Печать

Раздел I. Феодальный период в истории России Глава 1. Возникновение и развитие древнерусского государства

Posted in История РФ - Ш.М. Мунчаев, В.М. Устинов История России


§ 1. Восточные славяне и образование древнерусского государства. Принятие христианства на Руси

Образование древнерусского государства, рождение первого феодального государства было не однократным событием, а процессом длительным. Развитие славянского общества растянулось на много веков.

Исходной позицией для последовательного рассмотрения истории славян, как отмечает крупный исследователь древнейшей истории Руси академик Б. А. Рыбаков, следует считать период отделения славянской языковой семьи от общего индоевропейского массива, который датируется серединой II тысячелетия до н.э. К этому времени предки славян, к которым в отдаленные времена до новой эры применялся термин "праславяне", прошли уже длительный путь развития родо-племенного общества (Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества. М.: Наука, 1982. С. 12). Вычленение праславян из индоевропейского массива было результатом тех значительных сдвигов в первобытном обществе, которое происходило у племен северной половины Европы на рубеже III и II тысячелетий до н.э.

Племена расселялись, перемешивались, сливались. По окончании расселения к середине II тысячелетия до н.э. обозначился процесс постепенной консолидации осевших родственных племен в большие этнические массивы. Одним из таких массивов и были праславяне. К этому времени славянский мир находился на уровне первобытнообщинного строя, имел богатое историческое прошлое. Славянство того периода не было абсолютно монолитным, однако оно имело много общего. Во второй половине II тысячелетия до н.э. в результате сложных процессов, происходивших в тот период в Европе, единообразие праславянского мира постепенно начинает разрушаться. В результате войн из разных этнических племен складывались новые общности, а старые распадались. Вхождение части праславян в одну из таких новых общностей нарушило прежнее единообразие культуры всех праславян, однако, как отметил академик Б. А. Рыбаков, не коснулось общего праславянского языка. В восточной половине праславянского мира в конце II и в начале I тысячелетий до н.э. также происходит ряд изменений. Исторически наиболее важной областью здесь становится Среднее Поднепровье, которое со временем превращается в ядро Киевской Руси, где быстро начинает развиваться хозяйство. Славяне Среднего Поднепровья возделывали пшеницу, ячмень, рожь, овес, просо, горох, гречиху. Экспорт зерна в Римскую империю стимулировал развитие земледелия. Международное положение восточного славянства в то время было тесно связано с судьбами Римской империи, определявшей тогда ход ис­торического процесса во всей Европе.

Римская империя пересекала Европу по диагонали — от Шотландии до устья Дона. Сотни варварских племен, в том числе и славяне, испытывали ускоренное развитие, катализатором которого был Рим. Торговля, подкуп вождей, набор наемников, захват земель и наложение повинностей — все это усиливало социальное расслоение внутри племен, одновременно побуждало племенные дружины как к освобождению от власти Рима, так и к овладению теми сокровищами, которыми располагали римские города. Все это выражалось в ряде широких наступательных операций этих племен, объединенных в большие союзы. Не находились в стороне от этих процессов и славянские племена. Войны этого периода наложили свой отпечаток на ход дальнейшего исторического развития славян. В связи с нашествием в 370-е г. гуннов ситуация в Европе меняется. Разгром гуннами римских городов в Причерноморье подорвал важнейшую статью процветания славян Среднего Поднепровья — экспорт хлеба. В результате славяне в определенной мере уравнялись со своими менее развитыми сородичами, заселявшими северную лесную полосу. По оценкам древнерусского историка-летописца Нестора, контакт между развитыми славянами и их сопредельными сородичами исчез. Хотя славянские лесостепные племена и испытали единовременный разгром, однако включить Среднее Поднепровье в систему владычества гуннов не удалось.

В истории всего славянства огромную роль сыграли события, происходившие в VI в. Не случайно летописец Нестор в своем труде "Повесть временных лет" изложению этих событий уделяет большое внимание. В VT в. началось массовое вторжение славян на Балканский полуостров. Славяне дошли до древней Спарты и островов Средиземного моря. Говоря о славянах, следует хотя бы коротко остановиться на вопросе о происхождении этнонима "славяне". По мнению академика Б.А. Рыбакова, по всей вероятности, уже в VI-VII вв. произошло повсеместное распространение этнонима "славяне" на все венедские и андские племена. Все те племена, которые в I-VT вв. смешались с древними балтами и соседствовали с ними (дреговичи, кривичи, половчане), пользовались Днепром и его притоками. Важнейшие реки — Припять, Березина, Днепр, Десна стекались к высотам, которые, как отмечает Б.А. Рыбаков, впоследствии стали называться Киевскими. В конце V — начале VT вв. значение Киевских высот значительно возросло.

Восточные славяне в VTI-VIII вв. уже составляли значительную часть населения Восточной Европы. Именно в это время славяне постепенно осваивают покрытые густыми лесами пространства современного Центра — территории России. Плотность населения здесь была настолько мала, что пришельцам не приходилось вступать в конфликты с местными жителями. Высокая земледельческая культура славян, приобретенная на плодородных землях юга, положительно воспринималась коренными жителями. Мирное сотрудничество славян с балтским и угро-финским населением постепенно приводило к ославяниванию его значительной части. Исследования антропологов показывают, что предками современных русских, украинцев и белорусов являются не только славяне, но и древние угро-финны и балты.

Интересно в этой связи обратить внимание и на следующий факт. В середине VII в. в южных степях складывается Болгарское государство, представлявшее собой конгломерат разных племен, где основным источником богатства знати была военная добыча. Внутренние междоусобицы быстро привели к распаду государства. Часть болгар откочевала на Дунай, в Добруджу, и подчинила себе местные славянские племена. Как отмечают историки, пришельцы быстро ославянились, хотя и передали славянскому населению свое название. Другая часть болгар двинулась на северо-восток и осела в среднем течении Волги и на нижней Каме, создав крупное государство — Волжско-Камскую Болгарию (или Булгарию), которое впоследствии по ряду причин распалось.

Хазарам (первоначально Хазарский союз племен располагался на территории нынешнего Дагестана) удалось установить свое господство над восточнославянскими племенами, многие из которых платили им дань вплоть до конца IX в.

По историческим источникам можно проследить, что в VII-VIII вв. у славян идет интенсивный процесс разложения родоплеменного строя. Так, из начальной летописи мы знаем о крупных восточнославянских племенных группах — полянах, живущих на Днепре возле Киева, их соседях — древлянах (столица — Искоростень), словенах, или ильменских славянах у озера Ильмень (будущие новгородцы), дреговичах, живших между Припятью и Западной Двиной, кривичах, главным городом которых был Смоленск, половчанах, селившихся на берегах реки Полоты (их город — Полоцк), северянах (северных соседях полян), радимичах в бассейне реки Сож, вятичах в бассейне Оки и др. В данном случае речь идет не о племенах, а о более крупных племенных союзах, образованию которых непосредственно предшествует возникновение государства. У каждого из этих союзов было свое "княженье". Это еще не княжества в более позднем, феодальном смысле слова, а князьями первоначально именовались племенные вожди.

Названия славянских племенных союзов большей частью связаны не с единством происхождения, а с районом расселения. Так, поляне жили в полях, древляне — в лесах и т.д. Это свидетельствует о том, что в то время у славян территориальные связи уже преобладали над родовыми.

Так мы подходим к пониманию происхождения Руси. Известно, что первыми словами исторического труда Нестора были слова о происхождении Руси "Откуда есть пошла Русская земля". В литературе имеются около двадцати различных ответов на этот вопрос, взаимно исключающих друг друга. По мнению Б.А. Рыбакова, русов считали и варягами, и литовцами, и балтийскими славянами, и финнами, и славянами, и среднеазиатскими аорсами, и др. Основная же борьба в историографии по этому вопросу, которая не прекращается и сегодня, шла между норманистами и их противниками. Длительность споров о происхождении Руси во многом объяснялась противоречиями в источниках, обилием домыслов и догадок у самих древних авторов. В этих источниках имеются прямые указания на то, что русы — варяги и столь же пря­мые свидетельства их славянства. Русов то называют кочевниками, то говорят, что они из племени славян, то противопоставляют их славянам и т.д. Мнения на сей счет разнохарактерны, очевидно, историки и далее будут трудиться в этой области, высказывать свои гипотезы и различные суждения. Однако необходимо учитывать, что в "Повести временных лет" Нестора употребление слов "Русь", "Русская земля" ассоциируется с понятием восточных славян, единой русской народности, единого русского государства. Это же понятие характерно и для более поздних суждений летописцев. На этой "Русской земле" существовало несколько враждовавших между собой княжеств: Киевское, Переяславское, вотчина Юрьевичей, Черниго-Северская вотчина Ольговичей и др. Из различных суждений о понятии "Русская земля" точка зрения академика Б. А. Рыбакова нам представляется наиболее приемлемой и правдоподобной. Русская земля IX-XIV вв. в широком смысле слова — это область древнерусской народности с единым языком, единой культурой, временной единой государственной границей (Рыбаков Б. А. С. 67). Начало государства Руси связывается с основанием города Киева в земле полян. Еще в древности Киев считали "матерью городов русских". Основателем Киева, как отмечает летописец Нестор, был Кий — ис­торическая личность. Кий — это славянский князь Среднего Поднепровья, родоначальник киевских князей. Он был известен самому императору Византии, который пригласил Кия еще в V в. в Константинополь и стремился привлечь его в качестве военного союзника.

Определенный интерес по этим сюжетам представляет и другая точка зрения, изложенная в книге "История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России IX — начала XX вв.", изданной в Москве в 1991 г. В статье С.В.Думика и А.А. Турилова "Откуда есть пошла русская земля" читатель найдет интересные суждения по этим вопросам, с которыми можно согласиться, а можно и поспорить. Авторы пишут, что мы должны отдавать себе отчет, что само по себе происхождение названия страны отнюдь не является решающим для оценки генезиса ее государственности. В истории есть немало примеров, когда народ заимствует свое имя совсем не от того предка, от которого наследует язык и материальную культуру, причем комбинации тут могут быть самыми различными. Славяноязыческие болгары носят имя тюркского племени, в VII в. создавшего на Балканах первое Болгарское царство и бесследно растворившегося среди сла­вянских племен, составляющих большинство его населения. При этом, отмечают авторы, в их материальной культуре весьма заметно присутствие третьего этноса — древних фракийцев, эллинизированных во времена Римской империи.Объединение восточнославянских земель в древнерусское государство было подготовлено внутренними социально-экономическими процессами. Но произошло это, по мнению авторов, в результате похода князя Олега вместе с другими племенами на Киев в 882 г. при активном участии варяжской дружины. Сравнительно легкое утверждение власти Олега в Поднепровье свидетельствует о том, что к этому времени созрели внутренние условия для объединения.

Какую роль в этом сыграли варяги? Несомненно, очень важную. Дело не в каких-то организационно-государственных качествах скандинавов. В качестве подтверждения этого по­ложения можно обратить внимание на то, что в Исландии и Гренландии поселившиеся там в средние века потомки норманнов, предоставленные сами себе, государства не создали вовсе. Но в Восточной Европе появление варяжских дружин, по-видимому, заметно ускорило процесс образования государства. Они явились консолидирующим элементом и на первом этапе составляли опору великого князя, их представителя. Славянское в своей основе (вместе с балтскими, финно-угорскими племенами) древнерусское государство не являлось чисто варяжским "детищем". Однако элементы активного участия варягов в жизни славян способствова­ли усилению этого процесса.

Сложившееся к IX в. древнерусское феодальное государство (называемое историками также Киевской Русью) возникло в результате чрезвычайно длительного процесса раскола общества на классы, проходившего у славян на протяжении I тысячелетия н.э.

