Глава 23. Правовая культура Печать
Теория государства и права - Теория государства и права (Чепурнова, Серёгин)

Глава 23. Правовая культура

§23.1. Концептуальные подходы к определению категории «правовая культура» в юридической науке
§23.2. Структурные компоненты правовой культуры
§23.3. Место правового менталитета в структуре правовой культуры
§23.4. Влияние правосознания на правовую культуру
§23.5. Понятие, сущность и характеристика правового статуса личности
§23.6. Правосознание. Правовая культура. Правовое воспитание

§23.1. Концептуальные подходы к определению категории «правовая культура» в юридической науке

В теории права нет единства мнений по поводу определения понятия “правовая культура”. Обусловлено это тем, что в культурологии не существует и общепризнанной дефиниции “культуры”.
Сам термин “культура” берет свое начало от латинского слова cultura, которое означало возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание, выращивание, обрабатывание и обозначало функцию, связанную с приобретением знания, опыта, целенаправленным воздействием человека на природу. Впервые в литературе слово “культура” как теоретический термин было употреблено в работе “Тускуланские диспуты” римского юриста, оратора и философа Цицерона (45 г. до н.э.).
В Средние века появились понятия “духовная культура” и “умственная культура”. В эпоху Возрождения с этим словом связывали совершенствование человеческих индивидов, соответствие их гуманистическому идеалу. В России термин “культура” впервые был определен в “Карманном словаре иностранных слов” Н. Кириллова в 1846 г. и характеризовал деятельность для пробуждения дремлющих в человеке сил. В. Даль определял “культуру” как “обработку и уход, возделывание, возделку; образование умственное, нравственное”.
В середине XVIII в. во французском языке появился термин “цивилизация”, в качестве антипода понятию “варварство”.
В настоящее время чаще всего термины “культура” и “цивилизация” рассматриваются как синонимы. Однако еще в XVIII в. И. Кант наметил различия между этими понятиями, а в начале XX в. О. Шпенглер противопоставил их. В 40-х гг. XX столетия И.А. Ильин вновь разграничил эти понятия. “Культура духовна, первична, творчески целенаправленна, органична, - писал он. - Цивилизация технична, вторична, размножена, механистична, вещественно и инструментально создаваема. Культура касается внутреннего мира, самого значительного в нем, святого, главного. Цивилизация касается более внешнего, полезного, материального, второстепенного”.
“Нет ничего менее определенного, чем это слово “культура”, и нет ничего более обманчивого, как прилагать ее к целым векам и народам”, - писал немецкий философ второй половины XVIII - начала XIX в. И. Гердер.
По мнению И.А. Иванникова, культуры различных исторических эпох классифицируются:
1) по степени агрессивности: агрессивные и неагрессивные;
2) по характеру влияния на здоровье нации: конструктивные и диструктивные;
3) по характеру ориентации на материальные или духовные ценности: материальные и духовные;
4) по отношению к справедливости: справедливые и несправедливые.
Наряду с этим в юридической науке имеется множество подходов к пониманию правовой культуры. Так, В.П. Сальников отмечает: “Правовая культура есть особое социальное явление, которое может быть воспринято как качественное правовое состояние и личности, и общества, подлежащее структурированию по различным основаниям”.
“Правовая культура, - считает Ю.Н. Тодыка, - это соответствующее качество правовой жизни общества, уровень его развития”.
Профессор А.Б. Венгеров отмечает, что правовая культура - это “более высокая и емкая форма правосознания”.
Кроме того, под правовой культурой понимается также обусловленное всем социальным, духовным, политическим и экономическим строем качественное состояние правовой жизни общества, выражающееся в достигнутом уровне развития правовой деятельности, юридических актов, правосознания в целом и уровне правового развития субъекта (человека, различных групп, всего населения), а также степени гарантированности государством и гражданским обществом свобод и прав человека.
Самое удачное, на наш взгляд, определение правовой культуры предлагает И.А. Иванников, отмечающий, что “правовая культура - это одна из форм социально значимой творческой деятельности людей в сфере государственно-правовых отношений, которая выражается в правовых нормах, институтах, в способности оценки этих явлений и духовных продуктах жизнедеятельности, в навыках и ценностях, которые влияют на их юридически значимое поведение. Совсем кратко: правовая культура - это способность действовать “по закону”, а не “по совести”.
Таким образом, некультурное поведение, с точки зрения права, - это негативное нигилистическое отношение индивидов, их объединений к юридическим нормам, нарушение действующего законодательства. В силу такого понимания правовой культуры всякое противоправное поведение есть антикультура, а поэтому звучит абсурдным утверждение о существовании криминальной субкультуры или культуры. Культура, в отличие от антикультуры, не несет в себе разрушения.
Вместе с тем понятие правовой культуры будет всегда субъективно и однозначно не определено, так же как и понятия “культура” и “право”.

 


 

§23.2. Структурные компоненты правовой культуры

Вопрос о структуре правовой культуры в отечественной юридической литературе является дискуссионным. Так, например, профессор В.П. Сальников считает, что структурными элементами правовой культуры выступают компоненты юридической действительности: “право, правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок, правомерная деятельность субъектов”.
Вместе с тем вышеназванные элементы правовой культуры пересекаются либо выступают составными частями других культурных структур. “Представить в полной мере сущность правовой культуры нельзя, не выделяя ее в логическую структуру. В этой плоскости правовая культура представляет собой юридические понятия и категории, оценки (оценочные суждения) и деонтические модальности”. Под деонтическими модальностями здесь имеются в виду нормативные суждения, включающие такие модальные операторы, как “обязательно”, “разрешено”, “запрещено”, которые складываются на основе правовых знаний, оценок и т.д.
Помимо вышеназванных структурных элементов правовой культуры другие авторы включают в нее еще и правовые учреждения, обеспечивающие правовой контроль, регулирование и исполнение права, а также критерии политической оценки права и правового поведения, правовую науку. Но оценки можно дать, выражая свое отношение к праву, правосудию и т.д., т.е. тогда, когда речь идет о правосознании, а потому выделять их отдельно нет необходимости. В качестве элемента правовой культуры выделяют также уровень развития всей системы юридических актов (юридических документов).
Полагаем, что в состав правовой культуры следует включать следующие компоненты:
1) правосознание;
2) правовое мышление;
3) право;
4) правовые отношения;
5) законность и правопорядок;
6) правомерная деятельность субъектов;
7) государственно-правовые институты;
8) юридическая наука;
9) юридические акты.
Данный перечень не является исчерпывающим и в процессе эволюции социальной жизни может быть изменен.
По субъектам правовую культуру подразделяют на правовую культуру личности и правовую культуру общества. “Под правовой культурой личности понимается знание, умение применять и сознательно выполнять требования права в процессе жизнедеятельности человека”.
Правовая культура общества охватывает весь ценностный срез правовой действительности, юридической практики, уровень и проблемы правового развития общественной жизни, формы ее включенности в процессы цивилизации. Правовая культура общества - хранитель всех ценностей, накопленных правовой историей народа, кладезь общечеловеческой правовой мысли.
В многонациональных государствах правовая культура общества очень сложна, так как включает в себя сочетание общегосударственной и национальной правовых культур. Правовая культура человеческого общества (населения земного шара) формируется под влиянием общечеловеческих ценностей, государственных и национальных правовых культур. Правовая культура общества отдельно взятого государства содержит как общие, особенные, так и единичные признаки.
Поскольку нет совершенно одинаковых людей, народов, государств, то нет и одинаковых правовых культур обществ, народов и т.д. Конечно, правовая культура одной, отдельно взятой личности - это частица правовой культуры нации, расы, класса, общества, зависящая от жизненного опыта личности, уровня ее юридического образования, правовых навыков и влияющая на нее юридически значимое поведение.
Правовая культура имеет три уровня: обыденный, профессиональный и теоретический. Обыденная правовая культура обычно характеризуется отсутствием глубоких обобщений. Однако ей более чем какому-либо другому уровню присущ здравый смысл, в том числе и в области юриспруденции.
Профессиональный уровень правовой культуры обычно приписывают юристам и всем тем, кто связан с правовой деятельностью.
Теоретический уровень правовой культуры присущ ученым-правоведам.

 


 

§23.3. Место правового менталитета в структуре правовой культуры

В отечественной теории права соотношение категорий “правовая культура”, “правосознание”, “правовой менталитет” и “правовое мышление” являются слабо разработанными.
В переводе с латинского “mentos” - мысль. Менталитет обычно переводят как “склад ума”, “умонастроение”, “воображение” и т.д.
“Менталитет, - пишет А.Ю. Мордовцев, - это то, что позволяет представителям одного социума и (или) типа цивилизации относительно сходно, единообразно воспринимать окружающую действительность, оценивать ее и действовать в ней в соответствии с определенными, сложившимися в обществе установками и стереотипами поведения, “понимая” друг друга, сохраняя (благодаря этому) стабильность и целостность национального (цивилизационного) пространства”.
По мнению В.А. Шкуратова, “ментальность можно назвать человеческим измерением исторических макромасс или человеческой активностью, объективированной в культурных памятниках”. Он считает, что ментальности присущи особые черты:
1) ментальность не совпадает с понятием “психика”, так как применима только к человеку (а “психика” есть и у животных);
2) ментальность есть содержание (образ, представление, понятие), а психика есть процесс;
3) “ментальность описывает человеческую активность только в контексте определенного исторического материала (при отбрасывании этого материала термин превращается в обыденное словоупотребление или становится еще одним обозначением психики, сознания, деятельности)”;
4) психика индивидуализирована и образует структуру, а ментальность нет;
5) психика описывается в субординационных, более или менее однозначных понятиях, а ментальность - в синонимах со смысловыми различиями, но плохо дифференцированных по значению.
С точки зрения И.А. Иванникова, ментальность все же имеет свою структуру и включает в себя сознание и деятельность. Причем сознание, деятельность и результаты деятельности в своей совокупности образуют культуру.
Менталитет шире сознания, но уже понятия “культура”. Если менталитет соединить с результатами деятельности, то получим отождествление менталитета с культурой, и тогда нет необходимости внедрения в русский язык красивого, но до сих пор многим не понятного термина “менталитет” (ментальность).
Думается, что в структуру правового менталитета следует включать правосознание, юридически значимую деятельность и правовое мышление.
Таким образом, “правовой менталитет, - пишет А.И. Овчинников, - исторически сложившаяся матрица типизаций юридически значимого поведения и правовых оценок, схема смыслопостроений, определяющая правовое мышление и остающаяся полностью неуловимой в рефлексии”.

