Глава 24. Конституционное право стран Латинской Америки PDF Печать
Конституционное право - М.В.Баглай Конституционное право зарубежных стран

 

§ 1. Особенности латиноамериканских конституций

Специфика латиноамериканского конституционного права определяется целым рядом факторов социально-экономического и политического характера, в основе которых лежат особенности становления и развития независимости этих государств, а следо­вательно, их основных законов — конституций.

Страны Латинской Америки, долгое время находившиеся в прямой колониальной зависимости от Испании и Португалии, офи­циально стали независимыми еще в начале XIX в., что отрази­лось на становлении и развитии их государственно-правовых ин­ститутов. Сам факт длительного исторического развития как юридически независимых государств отличает страны Латинской Америки от афро-азиатских стран, получивших независимость только после второй мировой войны и вынужденных решать та­кие вопросы государственного строительства, которые в Латинс­кой Америке были решены уже достаточно давно (в частности, построение системы государственных органов, образование поли­тических партий, принципы построения конституций и т. д.).

Значительным фактором, влияющим на конституционное пра­во латиноамериканских стран, является неоднородность и не­оформленность социальной структуры латиноамериканского об­щества. Континент представляет собой пеструю палитру соци­альных структур: от крупной буржуазии Бразилии, Аргентины, Чили, Колумбии, Венесуэлы до откровенно феодальных элемен­тов Гаити, Парагвая, Гондураса, от высокого процента промыш­ленных рабочих в общем составе населения Мексики, Бразилии, Чили до почти полного их отсутствия во многих слаборазвитых странах региона. Определенное воздействие на всю государствен­ную и общественно-политическую жизнь латиноамериканских стран оказывает прямая зависимость латиноамериканской экономики от иностранного капитала, в первую очередь американского. Амери­канские капиталовложения в экономику стран Латинской Амери­ки составляют примерно 4/5 всех иностранных капиталовложе­ний. Интересы американского капитала во многом диктовали и насаждение, особенно в исторической ретроспективе, полуфео­дальных диктаторских режимов, что способствовало созданию особых политических систем с уклоном в авторитаризм.

Серьезным фактором, прямо влияющим на конституционное развитие латиноамериканских стран, следует считать армию, которая имеет давние устойчивые традиции участия в политической жизни, активного и часто решающего воздействия на функ­ционирование всего государственного механизма. Вмешательство армии в политическую жизнь латиноамериканских стран сотни раз ломало и деформировало конституционный строй этих государств на всем протяжении их формально независимого исторического развития.

В Латинской Америке традиционно существовала точка зре­ния, рассматривавшая армию в качестве единственного гаранта стабильности государственно-правовых институтов и эффектив­ного средства разрешения социально-экономических конфликтов латиноамериканского общества, особенно в. период острых поли­тических кризисов, поскольку функционирующие демократичес­кие институты были якобы неспособны кардинально решить эти проблемы. Такая концепция основывается на том, что конститу­ционные органы власти не в состоянии обеспечить порядок и ста­бильность, поскольку они являются производными от политичес­ких партий и партийных фракций и, следовательно, отражают групповые, а не общенациональные интересы. Отсюда делается вывод, что только армия, свободная от фракционности, являю­щаяся общенациональным институтом, связанным к тому же еди­ной дисциплиной, имеет право и обязана в критические моменты выступать на политической арене под лозунгом -защиты всей на­ции и конституционного строя. Концепция, рассматривающая ар­мию как носителя национальных идеалов и выразителя общих ин­тересов, связана непосредственно с латиноамериканской тради­цией милитаризма и каудилизма. И хотя система единоличных правителей — каудильо — отошла в прошлое вместе с откровен­но милитаристскими режимами, она по-прежнему оказывает вли­яние на конституционный строй латиноамериканских стран. Фор­мально армия не вмешивается в политическую жизнь, не уча­ствует в политических процессах, а лишь способствует нормальному их течению и соблюдению политиками правил игры.

