Глава 6. ДЕЛА О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ 1. ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ - Страница 3 PDF Печать
Гражданское право - Настольная книга судьи по гражданским делам
Кассационной инстанцией решение суда было изменено в части взыскания неустойки. Постановлением президиума областного суда были отменены судебные решения в части удовлетворения иска гр. Б и вынесено новое решение - об отказе в иске.

Это Постановление президиума было отменено в порядке надзора Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, решения суда первой и кассационной инстанций оставлены в силе по следующим основаниям.

Отменяя решения суда первой и кассационной инстанций, президиум областного суда сослался на то, что вывод о непредоставлении ответчиком при заключении договора необходимой и достоверной информации об услуге является неправильным, так как в соответствии с п. 1 ст. 10 Закона о защите прав потребителей исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю такую информацию об услугах, которая обеспечивала бы возможность их правильного выбора, а в соответствии с п. 2 ст. 10 этого же Закона исполнитель обязан предоставить потребителю сведения об основных потребительских свойствах услуги. Такая информация, по мнению президиума, потребителю была предоставлена. К тому же из содержания договора видно, что ответчик обязался предоставить услуги сотовой связи в соответствии с выбранным клиентом набором услуг в зоне действия своих базовых станций. Зона действия определяется инструкцией на радиотелефон, которая истице была предоставлена. Учитывая эти обстоятельства, президиум областного суда счел, что истица была проинформирована об ограничениях предоставляемой услуги.

Данные выводы сделаны президиумом в нарушение своих полномочий, в соответствии с которыми суд надзорной инстанции вправе отменить либо изменить постановление суда первой и кассационной инстанций и принять новое судебное постановление, не передавая дело для нового рассмотрения, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права. Полагая подлежащими применению к разрешению возникшего спора положения п. 1, 2 ст. 10 Закона, президиум областного суда дал иную оценку собранным по делу доказательствам, сделав вывод о соблюдении ответчиком при заключении договора обязанности по предоставлению информации об услуге.

Суд первой инстанции установил обстоятельства, имеющие значение для дела, на основе оценки представленных сторонами доказательств и пришел к выводу о том, что при заключении сторонами договора о предоставлении услуг сотовой связи ответчиком в нарушение ст. 8 Закона в наглядной и доступной форме необходимая и достоверная информация об особенностях предоставляемой услуги, в частности диапазоне и границах сотовой связи, не была предоставлена.

В подтверждение своего вывода суд сослался на объяснения истицы, отрицающей предоставление такой информации, объяснения ответчика о том, что пределы достижения телефонной связи по договору ограничены расположением базовых станций. Однако информация о перечне и расположении базовых станций потребителю не была предоставлена. Поскольку при заключении договора услуги сотовой связи потребитель имеет право выбора с учетом особенностей предоставляемой услуги, исполнитель обязан в доступной форме в соответствии со ст. 8, 10 указанного Закона информировать о ее особенностях.

При таких данных суд первой инстанции исходя из установленных им обстоятельств заключения договора услуги пришел к правильному выводу о том, что необходимая и достоверная информация об услуге сотовой связи не была предоставлена, и удовлетворил требования потребителя.

В соответствии с п. 4 ст. 28 Закона о защите прав потребителей при расторжении договора об оказании услуги, если исполнитель не приступил к устранению условий, сделавших потребление услуги невозможным, исполнитель не вправе требовать возмещения своих затрат (Федеральным законом от 21 декабря 2004 г. N 171-ФЗ слова "При расторжении договора" заменены словами "При отказе от исполнения договора"). Поэтому во встречном иске ЗАО "Ульяновская сотовая связь" судом правильно было отказано.

Важной гарантией защиты прав потребителей является положение о том, что недействительны условия договора, ущемляющие права потребителей (ст. 16 Закона). Отступления от требований Закона, ограничивающие права потребителей, снижающие гарантии их защиты, ничтожны.

При рассмотрении дел с применением законодательства о защите прав потребителей судам очень важно для правильного разрешения спора проанализировать природу заключенного между потребителем и продавцом (изготовителем, исполнителем) договора.

В судебной практике немало случаев, когда название договора, заключенного между сторонами, не соответствовало его содержанию, а суды при разрешении спора исходили только из названия договора, не вникая в его существо, ошибочно полагая, что законодательство о защите прав потребителей неприменимо. В некоторых случаях имеет место, когда суды при разрешении спора по существу не указывают, какой вид договора заключен между сторонами.

Так, решением Измайловского районного суда г. Москвы, оставленным без изменения кассационной и надзорной инстанциями Московского городского суда, гр. Т. было отказано в применении Закона о защите прав потребителей при разрешении его иска к ООО "МПКК "Васи" о взыскании денежных средств, неустойки и компенсации морального вреда.

Т. обратился с таким иском, указывая на то, что ответчик не выполнил своего обязательства по договору долевого участия в строительстве жилого дома, квартиру не передал, добровольно возвратить деньги отказался. Согласно условиям договора о совместном строительстве дома ответчик обязался выделить истцу в счет его доли после ввода дома в эксплуатацию трехкомнатную квартиру с местом стоянки в подземном гараже, а истец - внести определенную сумму в счет своей доли, оказывать ответчику техническую и другую помощь в осуществлении строительства, а также уплатить штраф в размере 1% от суммы платежа за каждый день просрочки, но не более 5%.

