Глава 7. Избирательное право и избирательные системы Печать
Конституционное право - М.В.Баглай Конституционное право зарубежных стран

 

§ 1. Понятие и сущность избирательного права

Одним из самых древних институтов человеческого общества является институт выборов. Определенная форма выборности су­ществовала уже в родовом обществе, в рабовладельческих обще­ствах Греции и Рима выборы также представляли собой важней­ший принцип государственности. В феодальном обществе опреде­ленные элементы выборности имели существенное значение, особенно сословные выборы в городах. Но особенно большое зна­чение выборы приобрели с развитием капиталистических обще­ственных отношений и появлением республиканской формы прав­ления. Образованный на основе всеобщего избирательного права высший представительный орган — парламент — наиболее адек­ватно отвечал общественным отношениям нового капиталистичес­кого строя. Уже в этот период избирательная кампания активно использовалась как эффективный инструмент политической борь­бы, как показатель популярности тех или иных политических групп и их представителей.

В большинстве современных государств выборы являются неотъемлемым элементом общественно-политической жизни. От их характера во многом зависит степень демократизма политическо­го режима. Ограничение принципа выборности представительных органов, введение необоснованных избирательных цензов, фаль­сификация результатов голосования, как правило, означают пе­реход к авторитарным методам осуществления власти.

В современных демократических государствах выборы пред­ставляют собой основную форму волеизъявления населения, форму реализации народного суверенитета как одного из основ­ных конституционных принципов. Участие в выборах представ­ляет собой важнейшее средство, с помощью которого избиратели имеют право и возможность осуществлять контроль (прямо или косвенно) за формированием и деятельностью как законодатель­ных, так и исполнительных органов власти (президента, парла­мента, правительства), органов местного самоуправления, опре­деленной категории должностных лиц, получающих свой пост в результате   выборов.

Избирательное право зарубежных стран — это важнейшее конституционное право, относящееся к политическим правам граж­дан. На практике проведение выборов является главным средством обеспечения состязательности и реальности политического про­цесса, дозволенной и узаконенной формой политической борьбы, которая в процессе ее реализации не должна выходить за рамки конституционных установлений. В демократических государствах проведение выборов является основной формой и способом мир­ной борьбы за обладание государственной властью или формой участия в контроле за ее осуществлением.

Избирательное право — один из важнейших институтов кон­ституционного права, а сами выборы в большинстве развитых демократических стран представляют собой арену острой полити­ческой борьбы, хотя и ограниченной рамками действующего зако­нодательства и сложившейся политической практикой. Поэтому под избирательным правом следует понимать один из основных инсти­тутов конституционного права, состоящий из правовых норм, санк­ционированных законом правил и сложившихся на практике обы­чаев, регулирующих порядок предоставления гражданам права участия в выборах и способ формирования представительных ор­ганов власти. В понятие избирательной системы входят методы установления результатов голосования, подсчет поданных и при­знанных действительными, а также недействительными, голо­сов избирателей и выявление победителей на выборах.

Основным и главным источником избирательного права, закрепляющим его основные принципы, является конституция государства. Она определяет круг субъектов избирательного пра­ва, основные начала, на которых оно должно строиться, условия предоставления и лишения граждан этого права. Например, ста­тья 4 Конституции Италии 1947 года декларирует, что избира­тельным правом пользуются все достигшие совершеннолетия граж­дане: мужчины и женщины, а голосование характеризуется как личное, равное, свободное и тайное. Конституция декларирует то, что голосование в Италии является общественным долгом.

Объем регулируемых конституциями вопросов избирательно­го права довольно существенно различается. Одни конституции ограничиваются отдельными, формальными статьями декларатив­ного характера, другие включают специальные главы или целые разделы о выборах. Как правило, более детальное регулирование норм избирательного права осуществляется специальными право­выми актами. К числу последних можно отнести специальные за­коны о выборах и порядке голосования, а также избирательные кодексы. К числу источников избирательного права можно отнес­ти регламенты палат законодательного органа власти, акты главы государства по этим вопросам, постановления исполнительных органов и решения судебных органов, акты органов местного са­моуправления. Все эти документы в той или иной степени конкре­тизируют и дополняют конституционные положения о выборах, условия предоставления гражданам избирательных прав, поря­док проведения выборов и т. д. Законодательство о выборах в за­рубежных странах в последнее время стало более обширным и детализированным. Предметом его регулирования является не только сам порядок голосования, но и связанные с избирательной кампанией деятельность политических партий, финансирование расходов кандидатов, способы борьбы с коррупцией на выборах, деятельность специальных органов и должностных лиц, ведаю­щих проведением выборов, порядок и пределы рекламно-агитаци­онной деятельности, роль средств массовой информации и т. д. В отдельных странах, особенно англосаксонского права и в некото­рых развивающихся странах, ряд вопросов избирательного права продолжает регулироваться обычаями.

Избирательное право ряда стран включает в себя категории активного и пассивного права. Активное избирательное право пред­ставляет собой установленное законом право гражданина лично участвовать в выборах представительных органов или должност­ных лиц в качестве избирателя, быть полноправным участником референдума. Пассивное избирательное право — это установлен­ное законом субъективное право гражданина выступать на выбо­рах в качестве кандидата в представительные органы или на вы­борную должность, а в случае получения необходимого количества голосов избирателей быть избранным на соответствующий пост.

Предоставление активного и пассивного избирательного права обычно обусловлено рядом требований, установленных конститу­цией и специальным законодательством, в частности, это принад­лежность к гражданству данной страны (некоторые страны предо­ставляют право голоса иностранцам при выборах органов местно­го самоуправления), определенный возрастной ценз (в пассивном избирательном праве он значительно выше, нежели в активном) и другие условия. Ряд демократических конституций, а также избирательное законодательство многих стран вводят дополни­тельные требования пассивного избирательного права о несовме­стимости постов, согласно которым гражданин, избранный в пред­ставительный орган или на определенную должность, не может по закону занимать никакую другую должность в государствен­ном аппарате, административных органах и т. д. При назначении на такую должность мандат депутата должен быть прекращен. Если же гражданин занимает какой-либо административный пост на государственной службе и намеревается выставить свою кандида­туру на выборах, он обязан в установленный законом срок до дня голосования подать в отставку.


 

§ 2. Основные принципы

Важнейшими принципами избирательного права зарубежных стран являются принципы всеобщности, равенства, прямого и тайного голосования, декларируемые обычно конституциями и другими нормативными актами (законами, кодексами и т. д.).

Избирательное право формально провозглашается всеобщим, но фактически оно ограничено участием в выборах только так называемого "избирательного корпуса", т. е. совокупностью граждан, обладающих по закону правом голоса. "Избирательный кор­пус" и общее число граждан, достигших избирательного возрас­та, но в силу тех или иных причин лишенных права участия в голосовании, в различных странах значительно отличается. Ины­ми словами, гражданская правоспособность автоматически не вле­чет за собой право на участие в голосовании, поскольку потенци­альный избиратель должен отвечать еще целому ряду условий или цензов.