Конституционное право стран Латинской Америки традици­онно испытывает на себе воздействие католической церкви. При этом немаловажное значение имеют конституционные принципы взаимоотношений церкви и государства. Церковь в Латинской Аме­рике является одним из главных носителей общественной идеоло­гии. Ее деятельность накладывает серьезный отпечаток на функ­ционирование всего государственного механизма, конституцион­ные системы и общественное сознание как правящих элит, так и широких слоев населения. Роль и позиция католической церкви в Латинской Америке определяются тем, что абсолютное большин­ство населения (свыше 90%) исповедует католицизм и с колони­альных времен церковь традиционно, занимала привилегирован­ное положение среди других институтов, функционировавших на континенте. Она выступала в роли одного из наиболее эффектив­ных инструментов колониальной администрации, всем своим ав­торитетом поддерживая колониальный режим, одновременно являясь важным каналом распространения испанского влияния на все сферы государственной и общественной жизни. Под контролем католической церкви традиционно находилось народное просве­щение, здравоохранение, она осуществляла многие гражданские функции. В настоящее время большинство существовавших ра­нее прав и привилегий церкви перешло в ведение государства. Тем не менее католическая церковь продолжает оказывать суще­ственное воздействие на всю общественно-политическую обста­новку в латиноамериканских странах и развитие их конституци­онно-правовых институтов. Юридически отделение церкви от го­сударства может быть представлено в различных вариантах и иметь свои специфические особенности. Ряд латиноамериканских стран подписали специальные соглашения с Ватиканом, предусматри­вающие регулирование отношений между церковью и государ­ством. В соответствии с этими соглашениями церковь признается в качестве "неотъемлемого элемента социального правопорядка", подлежащего защите и уважению со стороны государства, обла­дающего своими особыми правами и функциями. Вмешательство гражданской администрации в дела богослужения объявляется недопустимым. Обычно государственным законодательством раз­решена деятельность церковных ассоциаций и религиозных орде­нов. Официально католическим священникам запрещено в любой форме заниматься политической деятельностью, состоять в поли­тических партиях, голосовать и баллотироваться на выборах. Еди­ной системы взаимоотношений церкви и государства в странах Латинской Америки нет, но по этому признаку можно классифи­цировать государства следующим образом:

государства, в которых существует официальный союз церк­ви с публичной властью;

государства,  ограничивающие церковную деятельность вве­дением специальных законов, вплоть до постановки ее под контроль специального законодательства; государства, в которых церковь отделена от публичной влас­ти по принципу "свободная церковь в свободном государстве". Вместе с тем динамика изменения политических режимов в латиноамериканских странах оказывает существенное воздействие на изменение правового и фактического статуса католической церкви, ее влияния на нормы конституционного права.

Латиноамериканские конституции обладают определенной спецификой и особенностями, вызванными неустойчивостью соци­ально-экономических и политических систем этих стран. Одной из характерных черт их конституционного развития является час­тая смена конституций, перманентное обновление конститу­ционного законодательства и как следствие этого нестабильность основного закона. За период юридически независимого государ­ственного развития все страны Латинской Америки приняли и отменили по нескольку конституций, а отдельные страны (Вене­суэла, Доминиканская Республика и др.) сменили более двух десятков конституций. Такая смена основных законов объясняется частыми государственными переворотами, резкими изменениями характера государственного режима, сменой правящих группиро­вок. Однако вслед за очередным государственным переворотом далеко не всегда следовало принятие нового основного закона. Часто военная группировка, захватившая государственную власть в том или ином государстве, приспосабливала текст старой кон­ституции к новым политическим условиям, внося туда соответ­ствующие дополнения и изменения. Эта практика особенно харак­терна для таких стран, как Аргентина, Колумбия, Мексика, Гва­темала и Уругвай, в которых было принято сравнительно небольшое количество конституций.

Первые латиноамериканские конституции, принятые сразу же вслед за получением юридической независимости, были пост­роены на заимствованных принципах, чуждых латиноамериканс­кому политическому опыту, образу жизни и обычаям. Несколько опережая свое время, они содержали определенные программные установки на будущее и не отвечали действительному положению и расстановке политических сил.