 


 

§23.4. Влияние правосознания на правовую культуру

Правовое сознание общества, отдельных групп, индивидов органично связано с правом, правовой культурой, как целостными социальными институтами, с их возникновением, функционированием и развитием, с правотворчеством и правоприменением, другими сторонами правовой действительности. Без обращения к данной теме вряд ли возможно сколько-нибудь серьезное изучение многообразных сознательных и созидательных процессов в правотворчестве и правоприменении.
По мнению И.А. Иванникова, “правосознание зародилось в раннеклассовом обществе из реальных правовых связей, а его духовной почвой были мифы, религиозные верования. Правовая мысль длительное время существовала в лоне мифологического и религиозного сознания. В средние века правосознание характеризовалось: 1) дифференциацией по сословно-классовой принадлежности, принятием общественного неравенства как естественного явления; 2) зависимостью от религии”.
Вместе с тем правосознание является одной из форм общественного сознания, наряду с политическим, религиозным, философским, научным и др.
“Человеку невозможно не иметь правосознания, - пишет И.А. Ильин, - его имеет каждый, кто сознает, что кроме него на свете есть и другие люди. Человек имеет правосознание независимо от того, знает он об этом или не знает, дорожит этим достоянием. Вся жизнь человека и вся судьба его слагаются при участии правосознания и под его руководством; мало того, жить - значит для человека жить правосознанием, в его функциях и в терминах: ибо оно остается всегда одною из великих и необходимых форм человеческой жизни. Оно живет в душе и тогда, когда еще отсутствует положительное право, когда нет еще ни “закона”, ни “обычая”; когда никакой “авторитет” еще не высказался о “правовом”, верном поведении”.
В советской теории государства и права правосознание рассматривалось с классовых позиций. “Правосознание - это форма общественного сознания, выступающая как система взглядов, убеждений, оценок, представлений, настроений, чувств данного класса либо общества, определяемая материальными условиями их жизни, направленная на установление правового режима в обществе, отвечающего интересам и целям этого класса либо общества”, - пишет Е.А. Лукашева.
Современные представления о правосознании далеко неоднозначны. Так, Н.Л. Гранат отмечает, что “правосознание отражает правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение (деятельность) людей в юридически значимых ситуациях”.
Т.В. Синюкова определяет правосознание как совокупность представлений и чувств, выражающих отношение людей, социальных общностей к действующему или желаемому праву, ведь “правосознание - весьма независимое, целостное и как бы даже “рядоположенное” праву явление, требующее изучения в качестве особого объекта правовой теории, через которые теория права “выходит” на такие сокровенные вопросы, как сущность права, его генезис, культурная специфика юридического регулирования в рамках той или иной цивилизации...”. О.Ф. Скакун полагает, что “правосознание не только выражает отношение индивида к правовой действительности, но и направляет его на определенные изменения в правовой среде, прогнозирует и моделирует их”. В.А. Суслов трактует правосознание как разноплановый сплав идеологии и психологии, включающий в себя совокупность идей, знаний о праве и правовой действительности, а также эмоции, ориентации, пристрастия и установки, возникающие в связи с правовым поведением людей, деятельностью правоохранительных органов и т.п.
По мнению О.Г. Щедрина, “правосознание - это форма сознания, выражающая отношение к государству, действующему и желаемому праву, к практике его реализации, формирующаяся на основе полученного знания и национальных особенностей, существующая в каждом человеке, способном к знанию, разумению и соответствующему управлению собой (субъектом права), и независимо от своего уровня, вида и стадии способна регулировать юридически значимое поведение как правомерное, так и неправомерное своего носителя”.
И.М. Хиль под правосознанием понимает “область сознания, отражающую правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, правовых установок и ценностных ориентаций, способных в будущем формировать поведение людей в юридически значимых ситуациях”.
Вместе с тем для определения категории правосознания необходимо учитывать личностный фактор, так как “правосознание - чисто субъективное явление; оно состоит из представлений людей о праве (действующем, относящемся к прошлым эпохам, желаемом), из субъективного отношения к самому феномену права, его ценностям, из правовой психологии и даже из индивидуальной или массовой эмоциональной реакции на право, подчас интуитивной, подсознательной (как, скажем, реакция на нарушение норм писаного права)”. Поэтому, отражая объективные потребности общественного развития, правосознание человека предопределяет и мотивирует его соответствующее поведение, придает целенаправленный характер любой человеческой деятельности.
Следовательно, целесообразно определять правосознание через систему правовых чувств, эмоций, идей, взглядов, оценок, установок, представлений и других проявлений, выражающих отражение членов общества как к действующему праву, к юридической практике, так и к желаемому праву, к другим правовым явлениям.
Все вышесказанное свидетельствует о сложности, неоднозначности и специфичности понимания правосознания, которое является источником всякого самоуправления, так как его содержание зависит от воли и чувств, питаемых личным воображением. “Правосознание - это особый, сугубо внутренний мир человека, - пишет В.И. Шепелев, - отражающий все многообразие юридической действительности и имеющий выход на уровень общества и социальных групп”.
Таким образом, под правосознанием необходимо понимать совокупность взглядов, представлений, чувств, знаний и переживаний, мотивирующих правомерное поведение граждан и отражающих их отношение к действующему и желаемому праву.
В юридической литературе высказывались также мнения, согласно которым правосознание отождествлялось или вплотную сближалось с правом. Такая позиция представляется спорной. Правосознание представляет собой одну из форм общественного сознания. На формирование и развитие правосознания оказывают влияние политические, экономические, социально-культурные факторы. Оно взаимосвязано и взаимодействует с политическим сознанием, моралью, искусством, религией, философией, наукой.
Тесная связь правосознания и политического сознания дала основание для использования в юридической и философской литературе термина “политико-правовое сознание”. Однако тесная связь между названными формами сознания не исключает качественного различия между ними. Политическое сознание отражает политические отношения общества, ядро которых образуют отношения между социальными группами, классами, нациями, народами, их отношения к государству. Политическое сознание выражает внутри- и межгосударственные отношения в обобщенном, концентрированном виде. Правовое сознание отражает правовые отношения между участниками правовой жизни общества. В сферу правового сознания включаются также правовые явления, которые получают политическую оценку, но по своей сущности, внутреннему качеству не являются политическими. Так, например, обстоит дело с социальными, экономическими, культурными правами человека, отношениями в области земледелия и водопользования, правилами охраны окружающей среды, охраны и гуманизации труда.
В то же время необходимо понимать, что, как самостоятельные, автономные явления, правосознание, политическое сознание, прочие формы сознания - это абстракции. В реальной жизни между ними нет непроницаемых перегородок, какого-то особого отдела сознания, отвечающего только за анализ, скажем, юридических или политических явлений. Правовую действительность отражает, каждая под своим углом зрения, и нравственная, и политическая, и экономическая, и религиозная и другие формы общественного сознания. Специфика правосознания состоит в том, что оно отражает юридическую реальность сквозь призму должного, с позиций сложившихся в обществе принципов, нормативных представлений и делает это в понятиях прав и обязанностей субъектов общественной жизни. Оно имеет оценочную природу, причем оценке подвергается не только само право, но и то, что подлежит юридическому урегулированию. В нем находит свое отражение “правовая природа вещей”, т.е. объективные свойства социальных процессов, поступков, общественных отношений, которые требуют нормативной оценки.
Правосознание - это не только отражение в сознании общества, социальной группы, личности правовых отношений, правовых установлений, оценка действующего права, но и средство воздействия на правовую систему государства, поскольку правосознание - это еще и мысли, идеи о желаемых изменениях в праве.
Правосознание как важнейшая составная часть правовой жизни общества взаимодействует с другими элементами правовой системы: юридическими нормами, принципами, институтами, совокупностью правовых учреждений, процессами правотворчества и правореализации, правовыми отношениями. Эти взаимные связи и взаимодействие элементов правовой системы дают возможность представить в единстве правовую сторону общественной жизни.
Структура правосознания может рассматриваться в гносеологическом (познавательном) и социологическом аспектах. При гносеологическом подходе правосознание трактуется как отражение правовой действительности, одна из форм ее познания. При социологическом - исследуется с точки зрения его места в системе общественных явлений и роли в развитии общества в целом.
Структура правосознания, рассматриваемая в гносеологическом аспекте, состоит из двух уровней отражения правовой действительности: правовой идеологии и правовой психологии.
Правовая психология - это сумма правовых психических проявлений (эмоций, желаний, чувств, настроений), отражающих различные правовые аспекты общественной жизни и характерных для конкретной личности, социальной группы или общества в целом. Она возникает под непосредственным влиянием окружающей правовой действительности и является первой ступенью правосознания.
Правовая психология является непосредственным отражением жизненных отношений людей, живущих в государственно-организованном обществе, составляющих нации, народности, классы, группы населения. В формировании правовой психологии социальной группы, общества в целом принимают участие все члены этой группы, всего общества. При этом люди руководствуются своим обыденным сознанием, здравым смыслом. Правовая психология понимается как отражение непосредственного опыта участия в правовой сфере жизни общества. Правовая психология есть правосознание практическое, основанное на правовых чувствах, переживаниях, она связана с элементарным знанием правовых фактов, явлений, их оценкой, выражаемых и в правовых чувствах, и в правовых навыках, привычках.
Правовая идеология - это система проникнутых внутренним единством научных положений, идей, теорий и учений, характеризующих взятую в развитии правовую систему. Она являет собой более высокий, по сравнению с правовой психологией, научнотеоретический уровень правосознания, более глубокое осмысление людьми правовых явлений общественной жизни.
В идеологической сфере правосознания на базе приоритетного чувственного материала происходит окончательное оформление идей и представлений о правовой действительности.
Формирование правовой идеологии осуществляется как процесс теоретического осознания интересов, целей и задач общества, государства, индивида. Правовая идеология дает обоснование установленных или предполагаемых юридических отношений, роли права, законности и правопорядка. В разработке правовой идеологии принимают участие ученые-правоведы, практические работники юридических учреждений, политические деятели. По существу, речь идет о формировании правосознания на теоретическом уровне, в котором принимают участие профессионалы.