В течение длительного периода времени во всех странах в той или иной степени велась политическая борьба за предоставле­ние всем гражданам права голоса на выборах. В крупнейших евро­пейских странах введение всеобщего избирательного права на­долго затянулось. Так, во Франции все конституции вплоть до 1848 года лишали абсолютное число граждан избирательных прав. Например, в 1846 году из 35-миллионного населения Франции избирательным правом пользовались лишь 241 тысяча человек. Аналогичная картина наблюдалась и в Англии, где до 1823 года избирательное право включало в себя такие многочисленные ог­раничения, что им могло пользоваться не более 3% населения страны. В 1832 году под давлением партии чартистов была прове­дена первая в истории реформа избирательного права, которая увеличила число избирателей с 400 тысяч до 900 тысяч, что со­ставляло, однако, не более 1/24 населения. Новый избиратель­ный закон абсолютно не учитывал значительно выросшего к тому времени числа работников наемного труда. В дальнейшем и в Анг­лии и в других европейских странах постепенно проводилась де­мократизация избирательного права. Во Франции впервые в ис­тории революция 1848 года ввела всеобщее избирательное право, увеличив сразу число избирателей с 241 тысячи до 8,2 миллиона человек. Такого огромного количества избирателей не было в то время ни в одной стране мира. Но после подавления восстания рабочих в июне 1848 года всеобщее избирательное право было отменено. В настоящее время всеобщность избирательного права, провозглашенная во многих зарубежных странах и завоеванная массовой политической борьбой, является важнейшим показате­лем степени демократизма избирательного права.

Одним из важнейших принципов избирательного права явля­ется принцип равенства, закрепляемый текстами конституций. Это означает, что все граждане, удовлетворяющие требованиям из­бирательных законов и не отстраненные от участия в голосовании по формальным основаниям, имеют равные права и несут равные обязанности как избиратели. Принцип равного избирательного права предусматривает возможность избирателя иметь только один голос, и, соответственно, голос одного избирателя формально равен голосу любого другого избирателя. При этом считается, что ни социально-экономические, ни политические факторы, ни личные качества избирателя, ни другие условия не должны влиять на общее положение гражданина как избирателя. Равное избирательное право включает в себя и требование равенства избиратель­ных округов, в которых проводятся выборы, с тем чтобы каждый депутат избирался примерно равным числом избирателей.

Существовавший когда-то в зарубежных странах так назы­ваемый плюральный вотум, т. е. предоставление одному избира­телю сразу нескольких голосов в зависимости от его имуществен­ного состояния, в настоящее время является анахронизмом и прак­тически не применяется, поскольку такое голосование имело откровенно имущественный характер и прямо подчеркивало не­равный статус избирателей.

Вместе с тем формально декларируемое равенство избира­тельного права в политических целях часто нарушается. Делается это обычно при разбивке страны на избирательные округа. В ряде стран на практике обычно используется два вида избирательных округов: одномандатные, когда от округа избирается один депу­тат, и многомандатные, когда от округа избирается сразу .не­сколько депутатов. Нарушение равенства избирательных округов имеет цель искусственно изменить соотношение политических сил в этих округах. При этом они могут организовываться таким обра­зом, что их число больше в районах, где проживают противники правящей партии, и наоборот, они малы в регионах с преоблада­нием электората правящей партии. Иногда, чтобы обеспечить ис­кусственное преобладание своих сторонников в определенных ок­ругах, правящая партия так нарезает избирательные округа, что они могут принимать самые причудливые формы, часто противо­реча элементарной логике. На практике сторонники правящей по­литической партии оказываются искусственно сконцентрирован­ными в одном или немногих избирательных округах, где и полу­чают все мандаты, но зато в большинстве других избирательных округов они оказываются в меньшинстве и вынуждены отдать ман­даты своим противникам. Эта система откровенного нарушения рав­ного избирательного права получила название избирательной геометрии, избирательной географии или системы джерримен-деринг, по имени ее изобретателя губернатора американского штата Массачусетс Джерри, впервые успешно ее применившего еще в XIX веке.

В настоящее время законодательство о выборах прямо зак­репляет возможность отклонения от принципа избирательных ок­ругов. Например, Избирательным законом ФРГ официально до­пускается отклонение от принципа до 25%.

В большинстве зарубежных стран выборы подразделяются на прямые и косвенные (многостепенные). Прямое голосование за кандидатов на самые различные выборные должности являет­ся наиболее распространенным и наиболее демократичным. Оно означает, что между избирателем и кандидатом на выборную дол­жность нет никаких промежуточных инстанций, опосредствующих волеизъявление избирателя. В данном случае он голосует непос­редственно за кандидата на выборную должность. Косвенные выборы, чаще всего двухстепенные, означают, что воля избирате­ля опосредуется специальными лицами — выборщиками или спе­циальными органами. В данном случае граждане избирают выбор­щиков или специальный орган, которые, в свою очередь, и изби­рают кандидата на данную выборную должность. Косвенные выборы применяются при избрании верхних палат (сената) в ряде зару­бежных стран (Франции, Индии, Малайзии и т. д.). Система вы­борщиков применяется на президентских выборах в США. Пря­мым голосованием избираются нижние палаты большинства зару­бежных парламентов, президенты почти во всех странах Латинской Америки.

Система выборщиков при избрании президента в настоящее время безусловно является архаичной. Рассмотрим эту систему на примере выборов Президента США. В соответствии с американс­кой Конституцией выборщики избираются прямым голосованием в первый вторник после первого понедельника ноября високосного года, а в первый понедельник после второй среды в декабре того же года они собираются в столицах своих штатов или в иных ме­стах, установленных законодательными собраниями этих штатов, и подают голоса за кандидатов в президенты и вице-президенты. Коллегия выборщиков никогда не собирается вместе в полном соста­ве, а голосование происходит фактически в 51 коллегии (50 штатов и федеральный округ). Для избрания президента и вице-прези­дента необходимо абсолютное большинство (больше половины) голосов всех выборщиков. Архаизм действующей системы прези­дентских выборов в США стал особенно очевидным в эпоху науч­но-технической революции. Кандидаты на должность главы испол­нительной власти вынуждены вести не одну общенациональную избирательную кампанию, как в других странах, а пятьдесят одну — по отдельности в каждом штате и в федеральном округе Колумбия. И хотя тотальное использование средств массовой ин­формации и создает одну общенациональную политическую ауди­торию, выборы проводятся по той же устарелой системе, что и полтора столетия назад.

Развитие избирательного права шло через преодоление цен­зовых ограничений избирателей путем либерализации цензового барьера и прямой отмены целого ряда цензов в качестве вынуж­денной уступки в результате политической борьбы и дальнейшей демократизации избирательного права. Цензы, т. е. установленные законом обязательные условия, которым должен отвечать граж­данин, претендующий на получение права голоса, вводятся с це­лью легального лишения определенной части населения избира­тельных прав. Цензы в той или иной степени искажают основные принципы избирательного права, поскольку ставят потенциаль­ных избирателей в неравные положения и тем самым легально сужают избирательный корпус.

В современный период большинство цензов избирательного права не действует или значительно сокращено.  Отмена существовавших в течение длительного исторического периода цензо­вых барьеров для избирателей была вызвана еще и тем обстоя­тельством, что цензы в своей основе носят откровенно недемок­ратический имущественный характер.