Вопрос о начале появления Русского государства интересовал русских историков-летописцев еще в XI-XII вв. Самые ранние летописи начинали свое изложение с княжения Кия, считавшегося основателем города Киева и Киевского княжества. В литературно-документальной летописи "Повесть временных лет", написанной в XII в., дается довольно подробное описание исторических событий периода, предшествовавшего образованию русского государства. Государство Русь, по мнению академика Б.А. Рыбакова, сложилось из пятнадцати крупных населеннных восточными славянами областей. Около Киева издавно жили поляне, их земля считалась ядром древнерусского государства. По мнению ученых, в глубокой древности восточное славянство состояло из 100-200 небольших племен, в каждом племени имелось свое вече (собрание), решавшее важнейшие вопро­сы общественной жизни, оно же выбирало военного вождя (князя); существовали дружина из молодежи и общественное ополчение. Они были сконцентрированы в городах, которые именовались в те годы "градами". Эти "грады" еще не были настоящими городами, но многие из них, являвшиеся в течение нескольких веков центрами племенной округи, с развитием феодальных отношений превратились или в феодальные замки, или в города.

Вопрос о происхождении древнерусского государства связан с формированием древнерусской народности. Большинство дореволюционных историков происхождение русского государства связывало с вопросами этнической принадлежности народа "русь". Ряд историков, как отмечалось выше, придерживаясь норманской теории, считают, что "русь" — это варяги, норманны и другие жители Скандинавии. Вокруг теории о норманнском происхождении Руси и призвании варягов, долгое время в исторической науке шла усиленная дискуссия, которая порой переходила в острую идеологическую борьбу. Варяжская проблема становилась ареной идеологического и политического противостояния. Как отмечал академик Б.Д. Греков, "легенда" о "призвании варя­гов" много веков находилась на вооружении идеологов феодального государства и была использована русской буржуазной наукой" (Вопросы истории. 1991. № 6. С. 5). Академик Б.А. Рыбаков полагает, что к тому моменту, когда на севере славянских земель появились варяги, в Среднем Поднепровье уже сложилась Киевская Русь. Варяги-пришельцы не овладевали русскими городами, а ставили свои укрепленные лагеря рядом с ними. Он признает реальность Рюрика, но сомневается в двух других героях "легенды" — Синеусе и Труворе. "Легенда", очевидно, составлена из различных преданий и рассказов, в которых историческая правда сплеталась с вымыслом, окружившим описание событий, происходивших за два столетия до их записи. Б. А. Рыбаков, допуская наличие "исторической правды" в легенде, выделял норманнский период в истории Руси, охватывающий три десятилетия (882-912 гг.), когда власть в Киеве захватил норманнский конунг Олег, ставший на время киевским князем.

Вообще-то в советской историографии существовало три подхода к сообщениям летописи о призвании варягов. Одни исследователи считают их в основе своей исторически достоверными.

Другие — полностью отрицают возможность реальных фактов. Третьи улавливают в "предании о Рюрике" отголоски действительных происшествий, но отнюдь не тех, что поведаны летописцем.

По наблюдению Б.А. Рыбакова, в русской исторической литературе XI в. существовали и боролись между собой два взгляда на происхождение Русского государства. Согласно одному взгляду, центром Руси и собирателем славянских земель являлся Киев, согласно другому — Новгород. В этой связи отметим, что один из ранних исторических источников "Остромирова летопись" 1050 г. в создании российской государственности на первый план выдвигал Новгород. В этой же летописи было записано и "Сказание о призвании князей-варягов".

Из "Остромировой летописи" легенда о призвании варягов перешла в "общерусское летописание", получив в XII в. совершенно иное толкование. В частности, проводилась идея "первородности" княжеской власти в Новгороде, ее независимости от Киева и других крупных центров, пытавшихся влиять на замещение новгородского княжеского стола.

Новгород, во-первых, заявлял о своих претензиях на господствующее положение, поскольку издревле являлся средоточением верховной власти, распространявшей свое действие на соседние города и земли. Во-вторых, он объявлял города Верхней Волги находящимися в сфере своих интересов, т. е. притязал на эти города. Такая политика Новгорода вытекала из конкретной исторической ситуации, сложившейся в конце XI — начале XII вв.


 

К этому времени Новгород заметно продвинулся в приобретении самостоятельности и независимости от Киева. В городе укрепляется местный институт посадничества. Представители киевской власти вытесняются новгородскими "чиновниками". Согласно летописным фрагментам, прародителями, родоначальниками новгородцев являются варяжские князья. Исходя из современной логики, эта комбинация выдержана в нормах традиционного мировозззрения древних людей, склонных искать у истоков этнической или политической жизни племен, чужих и собственных, овеянные мифологией фигуры героев. Для новгородцев таковыми варягами были Рюрик, Синеус, Трувор, положившие начало их политическому бытию с его особенностями, основанными на свободе призвания и изгнания правителей. Заметим, что здесь имеется еще одно противопоставление новгородцев киевлянам: первые — потомки Рюрика с братьями, вторые — Кий с братьями.

Такова идея новгородского рассказа о призвании варягов. Но этот рассказ был известен и киевлянам, истолковавшим его на собственный лад. Причины включения новгородского "Сказания" в "Повесть временных лет" исследователи объясняли по-разному.

Появление легенды в Киевском своде обусловливалось переменами в характере княжеской власти. Менялось положение князя в обществе, он превращался в орган общинной власти, пиком выражения которой являлось народное собрание — вече, т.е. сходка всех свободных жителей Киева и его окрестностей. В основе этих изменений лежал процесс образования волостей-земель, или городов-государств, где князь, хотя ему и отводилась весьма существенная роль верховного правителя, был подотчетен вечевому собранию. Перемены происходили постепенно. Однако их результаты зримо обозначились уже в киевских событиях 1068-1069 гг., когда горожане изгнали князя Изяслава, а на его место избрали Всеслава Полоцкого. Обстоятельства появления в 1113г. на киевском столе Владимира Мономаха еще показательнее. Он приехал в Киев по решению местного вече, которое пригласило его к себе на княжение. С Владимира Мономаха начинается, вероятно, систематическая практика избрания (приглашения) князей киевским вече. Сын Мономаха также прошел через избрание, о чем можно судить по словам новгородского летописца. А через два десятилетия князья садятся в Киеве уже "навсей воли" киевлян. Случалось, конечно, князья захватывали киевский стол силой. Но "киевляне" плохо уживались с неугодными правителями, ожидая удобного момента, чтобы выдворить их из города. Ко времени призвания в Киев Владимира Мономаха в общественном сознании киевлян созрела идея о вечевом избрании князей как естественном и законном способе их замещения. Вместе с тем, под пером летописца, княжеская власть в Киеве оказывается не только пришлой, но и запятнанной кровью: Олег, приплывший из Новгорода, коварно убивает Аскольда и Дира, садясь на княжение. По этике древнерусского общества времен составления "Повести временных лет", такое средство прихода во княжение являлось безнравственным, противоречащим христианским заповедям и морали.

Приобретение власти посредством убийства соперника иллюстрирует вся дальнейшая история языческой Руси. Олег, по преданию, убивает Аскольда и Дира, чтобы вокняжиться в Киеве. Ярополк устраняет брата своего Олега. Смертельная опасность нависла над Владимиром. Как и следовало ожидать, Ярополк был убит, и "нача княжети Володимер в Киеве един". После смерти Владимира по тем же языческим мотивам Святополк расправляется с Борисом и Глебом, причисленными позднее к лику святых великомучеников, в чем нужно видеть не одно лишь воздаяние убиенным братьям за страдания, но и осуждение этого кровавого обычая язычников, греховного с точки зрения христианской морали.

Таким образом, сказание о призвании варягов предстает перед нами в конкретно-историческом плане как сложное и многослойное произведение, создававшееся и обрабатывавшееся на протяжении довольно длительного времени, заключающее в себе отголоски различных эпох восточнославянской и древнерусской истории (Вопросы истории. 1991. № 6. С. 12—13).

Выше мы привели одну из многочисленных точек зрения на оценку норманнского происхождения Руси. Аналогичных и противоположных точек зрения на этот вопрос в науке множество. Приведем для сравнения еще одну точку зрения известного современного историка А.П. Новосельцева, опубликованную в статье "Образование древнерусского государства и первый его правитель" (Вопросы истории. 1991. № 2-3). Говоря о сложностях исследуемого периода и разнохарактерности их оценок, автор стремится проследить эти процессы на фоне истории Восточной Европы IX в. В частности, он пишет: "В ту пору наиболее сильным государством региона была Хазария, хотя после поражения в арабо-хазарской войне 737 г. эта держава постепенно стала клониться к упадку. Тем не менее гегемония каганата сохранялась и распространялась на значительную часть восточнославянских земель".

В "Повести временных лет" имеются два варианта развития поляно-хазарских отношений. Один "патриотический" — это легенда о мече, который якобы прислали поляне хазарам в ответ на требование подчиниться. Увидев это обоюдоострое оружие, хазары будто бы сказали, что меч — оружие более эффективное, нежели сабля, и отступились от полян. Однако из других разделов летописи видно, что поляне какое-то время зависели от хазар, и от этого их избавили пришедшие с севера бояре новгородского правителя Рюрика — Аскольд и Дир. Точной даты летопись не назы­вает, но рассказ помещен под 862 г. в связи с повествованием о призвании трех братьев-варягов новгородцами. Вокруг этих пассажей шли и идут нескончаемые споры. Отрицать некое реальное зерно в рассказе о призвании оснований нет, особенно, если рассматривать этот рассказ в связи с реальной ситуацией в IX в. в Восточной Европе.

Подчинив своему контролю полян, радимичей, северян и вятичей, хазары тем самым держали в своих руках большую часть торгового  пути из Европы на Восток.  Однако  самая северная оконечность этого пути — земли словен ильменских и кривичей — хазарам подвластны не были. Вместе с тем, закрепившись в указанных восточнославянских областях и в Волжской Булгарии, хазары могли претендовать и на более северные области. Если учитывать это обстоятельство, то нет ничего удивительного в том, что славяне и некоторые финские племена севера пригласили каких-то варяжских конунгов с их дружинами. Таким образом, в предании о Рюрике и братьях гораздо больше реального, чем в сказании о Кие и его братьях. Одним словом, общая канва событий в Восточной Европе, отраженная в "Повести временных лет" и Новгородской летописи, сомнений не вызывает. Иное дело — хронология и конкретика этих событий.

Время викингов в Европе — действительно эпохальное явление, затронувшее почти весь континент и не только его (вспомним, что именно скандинавы открыли для Европы Америку). Эту эпоху следует приурочить к концу VIII-XI вв., разумея под первой датой приблизительное начало походов скандинавов в страны Западной Европы, а под конечной — создание норманнского королевства в Сицилии.

Главной же особенностью Восточной Европы той поры являлась зависимость значительной ее части от такого сильного государства, как Хазария, и угроза подчинения этой державе северо­славянских и финских земель, находившихся на торговом пути с Востока в Прибалтику и вообще в Западную Европу. Именно это и побуждало общины Восточной Европы пригласить на условиях договора (русское — ряд, византийское — пакт) предводителей варяжских дружин типа Рюрика, Аскольда, Дира и др. (Новосельцев А. П. Образование древнерусского государства и первый его правитель//Вопросы истории. 1991. № 2-3. С. 6-7).

