Печать

Глава 19. Субъекты Российской Федерации

Posted in Конституционное право - М.В.Баглай Конституционное право РФ

 

Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения (Москва и Санкт-Петербург), ав­тономной области, автономных округов. Конституция закрепляет равноправие этих субъектов Федерации.

Конституционно-правовой статус субъектов Федерации уста­навливается в первую очередь Конституцией России, федеральны­ми законами, а также другими правовыми актами. Так, республи­ки принимают свои конституции, другие субъекты Федерации — уставы. Основные вопросы статуса урегулированы Федеральным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

 

§ 1. Правовой статус субъектов Российской Федерации

Этот статус в решающей степени гарантируется Конституци­ей РФ, изменения гл. 3—8 которой в конечном счете возможны только с одобрения органов законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Федерации. На основе Конституции России и в соответствии с ней и федеральными законами субъек­ты Федерации принимают конституции и уставы, законы и иные нормативные правовые акты.

Принципы определения полномочий органов государствен­ной власти субъекта РФ достаточно просты:

1)      полномочия, осуществляемые по предметам ведения субъ­ектов  РФ,   определяются  конституцией  (уставом),  законами  и
принимаемыми  в соответствии с ними  иными  нормативными правовыми актами субъекта РФ;

2)      полномочия,   осуществляемые   по   предметам   совместного ведения, определяются Конституцией РФ, федеральными закона­ми, договорами о разграничении полномочий и соглашениями;

3)      полномочия,  осуществляемые по предметам ведения  Рос­сийской Федерации, определяются федеральными законами, из­даваемыми в соответствии с ними нормативными правовыми ак­тами Президента РФ и Правительства РФ, а также соглашениями.

Федеральные законы, указы Президента РФ, договоры о раз­граничении полномочий и соглашения, определяющие полномо­чия органов государственной власти субъекта РФ, должны устанавливать права, обязанности и ответственность этих органов, порядок и источники финансирования осуществления соответст­вующих полномочий, не могут одновременно возлагать анало­гичные полномочия на федеральные органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также должны соот­ветствовать другим требованиям закона.

В соответствии с принципом верховенства Конституции РФ федеральные конституционные законы и федеральные законы, а также конституции, уставы, законы и иные нормативные право­вые акты субъектов РФ, договоры, соглашения не могут переда­вать, исключать или иным образом перераспределять установ­ленные Конституцией РФ предметы ведения Российской Феде­рации, предметы совместного ведения, а также предметы ведения субъектов РФ. Не могут быть приняты федеральные законы, а также конституции, уставы, законы и иные нормативные право­вые акты субъектов РФ, заключены договоры, соглашения, если принятие указанных актов ведет к изменению конституционно-правового статуса субъекта РФ, ущемлению или утрате установ­ленных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина, нарушению государственной целостности Российской Федера­ции и единства системы государственной власти в Российской Федерации.

Субъекты РФ сами устанавливают свое наименование, а в случае изменения новое наименование подлежит включению в ст. 65 Конституции РФ. Исчерпывающим и точным перечисле­нием наименований всех субъектов Федерации в Конститу­ции РФ подчеркивается добровольность вхождения каждого субъекта в Российскую Федерацию и распространение всех норм Конституции в равной степени на все субъекты Федерации. В со­ответствии с решением самих республик в январе и феврале 1996 г. указами Президента РФ в ч. 1 ст. 65 Конституции РФ бы­ли включены новые наименования субъектов РФ — Республика Ингушетия, Республика Северная Осетия — Алания, Республика Калмыкия вместо прежних наименований, указом от 25 июля 2003 г. включено новое наименование — Ханты-Мансийский ав­тономный округ — Югра.

Равноправие субъектов РФ находит свое выражение в равном представительстве всех субъектов РФ (независимо от размера территории и численности населения) в Совете Федерации Феде­рального Собрания (по два представителя от каждого субъек­та РФ), а также в порядке формирования Государственного совета РФ, который состоит из высших должностных лиц (руководи­телей высших исполнительных органов государственной власти) всех субъектов РФ.

Но правовой статус субъектов РФ все же не во всем одинаков. Различие вытекает, например, из того, что республики объявле­ны государствами, в то время как все другие субъекты такого ста­туса не имеют и могут рассматриваться только как государствен­ные образования. Конституции республик могут приниматься как их законодательными собраниями, так и референдумами, в то время как уставы других субъектов РФ — только законода­тельными собраниями. Большинство автономных округов входят в состав краев и областей, но должны рассматриваться как госу­дарственные образования наравне с этими краями и областями. Такое положение субъектов РФ дает повод говорить об асиммет­ричности российского федерализма.