В разработке правовых идей, теоретических проблем права, правового регулирования специалисты опираются на накопленные знания, обобщают опыт правовой жизни общества, учитывают позитивные и возможные негативные последствия принимаемых юридических актов, структурных изменений в системе правовых органов, в их функционировании при определенных показателях в социально-политической, экономической и культурной жизни общества. В формировании правовой идеологии причастные к этому компетентные специалисты используют материалы конкретных социологических исследований, статистические данные о состоянии экономики, демографических процессов в обществе, учитывают общественное мнение, настроения в отдельных социальных группах, картину и динамику правонарушений.
Таким образом, основное различие между правовой идеологией и правовой психологией состоит не только в том, что они отражают общественное бытие и общественную правовую реальность при помощи различных социальных инструментов: первая - при помощи идей, теорий, вторая - при помощи эмоций и других психических проявлений. Если отражение общественного бытия в правовой идеологии происходит на уровне теоретического, научного осознания, теоретических знаний и оценок законодательства, правопорядка, законности и иных правовых явлений, то такое отражение в правовой психологии осуществляется, прежде всего, на уровне обыденного, повседневного сознания.
Социологический анализ структуры правосознания позволяет выделить в нем три компонента - познавательное, оценочное и практическое правосознание. В русле такого анализа исследователи рассматривают и вопрос о функциях правосознания, выделяя, как правило, следующие: познавательную (гносеологическую), оценочную и регулятивную.
По мнению В.И. Каминской и А.Р. Ратинова, результатами функционирования правосознания являются правовая подготовка, ценностные отношения к праву, практике его применения, правовые установки и ориентации, а эмпирическими показателями оказываются соответственно юридические знания и умения, оценочные суждения (мнения) и, наконец, поведенческие позиции (решения).
Познавательная функция правосознания выполняет задачу отражения правовой реальности и состоит из ряда последовательно возникающих психических образований: ощущений, главным образом слуховых и зрительных; восприятий; памяти, которая накапливает правовые знания посредством процессов запоминания, воспроизведения, узнавания и выражает их в виде различных правовых представлений; мышления, являющегося высшим познавательным процессом, продуктом которого служат правовые идеи, понятия и убеждения.
Однако познавая правовую действительность, граждане проявляют определенное отношение к ней (оценочная функция правосознания) через психические эмоциональные процессы и состояния (эмоции, чувства, настроения, аффекты, страсти).
Практической стороной правосознания, осуществляющей разумную реализацию намерений человека, является воля (регулятивная функция правосознания). Она охватывает: уяснение правовых знаний, внутреннее согласование возникающих побуждений со сложившимися правовыми убеждениями и с существующей объективной реальностью, включающей действующую в обществе систему правовых норм и ценностей, определение цели, решение и, наконец, исполнение решения в правовой сфере.
Иногда выделяют функцию моделирования - формирование модели поведения, которое расценивается как необходимое.
По мнению некоторых ученых, функции правосознания имеют своеобразную иерархию. Важнейшей, например, объявляется гносеологическая.
Возможны самые разные классификации правосознания. Наиболее распространенные - квалификация по его субъектам и с позиций социального уровня.
Виды правосознания по его субъектам в обобщенной форме предстают как правосознание индивидуальное, групповое и общественное.
Общественное правосознание включает в себя правовые идеи, взгляды, мнения, теории, распространенные в данном обществе и отражающие типичные свойства его юридической действительности. Оно объективируется в правовой культуре, юридической науке или идеологии; в законодательстве, поскольку принимается государственным органом; в массовых взглядах, представлениях, отражаемых, в частности, в прессе; во всех идеологических институтах - таких как политика, мораль, искусство, религия и т.д.
Прежде чем общественное сознание проникает в психику отдельных граждан, оно становится коллективным сознанием социальных групп.
Особенности группового правосознания объясняются рядом факторов. Первый из них состоит в том, что в любой общности складывается специфическая субкультура, т.е. свои нормативные ценности, которые, прежде всего, влияют на оценки членами группы сложившейся юридической системы. Второй фактор - это различия интересов социально-демографических групп, связанных с неодинаковостью их мест в социальной структуре, а стало быть, с различным отношением к собственности, системе распределения, к власти - одним словом, к общественному строю и нормам, его определяющим, закрепляющим и регулирующим.
Индивидуальное правосознание является результатом социализации отдельного человека и усвоения им группового и общественного правосознания, опосредованного особенностями его жизненного пути. Коллективные формы сознания плюс личный опыт - вот что образует основу восприятия юридической действительности каждой неповторимой личностью.
В.А. Щегорцов справедливо отмечает, что правосознание индивида опосредовано самим общественным и групповым правосознанием, из которых человек черпает свои представления о правах и обязанностях, понятие о правомерности или неправомерности содеянного и т.д.
Общественное сознание предшествует сознанию индивидов, и они вынуждены сообразовывать свое восприятие действительности с тем, которое выработано до них и которое усваивается им в процессе социализации. Это, в частности, проявляется в том, что сознание общества материализуется в различных социальных институтах. Юридические нормы, изданные государством законы, юридическая наука и т.д. - это своего рода объективированное правосознание, в котором аккумулирован опыт не одних только современников, но и всех предшествующих поколений, участвовавших в правовых отношениях.
С позиций социального уровня правосознание подразделяется на обыденное, научное и профессиональное.
Обыденное правосознание в основном формируется под воздействием непосредственных условий жизни людей, их личного жизненного опыта. В обыденном сознании выделяется рациональная сфера - сумма знаний об объективном мире, навыки, умения, которые необходимы для повседневной деятельности каждого и образуют ее осознанную основу. Эта сфера эмпирического происхождения - итог индивидуального опыта.
Кроме того, в обыденном правосознании выделяется эмоциональная область - психологическое отношение к фактам юридической действительности, проявляющееся в эмоциях, психических переживаниях, установках. Особенностью обыденного правосознания является то, что наибольшую роль в нем играют именно психологические элементы. Обыденное сознание очень ограниченно. Его ограниченность обусловлена узостью своего источника - индивидуального опыта.
Научное правосознание складывается на основе широких и глубоких правовых обобщений, а его содержание в основном составляют правовая идеология, система теоретических правовых знаний.
Профессиональное правосознание - это правосознание юристов, т.е. общности людей, которая профессионально занимается юридической деятельностью и требует специальной общеобразовательной или практической подготовки.
Профессиональное правосознание представляет собой коллективную форму правового сознания, которая выступает в виде системы правовых взглядов, представлений, идей, установок, ценностных ориентаций, чувств, эмоций и других структурных образований правосознания людей, профессионально занимающихся деятельностью, требующей специальной образовательной и практической подготовки. В данную общность людей входят и лица, занимающиеся научным трудом, преподающие юридические дисциплины в высших и средних специальных учебных заведениях. Профессиональное правосознание юриста - это научно обоснованная, стройная система правовых знаний, убеждений и чувств, которыми он руководствуется в своей деятельности. Профессиональное правосознание по уровню отражения права относится к теоретическому сознанию. Оно формируется в процессе познания правовой системы общества, сущности и роли права, изучения различных юридических действий. Для профессионального правосознания неспециалиста характерно усвоение правовых знаний как системы, понимание взаимосвязей различных правовых норм, представление о воздействии права на общественные отношения, на мотивы поведения личности в правовой сфере. Профессиональное правосознание юриста вместе с системой теоретических знаний об общих принципах права, правовой жизни общества включает также определенные систематические познания в какой-либо конкретной сфере права - например, гражданского, финансового, торгового, трудового, семейного, административного, экологического, уголовного и т.д.
Многочисленные эмпирические исследования показывают, что различные профессиональные группы правоведов неодинаково воспринимают юридическую действительность. Судья оценивает правовую реальность иначе, чем прокурор, прокурор - иначе, чем адвокат, следователь - иначе, чем эксперт-криминалист, юрисконсульт банка - иначе, чем преподаватель юридического факультета и т.д., хотя все они получили высшее юридическое образование. Столь пестрое многообразие правосознания объясняется тем, что, казалось бы, единый теоретический взгляд на право преломляется через функционально различные виды практической деятельности, включая законодательную и правоприменительную.
Правосознание юристов может рассматриваться и анализироваться как система, потому что оно обладает отчетливо выраженным системообразующим фактором или качеством интегральности.
Отдельные интегральные свойства правосознания исследовались в научной литературе (например, его структура). В ней выделяются такие подсистемы, как правовые знания, взгляды, представления, установки, ориентации, чувства, позиции, навыки поведения и др. В структуре правосознания выделяются также правовой опыт и ложные (мифические) правовые конструкции. Принципиально важным свойством правосознания юристов как системного образования является его способность к самоорганизации.
Профессиональное правосознание юриста оказывает регулирующие воздействия на его юридически значимое поведение. Во-первых, профессиональное правосознание способствует осознанию специалистом целей юридически значимого поведения. Во- вторых, оно помогает юристу “увидеть” набор возможных средств достижения этих целей и произвести выбор конкретных средств из некоторого множества возможных. Особенно отчетливо регулирующее воздействие профессионального правосознания “просматривается” в ситуации выбора законопослушного или противоправного средства (действий, актов и др.) при решении конкретной правоохранительной задачи, например, при задержании человека, подозреваемого в совершении преступления.
В-третьих, профессиональное правосознание помогает человеку, занимающемуся юридической деятельностью, правильно оценить социальную эффективность избранной им стратегии решения задачи, осмыслить конечные результаты профессиональной деятельности.
Важнейшую роль играет профессиональное правосознание при осуществлении такого вида юридической деятельности, как применение права.