ООО "МПКК "Васи" предъявило встречный иск о расторжении договора, взыскании штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств, указав, что Т. необоснованно прекратил финансирование строительства.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что возникшие между сторонами правоотношения не регулируются положениями Закона о защите прав потребителей, поскольку Т. являлся единственным физическим лицом, с которым заключен договор на участие в строительстве, остальными участниками строительства являются юридические лица; договор предусматривает право Т. в счет своей доли оказывать ООО техническую и другую помощь, а также штрафные санкции за просрочку внесения денежных средств.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ судебные постановления по делу были отменены и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Полагая, что законодательство о защите прав потребителей неприменимо к возникшим правоотношениям, суд не привел в решении суждений о том, к какому виду относится договор между ООО "МПКК "Васи" и Т., поэтому невозможно проверить доводы истца о возможности применения Закона о защите прав потребителей и возражения ответчика о том, что оспариваемый договор не подпадает под действие этого Закона. Суд не проанализировал природу заключенного между сторонами договора, хотя это имеет важное значение для правильного определения последствий ненадлежащего исполнения договора и применения к виновным ответственности.

Суды в некоторых случаях ошибочно квалифицировали как договор простого товарищества договоры, заключаемые гражданами с организациями, на строительство квартиры в многоэтажном доме, и при разрешении дела не применяли положения Закона о защите прав потребителей. При этом, как правило, они исходили из названия договора, не проанализировав его сущность.

Согласно ст. 1041 ГК РФ по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.

Отличительными особенностями данного договора являются осуществление всеми участниками заключенного договора совместной деятельности, соединение своих вкладов, наличие для всех общей цели - извлечение прибыли или иной не противоречащей закону цели, достигаемой посредством ведения совместной деятельности. В договоре на строительство квартиры между гражданином и хозяйствующим субъектом цели деятельности различны. Для гражданина цель заключения договора - приобретение квартиры, а для его контрагента - получение денежных сумм в счет оплаты передаваемой гражданину квартиры и получение прибыли по завершении строительства и реализации квартир.

Участниками договора простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только физические лица - индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. Участие физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, в таких отношениях не допускается. Организации заключают договоры, называемые договорами о совместной деятельности, с гражданами путем заключения с каждым отдельным гражданином самостоятельного двустороннего договора. Между тем заключение двусторонних договоров с каждым участником на строительство конкретной квартиры не соответствует сущности совместной деятельности товарищей.

При таком положении отсутствовали основания полагать, что договор, именуемый договором о совместной деятельности, заключенный с гражданином, который вносит денежные средства с целью приобретения квартиры для проживания, является таковым и не подпадает под действие законодательства о защите прав потребителей.

В Бюллетене Верховного Суда РФ N 2 за 2003 г. опубликовано Обобщение судебной практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами-потребителями и организациями, привлекающими денежные средства для строительства многоквартирных домов, в котором даны ответы на многие вопросы при разрешении дел этой категории.

Согласно п. 9 ст. 4 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" <1> к отношениям, вытекающим из договора, заключенного гражданином - участником долевого строительства исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей в части, не урегулированной настоящим Федеральным законом. Действие этого Федерального закона распространяется на отношения, связанные с привлечением денежных средств участников долевого строительства (создания) многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости, разрешения на строительство которых получены после вступления его в силу.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 40.

 

При рассмотрении споров, связанных с применением законодательства о защите прав потребителей, суды иногда ошибочно применяют к договорам подряда положения главы II "Защита прав потребителей при продаже товаров потребителю", а к договорам купли-продажи товаров - главы III "Защита прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг)" Закона о защите прав потребителей.

Так, по одному из дел суд удовлетворил требования Б. к МП "Строитель" о расторжении договора подряда на строительство жилого дома в связи с тем, что ответчик возвел жилой дом с существенным нарушением строительных норм и правил, взыскал в пользу истицы внесенные ею суммы, проценты в размере ставки рефинансирования банка за пользование чужими денежными средствами и компенсацию за моральный вред, а также признал за истицей право на получение пени за 371 день просрочки возврата внесенных по договору подряда сумм начиная со дня предъявления заказчиком требования о расторжении договора. При этом суд руководствовался ст. 23 Закона о защите прав потребителей.

Отменяя судебные решения в части взыскания пени, надзорная инстанция указала на то, что названная норма права ошибочно применена судом, поскольку расположена в главе II названного Закона, регулирующей защиту прав потребителей при продаже товаров потребителям, и устанавливает ответственность продавца (изготовителя) за просрочку выполнения требований потребителя, которому продан товар ненадлежащего качества. В данном случае между сторонами заключен договор подряда, сроки удовлетворения требований потребителя, последствия их нарушения и ответственность исполнителя по такому виду договора установлены главой III названного Закона, содержащей нормы, направленные на защиту прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг).

Требование о взыскании пени связано с нарушением сроков выполнения работ и требований потребителя об устранении недостатков. Данные обстоятельства судом не обсуждались, поэтому ответственность исполнителя, предусмотренная главой III Закона о защите прав потребителей, не могла быть определена при рассмотрении дела в порядке надзора, что исключило возможность вынесения нового решения по этому требованию. С учетом этих обстоятельств судебные решения в части взыскания с МП "Строитель" в пользу Б. неустойки (пени) были отменены и дело в этой части было направлено на новое рассмотрение.

При разрешении споров, связанных с ремонтом в течение гарантийного срока купленных товаров длительного пользования, бывают случаи, когда суды ошибочно руководствуются нормами главы III Закона о защите прав потребителей, а не главы II этого Закона. Между тем право на гарантийный ремонт вытекает из приобретения товаров ненадлежащего качества, и договор на выполнение работ или оказание услуг по гарантийному ремонту в указанных случаях не заключается.