принять денежные средства последнего во вклад и открыть указанному вкладчику лицевой счет не допускается. Необоснованное уклонение банка от заключения договора банковского вклада с физическим лицом может повлечь для банка взыскание убытков, причиненных вкладчику (ст. 426 ГК).

Во-вторых, к отношениям по договору банковского вклада с участием в качестве вкладчика физического лица подлежат применению нормы законодательства о защите прав потребителей. При введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации (содержащей нормы об отдельных видах обязательств, включая договор банковского вклада) было установлено правило, согласно которому в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК, а также правами, предоставленными потребителю законодательством о защите прав потребителей и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами <*>. Отмеченный подход к правовому регулированию договорных отношений с участием граждан-потребителей был закреплен в новой редакции Федерального закона "О защите прав потребителей" (п. 1 ст. 1) <**>, которым также было предусмотрено, что отношения в области защиты прав потребителей регулируются ГК, названным Федеральным законом и принимаемыми в соответствии с ним иными федеральными законами и правовыми актами Российской Федерации.

--------------------------------

<*> См. ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" (СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 411).

<**> Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" (в ред. Федерального закона от 17 декабря 1999 г. N 212-ФЗ) // Ведомости Верховного Совета РФ. 1992. N 15. Ст. 766; СЗ РФ. 1999. N 51. Ст. 6287.

 

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. N 7 (в ред. от 10 октября 2001 г.) "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (п. 1) <*> содержится разъяснение, согласно которому с 20 декабря 1999 г. (времени опубликования Федерального закона от 17 ноября 1999 г. N 212-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей") отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из договора банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, и других договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (п. 1).

--------------------------------

<*> Бюллетень ВС РФ. 1995. N 1; 2001. N 2, 12.

 

В-третьих, обе стороны договора банковского вклада, в котором вкладчиком является физическое лицо (и банк, и вкладчик), являются участниками системы страхования вкладов: банк - в качестве страхователя, а вкладчик - в качестве выгодоприобретателя, что в значительной степени сокращает риск наступления неблагоприятных последствий для вкладчика в случае неисполнения банком своих обязательств. В соответствии с Законом о страховании вкладов (ст. ст. 8, 11) при наступлении страхового случая (отзыв (аннулирование) у банка лицензии Банка России на осуществление банковских операций; введение Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов) вкладчику выплачивается так называемое возмещение по вкладам в размере 100% суммы вклада в банке, в отношении которого наступил страховой случай, но не более 100000 руб.

В-четвертых, по договору банковского вклада с участием в качестве вкладчика физического лица независимо от вида вклада (включая вклады на условиях их возврата по истечении определенного договором срока или наступления иных условий) вкладчик наделен правом на получение вклада по его первому требованию. Иными словами, в случае заключения договора на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока или на иных условиях возврата вкладчик имеет право на одностороннее изменение соответствующих условий договора банковского вклада.

Отмеченные особенности договора банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин (физическое лицо), одновременно могут рассматриваться как видообразующие признаки, позволяющие выделять указанный договор в отдельный вид договора банковского вклада.

В этом случае другой вид договора банковского вклада образует договор банковского вклада, в котором вкладчиком является юридическое лицо. Данный вид договора банковского вклада не имеет специфики, характерной для договора банковского вклада с участием гражданина-вкладчика, и подчиняется общим положениям договорного права.

Круг участников договорных отношений по договору банковского вклада может быть расширен за счет участия в этих отношениях третьих лиц. Имеются в виду две ситуации: внесение третьими лицами в банк денежных средств на имя вкладчика для зачисления их на депозитный счет вкладчика, а также внесение в банк вклада в пользу третьего лица.

В первом случае поступившие в банк денежные средства на имя вкладчика от третьих лиц с указанием необходимых данных о его счете по вкладу должны быть зачислены банком на депозитный счет вкладчика. При этом предполагается, что вкладчик выразил согласие на получение денежных средств от третьих лиц, представив им необходимые данные о счете по вкладу. Приведенная норма (ст. 841 ГК) носит диспозитивный характер: договором банковского вклада может быть исключена возможность зачисления во вклад денежных средств, поступивших на имя вкладчика от третьих лиц.