Одним из старейших и распространенным длительное время цензом был прямой имущественный ценз, который отстранял от участия в голосовании лиц, не обладавших определенным имуще­ством в форме недвижимости, денежном выражении, в форме уплаты определенной суммы налога и т. д. В ряде штатов США, например, до 1964 г. действовало требование об уплате избира­тельного налога с голосующих. Прямой имущественный ценз но­сил совершенно недемократический характер, поэтому его суще­ствование стало противоречить основам всеобщего избирательно­го права. В настоящее время прямой имущественный ценз в развитых странах практически не встречается.

В течение длительного времени избирательное право явля­лось привилегией только мужского населения. Достаточно сказать, что до 1917 г. женщины имели активное избирательное право лишь в нескольких странах — Австралии, Дании, Исландии, Но­вой Зеландии, Норвегии. Официальная трактовка этого ценза объяс­нялась широко распространенным мнением, что уделом женщи­ны всегда должна быть рутина домашнего хозяйства (известное сочетание трех "К" — Kirche, Kiiche, Kinder.) Такое устоявшееся в общественном сознании мнение о роли женщины в обществе долго препятствовало вовлечению женщин в политический про­цесс. Однако по мере развития политических изменений в мире, роста политического самосознания женского населения, его втя­гивания в общественно-экономическую жизнь и активизации борьбы прогрессивных сил женщинам предоставлялось право голоса (Ве­ликобритания — 1918 г., США — 1920 г., Франция — 1944 г., Италия и Япония — 1945 г. и т. д.). Женское население Швейцарии получило право голоса только в 1971 году. До сих пор лишены права голоса женщины в некоторых мусульманских странах. В от­дельных странах для женщин на выборах были установлены осо­бые ограничения, не существовавшие для мужчин. По мере пре­доставления женщинам избирательных прав их роль в обществен­но-политической жизни возрастает. Однако в ряде стран с сильным влиянием религии женское население отдает на выборах свои го­лоса религиозно-консервативным, а иногда даже откровенно ан­тидемократическим партиям.

В течение длительного периода времени действовал высокий возрастной ценз, как правило, 21—23 года. Этот ценз отстранял от участия в образовании представительных органов миллионы граждан обоего пола. Официальная трактовка существования это­го ценза сводилась к тому, что якобы только по достижении ука­занного возраста гражданин в состоянии правильно понять и дос­тойно оценить всю значимость его действия (т. е. голосования) не только для него самого, но также и для общества. В действительности, путем введения высокого возрастного ценза исключались из политической жизни миллионы юношей и девушек, т. е. наибо­лее активная, целеустремленная, а в связи с массовой безработи­цей среди молодежи наиболее критически настроенная часть об­щества. По мере роста массового молодежного и студенческого движения, подкрепленного требованиями демократической обще­ственности, в 70-е годы многие страны вынуждены были пойти на снижение возрастного ценза до 18 лет: Великобритания и ФРГ — в 1970 г., США — в 1971 г., Франция — в 1974 г., Италия — в 1975 г. и т. д. В настоящее время практически абсолютное боль­шинство развитых стран предоставляют гражданам право голоса с 18 лет. В Бразилии, Никарагуа, на Кубе и в Иране право голоса предоставлено гражданам с 16 лет.

Прямым продолжением имущественного ценза является дей­ствующий по настоящее время в ряде стран ценз грамотности, который особенно ощутимо сказывается на интересах избирате­лей в развивающихся странах, где процент неграмотного населе­ния еще очень велик. В соответствии с данным цензом от избира­теля требуется уметь читать и писать на государственном языке. Официальным предлогом для лишения неграмотных права голоса является утверждение о том, что голос грамотного человека аб­солютно независим, а неграмотный человек вынужден был бы об­ращаться к посторонним лицам при оформлении избирательного бюллетеня и, таким образом, поневоле испытывал бы на себе чье-то политическое влияние. Такая аргументация представляется по меньшей мере несерьезной, особенно принимая во внимание прак­тику проведения выборов в ряде стран, когда даже на грамотного избирателя оказывают прямое или замаскированное давление с целью заставить его голосовать за ту или иную политическую партию. Кроме того, избирательные законы не дают расшифров­ки того, что следует понимать под "умением читать и писать", и это, как правило, передается на усмотрение чиновников, ведаю­щих проведением выборов. В последнее время в некоторых кон­ституциях этот ценз получает определенные модификации. На­пример, Конституция Эквадора 1977 г. называет голосование обя­зательным для умеющих читать и писать и факультативным для неграмотных (ст. 33). Ряд стран в соответствии с принятыми в пос­леднее время конституциями предоставляют неграмотным право голоса. Например, в Перу на первых после принятия новой кон­ституции всеобщих выборах в 1980 году, впервые в истории стра­ны к избирательным урнам были допущены неграмотные — их оказалось 857 тыс. человек.

Одним из распространенных правовых средств, исключаю­щих из политической жизни потенциальных избирателей, являет­ся ценз оседлости. Он включает в себя требование для избирате­лей непрерывного проживания в одной местности в течение уста­новленного законом срока (от 1 месяца до 2 лет). Действием этого ценза лишаются права голоса сезонные рабочие, которые вынуждены менять место жительства в поисках временной работы. В эту категорию автоматически попадают лица, вынужденные по тем или иным причинам отсутствовать во время выборов в своем му­ниципалитете. Часто заинтересованные в их голосах кандидаты или политические партии по собственной инициативе и за свой счет "отлавливают" таких избирателей и доставляют их из раз­личных районов страны в тот избирательный округ, где они име­ют право проголосовать. Это одна из форм открытого подкупа избирателей. Подобная категория избирателей получила в некото­рых странах наименование "летающих избирателей".

Традиционно во многих странах (Голландии, Турции, боль­шинстве латиноамериканских государств) отстраняются от уча­стия в голосовании военнослужащие. Конституция Эквадора 1977 г., например, прямо закрепляет положение, согласно которому лица, находящиеся на действительной военной службе, не могут пользо­ваться правом голоса. В других латиноамериканских странах (Перу, Панаме, Аргентине, Бразилии, Мексике и др.) лишены права уча­стия в голосовании унтер-офицеры и рядовой состав армии, фло­та, полиции, служители тюрем, военнообязанные, не прошедшие обязательной военной подготовки, и т. д. Отстранение военнослу­жащих (в основном рядового состава) от участия в голосовании формально объясняется концепцией: "армия — вне политики". Эта концепция расходится с реальной действительностью, особенно в развивающихся странах, где вооруженные силы очень часто ока­зывают решающее воздействие на общественно-политическую жизнь, и поэтому юридическое отстранение армии от участия в избирательной кампании является скорее парадоксальной особен­ностью многих политических режимов, нежели действенным ме­ханизмом.