Равноправие субъектов Федерации проявляется в общем для всех них определении предметов ведения, которое вытекает из ст. 71—73 Конституции РФ. Субъекты РФ не вправе вмешивать­ся в компетенцию федеральных органов государственной власти, которые создаются в соответствии с волеизъявлением всего мно­гонационального народа России, в том числе всех субъектов Фе­дерации. Последние представлены в Федеральном Собрании, а следовательно, участвуют в решении вопросов, относящихся к предметам ведения Федерации. Вместе с органами государствен­ной власти Федерации они осуществляют правовое регулирова­ние и управление по предметам совместного ведения. При этом до принятия федеральных законов субъекты РФ вправе осущест­влять по таким вопросам собственное правовое регулирование. После принятия соответствующего федеральною закона законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ в двухмесяч­ный срок приводятся в соответствие с принятым федеральным законом. Вне пределов ведения Российской Федерации и совме­стного ведения субъекты РФ обладают всей полнотой государст­венной власти.

Такое решение проблемы разграничения предметов ведения оставляет за субъектами Федерации полномочия по широкому кругу вопросов. Если вопрос относится к совместному ведению, то законы и иные нормативные правовые акты издаются субъек­тами Федерации в соответствии с федеральным законом по этому вопросу. Если же тот или иной вопрос входит в исключительную компетенцию органов власти субъекта Федерации, то республики, края, области, города федерального значения и автономии осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов.

При этом Конституция предоставляет субъектам Федерации важную гарантию. Поскольку их законы и нормативные акты, изданные по вопросам совместного ведения, должны соответст­вовать федеральным законам и в случае противоречия действует федеральный закон, то при противоречии такого же рода по во­просам исключительного ведения субъектов Федерации приори­тет отдается их законам и нормативным правовым актам. Следо­вательно, федеральный закон не может вторгаться в сферу ис­ключительного ведения субъектов РФ.

В соответствии с Конституцией РФ (ст. 11) федеральный за­кон закрепляет принципы и порядок заключения договоров о разграничении полномочий. Заключение таких договоров допус­кается только в случае, если это обусловлено экономическими, географическими и иными особенностями субъекта РФ, и в той мере, в которой указанными особенностями определено иное, чем это установлено федеральными законами, разграничение полномочий. В договоре о разграничении полномочий устанав­ливается перечень полномочий федеральных органов государст­венной власти и органов государственной власти субъекта РФ, разграничение которых производится иначе, чем это установлено федеральными законами и законами субъекта РФ, определяются условия и порядок осуществления этих полномочий, конкретные права и обязанности сторон, срок действия договора и порядок продления данного срока, а также основания и порядок досроч­ного расторжения договора. Договор подписывается Президен­том РФ и высшим должностным лицом субъекта РФ, а затем ут­верждается федеральным законом.

Иное дело — соглашения между федеральными органами ис­полнительной власти и исполнительными органами субъектов РФ о передаче им части федеральных полномочий с передачей необ­ходимых материальных и финансовых средств. Федеральные ор­ганы контролируют соблюдение условий этих соглашений и несут ответственность за ненадлежащее их осуществление. Соглашение подписывается руководителем федерального органа исполнитель­ной власти и высшим должностным лицом субъекта РФ. Оно считается заключенным и вступает в силу после утверждения по­становлениями Правительства РФ и официального опубликова­ния в установленном порядке.

Возможно и обратное: отдельные полномочия органов госу­дарственной власти субъекта РФ могут быть временно возложе­ны на федеральные органы государственной власти или должно­стных лиц, назначаемых федеральными органами государствен­ной власти. Это может произойти в случаях, если:

1)       в связи со стихийным бедствием, катастрофой, иной чрез­вычайной ситуацией органы государственной власти субъекта РФ
отсутствуют и не могут быть сформированы в соответствии с фе­деральным законом (решение принимается Президентом РФ по
согласованию с Советом Федерации Федерального Собрания);

2)       возникшая вследствие решений, действий или бездействия органов государственной власти субъекта РФ просроченная за­долженность  по  исполнению долговых  или  бюджетных обяза­тельств, определенная в порядке, установленном Бюджетным ко­дексом РФ, превышает 30% собственных доходов бюджета субъ­екта РФ в последнем отчетном году (в этом случае по ходатайству Правительства РФ решением Высшего Арбитражного Суда РФ в соответствии с федеральным законом вводится временная финан­совая администрация);

3)       при реализации полномочий, осуществляемых за счет пре­доставления субвенций из федерального бюджета, исполнитель­ным  органом государственной власти субъекта РФ допускается нарушение Конституции РФ, федерального закона, нормативных правовых актов Президента РФ и Правительства РФ, если такое нарушение установлено соответствующим судом  (решение при­нимается Правительством РФ с изъятием субвенций).