То обстоятельство, что правосознание в значительной мере определяет качество правоприменительной деятельности, отмечено многими исследователями профессионального правосознания. Так, например, в работах, посвященных анализу профессионального правосознания сотрудников органов внутренних дел, отмечается: “Зависимость эффективности деятельности органов внутренних дел от состояния, в котором находится профессиональное правосознание их кадрового состава (а следовательно, и от деформированности) носит принципиальный характер”. В.В. Лапаева указывает на то, что правосознание правоприменителя является самостоятельным фактором эффективности правоприменения. По этому же поводу А.С. Пиголкин замечает: “Необходимое условие правильных и глубоких выводов при изучении обстоятельств дела - высокий уровень правосознания работников, осуществляющих применение права. Правосознание призвано верно определить крут исследуемых фактов, намечать правильные пути их исследования, использовать научные методы познания и оценки таких данных”. Н.Я. Соколов пишет, что в силу органического единства сознания и деятельности правосознание юриста-профессионала неизбежно проявляется на каждой стадии правоприменительного процесса.
Правосознание юриста, занимающегося правоприменением, весьма специфично - отражает особенность юридической профессии как таковой (профессиональное правосознание) и особенности такого вида деятельности, как применение права. Среди этих особенностей можно назвать сложные условия такой деятельности (недостаток информации, постоянные стрессы, возможные конфликты и т.п.), повышенную ответственность за результаты своей работы, так как акты применения права - это официальные документы, которые влияют на судьбу конкретного человека.
Н.Н. Вопленко так определяет правосознание правоприменителей: “Это обусловленная спецификой социальной роли и правоприменительной деятельности профессионально формируемая система правовых идей, взглядов, знаний, чувств, ценностных ориентации, определяющая образ жизни и мотивы деятельности правоприменителя”.
Рассмотрим более детально, по стадиям правоприменения, моменты, в которых профессиональное правосознание “подключается” к процессу применения права.
Известно, что применение норм права требует тщательного предварительного установления фактических обстоятельств по делу. На этой стадии профессиональное правосознание выполняет ориентирующую функцию: необходимо не просто установить суть происшедшего, но так отобрать и выстроить эмпирический материал, социальные факты, чтобы впоследствии стала возможной их юридическая оценка.
Применение норм права определяется обычно как регламентированная государством властная организующая деятельность компетентных органов, должностных лиц и организаций по индивидуализации норм права для единичного случая, конкретного субъекта. Всякий раз совершение такого акта юристом подразумевает вынесение им заключения о применимости к данному конкретному случаю или ситуации определенной нормы права. Правоприменитель каждый раз решает для себя, верно ли, что к действиям конкретного лица применимо определенное правовое правило.
Решающую роль профессиональное правосознание правоприменителя выполняет на стадии юридической квалификации установленных фактов с точки зрения избранной правовой нормы. Получение ответов, скажем, на вопросы о том, есть состав правонарушения или нет, каким образом должны быть выстроены эти факты с точки зрения логики доказывания вины, сбор и оценка доказательств, определение возможных юридических последствий и другие аналитические процедуры выполняются лишь с помощью достаточно развитых правового знания, правовых установок, правового мировоззрения в целом.
Вообще, система правосознания - юридически значимое поведение правоприменителя, функционирует с помощью целой группы “передаточных механизмов”. Отметим некоторые из них:
1. Такое воздействие правосознания на поведение осуществляется с помощью сознательного намерения правоприменителя.
Имеется в виду ситуация, когда правоприменитель сознательно выдвигает перед собой цель, предусмотренную законом, идентифицирует с ней свои собственные цели и, соответственно этому, строит всю стратегию конкретного правового отношения.
2. Рассматриваемое воздействие осуществляется через распознавание практических ситуаций и обстоятельств субъектом-правоприменителем “с точки зрения норм права”. Этот путь позволяет ему находить оптимальный вариант юридически значимого поведения, сопоставляя “то, что требуется по закону” с тем, “что есть в жизни”. Его профессиональное правосознание “служит основой для толкования нормативных актов”, средством, обеспечивающим восполнение пробелов, неизбежно в них возникающих, средством отыскания указанного оптимума, наконец, средством обратной связи, то есть выработки оценки соответствия или несоответствия своих действий норме права.
3. Совершение юридически значимых действий правоприменителем связано с его профессиональным правосознанием и осуществляется через механизм формирования и срабатывания установок в области права. Установка на уважение государственной власти, закона, правопорядка как составная часть профессионального правосознания - одно из условий позитивного (правомерного) юридически значимого поведения правоприменителя.
4. Преобразование профессионального правосознания работника-правоприменителя в его юридически значимое поведение происходит также с помощью формирования соответствующего “Я-образа”. На чрезвычайно важную роль этой социально-психологической характеристики личности при формировании поведения человека указывают многие исследователи.
Переводит профессиональное правосознание правоприменителя в юридически значимое поведение и такой передаточный механизм, как выполняемая им роль. Поведение лица производно от характера так называемой “социальной роли”, которая возлагается на человека обществом, группой либо конкретной ситуацией. Ролевые функции, “играемые” субъектами правоприменения, накладывают серьезный отпечаток на их профессиональную деятельность.
О.Г. Щедрин считает необходимым рассматривать правосознание в динамике, для чего предлагает ввести понятие “стадии правосознания”. Стадия (от греч. stadion) - определенная ступень, период, этап в развитии чего-либо, имеющее свои качества, особенности. Стадии правосознания - это поступательное развитие правосознания на любом его уровне: обыденном, профессиональном, научном. На каждом из них правосознание может развиваться, а может оставаться на низшей стадии. Это развитие происходит в течение жизни как одного человека, так и многих поколений. Необходимость введения стадий правосознания определяется тем обстоятельством, что это - динамический процесс, предполагающий развитие с возрастом, жизненным опытом, под воздействием правового воспитания, государственно-правовой идеологии и других обстоятельств.
По мнению Щедрина, существует три стадии правосознания: 1) покорность праву; 2) осознание права; 3) борьба за право.
Первая, самая низшая и неразвитая стадия правосознания - это покорность праву. Такое правосознание проявляется как изначальное и рождается под давлением со стороны государства, религии и всех поддерживающих право сил. И.А. Ильин сравнивал такое правосознание с “правосознанием озлобленного раба. Такое правосознание было вынуждено считаться с правом и покорилось, но не признало того, чему покорилось”.
Оно покорилось силе права. Люди, наделенные таким правосознанием, не способны осознать для себя всю полезность права и правовых институтов. Они способны терпеть гнет чужой силы, будь он представлен в форме правовых проявлений или нет, воспринимая сложившуюся ситуацию как должное, и никогда не добиваются своих прав, разве что случайно. Они покорно платят налоги и считают, что государство само должно о них позаботиться. Но при возникновении конфликта, когда, например, какой-либо чиновник их за что-нибудь штрафует, как правило, даже не пытаются жаловаться и добиваться восстановления своих нарушенных прав, оправдывая себя тем, что, мол, все равно от государства ничего не добьешься.
Но в то же время эти люди сами способны на неправомерные поступки: они могут спокойно взять то, что “плохо лежит”, оправдывая себя тем, что раз государство о них не заботиться, значит, взять у государства - святое дело. “Став маломальским чиновником, - пишет Щедрин, - такой человек непременно начинает унижать других, таких же, как он, тем самым поддерживая и в них идею несправедливости правового регулирования и невозможность добиться чего-либо правовым способом”. Таких людей в современной России множество. Они встречаются на любом уровне социальной и профессиональной лестницы. Люди с “рабским” правосознанием - терпеливые и трусливые перед сильным и злобные и унижающие по отношению к слабым. Такой человек, не пользуясь уважением на работе, унижаемый начальником, будет продолжать унижаться перед ним, а не бороться за свои права, свою же злобу будет выплескивать на тех, кто еще слабее его: жену и детей. Такое правосознание “утаило в себе волю к бесправию и уверенность в том, что силе все позволено”. Однако как только такой человек, будучи, например, чиновником, получает отпор в ответ на попытки унизить кого-то, он сразу же меняет свое отношение. Он видит чужую силу и боится ее. Люди обладают таким правосознанием вовсе не потому, что они не знают своих прав, а в силу характера, воспитания и доминирования такого правосознания в обществе.
Вторая стадия правосознания - осознание права. Переход на нее обусловлен мыслительной деятельностью через разумное осознание ценности права и его необходимости. Право должно быть не только “осознано мыслью и проверено опытом, но и признано волей человека”. Люди, обладающие таким правосознанием, осознают всю полезность права, в том числе и для себя, и, как правило, уважают его. Если же право, по их мнению, по каким-либо причинам не достойно уважения, а борьба с ним и за него вследствие ограничений, связанных с характером, оказывается неприемлемой, они остаются верными тому праву, которое есть, возможно, делая иногда попытки его изменения в лучшую сторону, участвуя в научных спорах, а если смогут пробиться, то и через правотворчество, и т.д. Как писал И.А. Ильин, “только свободное признание права не унизительно для человека, только оно может достойно разрешать задачи правотворчества”. Люди, находящиеся на такой стадии права, законопослушны, но, как правило, пассивны в тех случаях, когда необходимо за свои права бороться.
Борьба за право - это высшая стадия правосознания. Ее достижение обусловлено в первую очередь мыслительной деятельностью - осознанием необходимости такой активной борьбы, в отличие от осознания права. Причем такая борьба начинается с выступлений за “право в субъективном смысле” (т.е. за поддержание и осуществление справедливых полномочий, обязанностей и запретностей), а в итоге является борьбой за право в “объективном смысле” (т.е. за обновление правовых норм) - они взаимно предполагают и обосновывают друг друга.
Идея необходимости борьбы за права как обязанности каждого гражданина своего государства впервые была высказана еще в 1872 г. Рудольфом фон Иерингом в книге “Борьба за право”.
Полагаем, что любое уважающее себя общество обязано стремиться к тому, чтобы подавляющее число его членов находилось на стадии борьбы за право. Только общество с таким правосознанием может быть гарантом преобладания в государстве права, а не беззакония.
Вместе с тем нахождение человека на той или иной стадии правосознания не определяет наличия или отсутствия у него правового нигилизма. Так, человек, будучи на стадии борьбы за право, может не верить, что государство и право способны его защитить, и прибегать к неправовым методам, для того чтобы отстоять свои права. Тем не менее, стадия общественного правосознания определяет, будет ли нигилизм приниматься как что-то неизбежное или же общество будет с ним бороться.
Таким образом, “стадией правосознания является определенная ступень в развитии индивидуального, общественного или государственного правосознания, определяющая отношение к идее права и к борьбе с неправом в данный момент времени”.