В целом ряде стран в избирательной кампании не принима­ют участия служители церкви, поскольку официально провозг­лашается, что служение Богу не может быть совместимо с ак­тивным вмешательством в светскую политическую жизнь. Это не означает, что церковь абсолютно не участвует в избирательной кампании. Своим идеологическим воздействием на избирателей, особенно женщин, церковь иногда может изменить соотношение голосов избирателей в пользу определенных партий, особенно христианско-демократических. Кроме того, церковь обладает мощ­ными финансовыми возможностями, которые она использует для оказания денежной помощи некоторым кандидатам.

Законодательство ряда стран предусматривает легальные основания для лишения избирательных прав определенных кате­горий граждан: в частности, по решению суда (Бразилия, Арген­тина, Уругвай и др.), лиц, отбывавших наказание в виде тюрем­ного заключения, постоянно или временно лишенных политичес­ких прав, банкротов, должников государственной казны и т. д. Законодательством также может быть предусмотрено существо­вание так называемых  "моральных" цензов, детальная классификация которых, как правило, отсутствует, что дает возможность для злоупотреблений и произвольного отстранения от избиратель­ных урн целых групп избирателей. К этой категории могут отно­ситься лица, чьи действия являются общепризнанно дурными. В трактовке чиновников, ведающих проведением выборов, это мо­гут быть лица, занимающиеся бродяжничеством, пьянством, про­являющие неблагодарность к родителям и т. п.

Легальное лишение большой категории граждан права голо­са в результате действия многочисленных цензов искусственно сокращает избирательный корпус, в котором после этого остают­ся, как предполагается, самые достойные граждане.

Но даже из этой категории граждан не все участвуют в голо­совании. Значительная часть избирателей, удовлетворяющая всем установленным цензам и официально допущенная к участию в го­лосовании, тем не менее не является на избирательные участки в день выборов. Неявка избирателей на выборы получила назва­ние абсентеизма. Основная причина неявки избирателей на выбо­ры — их безразличие и отсутствие веры в возможные результа­ты выборов. Часть избирателей, особенно в сельской местности, предпочитает в день выборов продолжать заниматься полевыми работами, рыболовством и т. д. Кроме того, в отдаленных районах обычно существует проблема транспорта, тем более если пункт для голосования расположен в неудобном для избирателей месте, голосование проводится в неудобные часы и т. д. Некоторые не участвуют в голосовании, опасаясь политических инцидентов и столкновений, другие — из-за шантажа и нажима со стороны политических противников. Избирательные кампании многих стран полны примеров, когда "нежелательных" избирателей путем пись­менных или устных угроз заставляли оставаться дома в день голо­сования, если не было уверенности в желательном результате его голосования. Официальная доктрина обвиняет абсентеистов в непонимании "ценности демократических выборов". Многие из них действительно не понимают вопросы предвыборной борьбы, конк­ретные программы и обещания кандидатов, свои собственные права и обязанности на выборах и т. д. Таким образом, явление абсенте­изма может являться показателем непопулярности самой избира­тельной кампании и ее участников, а также хорошей погоды в дачный сезон.

С другой стороны, чтобы искусственно поднять активность избирателей на выборах, некоторые страны (Австралия, Авст­рия, Бельгия, Нидерланды, Италия, латиноамериканские стра­ны) в законодательном порядке вводят обязательное голосование. В данном случае выборы квалифицируются в качестве "обществен­ной функции", которая включает в себя не только право, но и обязанность граждан голосовать. Политический смысл введения обязательного вотума заключается в искусственном увеличении числа голосующих и ликвидации явления абсентеизма. Политичес­кая практика наглядно показывает, что обязательный вотум помогает политическим партиям получить голоса тех избирателей, которые не принимают активного участия в политической жизни страны. Рассматривая систему обязательного голосования, авст­ралийский государствовед Э. Браун отмечал, что система обяза­тельного голосования там, где она существует, "грубо фальси­фицирует народное представительство, что обязательное голосо­вание маскирует, но не устраняет пассивность голосующего избирателя, и эти пассивные избиратели, когда их юридически принуждают голосовать, становятся легкой добычей демагогии". В условиях действия этого принципа законом предусматриваются определенные санкции против граждан, уклоняющихся от учас­тия в голосовании под тем или иным предлогом. Такими санкциями могут быть препятствия в течение определенного времени заклю­чать деловые контракты, другие ограничения в предпринимательс­кой деятельности, при приеме на службу в государственный аппа­рат, а также денежный штраф. Действующий избирательный закон Италии ввел даже общественное порицание лица, уклоняющегося от участия в голосовании. Это порицание выносится мэром.

Однако практика абсентеизма может принимать вполне орга­низованный и продуманный характер, а иногда даже подогревает­ся различными политическими партиями, которые, будучи сами неуверенными в победе на выборах, призывают к бойкоту и своих сторонников, публично выражая тем самым политический протест.

Обязательное голосование предполагает и обязательную ре­гистрацию в качестве избирателя, причем в ряде случаев на обя­зательную регистрацию обращается большее внимание, чем на обязательное голосование. Объясняется это просто: администра­ция таким способом определяет количество лиц, достигших мини­мального избирательного возраста, а следовательно — пригод­ных для военной службы.


 

§ 3. Организация и порядок проведения выборов

Конечные результаты выборов во многом определяются той подготовительной работой по их организации и проведению, кото­рую осуществляют специальные избирательные органы, предста­вители государственного аппарата, судебной системы, политичес­кие партии, кандидаты на выборные должности и т. д. Организа­ция выборов в определенной степени зависит от того, какой вид выборов проводится в стране. Наиболее распространенный вид выборов очередные выборы, проводящиеся в специально ус­тановленные сроки или по истечении полномочий выборного органа или должностного лица.

Если законодательством страны установлена твердая дата проведения очередных выборов (например, по Конституции США президентские выборы проводятся "в первый вторник после пер­вого понедельника ноября високосного года"), специальной дек­ларации правительства или акта главы государства о назначении выборов обычно не требуется. Если же законодательство предус­матривает только дату вступления в должность выборного долж­ностного лица или дату начала первой сессии выборного органа, то требуется официальное назначение даты выборов. В обязатель­ном порядке требуется назначение главой государства или актом правительства даты выборов при проведении внеочередных (дос­рочных) или частичных (дополнительных) выборов. Внеочередные или досрочные выборы проводятся в парламентарных монархиях и республиках в случае досрочного роспуска парламента (или его нижней палаты) по требованию правительства, оформленному актом главы государства. Как правило, досрочные выборы в пар­ламент следуют за правительственным кризисом, вызванным раз­ногласиями в коалиционном правительстве или получением пра­вительством вотума недоверия в результате голосования в парла­менте. Внеочередные выборы могут проводиться в законодательные органы субъектов федерации или в органы местного самоуправле­ния в случае их досрочного роспуска.

Дополнительные (частичные) выборы могут проводиться при появлении депутатских вакансий (в случае смерти, отставки депу­тата, физической неспособности его занимать данный пост) или в случае обновления выборного органа по частям (частичные выборы).