Споры, связанные с разграничением предметов ведения и полномочий, передачей осуществления части полномочий, долж­ны разрешаться заинтересованными сторонами путем проведе­ния переговоров и использования иных согласительных проце­дур. В случае необходимости стороны договора, соглашения мо­гут создавать согласительные комиссии. Президент РФ может использовать согласительные процедуры для разрешения споров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ по вопросам, связанным с разграничением предметов ведения и полномочий, передачей осуществления части полномочий. В случае недости­жения согласованного решения Президент РФ может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда. В случаях, предусмотренных Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Россииской Федерации», споры, связанные с разграничением предметов ведения и полномочий, передачей органами исполнительной власти друг другу осуществления части своих полномочий, рас­сматриваются Конституционным Судом РФ. Споры, связанные с разграничением предметов ведения и полномочий, могут быть вынесены на рассмотрение судов общей юрисдикции и арбит­ражных судов в соответствии с их полномочиями.

Если орган государственной власти субъекта РФ полагает, что федеральный закон не соответствует Конституции РФ, норма­тивный правовой акт федерального органа государственной вла­сти не соответствует положениям Конституции РФ, федеральных законов или договоров о разграничении полномочий, устанавли­вающим разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами го­сударственной власти субъектов РФ, спор о компетенции либо вопрос о соответствии федерального закона Конституции РФ, соответствии нормативного правового акта федерального органа государственной власти Конституции РФ, федеральным законам или договорам о разграничении полномочий разрешается Кон­ституционным Судом. До вступления в силу решения суда о при­знании федерального закона или отдельных его положений не соответствующими Конституции РФ, нормативного правового акта федерального органа государственной власти или отдельных его положений не соответствующими Конституции РФ, феде­ральным законам или договорам о разграничении полномочий принятие законов и иных нормативных правовых актов субъек­та РФ, противоречащих соответствующим положениям федераль­ного закона, нормативного правового акта федерального органа государственной власти, не допускается.

Субъекты Федерации имеют свою правовую систему, в кото­рую входят конституция (в республиках), уставы (в других субъ­ектах РФ), законы, подзаконные акты. Правовая система субъек­тов РФ как бы образует собственное конституционное право, ко­торое, однако, не разрывает единого конституционного права Российской Федерации, составляя его федеративный аспект. Свои правовые акты субъекты принимают самостоятельно. Одна­ко требуется, чтобы конституции, уставы и другие правовые акты соответствовали Конституции РФ и федеральным законам, нахо­дились в пределах совместного ведения Федерации и ее субъек­тов, ведения субъектов Федерации.

Правовой статус субъекта РФ может быть расширен путем создания в пределах его территории особой экономической зоны. Статус особой экономической зоны предоставляет органам госу­дарственной власти соответствующего субъекта РФ дополнитель­ные права и льготы в области таможенного регулирования, тран­зита товаров, налогов, режима инвестиций и предприниматель­ской деятельности.

По юридической силе конституции республик и уставы других субъектов Федерации равнозначны, различия между ними только в терминах, присущих государствам и государственным образова­ниям. К тому же бывшие автономные республики, из которых образовалось большинство нынешних республик, прежде имели свои конституции, что повлияло на их желание сохранить эту традицию в условиях расширения самостоятельности республик. Республики вправе иметь государственный язык, в то время как другие субъекты РФ — нет. Конституции и уставы субъектов РФ должны строиться на общих с Конституцией РФ принципах (раз­деления властей, правового социального государства и др.). Про­верку соответствия конституций, уставов, законов и иных норма­тивных правовых актов субъектов РФ Конституции РФ осущест­вляет Конституционный Суд РФ. Субъекты Федерации в лице своих органов законодательной и исполнительной власти вправе обращаться с запросом в Конституционный Суд РФ (ч. 2 ст. 125). Конституционный Суд РФ, кроме того, разрешает споры о ком­петенции между органами государственной власти Российской Федерации и органами власти субъектов РФ, между высшими го­сударственными органами последних.

