Глава 4. ПРАВОСОЗНАНИЕ И ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА СУБЪЕКТОВ ИНТЕРНЕТ-ОТНОШЕНИЙ
Авторское право - И.М. Рассолов Право и интернет

 

  1. Правосознание субъектов интернет-отношений
  2. Правовая культура субъектов интернет-отношений
  3. Заключение

 

§ 1. Правосознание субъектов интернет-отношений

Необходимо признать, что проблема правосознания субъектов интернет-отношений в общем-то обозначена в литературе по Интернету и праву. И сводится она в основном к осознанию права как явления, которым пользуются в виртуальной реальности и реальном пространстве провайдеры и пользователи <1>.

 

<1> См. об этом подробнее, например: Коммерческое (торговое) право / Под ред. Ю.Е. Булатецкого. С. 887 - 890.


Такую постановку этой важной и актуальной проблемы для интернет-права мы приветствуем и считаем, что ее нужно взять на вооружение и развивать не только с точки зрения какого-то одного направления Интернета (оказание информационных услуг, электронная коммерция, борьба с правонарушителями в виртуальном пространстве и др.), но и с общих позиций, прежде всего с позиции теории права и информационного права.

Сравнительный анализ российского и зарубежного законодательства показал, что понятие права и правосознание в сфере Интернета тесно связаны и взаимодействуют, например составляющие интернет-права правила поведения субъектов (участников) интернет-отношений, когда нормы права так или иначе регулируют сознательную деятельность в виртуальном пространстве разработчиков сетей, специалистов, производящих исходную информацию, провайдеров, потребителей данных и др. При этом данные нормы предписывают либо запрещают указанным субъектам совершать определенные операции, сделки, действия, например ст. 8 Типового закона ЮНСИТРАЛ об электронных подписях (2001 г.).

В этом смысле нормы интернет-права реализуются в сетях, в виртуальном пространстве. И эти нормы считаются результативными лишь тогда, когда реализуются в практике работы Интернета и преломляются в сознании субъектов интернет-отношений, осознаются ими. При этом, как показывает проведенный нами в конце 2002 г. опрос 500 потребителей услуг Интернета из Москвы, Санкт-Петербурга и Минска по содержанию Конвенции о киберпреступности, отношение этих субъектов (потребителей) к положениям Конвенции различно <1>. Так, около 5% впервые слышат о Конвенции (из всех опрошенных); она воспринимается ими как должное - это показали 80,6% опрошенных из Москвы и Минска. Конвенция трактуется как правильный документ - это показали 3,3% москвичей и примерно столько же минчан; наоборот, Конвенцию оценили как слабый, неточный документ, требующий переработки, - 6% опрошенных в Санкт-Петербурге. Конвенция рассматривается как чуждый документ - это мнение остальных минчан, которые требуют усиления ответственности за совершение преступлений в Интернете. Большой разброс мнений свидетельствует о различных уровнях правосознания опрошенных потребителей соответствующей информации.

 

<1> Социологические исследования с участием диссертанта проводились в научно-исследовательской части Российской правовой академии Министерства юстиции РФ с 2002 по 2003 г. Места проведения опроса - Москва, Санкт-Петербург, Минск. Исследуемая совокупность: экономически активные россияне и белорусы старше 18 лет, пользователи сети Интернет. Выборки: 500 респондентов. Вопрос: "Необходимо ли, по Вашему мнению, ратифицировать Конвенцию по борьбе с киберпреступностью?"


Однако, как видно из анализа, так или иначе нормы права (особенно касающиеся электронных сделок) остро воспринимаются сознанием субъектов интернет-отношений, которые связывают с ними свои суждения и оценки о правомерности либо неправомерности тех или иных действий в Интернете, о своих правах и обязанностях как пользователей информации, о том, что является важным в праве, а что - второстепенным, и в конечном счете что есть право и Интернет как явления. Совокупность всех этих воззрений субъектов интернет-отношений (разработчиков, провайдеров, потребителей и др.), т.е. убеждений касательно правомерности и неправомерности поступков людей (и собственных тоже) в Интернете, их прав и обязанностей, а также справедливости или несправедливости тех или иных законов, хартий, конвенций и иных документов, и называется правосознанием в рассматриваемой области.