На общий характер и содержание основных законов латино­американских стран прямое и непосредственное воздействие ока­зали принципы и положения Конституции США 1787 г., в частно­сти принцип разделения властей, принцип образования правитель­ства, не ответственного перед законодательным органом власти, и т. д. В латиноамериканских конституциях закрепляется сходный правовой статус президента, сходная компетенция верховного суда и т. п. Содержание этих конституций серьезно меняется в XX в. Прежде всего, произошло заметное ослабление тенденции к ими­тации и заимствованию иностранных государственных моделей и, наоборот, усилилась тенденция в пользу учреждения и развития государственно-правовых и общественно-политических институтов местного, национального происхождения. Тексты конституций стали конкретно и более гибко учитывать изменяющиеся социально-эко­номические условия, а также политическую обстановку в мире вообще и в Латинской Америке в частности.

В новые латиноамериканские конституции были включены довольно радикальные социально-экономические программы, ко­торые в свою очередь потребовали принятия и совершенствования нового национального законодательства. Получили свое закрепле­ние такие основополагающие конституционные принципы, как принцип суверенитета народа, верховенство конституции, ра­венство граждан перед судом и законом, выборность, периоди­ческая сменяемость и ответственность высших должностных лиц, включая президента как главу государства, а также принцип разделения властней в его классической форме. Эти конституцион­ные принципы, включенные в тексты основных законов еще в начале века, по сей день составляют основу латиноамериканско­го конституционализма.

Один из основных конституционных принципов — принцип частной собственности тесно увязан с "социальной функцией собственности", в силу чего частная собственность в соответствии с конституционными нормами могла быть подвергнута ограниче­ниям, включая экспроприацию ее в целях "социального благосос­тояния". Эту концепцию собственности содержат многие действу­ющие латиноамериканские конституции. Впервые же она была закреплена в ст. 27 Конституции Мексики 1917 г., где, в частно­сти, говорилось, что государство в любое время имеет право на­ложить на частную собственность ограничения, требуемые обще­ственными интересами, а также регулировать использование при­родных богатств. В этой же статье закреплялась возможность экспроприации частной собственности, но лишь по соображениям общественной пользы и при условии уплаты возмещения. Харак­терно, что Конституция Мексики закрепила право государства создавать частную собственность, передавая государственные зем­ли в руки частных лиц. Латиноамериканские конституции обычно запрещают конфискацию имущества в качестве меры наказания. Экспроприацию собственности можно осуществлять только по соображениям государственной пользы или общественного инте­реса на основании судебного решения и с предварительной вып­латой компенсации. Конституции накладывают на владельца соб­ственности и определенные обязательства. Так, владелец земли, например, должен культивировать, обрабатывать почву и защи­щать ее от- эрозии. Наказание за нарушение этой обязанности предусматривается в соответствии с законом.

Конституции многих латиноамериканских стран, особенно последнего периода, довольно значительны по объему, они от­носятся к разряду развернутых конституций, включая в свои тексты многие детали юридической техники, процессуальные нормы и т. д. Такая практика вызвана стремлением закрепить в основном законе и застраховать от нарушений целый ряд норм, которые выходят за рамки конституционных. В результате от­дельные вопросы трактуются в конституциях довольно абстрак­тно и противоречиво. Латиноамериканские исследователи объяс­няют это тем, что некоторые конституции не являются основ­ными законами в подлинном смысле слова, а представляют собой совокупность разрозненных законодательных актов, объединен­ных общей рамкой по воле конституционных ассамблей, кото­рые их принимали. Начало этому было положено основным за­коном — "Политической конституцией Мексиканских Соединен­ных Штатов" 1917 г., которая оказала прямое и непосредственное воздействие на латиноамериканский конституционализм и яви­лась своеобразной моделью для других латиноамериканских стран, включивших в той или иной степени в свои тексты такие прин­ципиальные положения мексиканской конституции, как программа земельной реформы, рабочее законодательство, семейное зако­нодательство и т. п.