Во втором случае вклад вносится в банк на имя определенного лица, которое может приобрести права вкладчика с момента предъявления им к банку первого требования, основанного на этих правах, либо выражения им банку иным способом намерения воспользоваться такими правами. А до этого момента вкладчиком по договору банковского вклада признается лицо, внесшее сумму вклада и тем самым заключившее договор банковского вклада с банком, которое может воспользоваться правами вкладчика в отношении внесенных им на счет по вкладу денежных средств. Существенным условием такого договора банковского вклада признается указание имени гражданина или наименования юридического лица, в пользу которого вносится вклад. К указанному договору банковского вклада подлежат применению правила о договоре в пользу третьего лица (ст. 430 ГК), если это не противоречит ст. 842 ГК или существу банковского вклада.

В юридической литературе по-разному оценивается правовая природа отношений с участием третьих лиц в двух приведенных ситуациях.

Например, по мнению Л.Г. Ефимовой, конструкция договора в пользу третьего лица используется в обоих случаях. Она пишет: "Конструкция ст. 841 ГК РФ дает возможность любому лицу внести денежные средства на имя и на счет вкладчика банка, открытый ранее его владельцем... Сделку, заключенную указанным лицом с банком, следует рассматривать как договор в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). Учитывая, что в ст. 841 ГК РФ содержится презумпция согласия вкладчика на получение денег от лица, заключившего договор банковского вклада, последний не вправе без согласия вкладчика расторгать договор с банком" <*>.

--------------------------------

<*> Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 254 - 255.

 

Иначе квалифицирует ситуацию, предусмотренную ст. 841 ГК, Д.А. Медведев, который указывает: "Вкладчик вправе не только сам внести вклад, но и, если иное не предусмотрено депозитным договором, получить на свой счет денежные средства, поступившие от третьих лиц, указавших данные о счете вкладчика. Акцепт вкладчика предполагается в силу предоставления третьими лицами данных о счете вкладчика при зачислении денег" <*>.

--------------------------------

<*> Медведев Д.А. Указ. соч. С. 518.

 

Еще определеннее высказывается по этому поводу Н.Ю. Рассказова. "Перечисление другим лицом денежных средств на счет вкладчика нельзя расценивать как заключение договора в пользу третьего лица, каковым вроде бы является вкладчик. В противном случае комментируемое правило, - считает она, - было бы помещено в ст. 842 ГК, которая специально регламентирует использование конструкции договора в пользу третьего лица в рамках договора банковского вклада. Но главное в том, что ни одна из особенностей договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК) в данном случае не проявляется. В частности, невозможно говорить о том, что лицо, внесшее средства на чужой депозитный счет, сохраняет в отношении этих сумм особые права. При поступлении во вклад дополнительных сумм они смешиваются с суммами, внесенными вкладчиком ранее. Таким образом, независимо от того, кто внесет денежные средства на депозитный счет вкладчика, с момента их зачисления они становятся частью его имущества и он может распоряжаться ими на общих основаниях" <*>.

--------------------------------

<*> Рассказова Н.Ю. Указ. соч. С. 581.

 

Присоединяясь к высказыванию Н.Ю. Рассказовой о том, что в отношениях банка с третьим лицом, которое вносит денежные средства на счет вкладчика (ст. 841 ГК), невозможно обнаружить какие-либо признаки договора в пользу третьего лица (вкладчика), добавим к этому, что, на наш взгляд, действия третьего лица по внесению денежных средств на счет вкладчика банка вообще не порождают никаких договорных отношений между указанным третьим лицом и банком и должны рассматриваться скорее в качестве фактических действий, приравненных (с юридической точки зрения) к действиям самого вкладчика по договору банковского вклада по увеличению суммы вклада в силу специальной нормы, содержащейся в ст. 841 ГК. Только с этих позиций можно объяснить, почему действия третьего лица, не являющегося стороной в договоре банковского вклада, увеличивают объем обязательства банка, вытекающего из этого договора.