Проведению любой формы выборов предшествует избиратель­ная кампания, т. е. специальный комплекс мероприятий, осуще­ствляемых государственными органами и политическими партия­ми. Избирательная кампания регулируется специальным законо­дательством, и ее правовое оформление включает в себя акты различных государственных органов (главы государства, парла­мента, правительства и т. д.). Официально избирательная кампа­ния начинается со дня установления или объявления даты голосо­вания и продолжается в течение установленного законом срока. Значительная роль в избирательной кампании принадлежит пред­выборной агитации за выдвинутых кандидатов или в целом за политические партии. Такая агитация очень разнообразна и вклю­чает в себя обязательное проведение многочисленных предвыбор­ных митингов и собраний, встреч кандидатов с избирателями, расклейку лозунгов, афиш, объявлений, издание статей, букле­тов, портретов, изготовление и раздачу символов и значков, вы­ступления по радио и телевидению. Возможность использования политическими партиями и отдельными кандидатами средств мас­совой информации в предвыборной агитации часто имеет решаю­щее значение. В условиях сильной политической обработки насе­ления победа кандидата даже на самый высокий государственный пост зависит не только от факторов объективного (политико-эко­номического), но и субъективного характера. Значительное влия­ние на распределение голосов избирателей могут иметь чисто личные качества кандидата, его удачные предвыборные речи и обещания, хорошо организованные турне по избирательному ок­ругу или стране в целом. Очень часто согласно традициям политической культуры кандидат, особенно на высший государствен­ный пост, должен иметь соответствующий имидж. Традиционно считается, что кандидат должен пользоваться популярностью, иметь "демократическое происхождение", слыть патриотом. В его политической биографии желательны эффектные выступления в защиту одновременно и профсоюзов и бизнеса. Он должен выгля­деть энергичным борцом с бюрократией, коррупцией и преступно­стью. Впрочем, возможны и другие, детерминированные конкрет­ной ситуацией, варианты.

Во многих странах сама обстановка проведения избиратель­ной кампании ограничивает ее справедливый, демократический характер. В ходе ее часто процветает политическая коррупция, неприкрытый подкуп избирателей и различных должностных лиц, чиновников, ведающих проведением выборов, нарушение изби­рательного законодательства, акты насилия на выборах, много­численные злоупотребления.

Избирательная кампания невозможна без значительных фи­нансовых расходов политических партий и кандидатов на выбор­ные должности. В большинстве стран законодательством устанав­ливается верхний предел финансовых расходов политических партий на избирательную кампанию в пользу своих кандидатов, превышение которых влечет за собой определенные санкции. На деле очень часто кандидаты от политических партий нарушают эти положения.

Для проведения избирательной кампании территория страны обычно делится на избирательные округа, а те, в свою очередь, на избирательные участки. Такое деление устанавливается спе­циальными законами, актами правительства или органов местно­го самоуправления. Такими актами обычно устанавливается и число мандатов, подлежащих замещению в каждом избирательном ок­руге. Традиционно применяется деление на многомандатные (по­линоминальные) избирательные округа, от которых избирается сразу по несколько депутатов, и одномандатные (униноминаль-ные) округа, от которых избирается по одному депутату. Редко встречающейся разновидностью избирательных округов является единый избирательный округ, охватывающий сразу всю страну, от которого избираются сразу все депутаты парламента.

Для контроля за ходом проведения избирательной кампании организуются специальные органы, состоящие из центральных избирательных органов, функции которых в ряде государств (Ита­лия, Великобритания и др.) возложены на министерство внутрен­них дел или центральные избирательные комиссии, включаю­щие представителей политических партий и действующие под руководством представителя государственного аппарата, или же в составе только фактически несменяемых государственных слу­жащих. В США, например, руководство подготовкой выборов на­ходится в компетенции органов отдельных штатов. Помимо цент­ральных избирательных органов существуют окружные избирательные органы, их функции могут выполнять специальные чи­новники государственного аппарата, именуемые "уполномоченными по выборам". В ряде стран (Италия, ряд штатов США) в эти ко­миссии могут входить чиновники, судьи или депутаты местных выборных органов. Участковые избирательные органы назнача­ются либо вышестоящими избирательными органами, либо орга­нами местного самоуправления и могут включать в свой состав чиновников государственного аппарата или представителей круп­нейших политических партий. Таким образом, в общей схеме кон­троля за организацией и проведением выборов решающая роль принадлежит чиновникам государственного аппарата, в частно­сти министерства внутренних дел, или специально назначенным уполномоченным или инспекторам по выборам. В функции этих уполномоченных входит проведение в жизнь избирательных зако­нов на территории своего избирательного округа, общий контроль за регистрацией избирателей, процессом голосования и т. д.

Регистрация или составление списков избирателей осуществ­ляются местными избирательными комиссиями. Законодатель ряда стран предусматривает, что избиратели сами должны заботиться о включении их в списки для голосования (США, Великобрита­ния, страны Латинской Америки). Во многих европейских странах включение избирателей в списки является обязанностью органов местного самоуправления. И в том и другом случае избиратель­ный список может носить временный характер (составляемый пе­ред каждыми выборами заново) или постоянный (перед очередны­ми выборами лишь частично обновляемый).

Регистрация избирателей и составление списков, как прави­ло, заканчиваются в соответствии с определенным сроком до даты выборов (в некоторых странах — за несколько месяцев). Это озна­чает, что лица, официально не зарегистрированные в избира­тельных списках, не могут участвовать в голосовании, поскольку положения избирательных законов запрещают вносить новых из­бирателей в списки после окончания официальной регистрации. На практике это означает еще одно ограничение принципа всеоб­щности избирательного права граждан.

Законодательству некоторых стран известен институт так называемых "официальных наблюдателей", представителей кан­дидата на выборную должность, назначенных на избирательный участок, по которому он баллотируется. В функции официаль­ных наблюдателей входит наблюдение за ходом голосования и подсчет бюллетеней. Официальные наблюдатели имеют право выражать протест по поводу замеченных ими нарушений изби­рательных законов или порядка голосования. Внешне институт официальных наблюдателей выглядит как демократическое уч­реждение, призванное осуществлять своеобразный контроль за работой правительственных чиновников и других лиц, ведающих проведением выборов, и гарантировать беспристрастные резуль­таты голосования. Фактически же официальные наблюдатели — это дополнительное звено в цепи официальных и неофициальных агентов баллотирующихся в данном округе кандидатов, которое может привести к увеличению количества правонарушений.

Особой и довольно своеобразной формой государственного контроля за ходом избирательной кампании и проведением голо­сования является существование в некоторых странах специаль­ных судебных органов — судов по избирательным делам, созда­ние и функционирование которых предусмотрено текстами кон­ституций или специальным законодательством. В состав этих судов, как правило, входят назначаемые правительством профессиональ­ные судьи. Представительство избирательного корпуса или поли­тических партий в них не предусмотрено. Функции судов по изби­рательным делам (Мексика, Аргентина и др.) состоят в установле­нии общего порядка деления страны на избирательные округа, контроле за правильностью составления списков избирателей, установлением даты выборов, официальной регистрации кандида­тов; утверждении результатов голосования или их аннулирова­нии; выдаче избранным депутатам мандатов и т. д. В компетен­цию этих судов входит также проведение специального судебно­го разбирательства действий лиц, совершивших различные правонарушения, связанные с избирательной кампанией. В от­дельных случаях судам по избирательным делам предоставлены полномочия по толкованию действующих избирательных зако­нов, разработке и подготовке новых законопроектов. Важнейшая формально судебная, а практически чисто политическая функ­ция этих судов — регистрация политических партий для участия в избирательной кампании или отказ в такой регистрации, что равносильно наложению судебного запрета на деятельность по­литической партии.