Все латиноамериканские конституции закрепляют специаль­ный порядок внесения поправок и изменений в текст основного закона. По характеру изменений латиноамериканские конститу­ции относятся к законодательным актам "жесткого типа", пре­дусматривающим, что для их изменения необходимо решение специального большинства законодательного органа или созыв специального конституционного собрания. Законом определяется период времени, который должен пройти после принятия консти­туции, прежде чем станет возможным внесение поправок. Обыч­но устанавливается, что органы исполнительной власти не впра­ве принимать решающего участия в процессе внесения поправок в конституцию, а президент — накладывать вето на законопро­ект, реформирующий конституцию. На практике, однако, испол­нительная власть активно участвует в процессе изменения кон­ституции через послушных им депутатов национальных конгрес­сов. В практике стран Латинской Америки можно отметить немало примеров, когда президент страны незадолго до окончания срока своих полномочий делал попытки внести поправки в действующую конституцию с целью продления срока своего президентского прав­ления.

Конституции латиноамериканских стран в различном объеме закрепляют конституционные права и свободы граждан, причем этот объем не гарантирует степень демократичности государ­ственного режима. Уже в начале века латиноамериканские кон­ституции содержали определенный перечень социально-экономи­ческих прав и свобод при соблюдении принципа свободы предпри­нимательства. В большинство конституций включены положения, декларирующие право на труд, минимальную заработную плату, максимальную продолжительность рабочего дня, страхование от несчастных случаев, предоставление пенсий по старости, посо­бий по безработице, запрещение детского труда, признание проф­союзов, право рабочих на забастовку, а предпринимателей — на локауты рабочих. Некоторые конституции (Перу, Бразилии и дру­гих стран) запрещают эксплуатацию человека человеком и чело­века государством. Как правило, положения конституций по тру­довым вопросам содержат ограничения прав иностранных граж­дан. Конституционные положения, касающиеся трудовых отношений, часто носят декларативный характер, изобилуя мас­сой детализированных статей, которые больше подходят для зак­репления в трудовых-кодексах. Это же касается и разделов кон­ституций, озаглавленных "Семья". Декларируется, что брак, се­мья и материнство находятся под охраной закона, устанавливается юридическое равенство супругов. В соответствии с конституцион­ными положениями не признаются различия в правовом положе­нии детей: все они имеют равные права и несут одинаковые обя­занности. В соответствии с законом разрешается отыскание и ус­тановление отцовства. Дети, родившиеся в браке или вне брака, а также приемные дети имеют равные права,  в том числе на воспитание, помощь, покровительство со стороны обоих родите­лей. Конституции закрепляют обязанность родителей обеспечивать своих детей, воспитывать их, давать им образование и предос­тавлять любую защиту и помощь, а также обязанность детей ока­зывать помощь и заботиться о своих нетрудоспособных родителях. Некоторые конституции определяют семью как главную основу общества, которая должна пользоваться особым покровительством государства.

Для определения правового положения граждан принципи­альное значение имеет введение рядом латиноамериканских кон­ституций понятий "национальность" и "гражданство", которые не совпадают (чилийцы и граждане Чили, мексиканцы и гражда­не Мексики и т. д.). Наименованию по национальному признаку подлежат лица, родившиеся на территории страны, за исключе­нием детей иностранцев, находящихся в стране с официальными миссиями, а также некоторые другие устанавливаемые законом категории лиц. Гражданство страны приобретается с 18 лет при условии, что этому не препятствует наложение определенных наказаний. Состояние гражданства подразумевает наличие изби­рательных прав, право быть избранным и занимать любые пуб­личные должности, а также пользоваться другими правами и не­сти обязанности, установленные законом.

Голосование является личным, равным и тайным. Иностран­цы получают право участвовать в местных выборах после уста­новленного конституцией срока проживания в стране (в Чили, например, 5 лет). Новейшие латиноамериканские конституции гарантируют каждому довольно обширный и подробный перечень личных прав и свобод. В первую очередь это касается права на жизнь, физическую и психическую целостность личности. Одни латиноамериканские страны запрещают смертную казнь в виде меры наказания, другие — допускают в исключительных случаях на основании специального закона.