Данная точка зрения во многом отличается от позиции многих историков. И все же признать ее в полной мере правильной, не принимая во внимание других, было бы преждевременно, поскольку исследование данных вопросов имеет свое серьезное продолжение. Тем не менее следует заметить, что на сегодня каких-либо сведений о племени или месте "русь" (русов) в Скандинавии не обнаружено. Это положение еще в дореволюционное время поколебало тезис норманнской теории. Древних русов искали среди балтийских славян, литовцев, хазар, финно-угорских народов Поволжья и других племен. Ряд же ученых, как отмечалось выше, отстаивали славянское происхождение Руси. К середине VI в. относится и новое упоминание Руси в письмен­ных источниках. Ядром древнерусской народности, как отмечается в книге "История СССР с древнейших времен до конца XVIII в." (М., 1975. С. 58), является та земля VI в., которая включила племена лесостепной полосы от Киева до Воронежа. В ее состав входили земли полян, северян, руси и др. Эти земли составили союз племен и, как видно, приняли имя наиболее значительного в то время племени русь. Формирование народности шло параллельно со складыванием государства. К IX-X вв. сложилась основная этническая территория древнерусской народности, сложился древнерусский литературный язык. Древнерусская народность объединила все восточнославянские племена и стала единой колыбелью трех славянских народов позднейшего времени: русских, украинцев и белорусов. Таким образом, образование древнерусского государства явилось завершением длительного процесса формирования феодальных отношений и классов феодального общества.

Формирующийся в этих условиях феодальный государственный строй Древней Руси приспосабливал для своих целей предшествующие ему органы управления, в чем-то отличавшиеся, но во многом сходные с ним по форме и по содержанию. К примеру, такими племенными органами были "князь", "воевода", "дружина" и др. К IX-X вв. определился процесс вызревания феодальных отношений в наиболее развитых областях восточного славянства. Формировавшийся класс феодалов нуждался в создании крепкого государственного аппарата, который должен был помочь ему закрепить за собой общинные крестьянские земли и решать важные внутригосударственные задачи, а также проблемы защиты от внешних врагов. По дошедшим до нас данным, размеры Руси первой половины IX в., входившей в состав древнерусского государства, составляли следующие племенные союзы, имевшие самостоятельное княжение: поляне, северяне, древляне, дреговичи, полочане, новгородские славяне. Кроме того, сюда же присоединялись до полутора десятков финно-угорских и балтских племен.

Русь этого времени представляла собой обширное государство, объединявшее уже половину восточнославянских племен. Превращавшийся в феодальное государство русский племенной союз подчинял себе соседние славянские племена и снаряжал далекие походы. В литературе встре­чаются также сведения о русах, живших в тот период на берегу Черного моря, об их походах на Константинополь и о крещении части русов в 60-х гг. IX в. При всем многообразии суждений и точек зрения на происхождение и становление древнерусского государства все же очевидным является главное: Русское государство сложилось независимо от варягов. Одновременно с русским в тот же период возникли и другие славянские государства — Болгарское царство, Великоморовская держава и другие государства. Киевская Русь — первое устойчивое крупное государственное объединение восточных славян периода становления феодализма. Оно занимало огромную территорию от Балтики до Черного моря и от Западного Буга до Волги. Под властью киевского князя находился ряд славянских племенных союзов Среднего Поднепровья, а затем ему были подчинены несколько литовско-латышских племен Прибалтики и многочисленные финно-угорские племена северо-востока Европы. Центром объединения послужило племя полян, которое во второй половине IX в. было наиболее сильным в экономическом отношении.

Основными отраслями производства в Киевской Руси в тот период были сельское хозяйство и ремесло.

Русское ремесло того времени по своему техническому и художественному уровню не уступало ремеслу передовых стран Западной Европы. В эти же годы начался рост числа городов. В летописи (до XIII в.) упоминалось более 220 городов. Интересно, что даже в Скандинавии Русь на­зывали "Гардарией" — страной городов.

Киевская Русь была раннефеодальной монархией. Во главе государства стоял великий князь. Он имел при себе совет (думу) из наиболее знатных князей и старших дружинников (бояр), выступавших в роли воевод, а также аппарат управления, который ведал сбором дани и податей, судебными делами, взысканием штрафов. В этом аппарате обязанности чиновников исполняли младшие дружинники — мечники (судебные исполнители), вирники (сборщики штрафов) и т.п. В подвластных великому князю землях и городах функции управления осуществляли княжеские наместники — посадники и их ближайшие помощники — тысяцкие, возглавлявшие во время военных действий народное ополчение.

Для осуществления власти над населением, расширения границ государства и защиты его от внешних врагов великий князь имел значительные военные силы. Они состояли прежде всего из дружины самого великого князя, а также из войск вассальных князей, которые тоже имели собственные дружины.

Князья отдельных земель и другие крупные, средние и мелкие феодалы находились в вассальной зависимости от великого князя. Они обязаны были поставлять великому князю воинов, являться по его требованию с дружиной. В то же время эти вассалы сами осуществляли в полной мере функции управления в своих вотчинах и великокняжеские наместники не имели права вмешиваться в их внутренние дела.

В раннефеодальном обществе Киевской Руси выделялись два основных класса — крестьяне (прежде всего смерды) и феодалы. Оба класса по своему составу не были однородными. Смерды делились на свободных общинников и зависимых. Свободные смерды имели свое натуральное хозяйство, платили дань князьям и боярам и одновременно являлись для феодалов источником пополнения категории зависимых людей. Зависимое население состояло из закупов, рядовичей, изгоев, пущенников и холопов. Закупами называли тех, кто попадал в зависи­мость, взяв купу (долг). Рядовичами становились те, кто попадал в зависимость после заключения ряда (договоров). Изгои — это обедневшие выходцы из общин, а пущенники — вольноотпущенные рабы. Холопы были полностью бесправны и находились фактически на положении рабов.

Класс феодалов составляли представители великокняжеского дома с великим князем во главе, князья племен или земель, бояре, а также старшие дружинники.

Несколько позже, во второй половине X и особенно в XI вв. в этот формирующийся господствующий класс влились и верхи духовенства, которые также эксплуатировали крестьян и посадский люд. Интересы феодалов оберегали законы государства, на их стороне были власть и военная сила. Но крестьяне не оставались пассивными к феодальному гнету. В истории того периода известны множества восстаний крестьян и посадского люда, особенно в XI — начале XII вв. Наиболее крупными из них были в этот период восстания в Киеве.

Говоря о становлении Киевской Руси и роли норманнов (или варягов) и их месте в древнерусской истории, следует отметить: историческая роль варягов на Руси была незначи­тельной, их роль гораздо меньше, чем печенегов или половцев, влиявших на развитие Руси на протяжении четырех веков.

Особенность становления древнерусского государства сказалась и на развитии феодальных отношений на Руси. Об этом свидетельствует и сам характер социально-экономического и политического строя Руси.

Если иметь в виду социально-экономический строй Руси того периода, в первую очередь следует обратить внимание на состояние сельского хозяйства. Основу сельского хозяйства в период раннего феодализма составляло земледелие разных типов. В этот период техника земледелия была значительно усовершенствована. И все же в целом техника сельского хозяйства была довольно архаичной. В сельском хозяйстве важное место занимала крестьянская община, которая состояла как из одного большого массива, так и из ряда разбросанных поселений, включавших в себя как мелкие, так и крупные крестьянские хозяйства, которые совместно обрабатывали земли, были связаны круговой порукой, взаимной ответственностью за уплату дани и т.д. Крестьянские общины существовали на Руси на протяжении всей истории феодализма. Количество таких общин постепенно сокращалось и впоследствии они остались только на крайнем севере страны. Феодальные отношения со временем расширялись за счет закабаления лично свободных общинников. Феодальная собственность на землю возникала в процессе имущественного неравенства в связи с переходом значительной части пахотной земли общинни­ков. В то же время появление феодальных замков с их запасами зерна и других изделий было в определенной мере прогрессивным явлением, так как создавало определенные резервы на случай неурожая или войны. Основной производительной ячейкой феодального общества были крестьяне. Землевладельцы, или феодалы, Древней Руси, так же как в западноевропейских странах, различались по количеству находившейся в их собственности земли, зависимых людей и военных слуг. После принятия христианства (о чем пойдет речь ниже) особым видом земельной собственности становится также церковное и монастырское землевладение. С развитием феодальных отношений усиливалась борьба крестьян против господствующего класса. Для многих районов Древней Руси Х-ХП вв. были характерны недовольство крестьян и их открытые выступления.

Наряду с крестьянской общиной важным элементом феодального общества был город, представлявший собой укрепленный центр ремесленного производства и торговли.

Одновременно города являлись важными административными центрами, в которых сосредоточивались богатства и крупные продовольственные запасы, которые завозились сюда феодалами. Наиболее крупными городами Древней Руси были Киев, Новгород, Смоленск, Черни­гов и др. Основанные князьями города сохраняли, как правило, имена этих князей: Ярославль, Изяслав, Владимир, Константинов. Многие из этих наименований городов дошли до нашего времени.

Большое место в истории Древней Руси занимала внутренняя и внешняя торговля. Особенно активизировалась внешняя торговля с конца IX в. Русские дружины осваивали пути в наиболее передовые страны того времени — в Византию, Кавказ, в Среднюю Азию и на другие части внеш­него мира.

Политический же строй Древней Руси IX-X вв. характеризовался как раннефеодальная монархия. Во главе государства стоял киевский князь, называвшийся великим князем. Князь управлял при помощи совета других князей и дружинников. Несколько позже эта форма правления вошла в историю Руси под названием Боярская дума. Князь располагал значительной военной силой, куда входил и флот, действовавший как на реках, так и на Черном море. Важную роль   в   укреплении   государства   играли   правовые   нормы,   выработанные   в   X   в.   Нормы раннефеодального права нашли отражение в так называемой "Древней Правде", изданной в начале XI в. князем Ярославом Мудрым, в которой были отражены основные правовые положения, регламентирующие многие стороны жизни.

Заметный шаг вперед в своем развитии сделало молодое русское государство в период княжения Владимира Святославича (980-1015). Положение Руси заметно упрочилось. Владимиру удалось создать мощную оборонительную систему, оградить Русь от новых набегов. При нем был создан первый подробный летописный свод. Важное значение имели две религиозные реформы Владимира: стремление унифицировать языческие культы и принятие христианства. До принятия христианства древние русичи были язычниками, поклонялись множеству богов, среди которых бог неба по имени Сварог, бог Солнца по имени Дажбог, Хоре, Велес, бог грома и молний по имени Перун, бог ветра по имени Стриборг (Исторические сенсации. М., 1993. С. 69).

И язычество, и христианство в равной мере были основаны на вере в сверхъестественные силы, управляющие миром. По мнению академика Б. А. Рыбакова, христианство отличалось от язычества не своей религиозной сущностью, а только той классовой идеологией, которая наслоилась за тысячу лет на примитивные верования, уходящие корнями в такую же первобытность, как и верования древних славян и их соседей. Еще задолго до принятия христианства в Киеве было известно о христианстве, его основных догмах, приспособленных к нуждам феодального государства*.

* По истории христианства, различным аспектам его вероучения издано большое количество работ. Среди них немало работ, написанных крупными учеными нашей страны. В их числе видные российские историки: СВ. Бахрушин, Б.Д. Греков, Б.А Рыбаков, СБ. Веселовский, И.У. Будовница и др. Их вклад в развитие отечественной истории раннего периода, включая и историю христианства, огромен. Труды выдающихся ученых дают возможность во всей полноте представить историю России того периода и принятия христианства. При написании данного раздела нами использованы материалы, опубликованные в книге "Религия и церковь в истории России", и др.

В X в. в Киеве была уже церковь св. Ильи, христианского двойника языческого бога Перуна. Христианская литература, написанная на старославянском языке, проникла на Русь из соседней Болгарии. Киевские князья сознательно медлили с принятием христианства, так как при тогдаш­них богословско-юридических воззрениях византийцев принятие крещения из их рук означало переход новообращенного народа в зависимость от Византии. Этим во многом историки объясняют и то, что Владимир вторгся в эти годы в византийские владения в Крыму, взял Херсонес и начал диктовать свои условия византийским императорам. В этих условиях ни о какой зависимости Руси от Византии не могло быть и речи, и вопрос о крещении и принятии христиан­ства не мог быть оговорен какими бы то ни было условиями, этот процесс мог быть только добровольным. В конце X в., точнее в 988 г., князь Владимир крестился сам, крестил своих бояр и заставил креститься всех остальных.

