Глава XVI. ДОГОВОР МОРСКОГО ПОСРЕДНИЧЕСТВА
Договорное право - Договорное право: Договоры о перевозке,..., кн.4

 

 

1. Понятие договора

 

По договору морского посредничества посредник (морской брокер) обязуется от имени и за счет доверителя оказывать посреднические услуги при заключении договоров купли-продажи судов, договоров фрахтования и договоров буксировки судов, а также договоров морского страхования (ст. 240 КТМ).

Морской брокер по поручению доверителя может совершать формальности, связанные с приходом судна в порт, пребыванием судна в порту и выходом его из порта, а также другие действия, которые обычно совершает морской агент в соответствии со ст. 237 КТМ. В таком случае применяются правила о договоре морского агентирования, установленные ст. 232 - 239 КТМ (ст. 242 КТМ).

Договор морского посредничества является новым договором, который появился в российском законодательстве лишь с принятием и введением в действие Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации 1999 г. В российском законодательстве ранее отсутствовало и понятие морского посредника (морского брокера), а правовое положение фрахтового брокера, страхового брокера и других морских посредников определялось исходя из правил о представительстве и договоре поручения. После принятия части второй Гражданского кодекса РФ в этих целях стали использоваться также содержащиеся в нем нормы об агентском договоре.

Как отмечается в юридической литературе, в международной практике брокеры по купле-продаже судов и фрахтовые брокеры нередко рассматриваются в качестве морских агентов наряду с портовыми агентами. Такой подход можно обнаружить, в частности, в документе ЮНКТАД (Конференции Организации Объединенных Наций по торговле и развитию) "Минимальные стандарты для морских агентов" от 7 сентября 1988 г., имеющем рекомендательный характер, в котором морским агентом ("shipping agent") признается любое лицо (физическое или юридическое), занимающееся от имени судовладельца, фрахтователя или оператора судна либо от имени грузовладельца предоставлением услуг в области судоходства, в частности услуг по ведению переговоров и совершению сделок по купле-продаже судов; ведению переговоров по фрахтованию судов и осуществлению контроля за исполнением чартеров; сбору фрахта и арендной платы и ведению связанных с этим финансовых дел; подготовке таможенной и грузовой документации и экспедированию грузов; организации получения и обработки документации и осуществлению всех видов деятельности, требуемых для отправления груза; организации мероприятий, связанных с прибытием и отходом судов; организации получения судном необходимых услуг во время нахождения в порту <*>.

--------------------------------

<*> См.: Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 407.

 

С точки зрения российского законодательства и гражданско-правовой доктрины, а также исходя из определения договора морского посредничества (ст. 240 КТМ) указанный договор по своему предмету и содержанию представляет собой сочетание обязательств, характерных для двух известных гражданско-правовых договоров: договора поручения (связанного с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности) и договора о возмездном оказании услуг.

То обстоятельство, что морской брокер "обязуется от имени и за счет доверителя" заключать определенные гражданско-правовые сделки, безусловно, свидетельствует о том, что мы имеем дело с обязательством по договору поручения. В этом можно убедиться, обратившись к определению договора поручения, согласно которому по этому договору одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия, при этом права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя (п. 1 ст. 971 ГК).

Вместе с тем предмет договора поручения, являющегося воплощением прямого представительства, не может включать в себя каких-либо иных действий поверенного по оказанию посреднических услуг по заключению сделок (кроме собственно заключения сделки). Ведь в соответствии с п. 2 ст. 182 ГК лица, уполномоченные на вступление в переговоры относительно возможных в будущем сделок, не признаются представителями. Следовательно, такого рода посреднические услуги (поиск потенциальных партнеров, ведение с ними переговоров о возможности заключения договора, составление проекта договора и т.п.), хотя они непосредственно связаны с процессом заключения договора, не охватываются предметом договора поручения и представляют собой скорее предмет обязательства по возмездному оказанию услуг.

Если бы договор морского посредничества относился к числу непоименованных договоров (т.е. в КТМ или в ином федеральном законе отсутствовали бы нормы об этом договоре), то указанный договор конструировался бы по модели смешанного договора и к правоотношениям сторон применялись бы в соответствующих частях нормы о договоре поручения и о договоре возмездного оказания услуг (п. 3 ст. 421 ГК). Однако договор морского посредничества в сфере торгового мореплавания признается самостоятельным (следовательно, поименованным) договором, поэтому правила о договоре поручения и договоре о возмездном оказании услуг не подлежат прямому и непосредственному применению к правоотношениям, вытекающим из этого договора. Распространение некоторых правил о договорах поручения и о возмездном оказании услуг на договор морского посредничества возможно лишь при наличии указания об этом в законе или договоре, а также в силу аналогии закона по причине сходства правоотношений при условии их неурегулированности нормами о морском посредничестве, условиями договора и обычаями делового оборота.

Отличительным признаком договора морского посредничества является ограничение его предмета, который составляют действия морского посредника по оказанию доверителю посреднических услуг при заключении лишь определенного круга договоров: купли-продажи судов; фрахтования и буксировки судов; морского страхования. Это означает, что в тех случаях, когда в соответствии с договором морского посредничества морской брокер принимает на себя обязательство по оказанию посреднических услуг при заключении не только названных договоров (или одного из них), но и других сделок, в части указанных сделок правоотношения сторон не подпадают под действие норм о договоре морского посредничества, а должны регулироваться правилами о договоре поручения и договоре возмездного оказания услуг в порядке, предусмотренном для смешанного договора.