 


 

§23.5. Понятие, сущность и характеристика правового статуса личности

Одним из основных вопросов конституционного развития любого общества и государства является закрепление положения человека, объем его правомочий и обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Это объясняется особенностью взаимоотношений личности и государства, где, с одной стороны, государство выступает как носитель власти, а человек как субъект, подчиненный этой власти, с другой стороны - народ является единственным обладателем власти, а государство производно от его суверенитета и создается им для осуществления властной деятельности. Этим обусловлено согласование и упорядочение всей системы взаимоотношений государства и личности, что находит отражение в объеме конституционно закрепленных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. Исследуя правовой статус личности, следует обратить внимание на то обстоятельство, что в Конституции Российской Федерации применяются четыре основных понятия, обусловливающие правовой статус лица, - это “человек”, “гражданин”, “каждый” и “личность”. Совокупность базовых, отправных понятий, отражающих юридическую природу прав человека, специфику их реализации, образует понятийно-категориальный аппарат, выступающий ядром специальной методологии, с позиции которой появляется возможность осуществить исследование. В связи с этим при исследовании правового статуса личности представляется необходимым конкретизировать это понятие.
В юридической литературе распространилась практика обозначения прав и свобод человека и гражданина одним термином - “права человека”. Это обосновывается смысловым разнообразием понятия “права человека”, проявляющемся в их родовом и видовом подразделении. “Система прав человека, - указывает Л.И. Глухарева, - дифференцирована по сферам (гражданские, политические, экономические, социальные, культурные права), по генезису (правовые и законные), по поколениям (первое, второе, третье и в стадии определения четвертое поколение прав), по способам реализации (позитивные и негативные), по формам закрепления (естественные и позитивные), по связи с государством (права человека и гражданина) и т.п.”. Следует согласиться с оценкой, что такая условность допустима только в тех случаях, когда права человека и его свободы не обособляются в качестве специальных предметов исследования, данной П.В. Анисимовым. Едва ли обоснованным является мнение, что понятие “личность” вошло в политическую науку и практику под давлением политико-идеологических догм периода господства советской власти (и было призвано фактически противостоять термину “человек”), что оно является неюридическим понятием, которое в силу своей неоднозначности не может использоваться в законодательстве. Данный вывод содержит в себе элементы правового упрощенства и противоречит конституционным установкам, определяющим понятие “основ правового статуса личности” (ст. 64 Конституции РФ).
Общепризнанным является понимание под личностью человека как носителя каких-нибудь свойств, человека как субъекта отношений и сознательной деятельности, а также устойчивой системы социально значимых черт, характеризующих индивида как члена общества или общности. Понятие личности может рассматриваться в различных аспектах - в философском, социологическом, психологическом, этическом, правовом.
В философии и социологии преобладает мнение о личности как о человеке в совокупности его социальных качеств, индивидууме, обладающем свойствами разумности, духовности, ответственности перед обществом и т.д. Н.А. Бердяев рассматривал личность как категорию религиозно-духовную. Личность, по его мнению, вырабатывается длительным процессом, выбором, вытеснением всего того, что мне не есть мое “я”. В психологии также принято считать, что не всякий человек - личность, хотя всякая личность - человек. Личность появляется с момента осознания человеком своего “я” и в своем развитии проходит путь от “минимума личности” до своей социальной зрелости. Подобные взгляды получают отклик и у теоретиков права. Так, по мнению В. А. Кучинского, “человеком рождаются, личностью становятся. Чтобы родившийся человек стал личностью, он должен пройти соответствующие стадии природного и социального развития, не только достигнуть определенного уровня физического и умственного развития, но и приобрести необходимый социальный опыт в процессе общения с другими людьми”. На основе этого делается вывод, что, например, дети и душевнобольные не могут считаться личностями. Представляется, что в данном случае при характеристике личности имеет место подмена понятий “правоспособности” и “деликтоспособности”.
Личность - интегральное понятие, включающее в себя характеристику человека как конкретного индивида со всей совокупностью социальных качеств и отношений, образовавшихся в процессе его взаимодействия с другими индивидами. Эти качества позволяют человеку выступать субъектом труда, познания и общения. Личность является социальным субстрактом и неотъемлемой частью любого человеческого общества. Понятие личности в целом тождественно понятию человека, но такого человека, который поднялся до уровня личностного отношения с обществом, ибо личность уже есть само отношение между человеком и обществом, означающее меру автономии, самостоятельности и самоопределения (экономического, политического, бытового, духовного и т.п.) человека и общества, необходимую для формирования и проявления творческих потенций человека. Потребность личности в самореализации - естественное общечеловеческое качество. Оно предполагает раскрытие разносторонних человеческих способностей. В свободном обществе уверенно и достойно может существовать только внешне и внутренне свободная личность. В наиболее широком смысле права человека есть вопрос взаимоотношений личности и государства. Можно сказать, что они выступают своеобразным показателем степени зрелости государства и его институтов. Однако следует согласиться с позицией В. С. Шадрина, что в юриспруденцию нельзя некритически переносить психологические концепции личности, с точки зрения правового положения, личность - это любой человек. Отсутствие у возможных участников правового общения таких качеств, как “сознание” и “воля” вследствие возрастных особенностей или психических заболеваний, не дает основания отрицать за ними личностные (в правовом смысле слова) свойства вообще, поскольку они не утрачивают правосубъектности ни при каких обстоятельствах.
Недопустимо отождествлять с правовым также нормативное социологическое понятие “личность” (личность - образец, недостижимый идеал), поскольку оно вступает в противоречие с конституционным принципом равенства основных прав и свобод и их естественной природе. В этой связи справедливо замечание, что анализ использования понятия “личность” в разных отраслях права свидетельствует о его применении в самом широком смысле как синонима понятия “человек”и конституционное понятие “личность”, будучи самой обобщенной категорией, должно охватывать все разнообразие индивидуумов, чтобы обеспечить надежную защиту их прав и интересов. Подтверждением этому служат конституционные формулировки прав и свобод, например, “основные права и свободы человека и гражданина неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (ч. 2 ст. 17), “права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими” (ст. 18), “каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность” (ч. 1 ст. 22), “каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени” (ч. 1 ст. 23) и т.д. Они дают основания для вывода, что личность в правовом ее значении - это каждое лицо независимо от его физического развития и психического статуса, это человек как член социума, обладающий такими качествами, как правоспособность и правосубъектность. Именно в таком значении положение личности определяется ст. 64 Конституции РФ, устанавливающей, что положения главы второй составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации. Согласно конституционным установлениям 2 главы в основы правового статуса личности включены основы правового статуса человека, гражданина, иностранного гражданина и лица без гражданства. Данная категория лиц и охватывается собирательным понятием “каждый”.
В разные исторические эпохи проблемы взаимоотношения государства и личности решались неоднозначно. Так, становление конституционализма было связано, прежде всего, с провозглашением прав человека естественными и неотчуждаемыми. Идеи английской Хартии вольностей XIII века и Французской Декларации прав человека и гражданина конца XVIII столетия нашли свое закрепление в первых буржуазных конституциях. С тех пор они стали лейтмотивом всех демократических конституций. Власть конституционно признает за человеком его свободы и права как неотъемлемые, определяющие природу личности и меру ее свободы. Собственно говоря, главный смысл учреждения конституций и состоял в том, чтобы гарантировать человеку защиту от произвола государственной власти. Высшая юридическая сила Конституции призвана оградить провозглашенные права и свободы от возможного ущемления путем издания обычных законов.
Социальные связи между государством и индивидом и взаимоотношения людей друг с другом фиксируются государством в юридической форме - в форме прав, свобод и обязанностей, образующих правовой статус человека и гражданина. Это одна из важнейших политико-правовых категорий, которая неразрывно связана с социальной структурой общества, уровнем демократии, состоянием законности.
Правовой статус личности может быть охарактеризован как система прав и обязанностей, законодательно закрепленных государством в конституции и иных нормативно-правовых актах. Права и обязанности - основной исходный элемент права. По мнению Г.В. Мальцева, ничего более важного в структуре права, по существу, нет. Система прав и обязанностей - сердцевина, центр правовой сферы и здесь лежит ключ к решению основных юридических проблем.
В правах и обязанностях не только фокусируются образцы, стандарты поведения, которые государство считает обязательными, полезными, целесообразными для нормальной жизнедеятельности социальной системы, но и раскрываются основные принципы взаимоотношений государства и личности. Взаимосвязи государства и индивида требуют четкой урегулированности и упорядоченности. Это обусловлено особой важностью такого рода отношений для поддержания существующего строя, для нормального его функционирования. Правовой статус индивида различается в зависимости от того, выступает ли он в качестве гражданина, иностранца или лица без гражданства. Для большинства населения, находящегося под юрисдикцией данного государства, предпосылкой обладания правами и обязанностями является гражданство как определенное политикоправовое состояние человека.
Конституция Российской Федерации 1993 г. закрепляет соотношение интересов личности и государства. В ней (ст. 2) закреплено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью и обладают приоритетом перед целями и правами государства. Именно поэтому установление правового положения личности составляет главную обязанность государства, которое выполняет эту обязанность путем закрепления прав и свобод человека и гражданина и гарантий их реализации на конституционном уровне.
Законодательно установленные и взятые в единстве права, свободы и обязанности личности и есть ее правовой статус. Правовой статус - это основа нормативного выражения основных принципов взаимоотношений между личностью и государством. По своей сути, он представляет собой систему эталонов, образцов поведения людей, поощряемых и защищаемых от нарушений государством и, как правило, одобряемых обществом.
Основы правового статуса личности в Российской Федерации закреплены в главе 2 Конституции. Нормативно на высшем законодательном уровне определены ее базисные понятия правового статуса и закреплена система наиболее значимых (основных) прав и свобод человека и гражданина. В Конституции в целом дается наиболее полное представление об основах правового положения личности в обществе и государстве. Оно характеризуется рядом принципиальных положений.
Во-первых, основы правового статуса личности определяются в области отношений “государство - личность”, носящих основополагающий, характер и выражающих взаимную связь государства и личности.
Во-вторых, Конституция содержит исходные посылки для определения как всего комплексного института основ правового положения личности, так и каждого его элемента. На это прямо указывает статья 64 Конституции, которая определяет, что положения настоящей главы составляют основы; правового статуса личности в Российской Федерации, тогда как институт гражданства закреплен в первой главе Конституции, посвященной основам конституционного строя, и является важной предпосылкой для определения правового статуса личности.
В-третьих, Конституция устанавливает исходные начала положения личности в обществе. В ней содержится то общее, что конкретизируется в статусе граждан, объединяемых в определенные группы (слои) по социальному, возрастному, профессиональному или иным признакам. В данном случае общее - основы правового положения личности - конкретизируется в особенном, то есть правовом статусе определенных категорий граждан, объединенных не только принадлежностью к российскому гражданству, но и другими специфическими признаками.
В-четвертых, Конституция определяет исходные начала и правовые положения в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, поскольку они формируются на основе правового положения российского гражданина. Поэтому в Конституции вполне обоснованно говорится о правовом положении личности в целом.
Правовой статус личности отражает наиболее сложные связи, возникающие между государством и индивидом, является одной их важнейших политико-юридических категорий.
Существует несколько подходов к определению правового статуса личности. Правовой статус определяется как социально допустимые, необходимые возможности, потенциал личности не просто как индивида, а также как гражданина государства. При этом отмечается, что данный институт закрепляет достигнутый в государстве уровень свободы его членов, выступает важнейшим средством эффективного удовлетворения потребностей и интересов каждого человека, создания и использования условий всестороннего расцвета личности. Поэтому правовой статус - это слепок социального положения личности, который характеризуется системой складывающихся социальных возможностей и жизнедеятельности индивидов, направленных на удовлетворение их потребностей и интересов.
В ином аспекте правовой статус характеризуется совокупностью прав, свобод и обязанностей человека, которыми он наделяется как субъект правоотношений, возникающих в процессе реализации норм всех отраслей права; или рассматривается как сложные связи, фиксируемые государством в юридической форме - в форме прав, свобод и обязанностей (общая теория прав человека). Общим в приведенных определениях является включение в структуру правового статуса такого элемента, как права и свободы человека и гражданина.