К тому времени структура церковной иерархии сложилась в основном следующим образом. Во главе церкви стоял Киевский митрополит, который назначался из Константинополя или самим киевским князем с последующим избранием собором епископов. В крупных городах Руси всеми практическими делами церкви ведали епископы. Митрополит и епископы владели землями, селами, городами. Князья на содержание церквей жертвовали почти десятую долю своих дани и оброков. Кроме того, церковь имела свой суд и законодательство, которое давало право вмешиваться практически во все стороны жизни своих прихожан. Одной из сильных организаций церкви были монастыри, которые вообще играли важную роль в истории средневековых госу­дарств, в том числе и в древнерусском государстве. Все это пришло в Россию с усилением влияния христианства.

Крещение Владимира — поворотный момент христианизации Киевской Руси, но сама христианизация произошла не сразу, она растянулась, как отмечал СВ. Бахрушин, на ряд десятилетий*. При Владимире крестились княжеская семья и княжеская дружина. В больших же городах, таких, как Киев, Новгород и др., жителей загоняли в реку и, как отмечается в одной из древних легенд, дошедших до нас, "заганивая в реку их, аки стада", "да еще кто и нелюбовно, но и страхом  повелевавшегося   крещахуся"   (Религия   и   церковь  в  России.   С.   16).   Несмотря  на предпринимаемые правящим классом меры, значительная часть русского населения в XI в. оставалась еще языческой. Внедрение христианства встречало активное сопротивление со стороны большого количества населения. Начатое Владимиром внедрение христианства в X в. было активно продолжено и в основном завершено князем Ярославом уже в XI в. Ко времени княжения Ярослава относится и окончательное оформление церкви как организации.

* Христианство — одна из трех мировых религий, наряду с буддизмом и исламом. Имеет три основные ветви: католицизм, православие и протестанцизм. Общий признак, объединяющий христианское верование и секты, — вера в Иисуса Христа как богочеловека, спасителя мира, воплощение второго лица триединого общества. Троица — один из основных догматов христианства, согласно которому Бог един по своей сущности, но существует в трех "лицах" ("ипостасях"): Бог-отец, Бог-сын и Святой Дух. Главный источник вероучения христианства — Священное писание (Библия, особенно ее 2-я часть — Новый завет). Христианство возникло в I в. н.э. в восточной провинции Римской империи (в Палестине).

Смена религиозных культов сопровождалась уничтожением изображений некогда почитаемых язычниками богов, построением церквей на местах, где стояли языческие идолы и храмы.

Переход в христианство имел объективно большое и прогрессивное значение, поскольку оно способствовало скорейшему отмиранию пережитков родового строя. В первую очередь это касалось брачного права. В высших кругах господствовало многоженство. К примеру, у князя Владимира было пять "водимых", т.е. законных, жен, не считая наложниц (Религия и церковь в России. С. 19). Христианская церковь с самого начала способствовала ликвидации старых брачных форм и последовательно проводила эту линию в практику. И если уже в XI в. моногамный брак получил на Руси окончательное признание, то в этом была немалая заслуга христианской церкви.

Ускорив процесс ликвидации остатков родового строя, христианство способствовало ускорению развития феодального способа производства в Древней Руси. В Византии церковь являлась крупным феодальным учреждением и землевладельцем. С принятием христианства эти же методы были привнесены и в Киевскую Русь, где церковные учреждения наряду с княжескими создают крупную земельную собственность, концентрируя в своих руках большие земельные владения. Прогрессивная сторона деятельности христианской церкви заключалась в ее стремлении ликвидировать элементы рабского труда, которые сохранились в некоторых районах Древней Руси. В известной мере христианская церковь боролась и против незаконного порабощения людей. Влияние византийского духовенства сказалось и в разработке на Руси феодального законодательства. Христианство сыграло большую роль в идеологическом обосновании и тем самым в укреплении власти киевских князей: церковь присваивает киевскому князю все атрибуты христианских императоров. На многих монетах, чеканенных по греческим образцам, князья изображаются в византийском императорском уборе.

Крещение оказало влияние и на культурную жизнь Руси, на развитие техники, ремесел и т.д. Из Византии Киевская Русь заимствовала первые опыты чеканки монет. Заметное влияние крещения проявилось и в художественной области. Греческие художники создавали в новообращенной стране новые шедевры, которые приравнивались к лучшим образцам византийского искусства, к примеру Софийский собор в Киеве, построенный еще Ярославом в 1037 г. В настоящее время он является крупным музеем. Кто бывал в Киеве, не мог не полюбоваться этим шедевром древ­нерусского искусства. Образцом архитектурного искусства до сих пор является построенный в 1050 г. Софийский собор в Новгороде. Из Византии в Киев проникла и живопись на досках. В связи с крещением появились в Киевской Руси и образцы греческой скульптуры. Заметный след оставило крещение и в области просвещения, книгоиздательского дела. Как утверждал академик М.Н. Тихомиров, книжное просвещение на Руси стало распространяться с введением хрис­тианства (Религия и церковь в России. С. 52). Славянская азбука получила распространение на Руси в начале X в. Первоначально славянская азбука была представлена двумя алфавитами: глаголицей и кириллицей. Оба эти алфавита были известны на Руси с начала X в. Письменность в Древней Руси развивалась на основе кириллицы, буквы из которой вошли и в современный русский алфавит. Быстрое развитие русской письменности происходило в XI в., после признания христианства официальной религией на Руси. Потребность в церковных книгах на славянском языке резко увеличилась, так как христианство проникло не только в город, но и в сельскую местность.

Принятие на Руси христианства как государственной религии определялось рядом причин. Возникновение в VII-IX вв. классового раннефеодального строя и государственной религии явилось результатом связанных друг с другом процессов. Формирование местных княжений и создание на их основе в IX в. древнерусского государства с центром в Киеве требовало в свою очередь изменений в идеологической области, в религии. Попытка же противопоставить хрис­тианству реформированный языческий культ не привели к успеху. Русь в IX-X вв. традиционно была связана с Константинополем — "Царьградом" и со славянами в Центральной Европе и на Балканском полуострове, также находившемся в тесном общении с Византией. Эти связи в значи­тельной степени определяли церковную ориентацию Руси на восточно-христианский мир и на константинопольскую кафедру. Киевские князья могли сами выбирать то направление христианства, в наибольшей степени отвечающее политическим и культурным нуждам государства.

В истории Древней Руси христианство было явлением прогрессивным. Заимствованное от греков и в то же время не отмежеванное полностью от Запада, оно в конечном счете оказалось не византийским и не римским, а русским. В истории Руси русская церковь играла сложную и много­гранную роль. Однако ее положительная роль заключалась в том, что она как организация объективно помогала укреплению молодой русской государственности в эпоху бурного поступательного развития феодализма.


 

§ 2. Русь и сопредельные народы

Древняя Русь, а позднее раннефеодальное государство имела активные связи с внешним миром. Характер этих связей и взаимоотношения с сопредельными народами менялись в зависимости от конкретной исторической обстановки, в которой находилось государство в эти годы. Определенное влияние внешняя обстановка оказывала на внутреннюю жизнь государства. Отношения с отдельными государствами то обострялись на какой-то период, то улучшались. Во многом характер внешней политики определялся последствиями военных действий, которые вело древнерусское государство. Русь вела борьбу с вражескими дружинами, Византией, Хазарией и другими государствами. Борьба с внешней опасностью была одним из важных факторов, способствовавших образованию раннефеодального государства с центром в Киеве. С другой стороны, в этот период древнерусские князья стремились в свою очередь также к расширению территории государства и завоеванию новых торговых путей. Это имело для молодого, разви­вающегося государства важное значение.

На рубеже IX-X вв. началось планомерное наступление русских дружин на Хазарию. В результате этих войн русскими войсками Святослава в середине 60-х гг. X в. были разгромлены хазары, после чего нижний Дон с прилегающими районами был колонизирован славянскими поселенцами. Город Тмутаракань на Керченском полуострове стал форпостом Руси на Черном море и крупным по тем временам морским портом.

В конце IX и в X вв. русские войска совершили ряд походов на побережье Каспийского моря и в степи Кавказа. Важное значение имели в этот период отношения Руси с Византией. Русские князья старались укрепиться в Причерноморье и в Крыму. К тому времени там уже было построено несколько русских городов. Византия же стремилась ограничить сферу влияния Руси в Причерноморье. В этих целях она использовала в борьбе с Русью воинственных кочевников и христианскую церковь Это обстоятельство осложняло отношения между Русью и Византией, их частые столкновения приносили попеременный успех то одной, то другой стороне.

Развитие древнерусского государства проходило во взаимодействии с народами соседних стран. Одно из первых мест среди них занимала могущественная тогда Византийская империя. Русско-византийские отношения IX-X вв. носили сложный характер. Они включали в себя и мирные  экономические   отношения,   политические   и   культурные   связи,   и   острые   военные столкновения. Несмотря на свое могущество, Византия постоянно подвергалась нашествию со стороны славянских князей и их дружинников. В то же время византийская дипломатия стремилась превратить Русь в зависимое от Византии государство. В этих целях она решила использовать и христианизацию Руси.

Русские дружины, переплывая на кораблях Черное море, совершали набеги на прибрежные византийские города, а князю Олегу удалось даже захватить столицу Византии — Константинополь.

Летописец рассказывает, как Олег, собрав множество варягов, словен, кривичей, мери, древлян, радимичей, полян, северян, вятичей, хорватов, дулебов, тиверцев, двинулся на Византию "на конех и на кораблех". Греки замкнули гавань цепью и заперлись в Константинополе. Олег разграбил городскую округу и сотворил "много зла", а потом поставил корабли на колеса, развернул паруса и двинулся при попутном ветре на город. Греки ужаснулись при виде наступав­шей русской рати и запросили мира, пообещав Олегу выплатить дань, какую он захочет. Олег остановил войско. Начались переговоры, которые в дальнейшем закончились заключением мирного договора Руси с Византией.

Во второй половине X в. начинается более активное русско-византийское сближение. Идя на это сближение, византийские императоры одновременно рассчитывали использовать русские дружины в войне со своими соседями.

Новый этап отношений Руси с Византией и с другими соседними народами приходится на время княжения Святослава, проводившего активную внешнюю политику. Он вступил в столкновение с могущественным Хазарским каганатом, разгром которого в 965 г. привел к образованию из русских поселений на Таманском полуострове Тмутараканского княжества и к освобождению из-под власти каганата волжско-камских болгар, которые сформировали после этого свое государство.

Падение Хазарского Каганата и продвижение Руси в Причерноморье вызвали беспокойство у Византии. Стремясь ослабить Русь и Дунайскую Болгарию, византийский император Никифор II Фока предложил Святославу совершить поход на Балканы. Планы византийцев не оправдались. Святослав одержал в Болгарии победу и захватил город Переславец на Дунае. Поскольку этот исход был нежелательным для византийцев, они начали войну с Русью. Хотя русские дружины и сражались храбро, силы византийцев намного превосходили их по численности. В 971 г. был заключен мирный договор: дружина Святослава получила возможность вернуться на Русь со всем своим вооружением, а Византия удовлетворялась лишь обещанием Руси не совершать нападений. На этом, однако, события не заканчивались.

Для ослабления русского влияния в Болгарии Византия использует печенегов. Первоначально печенеги кочевали между Волгой и Аральским морем, а затем под давлением хазар перешли Волгу и заняли северное Причерноморье. На днепровских порогах печенеги напали на русское войско, Святослав погиб в бою.

