Глава 11. Местное самоуправление в зарубежных странах PDF Печать
Конституционное право - М.В.Баглай Конституционное право зарубежных стран

 

§ 1. Общая характеристика и основные принципы местного самоуправления

В большинстве современных государств управление всеми делами на местах осуществляется специальными органами мест­ного самоуправления, формируемыми на основе всеобщего, рав­ного и прямого избирательного права при тайном голосовании, а также специально назначенными из центра органами местного управления. Местное или муниципальное самоуправление — это такая система управления местными делами, которая осуществ­ляется специальными выборными органами, непосредственно пред­ставляющими население той или иной административно-террито­риальной единицы данной страны. Европейская хартия о местном самоуправлении, принятая Советом Европы 15 октября 1985 года, дает общее определение местного самоуправления, фактически ставшее универсальным и принятое всеми демократическими го­сударствами. Под местным самоуправлением Хартия понимает "пра­во и действительную способность местных сообществ контролиро­вать значительную часть общественных дел, управлять ею в рам­ках закона под свою ответственность и на благо населения".

Концепция местного самоуправления исходит прежде всего из того, что местные сообщества населения представляют собой один из. основных элементов любого демократического режима, а право граждан на участие в управлении общественными делами является составной частью демократических принципов построе­ния большинства современных государств.

Кроме того, принцип местного самоуправления исходит из того, что участие граждан в управлении общественными делами самым непосредственным образом может быть реализовано имен­но на местном уровне. При этом совершенно очевидно, что суще­ствование местных сообществ, облеченных реальными полномо­чиями, делает возможным обеспечить такое управление, которое было бы наиболее эффективным и максимально приближенным к нуждам населения.

Сила и влияние органов местного самоуправления в различ­ных странах отражают степень демократизма существующего по­литического режима. Эти органы возникли и развивались как пря­мой противовес абсолютной власти центра. В силу этого они очень часто оказывались в оппозиции центральному правительству, и их взаимоотношения часто характеризовались откровенным про­тивостоянием по вопросам распределения компетенции, финансово-экономическим вопросам и т. д. Первоначально эти органы фор­мировались на основе ограниченного избирательного права состо­ятельными гражданами общества при наличии серьезных цензо­вых барьеров (грамотности, образования, оседлости, имуществен­ного ценза). Впоследствии система формирования органов местного самоуправления была демократизирована, эти органы преврати­лись в наиболее массовые и наиболее приближенные к населению.

Значение органов местного самоуправления определяется еще и тем, что в повседневной жизни граждане сталкиваются именно с деятельностью этих органов, поскольку они оказывают решаю­щее влияние на создание в соответствующей территориальной единице условий для жизнеобеспечения населения, хотя общее направление социально-экономической и политической деятель­ности определяется центральными органами государственной вла­сти и управления. Большое значение имеет и то обстоятельство, что органы местного самоуправления связаны организационным единством, имеют полномочия обладать и распоряжаться опреде­ленной собственностью, заключать сделки, распоряжаться мест­ным бюджетом и т. д. Поэтому в условиях рыночной экономики необходимость широкого самоуправления на местах, как прави­ло, поддерживается и защищается большинством населения лю­бой страны.

В настоящее время наиболее существенными признаками системы местного самоуправления в зарубежных странах явля­ется их универсальная выборность и значительная самостоя­тельность в решении местных вопросов. Эта самостоятельность опирается на муниципальную собственность, право взимания и распоряжения местными налогами, возможность принятия широ­кого круга нормативных актов по вопросам местного управления, распоряжение местной полицией и т. д.

Коммунальное самоуправление, например, в Германии, ха­рактеризуется следующими принципами, характерными и для многих других развитых демократических государств: самостоя­тельным независимым от других органов осуществлением мест­ных коммунальных функций, собственной ответственностью в ре­шении местных общественных задач, при этом субъекты самоуп­равления являются субъектами публичного права; деятельность служащих в коммунальном представительстве осуществляется на непрофессиональной основе. Органы местного самоуправления на­делены правом выборов органов самоуправления; правом прини­мать собственные нормативные акты; финансовой автономией; независимостью в проведении кадровой политики; независимос­тью в решении организации и функционирования коммуны; неза­висимостью в области коммунального планирования; осуществлени­ем государственного надзора и контроля за деятельностью комму­ны. Такие принципы отражают наиболее характерные особенности системы местного самоуправления и в других европейских стра­нах. Вместе с тем, европейская система местного самоуправления оказала серьезное влияние и на общие принципы формирования и функционирования местного самоуправления в других регионах. Сложившееся, например, в Латинской Америке законодатель­ство о местном управлении было обусловлено рядом факторов, в том числе влиянием испанского колониального законодательства. История возникновения здесь органов местного управления берет начало именно с этого периода. Органам власти на местах предо­ставлялись, с одной стороны, довольно широкие полномочия, а с другой — они находились под жестким контролем со стороны цен­тральных властей. Первые подобные учреждения возникли в Мек­сике еще в 1519 году, и их деятельность регулировалась специ­альными ордонансами, принятыми испанским парламентом — Кор­тесами. Городским муниципалитетам предоставлялось имущество в собственность, право решения местных вопросов, сбора налогов и издания нормативных актов. Однако руководители муниципаль­ных органов — главные алькальды (мэры) или коррехидоры (со­ветники) — считались служащими центральных властей. Так, впер­вые в Латинской Америке была введена система административ­ной автономии, т. е. значительной самостоятельности местных учреждений в рамках закона, но под жестким контролем со сто­роны центральных властей через их представителей на местах. Этот принцип, ставший основополагающим в законодательстве о местном управлении, до настоящего времени применяется в Ла­тинской Америке.