Следует отметить, что в подходах к пониманию структуры правового статуса личности и набору элементов, его составляющих, позиции юристов различны. Ряд ученых включают в правовой статус гражданство, обращая внимание на то, что оно представляет собой такой институт, который выполняет двойную функцию: с одной стороны, выступает как элемент основ конституционного строя, с другой - основ правового положения человека и гражданина. При этом первая функция является исходной посылкой для второй. Другие авторы считают гражданство предпосылкой, определяющей правовой статус индивида в полном объеме, без каких-либо изъятий. Они отмечают, что иностранцы, проживающие в данном государстве, а также лица без гражданства тоже могут обладать правовым статусом в ограниченном объеме, и на этом основании не включают институт гражданства в правовой статус личности, тем самым подчеркивая различия между понятиями правового статуса гражданина и личности, где правовой статус личности является более широким понятием. Получило распространение включение в структуру правового статуса также общей правоспособности, гарантий, законных интересов, юридической ответственности и других.
Ряд элементов при этом определяются либо предпосылками правового статуса, либо элементами вторичного (по отношению к основным) уровня, либо категориями, далеко выходящими за границы правового статуса. Например, гражданство, общая правоспособность являются предпосылками правового статуса, а ответственность может быть отнесена к вторичному элементу по отношению к обязанностям.
Достаточно большой круг специалистов в области конституционного права понимает под основами правового положения личности совокупность прав, свобод, обязанностей, закрепленных законодательством государства, а также правовые и иные гарантии их осуществления.
Ряд авторов в сложную структуру конституционно (государственно) правового статуса человека в России включают шесть элементов: гражданство, правосубъектность, принципы, конституционные права и свободы, и обязанности, а также гарантии.
В качестве части правового статуса выделяются законные интересы - интересы личности, которые непосредственно не охватываются содержанием установленных законом прав и свобод, но подлежат защите со стороны государства. Однако интересы личности - это категория неюридическая, не закрепленная в юридических правах и обязанностях, и едва ли обоснованно выделять ее в качестве самостоятельного элемента правового статуса. Интерес предшествует правам и обязанностям независимо о того, находит ли он прямое закрепление в законодательстве или просто подлежит “правовой защите со стороны государства”. Правовое выражение и защита интересов индивидов - одна из важнейших функций правовой системы общества. Поэтому большинство авторов соглашаются с мнением Н.В. Витрука и С.А. Кучинского о включении предстатусных и послестатусных элементов в понятие “правовое положение личности” и ограничивают понятие правового статуса категориями прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, которые позволяют четко определить его структуру.
Основы правового положения личности выделяются из всей совокупности отношений, образующих правовое положение человека в государстве, их содержание определяется Основным законом. Ни одна из прежних конституций не содержала термина “правовое положение (статус) личности”, хотя наше законодательство использовало подобное понятие. Действующее законодательство России закрепляет как данный институт в целом, так и составляющие его элементы.
Несмотря на положение Конституции о том, что ее нормы имеют прямое, непосредственное действие, они далеко не исчерпывают регулирующее воздействие на отношения, составляющие содержание основных, конституционных прав и свобод человека и гражданина. Конституционные нормы не дают в полной мере характеристику социального статуса членов общества, они лишь отражают его основы, то есть основополагающие, наиболее значимые общие положения.
Нормы Конституции нуждаются в конкретизации и развитии в законах, прежде всего на уровне федерального законодательства, а также в отдельных случаях и в законах субъектов федерации. В этом смысле термин “конституционный статус”, хотя и близок к понятию “основы правового положения личности”, не исчерпывает содержания последнего. Единство этих терминов состоит в общности исходных положений: как конституционный статус, так и его основы опираются на одни и те же устои. Вместе с тем если конституционный статус включает в себя лишь конституционные положения (нормы), то основы статуса наряду с конституционными нормами содержат также развивающие и конкретизирующие их положения текущего законодательства, где под конституционными правами и свободами понимаются наиболее важные права и свободы человека и гражданина, раскрывающие естественное состояние свободы и получающие высшую юридическую силу.
Основы правового статуса личности носят объективный характер. Их содержание не зависит от воли и сознания отдельной личности или даже сколько-нибудь обширной группы людей. Социальный статус человека, юридическим выражением которого являются основы, складывался под воздействием всей совокупности общественно-экономических, политических факторов, сформировавшихся в обществе. В соответствии с этим устанавливается юридическое состояние личности.
Кроме объективной, внешней стороны, есть еще внутренняя, субъективная сторона. Она заключается в том, что индивид в рамках общего юридического статуса действует свободно, то есть по своей воле, сознательно избирая вид и меру своего поведения, сообразуясь с логикой развития реальной деятельности в целях достижения поставленных задач. Основы правового статуса личности должны обеспечивать простор для жизни и деятельности каждому находящемуся в стране человеку.
Поскольку основы отражают, прежде всего, систему взаимоотношений государства и личности, представляется, что они включают следующие элементы.
Во-первых, это юридически закрепленные общие принципы статуса личности, которые проявляются во всех сферах реализации ее правоспособности. Правовой статус личности любого государства формируется и развивается под воздействием основополагающих идей, принципов, выражающих идеалы данного общества. К числу основных принципов правового статуса относятся: равенство прав и свобод человека и гражданина, обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы, их гарантированность, приоритет общепризнанных норм международного права и международных договоров РФ и другие.
Во-вторых, ядром основ правового статуса личности являются основные права, свободы и обязанности, то есть те, которые неотделимы от человека, гражданина и принадлежат всякому лицу как субъекту права, независимо от реализации им своей правоспособности, они составляют неотъемлемую ее часть и свойство.
В-третьих, составным элементом выделяются гарантии реализации прав и свобод человека и гражданина. Хотя этот элемент выделяется далеко не всеми авторами, но он представляется очень важным. Он призван обозначить институт гарантий в составе основ правового положения личности, поскольку именно гарантиями определяется реальность прав и свобод человека и гражданина. В этой связи в Конституции РФ уделяется большое внимание гарантиям. Почти треть текста второй главы Конституции, закрепляющей права и свободы человека и гражданина, содержит нормы-гарантии.
В состав основ входят не все гарантии, а установленные Конституцией и законами обязанности тех участников отношений, которым ею предписано обеспечивать практическую реализацию прав и свобод. Суть гарантий состоит в том, что они направлены на обеспечение, охрану и защиту прав и свобод человека и гражданина в целях беспрепятственного пользования ими. Такого рода юридические обязанности включаются в состав основ правового положения и возлагаются в первую очередь на государство (ч. 1 ст. 45 Конституции РФ).
Вопрос о включении гарантий в систему элементов правового статуса личности в современной юридической литературе является достаточно дискуссионным. Существуют две взаимоисключающие позиции. Одни считают, что гарантии следует рассматривать в качестве составного элемента основ, другие отвергают такое решение по тем основаниям, что гарантии, прежде всего по отношению к правам и свободам, к их главному элементу выступают в виде внешней стороны - как нечто вроде внешних условий их реализации.
Л.Д. Воеводин, выступая за отнесение гарантий к элементам правового статуса личности, указывает, что Конституция дает на этот вопрос определенный ответ. Она включает нормы-гарантии в одну главу с правами и свободами, а содержащиеся в ней положения характеризует как основы правового статуса человека и гражданина Российской Федерации (ст. 64).
Едва ли можно признать достаточным для рассмотрения гарантий в качестве самостоятельного элемента статуса личности включение норм-гарантий в главу 2 Конституции РФ, поскольку ими не ограничивается объем установленной Конституцией РФ гарантированности прав и свобод человека и гражданина. Гарантиями являются и установленные в статье 2 Конституции РФ обязанности государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшей ценности, конституционное установление правового статуса Президента РФ как гаранта прав и свобод человека и гражданина (ст. 80 гл. 4 Конституции), конституционное учреждение Уполномоченного по правам человека как института парламентского гарантирования (пункт “д” ч. 1 ст. 103 гл. 5) и другие конституционные положения.
Характеризуя понятие основ правового статуса личности, Е.И. Козлова указывает три составляющих ее элемента:
1) правовые установления, связанные с принадлежностью к гражданству и регулированием отношений по поводу гражданства. Гражданство указывается в качестве основного элемента правового статуса лица, определяющего его взаимоотношения с государством, то общее, главное, что необходимо для распространения на лицо всего объема прав, свобод, обязанностей, признаваемых за гражданином, а также для защиты его государством, где бы это лицо ни находилось. Обладание гражданством является всеобщим универсальным условием полной правосубъектности лица;
2) юридически закрепленные общие принципы статуса личности. Они проявляются во всех сферах реализации правоспособности личности независимо от того, какой отраслью права регулируется данное общественное отношение. Речь идет о таких принципах правового статуса, как равноправие, гарантированность, неотъемлемость прав и свобод и др.;
3) основные права, свободы и обязанности, то есть те, которые неотделимы от человека, гражданина, принадлежат всякому лицу как субъекту права независимо от реализации им своей правоспособности, составляют неотъемлемую ее черту. Причем к таким основным правам, свободам и обязанностям относятся не только наиболее важные для субъекта, но и основополагающие для всех других его прав и обязанностей, вытекающих из норм различных отраслей права. Основные права, свободы и обязанности составляют ядро правового статуса личности, определяемого совокупностью норм всех без исключения отраслей права.
Установление основ правового статуса личности занимает важное место в системе отношений государства и индивида. Оно отражает наиболее существенные начала, определяющие положение человека в обществе и государстве, и его реализация во многом определяется не только правовым закреплением отношения к гражданству, его основных принципов, прав и свобод личности, но и гарантиями их реализации. В той связи представляется обоснованным отнесение гарантий реализации прав и свобод гражданина к элементам статуса личности и гражданина, вопрос только в том, в качестве какого элемента они входят в его состав.
Анализ, казалось бы, противоположных, на первый взгляд, подходов к определению гарантий в системе элементов правового статуса личности в то же время дает основания для вывода, что в различных подходах по отношению к гарантиям как элементам статуса общим является включение их в его состав - с одной только разницей: одни выделяют гарантии как самостоятельный четвертый элемент, а другие рассматривают в системе конституционных принципов правового статуса личности.
В этой связи представляется основанным на конституционных установках рассмотрение гарантированности (и гарантий как ее проявления) в системе юридически закрепленных принципов правового статуса личности наряду с принципами равенства, гуманизма, неотъемлемости и др.
В литературе назначение гарантий традиционно усматривают в охране или защите прав и свобод. Однако меры охраны сводятся к обеспечению условий и средств для фактического пользования правами. Меры же защиты определяются как средства восстановления прав граждан. Противопоставление этих трех понятий ведет к отождествлению мер охраны с гарантиями. Представляется обоснованной позиция В.А. Кучинского, призывающего к сведению этих понятий в единое, поскольку защита и охрана - это, прежде всего, вид деятельности органов государства, заключающийся в претворении в жизнь определенных юридических гарантий. Что означает, что при всей неоднородности содержания, гарантии, защита и охрана не могут противопоставляться. Это единый процесс, каждый элемент которого обладает особыми целями и задачами.
В государственном праве и конституционной практике понятия человека и личности употребляются как синонимические, они носят собирательный, обобщающий характер, что подчеркивает наличие определенной связи между индивидом и государством, ограничивающейся взаимными правами и ответственностью (ст. 64 Конституции РФ). И вследствие этого права человека и личности суть совпадающие по содержанию и объему понятия.
Права человека - это такие права, которые принадлежат каждой личности как члену гражданского общества, в отличие от привилегий, распределяемых в соответствии с сословной принадлежностью. Права человека обладают всеобщим характером и принадлежат всякой личности, не находящейся в состоянии прямой зависимости от других людей.
Не столь однозначен ответ на вопрос о соотношении прав человека и прав гражданина, на что в отечественной литературе последних десятилетий впервые было обращено внимание И.Е. Фарбером. Между правами человека и правами гражданина нет резкой непреодолимой грани. Права человека - общесоциальная категория. Они складываются объективно в результате развития и совершенствования общественного производства и политической системы общества в виде социальных возможностей пользоваться различными экономическими, политическими и духовными благами и существуют еще до государственного их признания. А права гражданина - это такие права, которые находятся под охраной и защитой государства. Именно государственное признание прав человека представляет собой форму их трансформации в права гражданина, которые есть лишь превращенные права человека. Основные права и свободы гражданина - это юридическая форма прав человека, включенного в определенную социальную систему. Таким образом, соотношение основ правового статуса личности и гражданина можно определить как соотношение общего и частного, где общее - это правовой статус личности независимо от принадлежности ее к конкретному государству, а частное - это правовой статус гражданина, определяемый гарантиями государства, к которому он относится, и обязанностями перед ним.