Следующая стадия русско-византийских отношений приходится на время княжения Владимира и связана с принятием Русью христианства. Византийский император Василий II обратился к Владимиру с просьбой помочь в подавлении восстания полководца Варды Фоки, который захватил Малую Азию и, угрожая Константинополю, претендовал на императорский престол. Дружина Владимира помогла подавить восстание. Однако византийский император не спешил выполнять свое обещание выдать замуж за Владимира свою сестру Анну. Между тем, брак этот имел для Руси важное политическое значение. Дело в том, что византийские императоры занимали в тот период самое высокое место в феодальной иерархии тогдашней Европы, и женитьба на византийской принцессе заметно поднимала международный престиж русского государства. Чтобы добиться выполнения договора, Владимир начал военные действия против Византии. Победив Византию, он добился не только выполнения договора, но и независимости своей внешнеполитической деятельности от византийского императора. Русь стала в один ряд с крупнейшими христианскими державами средневековой Европы. Это положение Руси нашло отражение и в династических связях русских князей. В те годы Древнюю Русь с Германской империей и другими европейскими государствами объединяли династические связи.

В этот период Древней Руси приходилось вести постоянную борьбу с кочевниками. Владимиру удалось наладить оборону против печенегов, но тем не менее их набеги продолжались. В 1036 г. печенеги осадили Киев, но в конечном итоге потерпели поражение, от которого они так и не смог­ли оправиться: их вытеснили из черноморских степей другие кочевники — половцы.

Под властью половцев оказалась огромная территория, которую называли Половецкой степью. Вторая половина XI-XII вв. — время борьбы Руси с половецкой опасностью. В 1061 г. произошло первое столкновение с ними. К этому времени древнерусское государство становится одной из крупнейших европейских держав, имевших тесные политические, экономические и культурные отношения со многими странами и народами Европы и Азии. Взаимоотношения с сопредельными государствами и народами носили неоднозначный характер.

В конце XII — первой половине XIII вв. северо-западной Руси пришлось столкнуться с опасностью с Запада — с наступлением немецких рыцарей-крестоносцев, а также шведских и датских феодалов. Ареной борьбы была Прибалтика, где издавна жили балтские, финно-угорские племена, которые имели давние культурные, экономические и политические связи с русскими землями.

Немецкие феодалы сумели к этому времени подчинить себе славянские племена Западной Прибалтики — так называемых поморских славян. На очереди было наступление против населявших Восточную Прибалтику балтов и эстов. В 1200 г. крестоносцы захватили устье Двины и основали крепость Ригу (1201 г.). В 1202 г. был создан духовно-рыцарский орден меченосцев, перед которыми стояла задача захвата Прибалтики немецкими феодалами.

На территории Прибалтики, вслед за Ригой, несмотря на ожесточенное сопротивление захватчикам, стали возникать немецкие города. В 1215-1216 гг. была захвачена территория Эстонии, где интересы крестоносцев столкнулись с датчанами, которые в 1219 г. захватили Эстонию.

Единственной силой, которая могла противостоять напору немецких и датских феодалов, была Русь. В 1237 г. Орден меченосцев, переименованный в Ливонский орден, стал отделением более крупного духовно-рыцарского ордена Тевтонского. Объединение двух крупных орденов и их союз с датскими крестоносцами усилили опасность не только для народов Прибалтики, но и для Руси, которая к этому времени была ослаблена монголо-татарским нашествием.

В конце 30-х гг. стало известно, что к походу на Русь готовятся и шведские рыцари. В Новгороде тогда княжил молодой, 19-летний князь Александр, сын Ярослава Всеволодовича. В 1239 г. он начал подготовку к отражению шведской агрессии, укрепил в первую очередь границу. 15 июля 1240 г. произошла знаменитая битва на берегах Невы, в которой русские войска одержали полную победу. После сражения Александр Ярославович получил прозвание Невского. Продвижение шведов было приостановлено.

Но остался еще более опасный враг — рыцари-крестоносцы. В 1240 г. им удалось захватить Изборск, а затем и Псков. Зимой 1242 г. Александр Невский выступил в поход к Пскову и внезапным ударом выбил крестоносцев из города, после чего отправился с войсками к Чудскому озеру.

5 апреля 1242 г. на уже подтаявшем льду Чудского озера, состоялась битва, вошедшая в историю под названием Ледового побоища.

Победа русских на Чудском озере остановила наступление крестоносцев. Ливонские рыцари, отказавшись от всех захватов, заключили в 1243 г. мирный договор с Новгородом.

Победы Александра Невского над шведскими и немецкими феодалами спасли северо-западную Русь от порабощения.

В этот период своеобразно складывались отношения Руси и Литвы. Литовские племена в Прибалтике позже, чем восточные славяне, перешли к классовому обществу. Но во второй половине XII в. у них уже складываются союзы князей. Князья возглавляют набеги на Русь. Однако Литовское государство возникло только в ХШ в. Его основателем был Мондог. Расцвет же Великого княжества Литовского наступил при Гедимине (1316-1341).

С самого начала в состав Литовского княжества входили не только литовские, но и русские земли.

Особенно большие территории Руси оказались в Литовском княжестве при Гедимине. В его руках были Минск, Туров, Витебск, Пинск. В Полоцкой земле княжили литовские князья. Влияние Гедимина распространялось также на Киевскую, Галицкую и Волынскую земли. Собственно этнографическая Литва составляла около 1/10 этого обширного государства.

Присоединение этих земель к Литве происходило в различных условиях. Имел место и прямой захват, но нередко русские князья признавали власть литовских князей добровольно. Объяснялось это во многом неблагоприятными для Руси внешнеполитическими условиями. С одной стороны, русским землям угрожала агрессия немецких рыцарских орденов, с другой — ордынское иго. Феодальная раздробленность и княжеские междоусобицы в северо-восточной Руси делали ее бессильной помочь западным и юго-западным частям страны. Поэтому русские феодалы искали у Великого княжества Литовского защиты от внешней угрозы, тем более что литовские князья не были вассалами Орды, ордынское иго не распространялось на его территорию.

Включению русских земель в состав Великого княжества Литовского способствовали также многосторонние и давние связи литовских племен с Русью, особенно укрепившиеся в XIV в. Показателем их служат и браки литовских князей. Так, одна из дочерей Гедимина была замужем за тверским князем, а его сын Ольгерд был дважды женат на русских княжнах. Мужьями его дочерей были суздальский и серпуховской князья.

Русские земли в составе Великого княжества Литовского были более многочисленны, чем литовские. Они находились на более высокой ступени развития, оказывали существенное влияние на характер социальных отношений и уровень культуры этого государства. Феодальная знать Ве­ликого княжества за исключением князей состояла во многом из русских. Русские князья и бояре в Великом княжестве Литовском участвовали в решении политических вопросов, в дипломатических переговорах. "Русская Правда" была действующим сводом законов на территории Великого княжества Литовского и послужила одним из источников для Судебника великого князя Казимира (1468 г.). Русский язык в его западном варианте, так называемая "русская мова", стал государственным языком Великого княжества Литовского, языком образованной части литовского общества.

Междоусобицы ослабляли силы Литовского государства, усиливали опасность со стороны Тевтонского ордена, угрожавшего не только Литве, но и Польше. В кругах польских феодалов вынашивался план объединения двух государств. Это создавало большие возможности для совместного отпора ордену. Одновременно польские феодалы рассчитывали на присоединение к Польше украинских земель и подчинение своему влиянию Великого княжества Литовского. Польско-Литовская уния отвечала интересам и литовских феодалов, надеявшихся на помощь Польши для успешной борьбы против ордена. Поэтому в 385 г. между ними была заключена уния.

Прекращение внутренних раздоров и усобиц способствовали более эффективному отпору Тевтонскому ордену. Решающая битва произошла 15 июля 1410 г. возле селения Грюнвальд в Северной Польше. В этом сражении принимали участие и русские войска, сыгравшие важную роль в битве. Победа под Грюнвальдом остановила дальнейшую агрессию Тевтонского ордена на территории Польши и Литвы, способствовала укреплению международных позиций Руси.

После смерти князя Владимира Святославовича в 1015 г. началась длительная кровопролитная война между его многочисленными сыновьями, управлявшими отдельными частями Руси. У каждого из родных и близких киевских князей была та или иная "обчина", свой участок, и каждый из них стремился увеличить свою часть. Это создавало напряженное положение во всех княжеских центрах и в самом Киеве. По мнению академика Б. А. Рыбакова, настоящая феодальная раздробленность на Руси наступает несколько позже, когда "кристаллизуются" отдельные земли, вырастают большие города, возглавляющие эти земли, когда в каждом суверенном княжестве закрепляется своя княжеская династия.

Все это появилось на Руси только после 1132 г., а во второй половине XI в. все было изменчиво, непрочно и неустойчиво. Княжеские усобицы разоряли народ и дружину, расшатывали русскую государственность, но не вводили никакой новой политической формы. Княжеская верхушка и ее ближайшее окружение своими внутренними распрями и постоянными перемещениями создали кризисное положение внутри страны. К внутренним противоречиям добавилось вторжение кочевых орд, которые продолжительное время терроризировали страну. В последней четверти XI в. в сложных условиях внутреннего кризиса и постоянной угрозы внешней опасности княжеские усобицы приобретали характер всенародного бедствия. За время этих усобиц княжеская власть расшаталась. Дошедшие до нас исторические сведения говорят о том, что первые княжеские междоусобия кончились не разделением страны, а победой одного из князей. Но на рубеже XI-XII вв. единое древнерусское государство распалось на целый ряд самостоятельных княжеств и земель. Начинается период феодальной раздробленности. Бесконечные усобицы на Руси продолжались. Еще в конце XI в. собрался княжеский съезд, на котором установили совершенно новый принцип организации власти на Руси. Русская земля больше не считалась единым владени­ем всего княжеского дома, а была совокупностью наследственных владений княжеского дома. Установление этого принципа юридически закрепляло уже начавшееся разделение Русской земли на отдельные княжества, закрепляло феодальную раздробленность. На некоторое время эти усобицы удалось остановить благодаря деятельности Владимира Мономаха. Княжение Владимира Мономаха (1113-1125) и его сына Мстислава Великого (1125-1132) было временем вос­становления единства древнерусского государства.

Однако центробежные силы оказались непреодолимыми. Феодальная раздробленность наступила. Произошел не распад древнерусского государства, а превращение его в своеобразную федерацию княжеств во главе с Великим князем Киевским, хотя власть его год от года слабела и была скорее номинальной. Отношения между князьями регулировались существовавшим тогда обычным правом и заключавшимися между ними соглашениями.

Причин перехода к феодальной раздробленности было много. В их числе — появление и распространение феодальнего землевладения, причем не только княжеского, но и частного, возникновение боярских сел. Другой причиной можно считать и то, что процесс постепенного оседания дружины на землю заставлял и князя быть менее подвижным, стремиться укрепить свое собственное княжество, а не переходить на новый княжеский стол. К причинам перехода к феодальной раздробленности следует отнести и рост городов, и развитие отдельных земель, что делало их более независимыми от Киева. Вместо одного центра появляются несколько.

Во второй половине XII в. завершается процесс образования системы отдельных княжеств. Наступил период феодальной раздробленности. В то же время этот процесс по своему содержанию создавал новые благоприятные условия для дальнейшего экономического, политического и культурного развития русских земель.

Процесс феодального раздробления Руси был обусловлен укреплением власти крупнейших феодалов на местах и зарождением местных административных центров. Теперь князья боролись не за захват власти во всей стране, а за расширение границ своего княжества за счет соседей. Они уже не стремились менять свои княжения на более богатые, а прежде всего заботились об их укреплении, расширяя вотчинное хозяйство за счет захвата земель более мелких феодалов и смердов. С ростом числа феодально зависимых людей эксплуатация их труда в вотчинном хозяйстве становилась основой экономической мощи князя-феодала. Он заводил дружину, служившую ему для охраны его собственности и захвата новых земель. Дружинники тоже были феодалами, но менее крупными и зависимыми от князя, поскольку получали от своего господина землю или долю княжеских доходов.