Так, статья 29 Конституции Венесуэлы 1961 г. прямо закреп­ляет автономию муниципалитетов как право выбирать органы своей власти, осуществлять свободную деятельность в пределах своей компетенции, создавать собственные источники доходов и соби­рать денежные поступления.

Бразилия, например, включает свыше 4300 муниципалите­тов, которые имеют право самостоятельного управления во всем, что относится к их интересам. Муниципалитеты имеют политичес­кую, административную и финансовую автономию. Вместе с тем, поскольку Федеративная Республика Бразилия построена на прин­ципах значительной централизации, включающей право централь­ных властей на самое широкое вмешательство в дела субъектов федерации, конституции штатов предусматривают аналогичный институт вмешательства в дела муниципалитетов. Основаниями могут послужить нарушения муниципальной автономии, задолжен­ность по федеральным платежам, невыполнение федеральных законов или судебных решений, нарушение прав человека и т. д. Принцип федерального вмешательства имеет конституционную основу, он закреплен статьями федеральной Конституции и кон­ституциями штатов, в состав которых входят муниципалитеты. Принцип федерального вмешательства рассматривается бразиль­скими исследователями как одна из гарантий сохранения целост­ности государства и обеспечения нормального функционирования конституционных органов власти, демократического режима и системы местного управления.

Органы местного самоуправления опираются обычно на раз­ветвленный чиновничий аппарат, от которого прямо зависит эф­фективность работы этих органов. Органы местного самоуправле­ния непосредственно осуществляют управленческие функции на местах, одновременно выступая в качестве юридически самосто­ятельного элемента механизма власти. В настоящее время орга­ны местного самоуправления и их исполнительный аппарат пред­ставляют собой один из крупнейших по численности элементов управленческой системы.

Юридическая и фактическая самостоятельность органов мес­тного самоуправления в ряде современных государств носит осо­бый специфический характер. Их самостоятельность иная, чем самостоятельность автономных образований, так как органы мес­тного самоуправления не обладают законодательными полномо­чиями, поскольку они могут действовать только на основе и в рамках законодательных актов, изданных центральными зако­нодательными органами всей страны или субъекта федерации, если это федеративное государство. В ФРГ, например, выделяют три уровня правового регулирования местного самоуправления: федеральное законодательство, законодательство отдельных зе­мель и принимаемые самими общинами правовые установления. Нормами федерального законодательства является прежде всего Основной закон ФРГ 1949 г., но ведущее место в правовом регу­лировании местного самоуправления занимает законодательство земель, хотя в различных землях правовое положение коммун имеет свои особенности. Конституции земель, как правило, дубли­руют положения статьи 28 Основного закона ФРГ, а также допол­няют и конкретизируют отдельные ее положения. Большая часть вопросов коммунального самоуправления регулируется законами земель, среди которых основное место занимают уставы о комму­нах. Уставы о коммунах имеют все земли ФРГ. Третьим звеном правового регулирования вопросов местного самоуправления в ФРГ являются правовые акты самих общин. Оци имеют право прини­мать по местным вопросам свои собственные правовые акты. Все земельные уставы о коммунах содержат положения о том, что каждая коммуна имеет возможность принять собственный устав или положение. Эти уставы определяют возможность введения налогов и их взимание, оформление расходов коммуны, осуще­ствление автономии в области планирования, организации комму­нального управления и т. д.

На практике принцип местного самоуправления означает передачу тех или иных административных полномочий, имею­щих чисто местное значение, в ведение органов, избираемых не­посредственно населением данной территориальной единицы. В демократических государствах относительно роли органов мест­ного самоуправления действует доктрина "муниципальная власть — вне политики". Это означает, что органы местного самоуправле­ния не должны решать политические вопросы, поскольку реше­ние политических вопросов затрагивает интересы всего государ­ства, и, следовательно, не может иметь чисто местное значение. Это, конечно, не означает, что органы местного самоуправления не подвержены политическому влиянию, что просто невозмож­но, т. к. они избираются по партийным спискам региональных об­щественных организаций. Смысл концепции "муниципалисты — вне политики" преследует цель более четко разделить компетен­цию региональных и центральных органов, не допустить вмеша­тельства региональных органов в решение общегосударственных вопросов.