Что касается второй ситуации, предусмотренной ст. 842 ГК (вклады в пользу третьих лиц), то практически все исследователи этого вопроса сходятся во мнении, что в данном случае речь идет об особой (специальной) разновидности договора в пользу третьего лица, специфика которой состоит в том, что выражение третьим лицом своего намерения воспользоваться правами, вытекающими из договора банковского вклада, является основанием к замене стороны (вкладчика) в обязательстве.

Так, Л.Г. Ефимова пишет: "Сделку по внесению средств на имя другого лица, заключенную вносителем средств с банком, следует рассматривать как договор в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ), особенности которого установлены ст. 842 ГК РФ. В результате действий выгодоприобретателя, выражающих его намерение воспользоваться правами вкладчика, происходит перемена лиц в обязательстве: вместо вносителя средств вкладчиком становится третье лицо, в пользу которого этот вклад был внесен. Указанное изменение правоотношения не характерно для договора в пользу третьего лица в чистом виде (ст. 430 ГК РФ)" <*>.

--------------------------------

<*> Ефимова Л.Г. Указ. соч. С. 255 - 256.

 

По мнению Н.Ю. Рассказовой, в силу того что "права вкладчика возникают у лица, на чье имя внесен вклад, с момента предъявления им банку первого требования, до этого момента права стороны по договору могут принадлежать только лицу, внесшему вклад... только в этот момент права вкладчика переходят от одного лица к другому, что означает замену стороны в договоре банковского вклада (ст. 387 ГК)" <*>.

--------------------------------

<*> Рассказова Н.Ю. Указ. соч. С. 582.

 

Несколько осторожнее в своих суждениях Д.А. Медведев. "Не следует рассматривать третье лицо в качестве обычного правопреемника стороны, заключившей для него договор. В данном случае, - подчеркивает он, - речь идет о разновидности договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК) с теми особенностями, которые свойственны депозиту. Третье лицо является бенефициаром, права которого подчинены воле стороны, заключившей договор, до момента предъявления банку требования по вкладу. После совершения указанного требования третье лицо полностью замещает своего благотворителя и становится вкладчиком" <*>.

--------------------------------

<*> Медведев Д.А. Указ. соч. С. 519.

 

То обстоятельство, что при регулировании отношений, связанных с внесением в банк вклада на имя третьего лица, в ст. 842 ГК использована конструкция договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК) с некоторыми особенностями, вытекающими из специфики договора банковского вклада, не вызывает сомнений. Но можно ли говорить как об одной из особенностей договора банковского вклада в пользу третьего лица (по сравнению с общей конструкцией договора в пользу третьего лица, предусмотренной ст. 430 ГК) о том, что с момента выражения третьим лицом, в пользу которого внесен вклад, намерения воспользоваться своим правом вкладчика непременно происходит замена стороны (вкладчика) в обязательстве, расширяя тем самым перечень оснований перехода прав кредитора по обязательству к другому лицу, содержащийся в ст. 387 ГК?

Представляется, что без этого можно обойтись при надлежащем толковании норм ст. ст. 430 и 842 ГК, тем более что ст. 842 не содержит положения о замене стороны в договоре банковского вклада в пользу третьего лица. Речь идет лишь о том, что лицо, заключившее с банком такой договор, может воспользоваться правами вкладчика в отношении внесенных им на счет по вкладу денежных средств лишь до выражения третьим лицом намерения воспользоваться правами вкладчика. С этого момента третье лицо, как указано в п. 1 ст. 842 ГК, приобретает права вкладчика.

Следует обратить внимание на то, что в силу специальных правил, регулирующих договор банковского вклада в пользу третьего лица, вклад изначально вносится в банк на имя определенного третьего лица, которому и открывается депозитный счет. В связи с этим лицо, заключившее договор банковского вклада в пользу третьего лица, выразившего намерение воспользоваться правами вкладчика, но впоследствии отказавшегося от этих прав, не будучи владельцем счета, на который внесен вклад, не сможет воспользоваться правами вкладчика по договору. Это означает, что п. 4 ст. 430 ГК, согласно которому в случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, не подлежит применению к договору банковского вклада в пользу третьего лица в силу его противоречия существу вклада (как указано в п. 3 ст. 842 ГК), а не в связи с заменой стороны в обязательстве.