С понятием основ правового статуса гражданина связано понятие гражданства. Именно оно является той основой, которая характеризует правовой статус гражданина.
Гражданство рассматривается и как один из основных элементов комплексного института основ правового положения личности в обществе и государстве. Принадлежность к гражданству определяет объем и содержание конституционно-правового статуса гражданина Российской Федерации.
Гражданство является важнейшей предпосылкой положения личности в обществе и государстве, позволяющей определить как статус населения в целом, так и каждого отдельного члена общества, и основой конституционно-правового статуса гражданина. Обладание гражданством означает полное распространение на данное лицо всех прав и свобод, признаваемых законом, защиту лица государством не только внутри страны, но и за ее пределами. Поэтому основной частью института, закрепляющего правовое положение гражданина, выступает совокупность норм, регулирующих отношения, связанные с гражданством.
Стремясь возможно точнее выявить характер гражданства, отыскать его главный конструктивный элемент, правоведы в литературе на этот счет выдвинули несколько точек зрения. Ряд авторов определяют гражданство как политико-правовую принадлежность лица к государству. К сожалению, это выражение не совсем точно передает смысл понятия. Его можно толковать как членство лица в государстве, нахождение лица под юрисдикцией определенного государства, однако для понимания существа гражданства такое определение ничего не дает.
В отдельных случаях гражданство рассматривается как правовое состояние лица. Представляя собой специфическую правовую связь лица с государством, гражданство уже тем самым предполагает нахождение лица в определенном правовом состоянии, поэтому, совершенно очевидно, что определение гражданства (поскольку его содержание тесно связывается с правами и обязанностями лица) должно выражать, характеризовать эту связь или отношения.
Некоторые авторы настаивают на том, что нельзя рассматривать понятие гражданства в отрыве от прав и обязанностей граждан, но и нельзя сводить правовую связь, определяемую в качестве гражданства, исключительно к этим правам и обязанностям. Более логично было бы считать правоотношение содержанием понятия гражданства или же видеть в гражданстве только юридический факт, с которым связывается наступление для лица определенных правовых последствий.
Нередко гражданство определяется в виде правовой связи, которая представляет собой определенную совокупность взаимных (лица и государства) прав и обязанностей. Причем эти права и обязанности выступают уже не как главное правовое следствие обладания гражданством, а как само гражданство, содержание которого здесь сводится в основном к субъективным правам личности.
Терминологически гражданство может иметь различное смысловое значение:
1) может пониматься как субъективное право на гражданство. Так, согласно пункту 1 статьи 15 Всеобщей декларации прав человека ООН 1948 г. каждый человек имеет право на гражданство. Кроме этого, о субъективности гражданства может свидетельствовать и оптация, т.е. право выбора гражданства лицом, кода оно в силу изменения территории государства или по другим основаниям владеет двойным гражданством;
2) может характеризовать правоотношение, где лицо, как одна из сторон, находится под властью определенного государства, выступающего в качестве другой стороны, которое имеет по отношению к нему обязанности даже в том случае, если лицо покидает территорию государства, и вместе с тем может требовать предоставления таких прав, которые государство не обязано обеспечивать лицам, не состоящим с ним в указанном правоотношении;
3) может характеризовать правовой институт конституционного права, представляющий собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения гражданства и охватывающих определенную специфическую сферу общественных отношений между физическим лицом и государством.
Анализ приведенных подходов свидетельствует о том, что, хотя гражданство выступает в качестве основной юридической предпосылки приобретения лицом всех прав, свобод и обязанностей, установленных Конституцией, оно не является конкретным правом человека или совокупностью прав. Кроме того, именно на основе гражданства государство распространяет на каждое лицо все свои юридические нормы и обеспечивает подчинение этим нормам со стороны каждого лица. Связь лица с государством имеет объективный характер, а значит, приобретение этой связи, как правило, не зависит от волеизъявления человека. Поэтому гражданство не может быть правоотношением лица с государством. Оно составляет предпосылку и юридическое основание вступления граждан в правоотношение.
Сущность гражданства заключается в том, что лицо и государство находятся в такой специфически продолжительной правовой связи, которая сама по себе служит основанием для того, чтобы на это лицо в полной мере могла распространяться юрисдикция данного государства. Гражданство носит сугубо объективный характер, хотя и является условием установления правового статуса личности.
Поэтому гражданство - это, прежде всего, явление общественной жизни и правовой институт.
Следует подчеркнуть значение гражданства для определения взаимоотношений между Российской Федерацией и входящими в ее состав республиками. Федеративное устройство России требует установления права федерации и входящих в нее субъектов обеспечить подлинное равноправие для всех граждан и условия, при которых каждый гражданин Российской Федерации имел бы одинаковые права и обязанности по отношению к гражданам, проживающим в различных республиках и административнотерриториальных образованиях, входящих в состав Российской Федерации. Этим обусловлено отнесение вопросов гражданства, наряду с регулированием и защитой прав и свобод человека и гражданина к ведению Российской Федерации (пункт “в” ст. 71 Конституции РФ) и установление с 2002 года единого федеративного гражданства.
Понимая под правовым статусом гражданина совокупность его прав, свобод и обязанностей и признавая, что они являются действительно главным содержанием правового положения гражданина, следует признать, что на него влияют и другие правовые факторы: принципы, гарантии прав и свобод. Права и обязанности людей закрепляются многими отраслями права, но особое значение для закрепления положения человека в обществе имеет конституционное право, и, прежде всего, положения главы второй Конституция РФ, устанавливающей основы правового статуса человека и гражданина.
Однако этими конституционно-установленными элементами не исчерпывается правое положение гражданина. Многие другие права и обязанности граждан, закрепляемые разными отраслями права, базируются на основных правах, свободах и обязанностях, развивают и конкретизируют их. Конституция прямо указывает, что перечисление ею основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. При характеристике правового положения как личности, так и гражданина существенное значение имеют его принципы и основные черты, зафиксированные в Конституции РФ.
В юридической литературе в этой связи имеет место широкая трактовка понятия правового статуса гражданина. Иная точка зрения обоснована профессором Н.С. Бондарем, согласно которой основные права, свободы и обязанности составляют в своей совокупности конституционный статус гражданина РФ. В юридической литературе это понятие получило достаточно широкое распространение, предпринимаются попытки обосновать его универсальность и, соответственно, возможность использовать в различных институтах конституционного права.
Применительно к правовому положению гражданина характеристики конституционного статуса чаще всего ограничиваются лишь сравнением со смежными категориями - с точки зрения объемного содержания, например, в соотношении с понятием правового статуса как более широкой категорией, включающей не только конституционные, но и частно-отраслевые права и свободы, а также и другие правовые явления, характеризующие положение гражданина в обществе и государстве. Такой подход и дает основания для использования понятия правового статуса в узком и широком смысле.
Следует согласиться с Бондарем в том, что основные характеристики и черты конституционного статуса определяются не объемными его параметрами (включением в это понятие большего или меньшего количества правовых явлений и категорий), а качественными характеристиками. Конституционный статус - самостоятельная и весьма специфическая государственно-правовая категория. В этом качестве он призван отражать не только внешние характеристики института конституционных прав и свобод, но и их социально-политическую и юридическую природу. Он выступает конституционным выражением реально существующей в обществе свободы граждан РФ, их положения на высшем уровне своего бытия - во взаимоотношениях с обществом и государством.
На уровне конституционного статуса гражданина достигается синтез объективного права, выражающего государственную волю народа, направленную на удовлетворение притязаний человека к обществу по поводу свободы поведения и возможностей пользоваться социальными благами, и субъективного права как волевого отражения в индивидуальном сознании человека экономических и политических условий жизни общества, порождающих эти притязания и гарантирующих возможность их реализации. Иными словами, конституционный статус, с точки зрения юридической природы, представляет собой диалектическое единство объективного и субъективного права.
Конституционный статус и его отдельные элементы обладают качествами первичных непосредственно действующих величин. Это прямо вытекает из положений ст. 18 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Однако это не исключает возможности конкретизации конституционных положений в отраслевом законодательстве. Институт гражданства, как совокупность норм, закрепляет и регулирует наиболее устойчивые отношения лица и государства, образуя постоянную и неразрывную политико-правовую связь между ними.
Содержание политико-правовой связи, то есть гражданства, раскрывается во взаимных правах и обязанностях граждан и государства. Оно предусматривает изначальную ответственность государства и его граждан, которая затем раскрывается в нормах всех отраслей права и институтах, образующих основы правового положения личности.
Гражданство - это не только объективное право (совокупность норм), но и неотъемлемое, личное (субъективное) право каждого человека, закрепленное как в международных актах, так и в российском законодательстве.
В настоящее время все отношения, связанные с гражданством, регламентируются Конституцией РФ и Законом “О гражданстве Российской Федерации” от 31.05.2002 г. (в ред. Федеральных законов от 11.11.2003 №151-ФЗ, от 02.11.2004 №127-ФЗ, от 03.01.2006 №5-ФЗ, от 18.07.2006 №121-ФЗ).
Законом определено понятие и содержание гражданства, под которым понимается устойчивая правовая связь человека с государством, выражающаяся в совокупности их взаимных прав, обязанностей. Закон о гражданстве призван обеспечить осуществление норм и принципов международного права и Конституции РФ, относящихся к гражданству и правам человека, создание наиболее благоприятных правовых условий для каждого гражданина РФ, защиту и покровительство Российской Федерации гражданам РФ, находящимся за ее пределами. В соответствии с Всеобщей декларацией прав человека ООН законом устанавливается право каждого человека на гражданство, принципы недопустимости лишения гражданства или права изменить его, закрепляется верховенство основных прав и свобод человека, общечеловеческих ценностей, признание человека и государства равноправными субъектами, наделенными взаимной ответственностью.
Объем прав, свобод и обязанностей каждого конкретного лица находится в прямой зависимости от гражданства. Поэтому важнейшие нормы, определяющие содержание гражданства, его принципы, получили свое выражение и закрепление в Конституции, в главе, раскрывающей основы конституционного строя России. Конституционноправовой статус гражданина имеет отличия от правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства, пребывающих на территории Российской Федерации.
Как показывает практика, правовые связи иностранных граждан и лиц без гражданства во время пребывания в Российской Федерации весьма многочисленны и разнообразны. Возможность иностранных граждан и лиц без гражданства обладать определенным комплексом прав и обязанностей гарантируется ст. 62 Конституции РФ, согласно которой каждый иностранный гражданин и лицо без гражданства пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами России, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.
Правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства регулируется Федеральным законом от 25.07.2002 года “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации” (ред. от 11.11.2003). В законе отражены установленные в Российской Федерации ограничения в объеме прав и обязанностей для иностранных граждан и лиц без гражданства. Они касаются порядка въезда и передвижения иностранных граждан в пределах Российской Федерации, их отношения к избирательному праву, участия в трудовых отношениях, отношения к государственной или муниципальной службе, отдельным видам деятельности и к военной службе. Законом предусмотрен дополнительный вид ответственности данной категории лиц, не применяемый к гражданам РФ, - административное выдворение иностранного гражданина за пределы Российской Федерации.
Не отрицая то обстоятельство, что гражданство - исходное начало формирования как в целом правового положения человека, так и в особенности конституционных основ его статуса, учитывая его содержание и сущностное значение, заключающееся в наличии взаимных прав и обязанностей, которые уже сами по себе являются элементом статуса личности, представляется не обоснованным рассматривать гражданство в качестве самостоятельного элемента этого статуса. Гражданство - это определенное юридическое состояние лица, и его можно рассматривать как предпосылку и условия возникновения у лица дополнительных прав и обязанностей, обусловленных состоянием в гражданстве и наличием политико-правовой связи лица с конкретным государством и, в силу этого, приобретающего наряду с правовым статусом человека правовой статус гражданина.
Реализация конституционно-правового статуса личности во многом зависит от заложенного в Конституции РФ механизма защиты прав и свобод человека и гражданина и механизма международно-правовой их защиты.