Как мы видим, возникновение и развитие интернет-права, как и права вообще, - это достаточно сложный процесс. С одной стороны, интернет-право не возникло на пустом месте. Оно связано с обществом, уровнем его развития, совершенствованием технологии Интернета, непосредственно самого права и его отраслей. Исходя из этого, интернет-право как комплексный межотраслевой институт регулирует соответствующие отношения в цифровой среде. С другой стороны, оно относится к области информационной политики, идеологии и связано с общепризнанными в обществе идеями, убеждениями и представлениями об Интернете и праве. В этом смысле нет и не может быть Интернета и права без правосознания указанных субъектов (участников интернет-отношений).

Будучи неразрывно соединено с интернет-правом, правосознание субъектов (как осознание ими указанных норм права) не менее тесно связано с моралью или нравственностью. Ведь оценка субъектами интернет-отношений тех или иных норм права, их частей (скажем, положений Закона "Об электронной цифровой подписи") в значительной степени является и оценкой моральной (нравственной). Можно сделать вывод, что правосознание субъектов интернет-отношений переплетается здесь с моралью (нравственностью) настолько тесно, что между ними порой трудно провести строгую границу, так как правовые и нравственные воззрения и убеждения указанных субъектов составляют часть общих информационных взглядов общества. Но далеко не все, как показывает анализ, нравственные воззрения субъектов интернет-отношений имеют правовой характер и относятся к их правосознанию (скажем, их понимание добросовестного провайдера, пользователя). Правосознание названных субъектов представляет собой совокупность лишь тех воззрений, в которых выражаются их отношения к действующему интернет-праву (национальному и зарубежному), оценка этого права.

Рассматриваемое правосознание является рычагом воздействия на поведение субъектов интернет-отношений, и между правосознанием и интернет-правом (как институтом) существует тесная связь. Эта связь, как показывает анализ, выражается в следующем.

 

 

  1. Правосознание   субъектов   интернет-отношений  зачастую  является   средством укрепления интернет-права.  Рост уровня знания субъектами норм права,  повышение уровня их правовой культуры в Интернете влияют на укрепление в обществе уважения к законам  вообще  и  в частности  к тем законам  и иным  актам,  которые  регулируют отношения в Интернете в сфере виртуального пространства.
  2. Правосознание  указанных  субъектов  является  фактором  правообразования  в области Интернета, т.е. фактором разработки новых законов и иных актов в исследуемой сфере.  Субъекты интернет-отношений,  соблюдающие  правовые  правила поведения  в виртуальном   пространстве,   выдвигают  ряд  требований   к  праву,   которые   получают реализацию   в   виде   принятия   новых   актов,   отмены   или   изменения   старых,   не соответствующих стандартам общемировой информатизации, компьютеризации и защиты информации.    Например,    по    требованию    Комитета    Государственной    Думы    по информационной политике 21 октября 2000 г. проект Федерального закона "О праве на информацию"    возвращен   как   недоработанный   к   процедуре   первого   чтения.   По инициативе    ряда    министров    Правительство    РФ    внесло    16    апреля    2001    г.    в Государственную Думу на рассмотрение проект Федерального закона "Об электронном документе", принятия которого давно ждут все участники Интернета.
  3. Правосознание субъектов интернет-отношений является серьезным фактором правильного применения норм права в виртуальном пространстве. Например, в интернет-отношениях важно правосознание именно представителей государственных органов и их руководителей. "Роль государственных органов здесь заключается в том, чтобы регулировать эти правоотношения в направлениях, строго обозначенных международной практикой и национальным законодательством" <1>. Не менее важно здесь и правосознание судей. Они, рассматривая интернет-споры между субъектами, обеспечивают правильное уяснение этими субъектами смысла соответствующих норм права, жизненное и справедливое их применение в Интернете.

 

<1> Коммерческое (торговое) право / Под ред. Ю.Е. Булатецкого. С. 888.


4. Правосознание указанных выше субъектов, в свою очередь, испытывает на себе влияние со стороны норм права. Известно, например, какое огромное воспитательное влияние в этом отношении на субъектов оказывают сегодня Будапештская конвенция о киберпреступности и Окинавская хартия глобального информационного общества, помогая работе в сетях.

Эти акты укрепляют в сознании субъектов интернет-отношений представления о законе в виртуальном пространстве, о равноправии сторон, о справедливости разрешения интернет-споров, о важности развития информационных технологий в современном мире.

Правосознание субъектов интернет-отношений есть также набор идей и взглядов о том, каким должно быть право виртуального пространства с точки зрения его справедливости, целесообразности, эффективности в утверждении ценностей, признанных в тех или иных государствах, и складывающихся на их основе оценок и чувств. Иными словами, правосознание субъектов интернет-отношений здесь предполагает не только знание ими права, но и определенное к нему отношение. В нем отражается одобрительное или негативное отношение к существующему интернет-праву.