В июле 2003 г. Конституционный Суд РФ рассматривал дело о проверке положений законов, на основании которых судами общей юрисдикции по обращениям прокуроров осуществлялась проверка соответствия конституций республик федеральным за­конам. Конституционный Суд РФ, раскрывая природу этих ак­тов, отметил:

...Об особом правовом характере конституций (уставов) субъек­тов РФ свидетельствует порядок их принятия: в ряде субъектов РФ конституции принимаются, в отличие от других нормативных право­вых актов, в том числе законов, на референдуме или специально соз­даваемым для этой цели органом, если же конституция или устав принимаются законодательным (представительным) органом субъек­та РФ, то они считаются принятыми, когда за них проголосовало квалифицированное большинство депутатов.  Усложнен по сравнению с обычными законами и порядок внесения изменений и допол­нений в конституции (уставы) субъектов РФ, чем обеспечивается, в частности, их повышенная стабильность по сравнению с текущим за-конодательством.

...Особенности конституций (уставов) субъектов РФ как учреди­тельных по своей правовой природе нормативных правовых актов, их конституционно-правовые отличия от других нормативных правовых актов субъектов РФ предопределяют и различия в порядке их судеб­ной проверки по содержанию на соответствие Конституции РФ и федеральным законам, которые, основываясь на конституционных нормах, непосредственно затрагивают конституционный статус субъ­ектов РФ.

...Выявление соответствия конституций (уставов) субъектов РФ федеральным законам без установления их соответствия Конститу­ции РФ не является достаточным основанием для признания нормы конституции (устава) субъекта РФ утратившей юридическую силу и потому не подлежащей применению.

Разрешение такого рода вопросов влечет за собой необходимость применения процедур конституционного судопроизводства.

Конституционный Суд РФ постановил признать содержащуюся в оспариваемых законах норму, которая наделяет суд общей юрисдик­ции полномочием разрешать дела об оспаривании нормативных пра­вовых актов субъектов РФ, не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой данная норма допускает разрешение судом общей юрисдикции дел об оспаривании конституций и уставов субъек­тов РФ.

Субъекты Федерации обладают своей территорией, которая является частью территории Российской Федерации. Границы между субъектами Федерации могут быть изменены только с их взаимного согласия.

Экономическую основу деятельности органов государствен­ной власти субъекта РФ составляют находящиеся в собственно­сти субъекта РФ имущество, средства бюджета субъекта РФ и территориальных государственных внебюджетных фондов, а так­же имущественные права.

Федеральный закон установил круг вопросов, решение кото­рых относится к полномочиям по совместному ведению и осуще­ствляется за счет средств бюджета субъекта РФ. Таких вопро­сов 41 (обеспечение деятельности органов власти, проведения выборов, предупреждения чрезвычайных ситуаций, образования, здравоохранения и др.). Те же полномочия, которые передаются субъектам РФ федеральными законами, осуществляются за счет субвенций  из федерального  бюджета на определенных условиях.

Законом предусмотрено, что выравнивание бюджетной обеспе­ченности субъекта РФ осуществляется путем предоставления до­таций из образуемого в составе федерального бюджета Федераль­ного фонда финансовой поддержки субъектов РФ.

Система органов государственной власти устанавливается субъектами Федерации самостоятельно. Есть, однако, конститу­ционные требования, которые они при этом должны соблюдать. Во-первых, чтобы эта система соответствовала основам консти­туционного строя Российской Федерации, что, в частности, оз­начает разделение и самостоятельность трех властей: законода­тельной, исполнительной и судебной. Во-вторых, система орга­нов власти должна строиться на основе общих принципов организации представительных и исполнительных органов госу­дарственной власти, установленных федеральным законом. Такие требования Конституции РФ, весьма характерные для всех феде­ративных государств, призваны обеспечить принципиальное еди­нообразие организации государственной власти в Федерации на всех уровнях (о системе органов государственной власти субъек­тов РФ см. гл. 26 учебника).

Субъекты Федерации вправе осуществлять международные и внешнеэкономические связи. Однако их международная право­субъектность носит ограниченный характер. Они не вправе ста­вить вопрос о дипломатическом признании, открывать зарубеж­ные представительства на уровне посольств и т. д. Российская Федерация координирует международные и внешнеэкономиче­ские связи субъектов Федерации.