Важнейшим этапом избирательной кампании является вы­движение кандидатов на выборные должности. Порядок их вы­движения регулируется специальным избирательным законом. На практике применяется несколько способов выдвижения кандида­тов на выборные должности. Один из самых распространенных — подача специального заявления, подписанного самим кандидатом в соответствующий, установленный законодательством орган. Иног­да такое заявление необходимо скрепить подписями нескольких избирателей. Другой способ предполагает подачу официальной пе­тиции от имени партии или от группы избирателей. Система пе­тиций применяется в Швейцарии, ряде штатов США и т. д. В Ита­лии, например, кандидаты на замещение выборных должностей выдвигаются исключительно политическими партиями и органи­зованными политическими группами, которые должны согласно избирательному закону направить в Министерство внутренних дел за 62 дня до выборов избирательные эмблемы с точным названием своей партии или группы. Заявка рассматривается в течение трех дней. В период с 55-го по 45-й день до выборов происходит выс­тавление в избирательных округах списков кандидатов. По закону число кандидатов каждого списка в избирательном округе долж­но составлять не менее трех и не более общего числа депутатов, избираемых по округу. Один и тот же кандидат может быть выс­тавлен не более чем в трех избирательных округах по спискам одной и той же партии или группы. Список кандидатов, выдвину­тых в избирательном округе, должен быть скреплен подписями от 50 до 1 тысячи избирателей данного избирательного округа и со­держать эмблему соответствующей партии или группы. В период с 45-го по 40-й день до выборов центральное бюро избирательных округов рассматривает и утверждает представленные списки кан­дидатов. Решение этого бюро об отклонении избирательных спис­ков может быть обжаловано в общенациональное центральное из­бирательное бюро, которое в трехдневный срок принимает реше­ние по жалобе. После утверждения всех избирательных списков составляются избирательные бюллетени. Особым способом выдви­жения кандидатов можно рассматривать процедуры первичных выборов — праймериз, — осуществляемую в США. Это своего рода первичная проба политических сил, предварительная оценка популярности того или иного кандидата.

В ряде стран при регистрации кандидата на выборные долж­ности он должен заполнить так называемые "кандидатские серти­фикаты". Ни один голос, поданный за лицо, не заполнившее "кан­дидатский сертификат", не учитывается при подсчете голосов, так как он является официальным свидетельством того, что дан­ное лицо выдвинуто кандидатом на ту или иную выборную долж­ность. Обычно заполняющий сертификат обязан заявить в нем, что настоящим он выдвигает свою кандидатуру на ту или иную должность, что он не лишен по закону права избрания на эту должность. Здесь же он обязан назвать политическую партию, к которой официально принадлежит, и свой почтовый адрес для различных избирательных целей. Но на практике при любой фор­ме выдвижения кандидатов фактическое признание лица канди­датом на выборную должность осуществляется руководством тех или иных политических партий. Кандидат, выдвинутый группой "независимых" избирателей, может, как правило, рассчитывать на успех только в случае поддержки политической партии и ее избирательного аппарата, а сами "независимые" кандидаты, офи­циально не связанные с политическими партиями, могут рассчи­тывать на победу только в результате резкого размежевания сил внутри политических партий или собственной личной популярнос­ти и громадных финансовых возможностей. Избирательная кампа­ния завершается голосованием. Конституции закрепляют процеду­ру тайного голосования как более демократическую. В большин­стве стран избиратели голосуют с помощью избирательных бюллетеней. Избиратель сам лично заполняет бюллетень или дела­ет на нем соответствующие пометки, а затем опускает его в урну. В некоторых странах (например, ряд штатов США) для голосова­ния избирателей используются специально сконструированные избирательные машины, которые практически исключают манипу­ляции голосами избирателей. Избиратель, таким образом, голосует в изолированной кабине путем нажатия специальных рычажков.

В подавляющем большинстве стран применяется так называ­емая система официальных бюллетеней, при которой бюллетени изготавливаются уполномоченными государственными органами по установленному образцу. В некоторых государствах действует си­стема неофициальных бюллетеней, отпечатанных самими парти­ями. Политические партии могут использовать определенную сим­волику или цвет, что позволяет избирателям, особенно неграмот­ным, легче ориентироваться среди партийных группировок или отдельных кандидатов. Законодательство отдельных стран допус­кает возможность голосования избирателей по почте и голосова­ние представителей за неграмотных и больных. Например, За­коном о выборах Швеции разрешается голосование не на избира­тельном участке, а дома или на почте. В этом случае надлежащим образом оформленные избирательные бюллетени, которые мож­но получить у почтальона, запечатываются в специальный кон­верт. На нем оформляется доверенность на передачу избиратель­ных бюллетеней через близкого родственника или почтальона. Доверенность должна быть скреплена подписью свидетелей, под­тверждающих, что проголосовал сам избиратель.


 

§ 4. Определение результатов голосования и  избирательные  системы

Важнейшим этапом выборов является определение резуль­татов голосования, которое включает подсчет поданных и при­знанных действительными бюллетеней и определение победите­лей выборов. Эта процедура производится в масштабах избира­тельного округа специальными органами, осуществляющими общий надзор за проведением выборов: избирательными бюро, избира­тельными комиссиями и т. д., включающими, как правило, опре­деленное количество специальных счетчиков. Если необходимо получить результаты голосования в масштабах всей страны, под­считанные бюллетени в избирательных округах направляются в центральные органы по проведению выборов, где и подсчитыва-ется общее число голосов, поданных за того или иного кандидата. Закон, как правило, запрещает задерживать или откладывать подсчет голосов. Последний начинается сразу же после официаль­ного окончания голосования.

Сама система подсчета голосов регулируется в ряде случаев специальными правилами оценки избирательных бюллетеней, которые содержат основные направления, по которым должно производиться определение действительности избирательного бюллетеня, условия признания его испорченным и т. д. При под­счете голосов широко используется электронно-вычислительная техника, но даже она не в состоянии ликвидировать систему зло­употреблений при подсчете голосов. Как правило, в практике про­ведения выборов самое большое количество протестов по нару­шению избирательных законов предъявляется именно в отноше­нии процедуры подсчета голосов и определения победителей.

Наиболее частые нарушения правил подсчета голосов могут сводиться к следующему:

искусственное увеличение числа поданных в избирательном округе бюллетеней, когда при подсчете бюллетеней оказыва­ется больше, чем зарегистрированных избирателей. Выход из такого положения, в котором выборы следовало бы признать недействительными, избирательные комиссии находят в сле­дующем: наугад уничтожается столько бюллетеней, насколь­ко их количество превышает количество зарегистрирован­ных избирателей, а затем начинается официальный подсчет оставшихся бюллетеней;

искусственное увеличение числа поданных голосов за како­го-либо одного кандидата, т. е. прямая фальсификация ре­зультатов голосования;

прямая приписка голосов, поданных за одного кандидата, другому кандидату. Разумеется, такие приемы подсчета го­лосов являются прямым искажением волеизъявления изби­рателей и представляют собой грубое нарушение избира­тельных законов, за что может последовать уголовная от­ветственность.