В вотчинном хозяйстве крупных феодалов-князей производилось все для них необходимое. Это, с одной стороны, укрепляло их суверенитет, а с другой — ослабляло власть великого князя. Великий князь уже не имел ни сил, ни власти, достаточных для того, чтобы предотвратить или хотя бы остановить политический распад единого государства. Ослабление центральной власти и привело к тому, что некогда могущественная Киевская Русь распалась на ряд суверенных княжеств, ставших со временем вполне сложившимися государствами. Их князья имели все права суверенного государя: они решали с боярами вопросы внутреннего устройства, объявляли войны, подписывали мир и заключали любые союзы.

Период феодальной раздробленности охватывает в целом XII-XV вв. Количество самостоятельных княжеств не было устойчивым из-за семейных разделов и объединения некоторых из них. В середине XII в. насчитывалось 15 крупных и мелких удельных княжеств, накануне ордынского нашествия на Русь (1237-1240) — около 50, а в XIV в., когда уже начался процесс феодальной консолидации, число их приближалось к 250.

С торжеством феодальной раздробленности общерусское значение власти киевских великих князей постепенно стало ослабевать по сравнению с другими князьями и было сведено в конечном итоге на нет. Уже со второй половины XII в. выделяются сильные княжества, правители которых становятся "великими", "старейшими" в своих землях, представляя в них вершину всей феодальной иерархии, верховного главу. До середины XII в. таким главой в масштабах всей Руси был киевский князь, но со второй половины XII в. его роль перешла к местным великим князьям.

В конце XII — начале XIII вв. на Руси определились три основных политических центра, каждый из которых оказывал решающее влияние на политическую жизнь в соседних с ними землях и княжествах: для северо-восточной и западной Руси — Владимиро-Суздальское княжество; для южной и юго-западной Руси — Галицко-Волынское княжество; для северо­западной Руси — Новгородская феодальная республика. Князья обладали всеми правами суверенных государей, наряду с продолжавшими действовать нормами "Русской Правды" в землях и княжествах начинают складываться свои правовые нормы, находившие отражение в договорах между князьями и в торговых договорах русских городов с зарубежными. Иначе говоря, для каждой из русских земель были характерны свои отличительные особенности, но вместе с тем их тесная связь в рамках федерации обеспечивалась общим сознанием единства Русской земли и общими основными законами, заключенными между ними.

Особый политический строй, отличный от строя в других княжеских землях, сложился в XII в. в Новгородской земле, одной из наиболее развитых русских земель. В XII в. Великий Новгород был одним из крупнейших городов не только на Руси, но и в Европе. Он занимал очень выгодное географическое положение на пересечении важных для Руси и других государств Восточной Европы торговых путей, связывавших Балтийское море с Черным и Каспийским. В своей торговле Новгород использовал широко развитые в Новгородской земле ремесла и различные промыслы. Высшее новгородское сословие — бояре принимали активное участие во внешней торговле. Хотя новгородское сословие и торговля достигли небывалого расцвета, основу экономики Новгородской земли составляли сельское хозяйство и связанные с ним промыслы.

Общественно-политическая жизнь Новгорода имела существенные особенности. Сначала Новгород наряду с другими русскими княжествами подчинялся Киеву. Но в ходе развития вечевого строя Новгород в XII в. стал самостоятельной феодальной республикой и принимал к себе князей только по собственному выбору и на определенных условиях. Князь выполнял функцию связующего звена с одной стороны Новгорода с Русью и порядками в остальных ее землях, а с другой — отдельных частей Новгородской земли. Ведал вопросами защиты Новгорода и его владений от нападения внешних врагов, был высшей судебной инстанцией. Новгородцы подписывали с ним договор об условиях княжения, которые князь обязан был выполнять или в противном случае покинуть Новгород. Высшим органом власти в Новгороде было вече — собрание мужского населения города. Вече обладало чрезвычайно широкими полномочиями. Собираться на вече имели право все свободные граждане — от бояр до "черных людей". Все вопросы решались большинством голосов, несогласное меньшинство силой принуждали признать решение большинства. Как правило, на вече созывались несколько сот владельцев городских усадеб, а все важные вопросы жизни Новгородской земли до вынесения их на вече предварительно обсуждались в узком кругу небольшой группы наиболее влиятельных бояр.

Главными правительственными лицами в Новгороде были посадник и тысяцкий. Посадник избирался из самых влиятельных бояр на неопределенное время. Будучи посредником между князем и народом, он вместе с князем имел право судить и управлять, руководил совещаниями веча, от имени Новгорода вел переговоры с другими княжествами и зарубежными государствами и заменял князя в его отсутствие.

Тысяцкий избирался из небоярского населения Новгорода. Как судья он имел дело преимущественно с "черными людьми". Тысяцкий осуществлял контроль за налоговой системой.

Во главе новгородской церкви стоял епископ (позднее — архиепископ). Он принимал участие во всех важных гражданских делах, имел свой суд, собственный штат и даже собственный воинский полк. Вечевой строй в Новгородской земле был одной из форм феодального государства. Вече должностных лиц создавало иллюзию "народовластия", видимость участия всего мужского населения Новгорода в делах управления. В действительности же вся реальная полнота власти находилась в руках бояр и привилегированной части купечества. Боярско-купеческая верхушка учитывала политическую активность городского плебса и умело использовала ее в борьбе с княжеской властью, отстаивая свои собственные интересы.

Феодальная раздробленность отмечена также экономическим и культурным подъемом русских земель. Укрупнялись старые и росли новые города — их число в XIII в. достигло 300. Вокруг городов складывались местные рынки, зарождалось товарное производство. В политическом отно­шении феодальная раздробленность в какой-то мере была шагом вперед по сравнению с раннефеодальной монархией. Она создала в последующем необходимые условия для объединения Руси на новом, более высоком и прочном уровне.

Феодальная раздробленность была закономерным этапом развития феодальных отношений. Она способствовала дальнейшему укреплению феодальной формации, развитию культуры в новых центрах. Вместе с тем феодальная раздробленность ослабляла силы народа в борьбе с внешней опасностью, что особенно трагически сказалось в годы татаро-монгольского нашествия.


§ 3. Татаро-монгольское нашествие и его последствия для русских земель

В XIII в. народам Руси пришлось вынести тяжелую борьбу с иноземными захватчиками. С востока на Русь обрушились полчища татаро-монгольских завоевателей. С запада русские земли подвергались агрессии немецких, шведских и датских рыцарей — крестоносцев. Исход героической борьбы с захватчиками надолго определил исторические судьбы народов нашей страны, оказал огромное влияние на их дальнейшее экономическое и государственно-политическое развитие, привел к значительным изменениям в этнической и политической карте Восточной Европы и Средней Азии. Наиболее разрушительным для Руси было нашествие татаро-монгольских завоевателей. Ордынское иго надолго затормозило экономическое развитие Руси, разрушило ее сельское хозяйство, подорвало русскую культуру. Татаро-монгольское нашествие привело к падению роли городов в политической и экономической жизни Руси. Вследствие разрушения городов, гибели их в огне пожаров и увода в плен квалифицированных ремесленников надолго исчезли сложные виды ремесла, приостановилось городское строительство, пришло в упадок изобразительное и прикладное искусство. Тяжелым последствием ига было углубление разобщения Руси и обособления отдельных ее частей. Ослабленная страна не смогла отстоять ряд западных и южных районов, захваченных позже литовскими и польскими феодалами. Нанесен был удар торговым связям Руси с Западом: торговые связи с зарубежными странами сохранились лишь у Новгорода, Пскова, Полоцка, Витебска и Смоленска.

Татаро-монгольское нашествие привело к резкому сокращению населения страны, особенно городского. Множество людей было убито, не меньше уведено в рабство. В некоторых разрушенных городах и селах жизнь так и не возродилась. Гибель многих князей и дружинников, профессиональных воинов и феодалов приостановила развитие феодального земледелия.

Восстановление разрушенных городов и деревень в значительной степени затруднялось двумя долго действующими факторами. Во-первых, существенная часть национального дохода страны уходила в Орду в виде дани. Во-вторых, по свидетельству крупного историка-исследователя, специалиста по истории Золотой Орды В.Л. Егорова, до середины XIV в. на земли северо­восточной и юго-западной Руси было совершено более 20 военных нападений различных по чис­ленности золотоордынских отрядов, и крайне ослабленная после разгрома Русь длительное время фактически в одиночку сдерживала постоянный натиск монголов и даже в значительной мере сковывала их дальнейшую экспансию, неся при этом немалые потери (Егоров В.Л. Золотая Орда: Мифы и реальность. М., 1990).

Однако при всех тяжелых для Руси последствиях золотоордынское нашествие на Руси имело и некоторые особенности, способствовавшие тому, что русский народ в условиях ига не только сохранил свою национальную самостоятельность, но и нашел в себе силы навсегда изгнать завоевателей из родных мест.

В отличие от стран Средней Азии, Прикаспия и Северного Причерноморья татаро-монголы отказались от прямого включения русских земель в состав Золотой Орды и создания на них своей постоянно действующей администрации. Зависимость Руси от татаро-монгольских ханов выражалась главным образом в тяжелой дани. В конце XIII в. под давлением народных антиордынских выступлений сбор дани ордынцы вынуждены были передать русским князьям. Затем из русских городов были отозваны баскаки (сборщики дани), что в дальнейшем уменьшило возможность Орды непосредственно вмешиваться во внутриполитическую жизнь Руси. Эта особенность ордынского ига объяснялась не столько отсутствием на Руси благоприятных природных условий для экстенсивного кочевого скотоводства татаро-монголов, сколько героической борьбой русского народа против иноземных захватчиков как во время нашествия Батыя, так и на протяжении всего периода ордынского ига.

Кроме того, татаро-монголы старались открыто не посягать на духовный образ жизни русских людей, и прежде всего на православную веру, хотя и разрушали церкви. В какой-то мере они были терпимы к любому вероисповеданию, внешне и у себя в Золотой Орде не мешали отправлению любых религиозных обрядов. Русское духовенство ордынцы не без основания считали нередко своими союзниками. Во-первых, русская церковь боролась против влияния католичества, а папа римский был врагом Золотой Орды. Во-вторых, церковь на Руси в начальный период ига под­держивала князей, выступавших за сосуществование с Ордой. В свою очередь ордынцы освобождали русское духовенство от дани и снабжали служителей церкви охранными грамотами на церковное имущество. Позже церковь сыграла значительную роль в сплочении всего русского народа для борьбы за независимость.

Для более конкретного представления характера и масштабов татаро-монгольского нашествия следует хотя бы коротко остановиться на исторических моментах, связанных с ними.

В начале XIII в., завоевав часть Сибири, татаро-монголы приступили в 1215 г. к покорению Китая. Им удалось захватить всю его северную часть. Из Китая они вывезли новейшую для того времени военную технику и специалистов. Кроме того, из числа китайцев татаро-монголы получи­ли кадры грамотных и опытных чиновников. В 1219 г. войска Чингисхана вторглись в Среднюю Азию. Последствия татаро-монгольского завоевания Средней Азии были исключительно тяжелы, погибло большинство земледельческих оазисов, они были заселены кочевниками, которые по су­ществу уничтожили традиционные для этих мест формы ведения хозяйства.

Вслед за Средней Азией был захвачен Северный Иран, после чего войска Чингисхана совершили грабительский поход в Закавказье. С юга они пришли в Половецкие степи и разгромили половцев.

Отношения между Русью и половцами в этот период были весьма своеобразными. Наряду с половецкими набегами на Русь и походами русских князей на половцев между двумя народами существовали оживленные экономические, политические, культурные отношения. Некоторые из половецких ханов приняли христианство, часть русских князей женились на дочерях половецких ханов, даже жена Юрия Долгорукова была половчанкой.