Многие субъекты РФ заключили торгово-экономические и финансовые соглашения с зарубежными государствами, прини­мая долговые обязательства и обязательства по их реструктуриза­ции. Эти соглашения не являются международными договорами. Федеральный закон «О координации международных и внешне­экономических связей субъектов Российской Федерации» от 4 января 1999 г. требует, чтобы такие соглашения согласовыва­лись с федеральными органами исполнительной власти. При этом федеральные органы государственной власти не несут от­ветственности по соглашениям об осуществлении международ­ных и внешнеэкономических связей, заключенным органами го­сударственной власти субъектов РФ, за исключением случаев, когда указанные соглашения заключены с органами государст­венной власти иностранных государств с согласия Правительст­ва РФ либо по конкретному соглашению субъекта РФ имеются официальные гарантии Правительства РФ. Соглашения регист­рируются Министерством юстиции РФ в соответствии с Прави­лами, утвержденными постановлением Правительства РФ.

Согласно Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации», международный договор Российской Федерации, затрагивающий вопросы, относящиеся к ведению субъекта РФ, заключается по согласованию с органами государ­ственной власти заинтересованного субъекта РФ, на которые возложена соответствующая функция. Основные положения или проект международного договора, затрагивающие полномочия субъекта РФ по предметам совместного ведения Российской Фе­дерации и субъектов РФ, направляются федеральными органами исполнительной власти органам государственной власти заинте­ресованного субъекта РФ, а поступившие предложения рассмат­риваются при подготовке проекта договора. Для внесения своих предложений субъект РФ должен иметь не менее двух недель. Представители органов государственной власти субъектов РФ по согласованию с федеральными органами исполнительной власти участвуют в переговорах и процедуре подписания договора (ст. 4 указанного Закона).

Конституционно-правовой статус субъектов РФ обеспечивает им широкие возможности по регулированию деятельности граж­дан на своей территории. В законодательных органах субъектов принимается большое число законов в области государственного строительства, защиты прав и свобод человека и гражданина, развития экономики и предпринимательства, социальной под­держки населения, культуры.


 

§ 2. Особенности правового статуса республик

В отличие от других субъектов Федерации республики при­знаются государствами. Однако власть в этих государствах не яв­ляется суверенной, республики самостоятельны только в рамках, установленных федеральной Конституцией. Республики не впра­ве нарушать государственную целостность России, единство сис­темы государственной власти. Их народы свободно реализовали свое право на самоопределение, создав сначала автономию, а за­тем преобразовав ее в государство, являющееся частью Россий­ской Федерации. Изменить этот статус можно только с согласия Российской Федерации, путем изменения Конституции РФ или в соответствии с федеральным конституционным законом.

Конституция РФ не закрепляет право выхода республик из со­става Федерации, чего не делает ни одна другая федерация мира. Основания для этого носят не только юридический, но и этиче­ский характер. Экономика республик была создана на средства всего многонационального народа России, она может успешно функционировать только как составная часть всей экономики страны. С национальной точки зрения население республик дав­но носит смешанный характер, вследствие чего выделение той или иной республики в самостоятельное государство неизбежно породило бы дискриминацию и межнациональные конфликты. Отделение от России привело бы также к культурному отстава­нию народов, ни о какой подлинной независимости в этом случае не могло бы быть и речи. Сепаратизм, следовательно, противоре­чит коренным интересам как народов республик, гак и их титуль­ной нации.

В период «парада суверенитетов», т. е. до принятия Конститу­ции РФ в 1993 г., ряд республик — Татарстан, Саха (Якутия), Башкортостан, Тува и др. — закрепили в своих конституциях ста­тус суверенного государства, субъекта международного права. Та­тарстан, не упоминая о вхождении в состав Российской Федера­ции, в то же время закрепил свое положение как государство, «ассоциированное с Российской Федерацией». В основе такого подхода лежало необоснованное предположение, будто Россий­ская Федерация является объединением, получившим полномо­чия из рук независимых республик, что противоречит историче­ским фактам, ибо автономии, из которых выросли республики, были созданы Российским государством. Республики, как и дру­гие субъекты Федерации, равноправны только между собой во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти, но они не равноправны с самой Федерацией. В догово­рах, которые республики, как края и области, заключают с Феде­рацией, речь идет о разграничении предметов ведения и полно­мочий, а не о разделе суверенитета или территории Российской Федерации. Конституции республик должны соответствовать Конституции РФ, составлять единое конституционное простран­ство, основанное на общих принципах. Отступления от феде­ральной Конституции особенно недопустимы, когда они ведут к вторжению в предметы ведения и полномочия федеральных орга­нов, нарушают принцип равноправия граждан России независи­мо от национальности и места проживания, принцип разделения властей.