Исходя из приведенных выше определений, правосознание субъектов интернет-отношений можно охарактеризовать следующим образом.

 

 

  1. Рассматриваемый вид правосознания выступает одной из форм общественного и правового сознания.
  2. Это правосознание имеет свою логическую структуру и состоит из идей, теорий, чувств, настроений, эмоций субъектов интернет-отношений.
  3. Его    носителями   являются    разнообразные    субъекты    интернет-права    (как индивидуальные, так и групповые).
  4. Оно   выступает   внутренним   каналом   воздействия   на   поведение   людей   и ориентирует   должным   образом   субъекты   интернет-отношений   в   соответствующих ситуациях в виртуальном пространстве.

 

Структура правосознания субъектов интернет-отношений. Под структурой понимается внутреннее строение правосознания данных субъектов, взаимодействие его основных элементов и частей (а также связей), обеспечивающих его целостность. Если говорить о структуре правосознания субъектов интернет-отношений в целом, то она весьма неоднородна. Исходя из общих посылок теории права, здесь можно выделить правовую идеологию и правовую психологию.

Правовая идеология представляет собой совокупность идей, теорий, концепций, в которых выражается отношение субъектов интернет-отношений к праву. Это представления о том, как должно быть построено объективное право виртуального пространства с точки зрения определенной системы ценностей (скажем, российской или американской). Пласт правовой идеологии представляет собой систему устоявшихся правовых взглядов и точек зрения данных субъектов, базирующихся на определенных теоретических и научных познаниях.

Правовая идеология, кроме знания о праве, включает осознанное к нему отношение субъектов, выраженное либо в его одобрении, либо критике. В нормах интернет-права закрепляются универсальные общечеловеческие ценности: право на свободу труда, свободу слова и передвижения, информацию и т.д. На базе именно этих ценностей и формируются основополагающие идеи правосознания субъектов интернет-отношений.

Среди подобных идей, закрепляемых в правовой идеологии, можно выделить, например, идеи о правовом и информационном обществе и государстве, идеи защиты информации, идеи о недопустимости противопоставления законности, справедливости и целесообразности действий субъектов интернет-отношений по отношению друг к другу и др. Основные положения правовой идеологии находят закрепление в законах и иных правовых актах. Данные положения характеризуются известной стабильностью, так как для них установлен особый порядок изменения.

Правовая психология субъектов интернет-отношений в отличие от правовой идеологии проявляется в виде настроений и эмоций в виртуальном пространстве, в которых отражается отношение лиц как к действующему, так и к желаемому праву (например, в неприятии беззакония при заключении электронных сделок, в чувстве справедливости к своему контрагенту, в чувстве страха перед уголовным наказанием за мошенничество в Интернете и т.п.).

Правовые эмоции субъектов интернет-отношений формируются на основе определенных правовых оценок. Это означает, что если, скажем, та или иная норма интернет-права оценивается субъектами как справедливая и эффективная, то у них возникают положительные эмоции - удовлетворение, радость и т.д. Если же норма права заслуживает у них негативной оценки, то, напротив, возникают противоположные эмоции: досада, беспокойство, огорчение, неприятие и т.д. Итак, существование правовой психологии субъектов интернет-отношений связано с присущей человеческой психике способностью эмоционально реагировать на внешние явления.

Правовая психология характеризуется наличием более или менее стойких компонентов. Например, устойчивым является отрицательное отношение субъектов к компьютерным правонарушениям, связанным с вмешательством в частную жизнь граждан (пользователей). Активной и подвижной частью правовой психологии субъектов выступают их настроения, они всегда изменчивы - настроениями можно руководить, поскольку они поддаются идеологическому воздействию.

Правовые эмоции в значительной мере формируются под влиянием общения с другими людьми - субъектами интернет-отношений. Вступая в постоянные отношения через Интернет с той или иной социальной группой, совершенно очевидно, что субъект начинает думать и чувствовать несколько иначе, нежели бы это было вне связи с этой группой. Это легко доказать, исследуя отношения пользователей Интернета на веб-форумах, в чатах.