Для определения результатов голосования используются спе­циальные избирательные системы, т. е. установленный законом или другим нормативным актом способ определения результатов голо­сования и порядок распределения мандатов между партиями. Тра­диционными и наиболее распространенными избирательными сис­темами являются две: система пропорционального представитель­ства (пропорциональная) и система большинства (мажоритарная). Они в свою очередь имеют несколько разновидностей. В отдельных странах встречается смешанная система. Большинство стран ис­пользуют и ту и другую системы в зависимости от вида выборов.

Мажоритарная система предполагает, что для избрания кан­дидат должен получить большинство голосов избирателей данно­го округа или страны в целом (если речь идет о выборах прези­дента). Она может применяться в одномандатных округах, тогда каждая партия выставляет только одного кандидата, и избира­тель голосует за кандидата той или иной партии. Если система большинства применяется в многомандатных округах, партия вы­ставляет сразу целый список своих кандидатов, и избиратель го­лосует не за отдельных кандидатов, а за партийный список в це­лом. Партийный список, собравший большинство голосов, забира­ет все мандаты по данному округу.

Мажоритарная система предусматривает распределение ман­датов таким образом,  что кандидат или политическая партия, получившая в данном избирательном округе большинство голо­сов, получает мандат или все мандаты от данного округа. Мажо­ритарная избирательная система не в состоянии адекватно отра­зить действительную расстановку политических сил на выборах, поскольку ее основное назначение состоит в обеспечении стабиль­ности существующей системы. Обычно мажоритарная система имеет две разновидности: абсолютного или относительного большин­ства. Мажоритарная система абсолютного большинства предусмат­ривает, что победитель на выборах должен получить больше по­ловины (50% плюс один голос) всех признанных действительными голосов в данном округе. Такая система применяется на выборах президентов в ряде латиноамериканских стран. На практике она малоэффективна и часто нерезультативна, поскольку для того чтобы собрать больше половины голосов избирателей, отдельному кандидату или политической партии необходимо обладать очень большим влиянием в избирательном округе или в целом по стра­не. Если никто из баллотирующихся кандидатов не соберет требу­емого большинства голосов, возможно проведение второго тура голосования, к участию в котором допускаются два кандидата, собравшие наибольшее количество голосов в первом туре голосо­вания. Из двух кандидатов победителем становится тот, который получил больше голосов, чем его соперник. Поскольку в данном случае другие кандидаты к баллотировке вторично не допуска­ются, победитель собирает абсолютное большинство голосов. В некоторых случаях законом может быть предусмотрено проведе­ние второго тура в виде повторных выборов. Такая процедура может иметь несколько разновидностей, в частности в перебалло­тировке могут участвовать все кандидаты из первого тура, или же лица, собравшие в первом туре менее установленного мини­мума голосов, могут быть исключены из бюллетеней. Избранным в данном случае считается тот, кто соберет больше голосов, чем любой другой, но не обязательно больше половины. Наконец, осо­бым способом перебаллотировки считается такой, когда вместо проведения второго тура голосования проводится голосование в высшем законодательном органе власти. В данном случае для уча­стия в выборах допускаются два кандидата, собравшие наиболь­шее число голосов в первом туре голосования избирателей. Изби­рательные законы некоторых стран предусматривают гипотети­ческий случай, когда голоса во втором туре разделились бы абсолютно поровну: тогда или старший по возрасту становится победителем, или кандидатам предлагают бросить жребий.

Более результативной с точки зрения определения победите­лей на выборах является мажоритарная система относительного

большинства (США, Великобритания, Канада, Индия и др.). По этой системе победителю достаточно собрать больше голосов, чем любому другому претенденту, но не обязательно больше полови­ны. Эта система работает в том случае, когда на выборах в данном избирательном округе баллотируются только два кандидата. Если же выдвинут всего один кандидат, голосование не проводится, и данный кандидат провозглашается победителем без проведения выборов. Насколько эта разновидность мажоритарной системы ис­кажает истинные настроения избирателей, можно проиллюстри­ровать следующим примером. Предположим, в избирательном ок­руге проводятся выборы по системе одноименного голосования, за одно депутатское место борются 4 политические партии (в ок­руге — 200 тысяч избирателей). Кандидат партии А получил 70 тысяч голосов, партии Б — 60 тысяч голосов, партии В — 50 тысяч, партии Г — 20 тысяч. Побеждает кандидат партии А, он получил голосов больше, чем любой другой кандидат в отдельнос­ти, хотя абсолютное большинство избирателей (130 тысяч) прого­лосовало за других кандидатов, т. е. против него. Совершенно оче­видно, что в условиях действия этой системы победитель выра­жает волю меньшинства избирателей данного округа. Голоса, отданные кандидатам других политических партий, фактически пропадают. Если избирательное законодательство разрешает бло­кирование партий и выставление единого кандидата, то в данном списке партия Б (60 тысяч) может сблокироваться с партией Г (20 тысяч) и, выставив единого кандидата, завоевать депутатский мандат относительным большинством в 80 тысяч голосов избира­телей, и тогда кандидат партии А (70 тысяч), набравший голосов больше, чем три другие политические партии в отдельности, де­путатского мандата не получит. При мажоритарной системе отно­сительного большинства выборы могут проводиться и списком, когда от округа избирается несколько депутатов (плюрономиналь-ная система). При такой системе политические партии нацелены на то, чтобы победить в большинстве избирательных округов, хотя бы даже с минимальным преимуществом, получив все мандаты по данному избирательному округу.

Имеются и некоторые другие разновидности мажоритарной системы, в частности, мажоритарная система квалифицирован­ного большинства. Избирательский закон при этом предусматри­вает, что для избрания кандидат должен собрать значительно больше половины голосов избирателей. Но избирательная практи­ка ряда стран показывает, что при действии любых разновиднос­тей мажоритарной системы число депутатских мест не соответ­ствует количеству голосующих избирателей, а сама мажоритар­ная система не всегда является результативной и адекватно отражающей волеизъявление избирательного корпуса.

Более точно соотношение политических сил во время выбо­ров отражает пропорциональная система. Она предусматривает распределение мест в парламенте или органах местного самоуп­равления между партиями в пропорциональной зависимости от числа поданных за нее голосов избирателей. Эта система позволя­ет партиям быть представленными в выборных органах в соответ­ствии со своим влиянием в политической жизни страны и попу­лярностью среди избирателей.

