ГЛАВА 4. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ АДВОКАТУРЫ И ЕЕ РОЛЬ В СТАНОВЛЕНИИ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА И УКРЕПЛЕНИИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ
Адвокатура - М.Б. Смоленский Адвокатская деятельность


4.1. Правовое государство и гражданское общество

В центре дискуссий о правовом государстве стоит воп­рос о гражданском обществе и его связи с государством. Гражданское общество и правовое государство возникли и развивались как реакция против идеала средневековой теократии, как результат раздвоения общественного и частного, общества и государства, права и морали, свет­ского и религиозного и т.д. Религия, мораль, наука, ис­кусство начинают существовать в полном объеме и ис­тинном качестве, лишь отказавшись от политического характера своей деятельности. Все это способствовало изгнанию из политической сферы (публичного права) в сферу частных интересов (частного права) религии, на­уки, литературы, искусства, всего комплекса институтов и организаций, призванных осуществлять социокультур­ное и духовное развитие общества. Это та сфера, где вред­ны классовый подход, идеологизация, политизация, го­сударственное вмешательство и тем более огосударствле­ние.

Гражданское общество в современном его понимании представляет собой необходимый и рациональный способ сосуществования людей, основанный на разуме, свободе, праве и демократии при разумно необходимом вмеша­тельстве   государства.

Еще Кант ввел понятие моральная автономия, со­гласно которому о правовом порядке можно говорить лишь там, где признается, что общество независимо от госу­дарства располагает средствами и санкциями, с помощью которых оно может заставить отдельного индивида со­блюдать общепринятые нравственные нормы. Именно институты гражданского общества (семья, школа, цер­ковь, добровольные организации и союзы) способны иг­рать подобную роль. Такая функция, в сущности, чужда государству, и оно прибегает к ее выполнению лишь в случае, если институты гражданского общества демонст­рируют свою неспособность к этому. Если институты граж­данского общества оказываются неспособными обеспечить правопорядок в указанном выше кантовском смысле, эту роль берет на себя государство,  его правоохранительные органы, что в последующем может вести к подмене безо­пасности гражданского общества безопасностью государ­ства. Однако данные понятия не совпадают: в определен­ном смысле они противоположны.

Безопасность государства можно охарактеризовать та­кими параметрами, как поддержание конституционных отношений, укрепление государственной власти, эконо­мическое могущество, законность, территориальная це­лостность и нерушимость границ. Они предопределяют политическую стабильность как интегральный параметр безопасности.

Особым фактором безопасности выступает верховен­ство права. Этот фактор многими рассматривается как краеугольный принцип правового государства и включа­ет в себя две составляющие: верховенство закона и соот­ветствие закона праву. Эти составляющие, простые на первый взгляд, несут в себе огромную смысловую нагруз­ку. В чем она выражается? Во-первых, государственные служащие должны руководствоваться в своей деятельно­сти только законом, и этот закон должен быть понятен населению, приниматься народными избранниками (пар­ламентом) и соблюдаться самим населением (или хотя бы существенным большинством). Важную роль при этом иг­рает процедура принятия закона. Закон должен быть принят, как мы уже указали выше, представительным органом, должен быть опубликован средством массовой информации, ясно и доходчиво сформулирован. Закон — самый стабильный документ в государстве (в отличие от указов или постановлений), т.к. его принятие или отме­на осуществляются в установленном порядке на основе голосования парламентариев.

Второе положение принципа верховенства права — со­ответствие закона праву — наиболее сложная часть воп­роса, т.к. необходимо не только составить законы, но и добиться, чтобы им соответствовал уровень правовой куль­туры населения, что для России особенно актуально.

Правовой нигилизм, бурно развившийся в России в конце XIX — начале XX в., продолжает углубляться, и эта тенденция еще не преодолена, что порождает неста­бильность общественного развития.

В то же время политическую стабильность в правовом государстве нужно рассматривать исключительно как меру устойчивости национального развития за счет граждан­ской активности, генерируемой внутренними силами об­щества.  Безопасностью государства не покрываются все жизненно важные условия существования гражданского общества, что характерно именно для тоталитарного го­сударства, где вопрос о безопасности гражданского обще­ства вообще не возникает. Государственная власть здесь едина и неделима; осуществляется всем государственным аппаратом. На основе единой государственной власти функ­ционируют разные группы органов государства, которые могут подразделяться и на три, и на четыре, и на пять, и на шесть групп. Такой подход создает декорацию нор­мального функционирования органов государства, мешая разобраться в существе государственной власти и выяс­нить вопрос, в чьих руках находится реальная власть: в руках представительных органов или партийно-государ­ственной бюрократии.

Подобная концепция была характерна для обеспече­ния безопасности в тоталитарном государстве, которое сводилось к деятельности по охране правопорядка от на­рушений, обеспечению соответствия поведения людей пра­вовым предписаниям, установленным государством, так же как применительно к государственной власти не воз­никла проблема разделения безопасности на безопасность государства и безопасность гражданского общества. Все сводилось к «прозаическому деловому разделению труда» по осуществлению правоохранительной деятельности меж­ду различными государственными органами, что и было закреплено соответствующим законодательством. В итоге такая концепция безопасности строилась на силовых пред­ставлениях о способах решения внутренних и внешних проблем, а не на гармонизации интересов; охрана право­порядка нацеливалась на репрессию, что было особенно заметно в хозяйственных вопросах. В связи с этим оче­видно, что определение роли правоохранительных орга­нов в системе рыночной экономики — важнейший вопрос реформы концепции безопасности как государства, так и гражданского общества, которое без государства не смо­жет реально существовать.

Эту роль необходимо закрепить одним из важных прин­ципов правового государства — принципом разделения властей. В идеале государственная власть делится на ис­полнительную, законодательную и судебную. Поэтому очень важной проблемой является четкое определение границ деятельности государственной власти и действую­щего механизма определения ее полномочий, определе­ния образа действий в кризисных ситуациях и в сфере нормотворчества.

Особое внимание на это обратил А. Бланкенагель, под­черкнув в своей работе важность определения границ за­конодательной власти и границ нормотворчества власти исполнительной1. Россия долгое время жила, используя в качестве основной нормативную базу, основанную на указах Президента и постановлениях Правительства. На­метившаяся тенденция усиления роли законов, основан­ная на базовом законе страны — Конституции РФ 1993 г., оказывает благотворное влияние на стабильность по­литической ситуации в стране, что, несомненно, приве­дет к экономическому росту, т.к. экономика развивается только при политической стабильности, а это способствует безопасности государства, построению основ гражданско­го общества и правового государства.

Таким образом, можно сделать вывод, что правовое государство — это государство, подчиненное праву, а пра­во находится под контролем гражданского общества.