Две структурные части анализируемого вида правосознания (правовая психология и правовая идеология) оказывают друг на друга существенное влияние. Так, состояние здоровья и уровень профессиональных навыков субъекта интернет-отношений влияют на то, в какой мере он способен воздействовать на свои эмоции и чувства. Без эмоций и переживаний также не может протекать активная деятельность в виртуальном пространстве, в Интернете. Здесь огромное значение играет и мотивация. Правовая психология субъекта интернет-отношений во многом предопределяет выдвигаемые им теоретические установки и идеи.

Функции правосознания в области Интернета. Правосознание как одна из форм общественного сознания выполняет здесь ряд функций, которые носят общесоциальную, регулятивно-информационную направленность. Какие же это функции?

 

 

  1. Прежде всего это чисто регулятивная функция, заключающаяся в том, что правосознание способно выступать регулятором интернет-отношений, быть внутренним каналом воздействия через мотивацию, эмоции и сознание непосредственно на поведение субъектов, а также на интернет-отношения.
  2. Информационно-коммуникативная  функция,   которая  заключается  в  том,   что правосознание   является   базой  для   социального   взаимодействия   между   субъектами, обмена   правовой   и   иной   информацией,   поддержания   связей   и   контактов   между субъектами интернет-отношений.
  3. Познавательная  функция  правосознания  состоит  в  возможности  накопления, систематизации    и    обработки    социально-правовой    информации    о    существующем виртуальном пространстве, а также его последующего осмысления и анализа.
  4. Оценочная функция заключается в возможности оценки как системы интернет-права,   являющегося  комплексным   институтом  и  действующего  в  данное  время   на определенной территории, так и поведения разнообразных субъектов интернет-отношений с точки зрения правовой идеологии и психологии.
  5. Прогностическая функция служит для обобщения и прогнозирования информации о настоящем и будущем развитии Интернета и права. В этом смысле правосознание - это отношение не только к уже существующим, но и к будущим или желаемым идеям интернет-права.

 

Виды правосознания. По своему субъективному составу или носителям здесь различают индивидуальное, групповое и массовое правосознание.

Индивидуальное правосознание формируется у каждого субъекта интернет-отношений самостоятельно. Как член общества он так или иначе включается в разнообразные правовые отношения. Можно выделить многочисленные каналы формирования индивидуального правосознания того или иного субъекта. Ими выступают разнообразные носители информации: законы, хартии, периодические издания, книги, рассказы, поучительные истории и т.п.

Индивидуальное и групповое правосознание взаимозависимы друг от друга и тесно переплетены. Групповое правосознание связано с восприятием правовой действительности отдельных групп субъектов интернет-отношений, слоев общества, профессиональных сообществ Интернета. Такие взгляды и представления об интернет-праве и законности отдельных групп субъектов часто не совпадают. Так, например, правосознание субъектов интернет-отношений - студентов может существенно отличаться от правосознания иных субъектов, скажем, сотрудников МВД России, работающих в Интернете.

Массовое правосознание формируется в процессе осуществления непосредственных и представительных форм обмена информацией в Интернете, различных голосований по каким-то вопросам, протестов и т.д.

Среди видов правосознания можно выделить следующие: обыденное, профессиональное и научное.

Обыденное правосознание представляет собой отношение субъектов интернет-отношений к праву, его оценки на уровне устоявшихся стереотипов, слухов, штампов в виртуальном пространстве. Оно не требует наличия специальных знаний и юридического образования.

Профессиональный уровень - это иной более высокий уровень правосознания. Его носителями выступают прежде всего юристы, практики, а также государственные служащие и должностные лица, работающие в сети Интернет и решающие конкретные правовые задачи (судьи, прокуроры, следователи, нотариусы и т.д.). Разумеется, их представления об эффективности и недостатках правового регулирования интернет-отношений существенно отличаются от представлений обывателей.

Научное правосознание связано с глубоким теоретическим изучением состояния существующей системы взаимоотношений Интернета и права, анализом тенденций их последующего развития и возможных изменений в правовой сфере. В научном правосознании преобладает научно-информационный пласт, который включает в себя как общетеоретические знания, так и знания отраслевых юридических наук (и, прежде всего, международного частного права, информационного права).

По своей направленности правосознание субъектов интернет-отношений может быть адекватным, перспективным (т.е. обращенным в будущее), а также ретроспективным (т.е. обращенным в прошлое). В понимании этими субъектами права может преобладать как сознательный, так и бессознательный элемент. Анализ подтверждает, что все формы правосознания находятся в тесной взаимосвязи, дополняют и конкретизируют друг друга, но в то же время имеют присущие только им характерные особенности.