Неправомерность постановки вопроса о суверенитете республик раскрыта в постановлении Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. В нем говорится: «Содержащееся в Конституции Российской Федерации решение вопроса о суверенитете предопределяет характер федеративного устройства, исторически обусловленного тем, что субъекты Российской Федерации не обладают суверенитетом, кото­рый изначально принадлежит Российской Федерации в целом. По смыслу преамбулы, ст. 3, 4, 5, 15 (ч. 1), 65 (ч. 1), 66 и 71 (п. «б») Кон­ституции Российской Федерации в их взаимосвязи, республики как субъекты Российской Федерации не имеют статуса суверенного госу­дарства; решить же этот вопрос иначе в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделить себя свойствами суверенного го­сударства, даже при условии, что этот суверенитет признавался бы ограниченным.

Конституция Российской Федерации, определяя в ст. 5 (ч. 1 и 4) статус перечисленных в ст. 65 (ч. 1) республик как субъектов Россий­ской Федерации, исходит из относящегося к основам конституцион­ного строя Российской Федерации и, следовательно, к основам кон­ституционного строя республик принципа равноправия всех субъек­тов Российской Федерации, в том числе в их взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти. Признание же за республиками суверенитета, при том что все другие субъекты Рос­сийской Федерации им не обладают, нарушило бы конституционное равноправие субъектов Российской Федерации, сделало бы невоз­можным его осуществление в принципе, поскольку по своему статусу суверенное государство не может быть равноправно с субъектом РФ, не обладающим суверенитетом.

Следовательно, понятие республики (государства), содержащееся в ст. 5 (ч. 2) Конституции Российской Федерации применительно к установленному ею федеративному устройству, в отличие от Федера­тивного договора от 31 марта 1992 года, не означает признание суве­ренитета этого субъекта Российской Федерации, а лишь отражает оп­ределенные особенности его конституционно-правового статуса, в том числе закрепленные в ст. 66 (ч. 1) и 68 Конституции Российской Федерации, которые связаны с факторами исторического, нацио­нального и иного характера, что не может рассматриваться как нару­шение принципа равноправия всех субъектов Российской Федера­ции.

Признание Конституцией Российской Федерации суверенитета только за Российской Федерацией воплощено также в конституцион­ных принципах государственной целостности и единства системы го­сударственной власти (ч. 3 ст. 5), верховенства Конституции Россий­ской Федерации и федеральных законов, которые имеют прямое дей­ствие и применяются на всей территории Российской Федерации, включающей в себя территорию ее субъектов (ч. 2 ст. 4; ч.   1 ст.   15; ч. I ст. 67). Отсутствие у субъектов Российской Федерации, в том числе республик, суверенитета подтверждается и положениями ст. 15 (ч. 4) и 79 Конституции Российской Федерации, из которых вытека­ет, что только Российская Федерация вправе заключать международ­ные договоры, приоритет которых признается в ее правовой системе, и только Российская Федерация как суверенное государство может передавать межгосударственным объединениям свои полномочия в соответствии с международным договором.

Исходя из этих конституционных принципов все правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, в том числе конституции республик, не должны противоречить Конституции Российской Фе­дерации».

С пониманием государственной природы республик тесно связан вопрос о правовом статусе их территорий. Каждая респуб­лика обеспечивает свою территориальную целостность, а грани­цы республики, находящиеся в режиме не государственных, а ад­министративных границ, не могут быть изменены без ее согла­сия. Гарантией территориального статус-кво является сама Российская Федерация, что, однако, не всегда обеспечивает бы­строе и эффективное разрешение территориальных споров. Та­кой спор, например, несколько лет не затихает в отношениях ме­жду Республикой Северная Осетия — Алания и Республикой Ин­гушетия.

Ошибочное представление о суверенитете подталкивает неко­торые республики к провозглашению своей собственности на землю, недра и природные богатства, для чего нет правовых ос­нований. Вопросы владения, пользования и распоряжения зем­лей, недрами, водными и другими природными ресурсами отно­сятся к совместному ведению Федерации и ее субъектов. Респуб­лика Саха (Якутия) закрепила в Конституции 1992 г. положение о своей территории как «исконной земле традиционного расселе­ния ее коренных народов», хотя трудно себе представить, как на огромных просторах в 3,1 млн. кв. км могли утвердиться «корен­ные народы», которых и сейчас насчитывается не более 1 млн. че­ловек. Произвольно определенные в советское время границы некоторых республик ныне рассматриваются в республиках как якобы сложившиеся исторически.

Между тем происходившая в то время частая перекройка гра­ниц имела чисто административное значение, в результате чего, например, в территорию нынешней Чеченской Республики были включены районы из соседнего Ставропольского края. Террито­рию республик, следовательно,  можно рассматривать только во взаимосвязи с их пребыванием в составе Российской Федерации. Вместе с тем должно быть, безусловно, признано, что закреплен­ная за ними территория является пространственным пределом их власти, на эту территорию не может распространяться власть других субъектов Федерации.