Договор морского посредничества является консенсуальным, поскольку вступает в силу с момента заключения соответствующего соглашения сторон, и относится к категории гражданско-правовых договоров об оказании услуг. Не вызывает сомнений также двусторонний, взаимный и возмездный характер данного договора.

Что касается случаев, когда в соответствии с договором морской брокер обязуется по поручению доверителя совершать формальности, связанные с приходом судна в порт, пребыванием судна в порту и выходом судна из порта, а также другие действия, которые обычно совершает морской агент (и в связи с этим к указанным правоотношениям подлежат применению правила о договоре морского агентирования (ст. 242 КТМ)), то представляется, что здесь речь идет не о договоре морского посредничества, а о договоре морского агентирования, единственной особенностью которого является то обстоятельство, что в роли морского агента по этому договору выступает морской брокер.

И еще одна особенность договора морского посредничества, касающаяся правового регулирования вытекающих из него правоотношений. Как и в случае с морским агентированием, все нормы о договоре морского посредничества, предусмотренные ст. 240 - 245 КТМ, целиком и полностью носят диспозитивный характер. Такой вывод следует из ст. 241 КТМ, согласно которой правила, установленные главой XIV КТМ, применяются, если соглашением сторон не установлено иное. Однако согласованный сторонами отказ от применения норм о договоре морского посредничества порождает последствия, существенно отличающиеся от тех, которые влечет неприменение правил о договоре морского агентирования, поскольку в отличие от последнего договор морского посредничества не является видом какого-либо иного договора, урегулированного ГК. Поэтому, если к правоотношениям сторон, вытекающим из договора морского посредничества, по их воле не будут применяться нормы об этом договоре (глава XIV КТМ), указанные правоотношения должны квалифицироваться как смешанный договор, и к ним в соответствующих частях будут подлежать применению правила о договорах, элементы которых имеются в таком смешанном договоре, т.е. нормы о договоре поручения и договоре возмездного оказания услуг (соответственно главы 49 и 39 ГК).

Представляется бесспорной связь договора морского посредничества с нормами о коммерческом представительстве (ст. 184 ГК), которые выполняют роль "вынесенных за скобки" общих правил применительно ко всем представительским договорам, связанным с осуществлением их сторонами (или одной из них) предпринимательской деятельности.

Как известно, коммерческое представительство осуществляется на основании договора, заключенного в письменной форме и содержащего указания на полномочия представителя, а при отсутствии таких указаний - также и доверенности (п. 3 ст. 184 ГК). Договор морского посредничества и является таким договором, на основе которого осуществляется коммерческое представительство.

Существенной особенностью правоотношений, связанных с коммерческим представительством (и одним из основных отличий от обычного представительства), является то, что ГК (п. 2 ст. 184) допускает одновременное коммерческое представительство разных сторон в сделке по их согласию, а также в других случаях, предусмотренных законом. Отмеченное различие обычного и коммерческого представительства М.И. Брагинский объясняет тем, что "не может одно лицо выражать волю двух или более представляемых, у каждого есть собственный интерес, и эти несовпадающие интересы не может выразить одно лицо. Таким образом, в конечном счете суть соответствующих норм ГК состоит в предотвращении возможного конфликта интересов. А потому, если возможность такого конфликта исключается, смысл запрета, о котором идет речь, отпадает. Именно такая ситуация складывается при совершении сделки коммерческим представителем - лицом, которое постоянно и самостоятельно представительствует от имени предпринимателей при заключении ими договоров в сфере предпринимательской деятельности... Коммерческие представители вправе совершать, среди прочего, и такую сделку, в которой они выступают одновременно представителями обеих ее сторон" <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 308 - 309.

 

Помимо общей возможности, вытекающей из п. 2 ст. 184 ГК, для морского брокера, являющегося коммерческим представителем, осуществлять одновременное представительство обеих сторон в сделке, в главе XIV КТМ содержится специальное правило о действиях морского брокера в интересах обеих сторон. Согласно ст. 243 КТМ при заключении договоров морской брокер может представлять обе стороны таких договоров, если стороны уполномочили его. При этом морской брокер обязан сообщать каждой из сторон, что он представляет также другую сторону и при оказании посреднических услуг обязан действовать в интересах обеих сторон.

Правда, последнее правило об обязанности морского брокера при осуществлении одновременного коммерческого представительства действовать в интересах обеих сторон лишено правового смысла, поскольку представитель всегда действует в интересах представляемых (доверителей). В этом смысле здесь более уместна норма, содержащаяся в п. 2 ст. 184 ГК, согласно которой при одновременном коммерческом представительстве разных сторон в сделке коммерческий представитель обязан исполнять данные ему поручения с заботливостью обычного предпринимателя.

В литературе отмечается, что на практике морские брокеры обычно специализируются на определенных сегментах рынка. Как подчеркивает С.П. Кондрашин, при "заключении договоров фрахтования стороны (судовладелец и фрахтователь), как правило, выступают каждый через своего представителя, которых называют соответственно брокером судовладельца и брокером фрахтователя. Иногда фрахтовый брокер имеет широкие полномочия по выработке условий чартера, но чаще всего брокер и его доверитель тесно сотрудничают в ходе переговоров" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации. С. 412.