Просьба половцев помочь им в борьбе против опасного врага была принята русскими князьями. Битва между русско-половецкими и татаро-монгольскими войсками произошла 31 мая 1223 г. на реке Калке в Приазовье. Не все русские князья, обещавшие участвовать в битве, выставили свои войска. Битва закончилась поражением русско-половецких войск, многие князья и дружинники погибли. В результате этой битвы государство половцев оказалось уничтоженным, а сами половцы вошли в состав государства, созданного татаро-монголами.

В 1231 г. татаро-монголы вторглись в Закавказье. К 1243 г. Закавказье полностью оказалось в руках захватчиков. Последствия этого нашествия для Грузии, Армении и Азербайджана были столь же тяжелы, как и для Средней Азии.

В те же годы другая значительная часть татаро-монгольских войск приступает к завоеванию Руси. В 1236 г. войска Батыя начали поход на Русские земли. Разгромив Волжскую Болгарию, они направились на завоевание Рязанского княжества. Сражаться с захватчиками рязанским князьям, их дружинам и горожанам пришлось в одиночку. Город был сожжен и разграблен. После взятия Рязани татаро-монгольские войска двинулись к Коломне. В бою под Коломной погибло много русских воинов, а сам бой кончился для них поражением. 3 февраля 1238 г. завоеватели подошли к Владимиру. Осадив город, они отправили к Суздалю отряд, который взял этот город и сжег. Затем, 7 февраля был взят Владимир. При штурме город был подожжен, от огня и удушья погибло множество людей, в их числе епископ и княгиня. Оставшиеся в живых были уведены в рабство. В результате была разорена вся Владимиро-Суздальская земля от Ростова до Твери. 4 марта 1238 г. состоялась битва на реке Сити, которая закончилась поражением русской дружины. Судьба Владимиро-Суздальской земли была решена. Тем временем другой отряд татаро-монголов осадил Торжок, и 5 марта город был взят. Отсюда захватчики двинулись на север, к Новгороду. Однако, не дойдя ста верст, татаро-монгольские войска вынуждены были повернуть назад. Причинами отхода войск противника и спасения Новгорода от погрома были не только распутица, но и обескровленность вражеских войск в предыдущих сражениях. Однако уже на следующий год (1239), татаро-монголы начали новый поход на Русскую землю. Были захвачены и сожжены Муром, Гороховец, а затем войска Батыя двинулись на юг. В декабре 1240 г. был взят Киев. Отсюда татаро-монгольские войска двинулись в Галицко-Волынскую Русь. Захватив Владимир-Волынский, Галич, в 1241 г. Батый вторгся в Польшу, Венгрию, Чехию, Моравию, а в 1242 г. дошел до Хорватии и Далмации. Однако в Западную Европу завоеватели вступили значительно ослабленными в результате мощного сопротивления, встреченного ими на Руси. Этим объясняется во многом то, что если на Руси татаро-монголам удалось установить свое иго, то Западная Европа испытала только нашествие и то в меньших масштабах. В этом историческая роль героического сопротивления русского народа нашествию татаро-монголов.

Одной из главных причин поражения Руси явилось существовавшая тогда феодальная раздробленность. Русские княжества поодиночке были разгромлены врагом. Важным обстоятельством было и то, что захватчики, покорившие до этого Северный Китай и Среднюю Азию, использовали в борьбе с Русью разрушительную военную технику, в том числе стенобитные машины, которые пробивали стены русских крепостей, а также камнеметы, порох и сосуды с горячими жидкостями.

Последствия этого нашествия для Руси были исключительно тяжелыми. Прежде всего резко сократилось население страны, множество людей было убито, уведено в рабство. Многие города оказались уничтоженными, запустел Киев, в котором осталось не более 200 домов. Из 74 городов на Руси в ХП-ХШ вв. около 50 были разорены захватчиками, в 14 из них жизнь в последующем не возобновилась, а 15 превратились в небольшие села.

После татаро-монгольского нашествия Русь стала страной, зависимой от Золотой Орды. Сложилась система, при которой великий князь должен был получать в Орде утверждение, "ярлык" на великое княжение.

Сопротивление же народных масс ордынской политике угнетения усиливалось, сильные волнения, например, произошли в Новгородской земле. В 1257 г. новгородцы отказались от уплаты дани. Однако Александр Невский, который считал невозможным в тех условиях открытое столкновение с Ордой, сдержал выступление народных масс. В 1262 г. во всех крупных городах Русской земли (в Ростове, Суздале, Ярославле, Устюге Великом, во Владимире) прошли народные восстания, многие сборщики дани были убиты. Напуганные народным движением ордынцы спешили передать значительную часть сбора дани удельным русским князьям. Таким образом, народное движение заставило Орду пойти если не на полную отмену батрачества, то на его значи­тельное ограничение.

Говоря о монголо-татарском нашествии, о завоевательных успехах Золотой Орды в тот период истории, следует хотя бы кратко охарактеризовать саму Золотую Орду, ее становление, государственное устройство, основные этапы ее политической истории и завоевательных походов. Эти моменты важны для правильного понимания характера татаро-монгольского нашествия на Русь и его последствий. Золотая Орда была одним из древних государств средневековья, обширные владения которого находились и в Европе, и в Азии. Ее военная мощь и агрессивная внешняя политика постоянно держали в напряжении не только ближних, но и дальних соседей. Монархи многих стран стремились завязать с ней дружественные отношения и поддерживать их как можно дольше. В обширной литературе, опубликованной в разных странах, имеются не только правдивые, но и вымышленные рассказы об огромном государстве кочевников. Эти повествования, которые продолжали существовать и после его исчезновения, дошли и до наших дней. Еще за тридцать лет до появления кочевнических орд под стенами русских городов, в 1206 г. на берегу центрально-азиатской реки Онон собрался курултай (съезд) степной аристократии. На съезде решался вопрос об избрании верховного правителя. Им был избран Темутжин, вошедший в историю под названием Чингисхан, первый владыка единой Монголии. До своей смерти, в 1227 г. Чингисхану удалось заложить территориальную основу новой огромной империи, которую составили не только народы, жившие в непосредственном соседстве с Монголией, но и Китай и Средняя Азия, и степи к западу от Иртыша. Во второй половине XIII в. огромные пространства от берега Тихого океана до Дуная оказались под властью монголов. Столицей Монголии, основанной Чингисханом, была Каракорума. Но уже в 60-х гг. XIII в. империя распалась на отдельные части (улусы). Столица ее была перенесена из Каракорума в Ханбанлык (нынешний Пекин), а сама правящая династия на китайский манер стала называться Юань.

В степях севернее озера Балхаш и Аральского моря от Иртыша до Яика (Урала) раскинулся улус старшего сына Чингисхана — Джучи. Его наследники постоянно предпринимали попытки расширить владения отца. В 1235 г. на курултае было решено оказать мощную поддержку сыновьям Джучи — Орда-Ичену и Бату в завоевании Восточной Европы. Их войска были усилены отрядами еще нескольких монгольских принцев и лучшим полководцем Чингисхана Субедеем, одержавшим победу над русско-половецкими силами на реке Калке в 1223 г. Возглавил весь поход второй сын Джучи Бату, называвшийся в русских летописях Батыем.

С осени 1236 г. и до весны 1242 г. эта огромная армия вышла к Адриатическому побережью, что вызвало панику при дворах римского папы и даже французского короля. Однако здесь завоеватели неожиданно остановились и начали медленно отходить на восток. К концу 1242 г. все их войска расположились на зимовку в причерноморских и прикаспийских степях. Именно эта территория и стала ядром будущего государства, известного нам под названием Золотая Орда. Отсчет его политической истории начинается с 1243 г. Тогда великий князь Ярослав первым из русских правителей прибыл в ставку монгольского хана за ярлыком на княжение.

Чтобы иметь представление о мощи и силе этого государства, достаточно представить его территорию в тот период. Общая территория Золотой Орды в XIII в. обрисовывается следующими пограничными линиями. Восточные пределы Золотой Орды включали Сибирь с пограничными реками Иртыш и Чулыман, отделявшими владения Джучидов от метрополии. Окраинными районами здесь являлись Барабинские и Кулудинские степи. Северная граница на просторах Сибири находилась в среднем течении реки Оби. Южная граница государства начиналась в предгорьях Алтая и проходила севернее озера Балхаш, затем тянулась к западу через среднее течение Сырдарьи, южнее Аральского моря, к улусу Хорезм. Этот район древнего земледелия составлял южный улус Золотой Орды с центром в городе Ургенче. На западном берегу Каспийского моря пограничным городом, принадлежавшим Джучидам, был Дербент, который в восточных летописях упоминается как  "Железные Ворота".  Отсюда граница тянулась вдоль северных предгорий Кавказского хребта к Таманскому полуострову, полностью входившему в состав Золотой Орды. На протяжении XIII в. кавказская граница была одной из самых не­спокойных, так как местные народы еще не были окончательно подчинены золотоордынцам и оказывали завоевателям упорное сопротивление.

Таврический полуостров также составлял часть Золотой Орды с начала ее существования. Именно после включения в территорию этого государства он получает новое наименование — Крым, по названию главного города этого улуса. Однако сами завоеватели занимали в XIII-XIV вв. лишь северную, степную часть полуострова. Его побережье и горные районы представляли в это время целый ряд полузависимых от завоевателей мелких феодальных владений. Наиболее важными и известными среди них были итальянские города-колонии Кафа (Феодосия), Солдайя (Судак), Чембало (Балаклава).

К западу от Черного моря граница государства тянулась вдоль Дуная до венгерской крепости Турну-Северная, закрывавшей выход из Нижнедунайской низменности. Северные пределы государства в этом районе ограничивались отрогами Карпат и включали степные пространства Пруто-Днестровского междуречья. Именно здесь начиналась граница Золотой Орды с русскими княжествами. Она проходила примерно по рубежу степи и лесостепи. Между Днестром и Днепром граница тянулась в районе современных Винницкой и Черкасской областей. В бассейне Днепра владения русских князей кончались между Киевом и Каневом. Отсюда пограничная линия шла к району современных Харькова, Курска и далее выходила к рязанским пределам вдоль левого берега Дона. Восточнее Рязанского княжества от реки Мокша до Волги тянулся лесной массив, заселенный мордовскими племенами. Обширный район современной Чувашии в XIII в. полностью находился под властью золотоордынцев. На левом берегу Волги золотоордынское пограничье тянулось севернее Камы. Здесь располагались бывшие владения Волжской Болгарии, превратившейся в составную часть Золотой Орды. Проживавшие на Среднем и Южном Урале башкиры также составляли часть государства монголов. Им принадлежали в этом районе все земли к югу от реки Белой.

Военная мощь Золотой Орды позволяла сохранить в неприкосновенности границы государства на протяжении всего XIII в. и начала следующего столетия.

Обширные границы свидетельствуют о том, что Золотая Орда — одно из самых больших государств средневековья. С этнической точки зрения оно представляло собой очень пеструю смесь самых разных народов, среди них представители порабощенных завоевателями волжских болгар, русских, буртасов, башкир, мордвы, ясов, черкесов. Были здесь также персы, армяне, греки, грузины, азербайджанцы. Но основную массу населения Золотой Орды составляли жившие в степях до прихода завоевателей кипчаки или, как их называли русские, половцы.

В литературе долгое время шел спор о понятиях "монгол" и "татарин", их соотношении, идентичности. В этой связи отметим, что названия "монголы" и "татары" широко употребляются и сейчас, когда характеризуют население Золотой Орды "монголо-татарами".