Неправомерны и претензии многих республик на приоритет (верховенство) своих законов над федеральными. Закрепление в конституционных актах республик такого рода положений про­тиворечит основам конституционного строя Российской Федера­ции и ведет к ослаблению конституционной законности и охра­ны прав человека.

Республики самостоятельны в определении своих государст­венных языков. В органах государственной власти, органах мест­ного самоуправления, государственных учреждениях республик эти языки употребляются наряду с государственным языком Рос­сийской Федерации, т. е. русским языком. В республиках, в ко­торых титульная нация составляет большинство населения (тако­вых 6 из 21), законодательно закреплено двуязычие. Многоязы­чие закреплено в многонациональном Дагестане. Двуязычие принято и в некоторых республиках, где титульная нация не со­ставляет большинства (например, Калмыкия). Но в ряде респуб­лик законы о языках пока не приняты. Практически все респуб­лики признают и гарантируют права всех наций на пользование своим языком и на его развитие.

Конституции республик обычно предусматривают свое граж­данство, не учитывая, что гражданство в Российской Федерации относится к ведению Федерации. Это гражданство одновременно означает и гражданство Российской Федерации, но правом при­нятия в гражданство обладает только Российская Федерация.

Республики самостоятельно утверждают свою государствен­ную символику — герб, флаг, гимн, определяют столицу. Госу­дарственная символика отражает национально-историческую символику народа. Республики вправе учреждать свои почетные звания и государственные награды.

После принятия указанных выше решений Конституционного Суда РФ в конституции и уставы субъектов РФ были внесены изменения, приведшие ряд положений этих актов в соответствие с Конституцией РФ и федеральным законодательством. Так, в Республике Саха (Якутия) из Основного закона исключено поло­жение о вступлении в силу федеральных законов на территории республики только после их ратификации республиканским парламентом. В Республике Тыва из Конституции исключено поло­жение о праве выхода из состава Российской Федерации. В то же время в конституциях Татарстана и Башкортостана сохранено упоминание о «суверенитете», хотя после решения Конституци­онного Суда РФ это положение уже не имеет юридической силы.

 

§ 3. Особенности правового статуса автономий

В Российскую Федерацию входят одна автономная область (Еврейская автономная область) и десять автономных округов. Что касается автономной области, то ее сохранение является ско­рее данью традиции, поскольку еврейского населения в ней поч­ти нет. По численности и структуре населения все округа невели­ки и многонациональны. Наибольший удельный вес кореннной национальности в Ненецком автономном округе (16,5%), наи­меньший — в Ханты-Мансийском (1,4%).

Еврейская автономная область входит в Российскую Федера­цию непосредственно (Законом РФ от 15 декабря 1990 г. все ав­тономные области были выведены из краев и включены в Рос­сийскую Федерацию непосредственно). Автономные округа име­ют возможность самостоятельно решать вопрос о вхождении в Российскую Федерацию непосредственно и через другой субъект Федерации (край, область). На этом основании, например, Чу­котский автономный округ в 1992 г. выделился из Магаданской области и непосредственно вошел в состав Российской Федера­ции. Напротив, как указывалось выше, Коми-Пермяцкий авто­номный округ объединился в 2004 г. с Пермской областью, со­ставив новый субъект РФ — Пермский край. 17 апреля 2005 г. состоялся референдум, утвердивший объединение Красноярского края с Эвенкийским и Таймырским автономными округами. Другие же округа сохраняют прежнее состояние. Конститу­ция РФ предусматривает, что по представлению законодательных и исполнительных органов автономной области, автономного ок­руга может быть принят федеральный закон об автономной об­ласти, автономном округе. Принятие такого закона, следователь­но, необязательно, это зависит от желания самой автономии.

Правовое положение автономных округов в известной мере противоречиво. С одной стороны, автономный округ, как выте­кает из Конституции РФ, может входить «в состав края или об­ласти» (большинство являются как раз такими). С другой, округ, как и край, и область, рассматривается Конституцией как равноправный субъект РФ. Это пример коллизии в конституционном праве. Чтобы разрешить это противоречие, Конституция РФ пре­дусматривает, что отношения таких округов могут регулироваться федеральным законом и договором между органами государст­венной власти автономного округа и соответственно органами государственной власти края или области (могут, но не должны!). Такой договор тем не менее был заключен между администраци­ей Тюменской области и администрациями Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, но он не снял напря­жения между сторонами в отношении понимания самостоятель­ности округов. Договорная форма отношений «вхождения» не устраняет в полной мере разногласий в отношении того, является ли территория округа частью территории области (края) или нет, из чего следует решение вопроса о пределах властвования орга­нов государственной власти области (края).