Деформации правосознания. Если говорить о деформациях правосознания субъектов интернет-отношений, то они представляют собой существенные его искажения этими субъектами, влекущие, как правило, определенные негативные последствия. Среди видов деформации правосознания здесь можно выделить: правовой нигилизм, правовой инфантилизм, правовой фетишизм и "перерожденное" сознание.

Правовой нигилизм представляет собой особый вид деформации правосознания субъектов, характеризующийся пренебрежительным и отрицательным их отношением к праву, его социальной ценности. Это может находить свое выражение в прямых умышленных нарушениях нормативных правовых актов в Сети, а также в таких нарушениях основных прав и свобод человека и гражданина в Интернете, как право на свободу слова, информацию, право на труд, свободу передвижения, защиту чести и достоинства, охрану частной жизни и т.д.

Правовой нигилизм может проявляться в скептическом отношении субъектов интернет-отношений к праву. Причем такое отношение может как носить ярко выраженные черты, так и облекаться в завуалированные формы. Так, согласно данным социологического опроса, около 20,2% из 500 опрошенных москвичей с пренебрежением относятся к разрабатываемым новым актам для Интернета, открыто игнорируют в Сети права своих партнеров.

Правовой инфантилизм - это отсутствие или недостаточность правовых знаний у субъектов рассматриваемых отношений при наличии у них излишней уверенности в достаточности таких знаний или самоуверенности в своей хорошей юридической подготовке при заключении электронных сделок, оказании финансовых услуг в Интернете и др. Такая форма деформации правосознания во многом является следствием отсутствия должной юридической подготовки и необходимого материального и иного обеспечения. Так, около 6,1% из 500 опрошенных москвичей плохо знают свои права и обязанности в сфере интернет-услуг, однако не все сознаются в этом.

Под правовым фетишизмом понимается такая форма искажения правосознания субъектов, которая заключается в чрезмерном преувеличении роли юридических средств в процессе решения возникающих задач в Интернете. Интернет-право и юридическая техника рассматриваются в этом случае как панацея от всех бед в Интернете и универсальное средство решения стоящих перед субъектами интернет-отношений проблем. Так, на это указали некоторые опрошенные работники органов московской милиции (40 из 500), которые пользуются компьютерами и Интернетом.

Однако самой опасной деформацией правосознания субъектов является его перерождение в преступную форму, когда имеется преступный умысел субъекта интернет-отношения, который уже не в состоянии не совершать то или иное правонарушение. Столь крайняя форма деформации, как показало исследование, выступает сегодня антиподом законности в исследуемой области и порождает немало преступных проявлений в сфере Интернета. Так, при анализе деятельности 500 пользователей Интернета из Москвы и Санкт-Петербурга выявлено, что в этих городах почти ежедневно пользователи Сети совершают умышленные хищения информации, действия, нарушающие авторские и смежные права, мошенничества и обманы (23,3%). Некоторые угрожают партнерам расправой - избиением (7,0%). В связи с этим остро встает задача разработки методических рекомендаций по предупреждению и искоренению этих   негативных   проявлений   и   повышения   уровня   правосознания   всех   субъектов отношений, работающих в Интернете.

На наш взгляд, полезно было бы создать при Министерстве связи и массовых коммуникаций РФ (при участии Министерства юстиции РФ) совещательный орган наблюдения за поведением в Сети субъектов интернет-отношений - Комитет по оказанию онлайн-услуг и предупреждению правонарушений, возложив на него совокупность следующих функций: наблюдение за деятельностью указанных субъектов; анализ и оценка среды, в которой они работают; рассмотрение споров между субъектами (и в отношении спорных сайтов); осуществление необходимых примирительных процедур в связи с последними; организация учебы субъектов интернет-отношений в области права и правового воспитания; предупреждение хищений информации, мошенничеств, обманов в сетях. Совещательный орган подобного свойства мог быть сформирован и в недрах Общественной палаты РФ <1>.

 

<1> Такое мнение неоднократно высказывалось автором в СМИ. См., например: http://www.svoboda.org/programs/HR/2006/HR.010306.asp.


Наряду с этим необходимо повысить эффективность системы контроля за тем, что делается в Интернете, т.е. организовать наблюдение всех заинтересованных государственных органов и участников за поведением субъектов, организаций и учреждений в сетях. Нужно способствовать дальнейшему развитию самоконтроля участников интернет-отношений на всех уровнях.

Эти и другие меры будут способствовать повышению уровня правосознания субъектов (участников) интернет-отношений.