Этноним "монголы" был широко известен в древней Центральной Азии. Он применялся как самоназвание нескольких племен, объединенных Чингисханом в единое государство. Однако исторически сложилось так, что повсюду, где появлялись монгольские войска Чингисхана и его наследников, их называли татарами. Это связано исключительно с китайской летописной традицией, с XII в. упорно именовавшей всех монголов, включая самого Чингисхана с ближайшим окружением, "черными татарами". Однако ни сами Чингизиды, ни монгольские армии, появившиеся в Европе под предводительством Бату, не имели к татарам никакого отношения. Они называли себя исключительно монголами, а свое государство — монгольским. Что же касается собственно татар, то они в XII — начале XIII вв. обитали вдоль северной границы Китая, охраняя подходы к Великой Китайской стене от набегов кочевников, в том числе и монголов. Китайские императоры за эту службу выдавали татарским предводителям ежегодное содержание серебром и различными товарами. Название "татары" в средневековой китайской историографии соответствовало европейскому понятию "варвары". Именно поэтому китайцы распространили этноним "татары" и на другие племена, обитавшие к северу от собственно татар. Однако при этом последних они именовали "белыми татарами", т.е. более культурными, причастными к плодам и достижениям китайской цивилизации, а живущих в северных степях, лесах и горах монголов именовали "черными татарами", что носило уничижительный оттенок, подчеркивая их дикость.

По научной версии профессора В.Л. Егорова, татары никогда не были союзниками монголов и никогда не участвовали в их завоевательных походах, а, наоборот, постоянно враждовали с ними (Егоров В.Л. Золотая орда: мифы и реальность. М., 1990). Русские и западноевропейские летописи по отношению к населению Золотой Орды обычно употребляли этноним "татары", хотя ряд ученых, путешественников, посетивших в середине XIII в. Золотую Орду, отмечали, что основатели династии Джучи называли себя монголами. В трудах крупных российских историков дооктябрьского периода В.Н. Татищева и Н.М. Карамзина название "монголы" рассматривается как принадлежащее двум отдельным народам. По их мнению, значительная часть монгольского войска состояла из татар, поэтому само название "татары" употреблялось применительно к завоевателям. Эта точка зрения утвердилась в науке в XIX в. В 20-х гг. этого века вводится словосочетание "татаро-монголы". Другие источники свидетельствуют, что в войсках Чингисхана, а тем более Батыя татар практически не было. Как бы там ни было, однако словосочетание "монголо-татары" или "татаро-монголы" сохраняется в литературе и по сегодняшний день, хотя современные татары не имеют никакого отношения к народу, обитавшему в середине века на границе с Китаем (Егоров В.Л. Указ. соч. С. 15).

Закончив кровавые завоевательные походы, татаро-монгольские отряды, отягощенные огромными обозами с награбленным добром и толпами пленных, расположились в конце 1242 г. в обширных степях между Дунаем и Обью. Новые хозяева кипчакских степей занялись не только отлаживанием собственного государства, но и установлением отношений с окружающими соседями. Верховным партнером стал по праву наследования хан Бату, внук Чингисхана. Он пробыл на престоле Золотой Орды 14 лет (1242-1256). Первоочередным делом при организации внутренней структуры государства для Бату стала раздача земельных наделов (улусов) степной аристократии в соответствии с военными должностями. Одновременно с этим шло формирование государственного аппарата, нацеленного исключительно на сбор налогов и дани. Необходимо было также установить систему политического властвования над народами, территориально не входящими в Золотую Орду. В первую очередь это относилось к Руси. Все это Бату удалось осу­ществить в кратчайшие сроки.

Однако при всей мощи армии и великолепии ханского двора Золотая Орда в политическом отношении не была самостоятельным государством, а составляла часть единой империи, управлявшейся из Каракорума.

Повиновение состояло в обязательном отчислении в Каракорум части всех собранных налогов и дани. Для точного установления этой суммы присылались специальные чиновники, так называемые "численники", которые переписывали население. На Руси "численники" появились в 1257 г. Ханы Золотой Орды не имели права утверждать русских великих князей на Владимирском престоле, а могли назначать лишь обладателей более низких рангов. Именно поэтому русские князья Ярослав и его сын Александр Невский вынуждены были совершать длительное путешествие из Руси в Монголию. Столицей Золотой Орды был Сарай (близ современной Астрахани).

Против русских князей применялся настоящий террор, который должен был запугать их и лишить даже мысли о противодействии сарайскому владыке. Многие русские князья были убиты, в частности, в 1387 г. был убит Михаил Ярославич Тверской. На Руси то и дело появлялись кара­тельные золотоордынские отряды. В ряде случаев запуганные русские князья сами привозили дань в ханскую ставку.

Когда беспощадное военное давление было заменено не менее тяжелым, но более изощренным — экономическим, татаро-монгольское иго на Руси вступило в новую стадию.

Весной 1361 г. в Золотой Орде сложилось напряженное положение. Обстановка усугублялась междоусобицей, борьбой за господство между отдельными ханами. Одной из центральных фигур в Золотой Орде в этот период становится Мамай. Проводя энергичную политику, он смог добиться ликвидации всех обособившихся феодалов принадлежавшей им территории. Нужна была решающая победа, которая не только гарантировала бы объединение государства, но и давала большую возможность управлять вассальными территориями. Для такого решительного поворота не хватало средств и сил. И то и другое Мамай потребовал у великого князя московского Дмитрия Ивановича, но получил отказ. Русь стала готовиться к борьбе с Мамаем.

Несмотря на все страшные невзгоды, потери и утраты, русский земледелец своим упорным трудом создавал материальную основу консолидации сил для освобождения от татаро-монгольского гнета. И наконец пришло время, когда объединенные полки северо-восточной Руси под предводительством великого князя московского Дмитрия Ивановича вышли на Куликово поле. Они бросили вызов татаро-монгольскому владычеству и вступили в открытый бой с Ордой.

Растущая мощь северо-восточной Руси была продемонстрирована уже в 1378 г., когда на реке Воже (притоке Оки) великий князь московский разбил крупный монголо-татарский отряд, захватил в плен видных военачальников Мамая. Весной 1380 г., перейдя "великую" Волгу, Мамай со своими ордами вторгся в восточноевропейские степи. Он дошел до Дона и стал кочевать в районе его левого притока — реки Воронеж, намереваясь ближе к осени идти на Русь. Его планы имели особо зловещий характер: он хотел осуществить не просто набег с целью грабежа и увеличения размеров дани, а полностью захватить и поработить русские княжества.

Узнав о надвигавшейся угрозе, великий князь Дмитрий Иванович спешно предпринял меры по укреплению Москвы, Коломны, Серпухова и других городов. Москва становится организующим центром подготовки отпора новому нашествию. Вскоре сюда прибывают многочисленные князья и воеводы ближайших княжеств.

Дмитрий Иванович энергично занялся формированием русского войска. Был разослан приказ о сборе в Коломне 15 августа.

18 августа Дмитрий Иванович побывал в Троице-Сер гневом монастыре и получил благословение игумена Сергия Радонежского на битву с Ордой. Этот старец, основатель монастыря, снискавший своей подвижнической жизнью огромный авторитет среди различных слоев населения, играл видную роль в общественной и духовной жизни Руси.

27 августа войско вышло из Москвы в Коломну, где состоялся общевойсковой смотр, на котором каждому полку был назначен воевода. Великий князь делает свой первый решительный шаг навстречу врагу — переправляется через Оку — главный южный оборонительный рубеж Руси против кочевников.

Ведя постоянную разведку, русские были хорошо осведомлены о расположении и намерениях противника. Мамай, уверовав в свое полное превосходство, допустил в этом отношении серьезный просчет. Он был застигнут врасплох, так как благодаря быстрым действиям русских его планы были нарушены.

Сколько же воинов собралось под русскими стягами перед Куликовской битвой? По мнению проф. Н.А. Хотинского, изложенному в книге "История и география Куликовской битвы" (М., 1988. С. 29), "древние письменные источники донесли до нас на этот счет противоположные све­дения: от явно преувеличенной цифры 400 тыс. до 150 тыс. бойцов. Вероятно, более реальное количество войска указал А.Н. Татищев, исчислив его примерно в 60 тыс. человек. К такому же мнению склоняются большинство современных военных историков, определяющих общее количество русского войска в 50-60 тыс. ратников. Ордынские полки, видимо, насчитывали 80-90 тыс. воинов. На Куликово поле вышли полки почти всех княжеств Северо-Восточной Руси".

Многотысячная армия Мамая была разгромлена в 1380 г. на Куликовом поле. Русь торжествовала победу. Однако через два года золотоордынский хан Тохтамыш во главе огромной армии неожиданно напал на Русь, которая еще не в полной мере оправилась от последствий Куликовской битвы. Ордынцы смогли захватить Москву. 26 августа 1382 г. Москва была полностью разорена и опустошена.

После взятия Москвы орды Тохтамыша рассеялись по округе, грабя и убивая, сжигая все на своем пути. Но бесчинствовали на этот раз ордынцы недолго. В районе Волоколамска на них неожиданно напал князь Владимир Андреевич с семитысячным войском. Татары побежали. Полу­чив сообщение о силе русской армии и помня урок Куликовской битвы, Тохтамыш стал поспешно уходить на юг. С того времени Орда стала опасаться открытого столкновения с русским войском и начала действовать с большой хитростью и осторожностью, всячески стараясь разжечь междоусобную борьбу русских князей. Тяжелое бремя дани, хотя и в меньшем объеме, чем требовал Мамай, снова легло на Русь. Означает ли это, что плоды победы в Куликовской битве были полностью утрачены? Конечно, нет! Благодаря ей замысел Мамая о полном порабощении Руси не был осуществлен ни им, ни последующими властителями Орды. Напротив, с этого времени центростремительные силы в объединении русских княжеств вокруг Москвы все более крепли. Русь после Куликовской битвы укрепилась верой в свои национальные силы, что сыграло важную роль в ее окончательной победе над Ордой. С этого времени русские перестали смотреть на Орду как на непреодолимую силу, как на неизбежное и вечное наказание Бога. Дмитрий Иванович, прозванный за победу в Куликовской битве "Донским", возглавил поколение людей, преодолевших вековой страх, внушенный нашествием Батыя. Да и сами ордынцы после Куликовской битвы перестали смотреть на русских как на безответных рабов и дарников.

После Куликовской битвы Русь необратимо начала усиливаться, зависимость ее от Орды все более ослабевала. Уже Дмитрий Донской подчеркивал свою независимость от ханской воли и, нарушая установленный Ордой порядок, в своей духовной грамоте-завещании передал право на великое княжение Владимирское своему старшему сыну Василию Дмитриевичу. С тех пор независимый от Орды способ передачи верховной власти в северо-восточной Руси становится наследным правом московской княжеской семьи. На Куликовом поле был сокрушен сильный и многоопытный противник. Хотя ордынцы продолжали и позже завоевательные походы, однако в полной мере оправиться от поражения в Куликовской битве так и не смогли. Ее последствия во многом предопределили дальнейшую судьбу орды. 1395 г. — практически последний год существования Золотой Орды. Агония распада этого некогда могущественного государства длилась до середины XV в. На месте Золотой Орды появились новые политические образования. Через 200 лет, после создания ханом Батыем Золотой Орды, она распалась на следующие составные: Большая Орда, Астраханское ханство, Казанское ханство, Крымское ханство, Сибирское ханство, Ногайская Орда. Все они существовали обособленно, враждуя и мирясь друг с другом и с соседями. Дольше других длилась история Крымского ханства, которое перестало существовать в 1783 г. Это был последний осколок Золотой Орды, пришедший из средневековья в новое время.

Для Руси же победа на Куликовом поле над сильным и жестоким врагом имела огромное значение. Куликовская битва не только существенно обогатила русское войско военно-стра­тегическим опытом крупных сражений, но и отразилась на всей последующей политической истории русского государства. Победа на Куликовом поле расчистила путь к национальному освобождению и консолидации Руси.