Распределение депутатских мест по пропорциональной сис­теме осуществляется в соответствии с устанавливаемой сразу после выборов избирательной квотой (избирательным метром). Избира­тельная квота определяется после подсчета общего количества поданных и признанных действительными голосов путем деления количества голосов на число выборных мест, приходящихся на данный избирательный округ. Например, если в округе подано 100 тысяч голосов (для простоты вычисления цифры округлены) и подлежит замещению 4 депутатских места, то избирательная квота (метр) будет равна 25 тысячам (100 : 4). При способе единого числа законом заранее устанавливается единое для всех округов число голосов, необходимое для избрания одного депутата вне зависи­мости от количества голосов, поданных в избирательных округах. После определения избирательной квоты каждый партийный спи­сок получает столько мандатов, сколько таких квот укладывается в собранном им количестве голосов. Например, в избирательном округе (со 100 тысячами избирателей) за 4 депутатских места бо­ролись 3 политические партии (А, Б, В). После подсчета голосов результаты оказались следующие: за список партии А проголосо­вало 55 тысяч человек, Б — 30 тысяч, В — 15 тысяч. Избиратель­ная квота — 25 тысяч. Следовательно, мандаты распределяются следующим образом: партия А получает 2 мандата (55 : 25 = 2. 5 тысяч голосов остаток), партия Б получает 1 мандат (30 : 25 = 1. Остаток 5 тысяч голосов), партия В не получает пока ни одного мандата, так как ее список не получил избирательной квоты, за нее проголосовало всего 15 тысяч избирателей. Но в соответствии с избирательной квотой распределено 3 места из 4, одно место не укладывается в квоту. В данном случае вступает в действие сис­тема наибольшего остатка, т. е. одно место должна получить партия, имеющая наибольшее количество "неиспользованных" голосов избирателей. В нашем примере это партия В (15 тысяч), которая и получает четвертый мандат. Но это уже серьезное ис­кажение пропорциональной системы, так как вес мандатов неоди­наков (25 тысяч и 15 тысяч). В некоторых странах применяются определенные разновидности распределения оставшихся в изби­рательном округе мандатов на основании установленной квоты. Такие мандаты могут распределяться в соответствии с установ­ленными правилами в масштабе объединения округов (например, в Австрии), а в Италии на выборах в палату депутатов эти места распределяются в общегосударственном масштабе. В целом ряде стран (Исландия, Дания, Швеция и т. д.) помимо мест, распреде­ляемых по округам, также распределяется определенное число мест в общегосударственном масштабе. С целью более точного оп­ределения избирательной квоты применяют систему наибольшего среднего или систему Д'Ондта (по имени бельгийского математи­ка — изобретателя этой системы). В соответствии с этой системой число голосов, полученных каждым списком, делят последова­тельно на 1, 2, 3, 4 и т.д. до цифры, соответствующей числу списков.

Затем полученные частные распределяют в порядке убывания: 55; 30; 27,5; 18; 15; 10; 7,5; 5. Частное, порядковый номер которого соответствует числу замещаемых мандатов (в нашем случае 18 ты­сяч), является общим делителем. Каждый список получает столько мест, сколько раз общий делитель укладывается в полученном этим списком числе голосов. В нашем случае партия А получит 3 манда­та, партия Б — 1 мандат, партия В не получит ни одного. Помимо системы Д'Ондта применяются различные ее разновидности, да­ющие более или менее приближенный к пропорциональному со­отношению голосов и замещаемых мест результат. Эти системы применяются в ФРГ, Италии, Португалии, Финляндии и т. д.

Особая разновидность пропорциональной системы, применя­емая в практике многих стран, — система голосования по префе­ренциям. Это означает, что внутри списка избиратель против фамилии кандидатов проставляет цифрами свои преференции (1, 2, 3, 4 и т.д.), т.е. кого бы он хотел видеть избранным следую­щим, если его кандидат не получит достаточного для избрания количества голосов. Редко встречающейся разновидностью пропор­циональной системы является панаширование, т. е. одновремен­ное голосование за кандидатов из различных списков (Швейца­рия). Панаширование значительно искажает пропорциональную систему, поскольку главным в данном случае является не выбор между партиями и их платформами, а выбор между личными ка­чествами кандидатов, вне зависимости от их партийной принад­лежности. Как правило, панаширование используют избиратели, безразличные к характеру борьбы политических партий.

Также редко встречающейся разновидностью пропорциональ­ной системы является система "единого передаваемого голоса" (Ирландия, Австралия, ряд индийских штатов). В данном случае голосование осуществляется по преференциям, и кандидат, на­бравший достаточное количество голосов по первым преференци­ям, объявляется избранным. Все остальные собранные им, но ока­завшиеся излишними голоса передаются кандидату, который по­лучил наибольшее после него количество отметок о преференции. Затем процедура может быть продолжена в отношении третьего кандидата и т. д. При этой математически довольно сложной сис­теме голоса избирателей не пропадают, а передаются как бы "по цепочке" от одного кандидата к другому. В данном случае такая система создает условия для искусственного образования необхо­димой избирательной квоты.

Пропорциональная система и ее разновидности применяются в Скандинавских странах, в Бельгии, Греции, Италии, Австрии, Швейцарии, Израиле и т. д.

В некоторых странах наряду с применением пропорциональ­ной системы действует законодательно установленный "загради­тельный пункт" или оговорка, в соответствии с которой обяза­тельным условием участия партии в распределении мандатов яв­ляется получение ею не менее определенного процента голосов избирателей. Если партия не смогла обеспечить себе на выборах определенный процент голосов, она не допускается к участию в распределении мандатов. Такая система действует в Италии, Да­нии, ФРГ, Израиле, Швеции и других странах. В ФРГ, чтобы партия получила право принять участие в распределении манда­тов, она должна собрать в масштабе всей страны не менее 5% признанных действительными голосов (пятипроцентная "загради­тельная" оговорка) или победить не менее чем в трех одномандат­ных округах. Подобного рода оговорки являются искусственными и довольно сильно искажают пропорциональную избирательную систему.

Важное значение при пропорциональной избирательной сис­теме придается распределению мандатов внутри списка между кандидатами одной партии. Часть стран придерживается правил жестких списков, когда предложенные избирателям кандидаты получают мандаты в той последовательности, в какой они пере­числены в списке. В других странах (Дания, Бельгия, Австрия, Нидерланды) применяют систему полужестких списков, когда пер­вое место предназначено кандидату, стоящему первым в списке, но зато кандидаты, получившие большее число преференций, даже если их фамилии расположены в конце списка, могут быть передвинуты выше и получить мандат. И, наконец, в ряде стран (Швейцария, Италия) действует правило свободных списков, при котором решающее значение придается преференциям, простав­ляемым избирателями, в соответствии с которыми и осуществля­ется распределение депутатских мандатов.

Пропорциональная система более предпочтительна для тех партий, которые имеют значительную поддержку избирателей, хотя распределение оставшихся мандатов по методу наибольших остатков не только искажает пропорциональную систему, но мо­жет и способствовать получению мест мелкими партиями.

Некоторые страны применяют смешанные избирательные системы, сочетающие в себе элементы мажоритарной и пропор­циональной. На такой основе происходят выборы в Бундестаг ФРГ, когда половина его депутатов избирается по мажоритарной систе­ме относительного большинства в половине избирательных окру­гов, на которые делится территория, а другая половина — по пропорциональной системе по спискам, выдвигаемым партиями в каждой земле. Победителем в округе объявляется кандидат, по­лучивший относительное большинство голосов. При такой систе­ме большинство мандатов получают крупные партии, даже при незначительном перевесе сил.