Всем гарантируется равенство перед законом. Не должно быть персон или групп лиц, имеющих привилегии. На территории госу­дарства не должно быть рабов, а покидающий территорию госу­дарства остается свободным. При осуществлении своих прав закон гарантирует каждому равную защиту. При этом особое внима­ние конституции уделяют судебным гарантиям защиты прав и свобод каждого человека. Обычно провозглашается право на лич­ную свободу и личную безопасность, что включает в себя право постоянно или временно проживать в любом месте государствен­ной территории, свободно перемещаться по этой территории, по­кидать ее и свободно возвращаться в страну, при соблюдении правил, установленных законом. Право на личную безопасность предусматривает свободу от произвольного ареста. Задержание возможно на сроки, прямо установленные текстами конституций, обычно не более 48 часов, после чего задержанный должен быть доставлен к судье с целью конкретного решения вопроса. Многие конституции новейшего периода закрепляют подробные нормы, гарантирующие процессуальные права задержанного, подсуди­мого и даже осужденного.

Из других личных прав следует отметить право каждого про­живать в здоровой окружающей среде; при этом на государство возлагается обязанность обеспечить для этого условия и осуще­ствлять меры по защите природы. Специальными законами могут быть наложены ограничения при осуществлении прав и свобод, если это необходимо для сохранения здоровой окружающей сре­ды. Конституции провозглашают также право каждого на защиту его здоровья. Государство защищает свободный и равный доступ каждого к средствам защиты здоровья и способам лечения. Соот­ветственно, государство должно координировать и контролиро­вать мероприятия, связанные с охраной здоровья населения.

Конституции декларируют право каждого на получение об­разования, причем начальное базисное образование является обя­зательным, а государство, в свою очередь, обязано развивать об­разовательную систему на всех уровнях, способствовать разви­тию и подъему культурного уровня всей нации. Свобода образования включает в себя право на выбор, организацию и содержание об­разовательных учреждений различного характера. Она не может быть ограничена никакими мотивами, кроме соображений мора­ли, добрых нравов, общественного порядка и национальной безо­пасности. Официально признаваемое государством обучение не должно базироваться или ориентироваться на пропаганду каких-либо политических взглядов, представленных любой политичес­кой партией. Родители имеют право самостоятельно определять форму обучения для своих детей.

Важной конституционной свободой является свобода выраже­ния мнений и получения информации без предварительной цензу­ры, в любой форме и любым не запрещенным законом способом. Конституции запрещают принимать законы, вводящие государ­ственную монополию на средства массовой информации. В соот­ветствии с законом каждое физическое или юридическое лицо имеет право образовать, издавать и содержать газеты, журналы и другие периодические издания на условиях, устанавливаемых специальным законом. Государство, учебные университеты, а так­же лица и организации, устанавливаемые законом, могут образо­вывать, содержать и осуществлять телевизионное вещание. Кро­ме того, законом может быть установлена система цензуры на основании судебного решения для продукции кинематографии. Решение суда в данном случае может быть обжаловано вышесто­ящей судебной инстанцией.

Из политических прав помимо избирательного следует отме­тить право собираться мирно без предварительного разрешения и без оружия. Собрания на площадях, в парках и других местах массового скопления населения регулируются в соответствии с общими распоряжениями полиции. Конституции закрепляют право на подачу петиций властям по любому вопросу, имеющему общественный или индивидуальный характер, без каких-либо ог­раничений. Обычно конституциями латиноамериканских стран га­рантируется право на объединение без предварительного разре­шения. Для того чтобы получить статус юридического лица, объе­динение должно быть зарегистрировано в соответствии с законом. При этом, как правило, запрещаются объединения, противореча­щие общественной морали, общественному порядку и безопаснос­ти государства. Конституции демократических латиноамериканс­ких стран гарантируют политический плюрализм. В то же время неконституционными могут быть признаны партии, движения или другие формы организации, цели, действия или поведение кото­рых противоречат основным принципам демократического и кон­ституционного режима, которые выступают за установление то­талитарной системы, призывают использовать насилие как метод политических действий. Объявление неконституционным того или иного объединения входит в компетенцию конституционного или верховного суда.

Конституционные обязанности граждан обычно сводятся к обязанностям уплачивать установленные налоги и сборы, выпол­нять законы и конституционные нормы, защищать суверенитет государства и вносить свой вклад в защиту национальной безопас­ности. В связи с этим военная служба объявляется долгом для граж­дан страны в соответствии с установлениями закона.