Конституционный Суд РФ в постановлении от 11 мая 1993 г. по делу о проверке конституционности Закона РФ «О непосредствен­ном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации» от 17 июня 1992 г. отметил, что «нахождение автономно­го округа в крае или области не означает, по действующему законо­дательству, поглощения его территории, являющейся составной ча­стью территории Российской Федерации».

Однако данное постановление не решило всех вопросов, а принятие необходимых законов задерживалось.

В постановлении от 14 июля 1997 г. по делу о толковании консти­туционного положения о вхождении округа в состав края, области Конституционный Суд РФ признал, что равноправие субъектов РФ не исключает вхождения округа в край, область, вхождение одного субъекта в состав другого, является реальным лишь в том случае, ес­ли происходит включение его территории и населения в состав тер­ритории и населения другого субъекта, что не означает поглощения. В связи с этим население округа вправе участвовать в выборах орга­нов государственной власти края, области.

В 2003 г. дополнениями к Федеральному закону «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Рос­сийской Федерации» установлено, что большинство полномочий по предметам совместного ведения осуществляется органами го­сударственной власти края, области на всей территории края, об­ласти,   включая   территорию   автономного   округа.   Однако   по предметам исключительного ведения полномочия осуществляют­ся округом самостоятельно.

Автономная область и автономные округа в равной мере со всеми субъектами Федерации представлены в Совете Федерации Федерального Собрания (по два представителя от каждого субъ­екта Федерации), а также избирают депутатов в Государственную Думу. Это обеспечивает им представительство в законодательном органе Федерации.

Автономия как способ защиты национальных интересов граж­дан РФ в процессе выбора ими путей и форм своего националь­но-культурного развития нашла отражение в Федеральном зако­не «О национально-культурной автономии» (в редакции от 30 ноября 2005 г.). Национально-культурная автономия — это форма национально-культурного самоопределения, представляю­щая собой общественное объединение граждан РФ, относящих себя к определенным этническим общностям, на основе их доб­ровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образова­ния, национальной культуры.

Национально-культурные автономии могут быть местными (городскими, районными, поселковыми, сельскими), региональ­ными, федеральными. Они учреждаются соответственно на об­щих собраниях, конференциях и съездах, на которых образуются органы внутреннего управления автономии. Порядок формирова­ния, функции и названия таких органов определяются националь­но-культурными автономиями самостоятельно в соответствии с законодательством Российской Федерации об общественных объ­единениях. Регистрация национально-культурной автономии про­ходит в органе юстиции в порядке, предусмотренном законода­тельством Российской Федерации.

Национально-культурная автономия имеет право:

  • получать  поддержку со  стороны   органов   государственной власти и органов местного самоуправления, необходимую для со­хранения национальной самобытности, развития национального (родного) языка и национальной культуры;
  • обращаться в органы законодательной (представительной) и исполнительной власти, органы местного самоуправления, пред­ставляя свои национально-культурные интересы;
  • создавать средства массовой информации в порядке, уста­новленном законодательством Российской Федерации, получать и распространять информацию на национальном (родном) языке;
  • сохранять и обогащать историческое и культурное наследие, иметь свободный доступ   к национальным  культурным  ценно­стям;
  • следовать национальным традициям и обычаям, возрождать и развивать художественные народные промыслы и ремесла;
  • создавать образовательные и научные учреждения, учрежде­ния культуры и обеспечивать их функционирование в соответст­вии с законодательством Российской Федерации;
  • участвовать через своих полномочных представителей в дея­тельности международных неправительственных организаций;
  • устанавливать на основании законодательства и поддержи­вать без какой-либо дискриминации гуманитарные контакты с гражданами, общественными организациями иностранных госу­дарств.

Федеральными законами, конституциями (уставами), закона­ми субъектов РФ национально-культурной автономии могут быть предоставлены и иные права в сфере образования и культуры. Участие или неучастие в деятельности национально-культурной автономии не может служить основанием для ограничения прав граждан РФ, равно как и национальная принадлежность не мо­жет служить основанием для ограничения их участия или неуча­стия в деятельности национально-культурной автономии.

В Законе четко зафиксировано, что право на национально-культурную автономию не является правом на национально-тер­риториальное самоопределение. Осуществление этого права не должно наносить ущерба интересам других этнических общно­стей.