 


 

§23.6. Правосознание. Правовая культура. Правовое воспитание

Правосознание
Сознание выступает единством всех психологических процессов, состояний и свойств человека как личности. Это высший уровень психического отражения человеком объективной действительности. Это единство всех форм познания человека, его переживаний и отношений к тому, что он отражает (ощущения, память, мышление, мечта, настроение, принципиальность и др.).
Носителем сознания может быть только личность, т.е. человек в единстве всех своих социально-психологических качеств и сил, направляющих его практическую деятельность.
Структурными элементами сознания являются: постоянство сознания, познание (приобретение в ходе общественно-практической деятельности знаний об окружающем мире - от ощущений к творческому мышлению), знания (целостная и систематизированная совокупность понятий, усвоенных человеком с помощью мышления и памяти), усвоение (понимание, запоминание и возможность использования определённых сведений), переживания (реакция на конкретные обстоятельства, факторы, отражение реального мира). Высшим уровнем сознания выступает самосознание.
Правосознание - это производная от общего понятия сознания. В самом термине “правосознание” объединены два слова - “сознание” и “право”. Следовательно правосознание - это та часть общественного и индивидуального сознания, объектом которого является законодательство в целом, отдельные акты и нормы, права, свободы и обязанности личности и других участников правоотношений, правоприменительные акты, правомерное и противоправное поведение, правопорядок и законность и многое другое.
Правосознание - это система правовых чувств, эмоций, взглядов, оценок, установок, представлений и других проявлений, выражающих отношение граждан как к действующему праву, к юридическим понятиям и категориям, к юридической практике, к правам, свободам, обязанностям, так и к другим желаемым правовым явлениям.
Правосознанию присущи следующие черты:
- это самостоятельная форма общественного сознания, тесно взаимодействующая с нравственными, религиозными, политическими и иными формами;
- выражает психическое и идеологическое отношение людей к праву и правовым явлениям (правотворчеству и правоприменению, законности и правопорядку, правомерному и противоправному поведению и т.п.);
- охватывает (по словам И.А. Ильина) и волю, и чувства, и воображение, и мысль, и всю сферу бессознательного духовного опыта;
- даёт представление о прошлом, настоящем и будущем права (взгляд в прошлое помогает понять историю его становления и развития; оценивая настоящее, можно понять, насколько сегодня право соответствует сложившимся представлениям о свободе, равенстве и справедливости; внося предложения по совершенствованию права, люди тем самым закладывают основы желаемого, будущего права).
Правосознание - сложное по своему содержанию явление. В нём выделяются: 1) когнитивные, рациональные компоненты, объединяемые понятием “правовая идеология”, и 2) психологические образования, охватываемые понятием “правовая психология”. Соответственно структура правосознания представлена правовой идеологией и правовой психологией.
Правовая идеология - это система взглядов и представлений, которые в теоретической форме отражают правовые явления общественной жизни. Будучи главной, профилирующей частью правосознания, она представляет собой как теоретико-философское, так и обыденно-бытовое осмысление права как целостного инструмента регулирования важнейших сфер общественных отношений, его необходимости и социальной роли, путей дальнейшего развития. Правовая идеология включает такие концептуально оформленные идеи и теории, как обеспечение и защита собственности, прав и свобод личности, народовластие, господство закона в государстве, независимость правосудия, защита природы и рациональное использование её богатств, борьба с преступностью, развитие и укрепление сотрудничества между государствами и народами. Она представлена:
- научными идеями (например, представления о справедливом государственном строе реализуются в идее правового государства);
- положениями, учениями, теориями, которые формируются в обществе и позволяют государству и его органам эффективно использовать их в правотворческой и правоприменительной деятельности.
Правовая психология - это совокупность чувств, привычек, настроений, стереотипов поведения, в которых выражается эмоционально-психологическое отношение социальных групп, коллективов, отдельных граждан к праву в целом и отдельным его нормам, правопорядку, к юридическим учреждениям и основам их деятельности. Это стихийная психологическая реакция личности, социального коллектива на юридические установления и их действие, на качество и уровень правотворчества, борьбы с правонарушениями, действенность работы судов и иных правоприменительных органов. Возмущение или, наоборот, равнодушие относительно конкретных актов неправомерного поведения, огорчение по поводу неспособности правоохранительных органов преломить криминогенную обстановку в стране, радость, чувство гордости в связи с принятием нужного закона формируют область правовой психологии. Она складывается из совокупности психологических и правовых явлений, к числу которых А.А. Иванов относит:
- правовая потребность - побудительный мотив, источник правовой активности, внутреннее состояние личности, основанное на уверенности в высокой социальной ценности права и необходимости использовать исключительно правовые средства;
- правовая установка - особое психическое состояние предрасположенности субъекта права к определённой правовой активности в той или иной правовой ситуации;
- правовой менталитет - устойчивое мировоззрение личности, социальной группы, общества в целом в отношении права;
- правовой мотив - внутреннее побуждение к правомерным действиям, особая психическая форма осознания людьми тех или иных правомерных потребностей и интересов;
- ценностно-правовые ориентации - совокупность качеств личности (чувство правового долга, ответственности, уважения к праву, солидарность с его требованиями, убеждённость в их целесообразности и истинности и др.), определяющих в своём единстве правовую позицию к праву, к его институтам;
- правовое настроение - эмоциональная реакция человека на оценку каких-либо правовых событий или состояния права;
- правовые чувства - довольно длительная и устойчивая форма переживания, имеющая стабильную мотивационную и относительно неизменную реакцию на состояние правовой действительности;
- правовые эмоции - непосредственное переживание жизненного смысла определённой ситуации, обусловленное её соотношением с потребностями субъекта;
- правовые навыки - закреплённые в ходе жизнедеятельности человека стереотипные приёмы законопослушного поведения;
- правовые привычки - закреплённые в обычаях и традициях представления о правомерном и неправомерном, справедливом и несправедливом, о преступлении и наказании, правах и обязанностях;
- правовая сплочённость - высокая степень духовной и социально-психологической организованности и единства, проявляющаяся в правовой сфере жизни и др.
Характеристика, отражающая отношение людей к праву и его установкам с точки зрения глубины и направленности правовых знаний и переживаний, называется уровнем правовой психологии.
Высокий уровень развития правовой психологии - это уровень достоверного, систематизированного, устойчивого, теоретико-практического отражения правовой реальности, характеризующийся максимальным соответствием социально-психологических явлений в них представлениям о подлинном правовом обществе, о развитой правовой психологии группы и, как следствие, правомерным поведением должностных лиц, граждан, всех членов группы, коллектива.
Низкий уровень развития правовой психологии свидетельствует о всё большем несовпадении её с высшим, подлинно правовым, о наличии увеличивающихся криминогенных социально-психологических предпосылок, проявляющихся всё чаще, шире и глубже в противоправном поведении членов общности.
Правосознание выполняет следующие функции:
- Познавательная (гносеологическая) функция выражается в получении и систематизации правовых знаний, соответствующих уровню развития общества и способности человека усваивать и применять эти знания в практической деятельности.
- Оценочная функция. В ней выражается оценка всех правовых институтов, отдельных действующих норм с позиций их эффективности, актуальности, связи с общественной жизнью, интересами личности, обеспечения её материальных и духовных потребностей, степени отражения в них общечеловеческих моральных ценностей - справедливости, гуманизма, свободы.
- Функция правового моделирования (прогностическая). Правосознание является необходимым инструментом создания норм права, своеобразным маяком для его развития и совершенствования. Прежде чем получить своё выражение в юридических актах, будущие нормы должны пройти через волю и сознание людей, участвующих в правотворчестве. Правосознание прогнозирует развитие права, обосновывает изменение его норм и институтов. Поэтому качество, эффективность действующего правового регулирования, его соответствие потребностям общественного развития во многом обуславливаются уровнем правосознания лиц, которые создают нормы права, их общей и юридической культурой. Для высокого качества деятельности законодателя большое значение имеют изучение и учёт общественного мнения, использование предложений по совершенствованию законодательства, выдвинутых научными подразделениями, в материалах СМИ, письмах граждан и т.д., разработка научных концепций будущих актов. В современных условиях, когда практически создаётся качественно обновлённая правовая система России, существенно возрастают роль юридической науки и правотворческой деятельности, её ответственность за качество рекомендаций и прогнозов.
- Регулятивная функция - это регламентационно-результативное воздействие правосознания на поведение своих субъектов (носителей правосознания). Это свойство правосознания особенно важно для юристов. Судья, прокурор, другое должностное лицо в процессе рассмотрения дела обязаны основательно изучить подлежащие применению правовые нормы, понять их цели и социальное значение, внимательно оценить обстоятельства дела, имеющиеся доказательства, правильно и законно решить конкретное дело. Без высокого уровня правосознания сделать это невозможно. Важно при этом подчеркнуть, что правосознание не может быть основанием для отхода по тем или иным причинам (устарелость, нецелесообразность и т.п.) от точного смысла закона, решения дела вопреки и независимо от его содержания. Противопоставлять в правоприменительной деятельности действующий закон и правосознание недопустимо. Один из основных принципов правосознания - это необходимость укреплять законность в государстве, противодействовать идеям правового нигилизма, бороться с произволом и правовым беспределом недобросовестных работников государственного аппарата.
- Идейно-воспитательная функция. Правосознание служит основой для воспитания внутренней потребности соблюдать нормы права, формирования такой черты характера человека, как законопослушание, привития уважения к закону как непреложной ценности, без которой не может существовать цивилизованное общество. Это база для формирования правовой установки личности, т.е. её психологической предрасположенности к соблюдению норм закона, складывающейся под воздействием различных социальных и психологических факторов. Для идейно-воспитательной функции характерна также широкая пропаганда общечеловеческих моральных ценностей - справедливости, гражданского общества, демократии, человечности, идей о гуманном назначении и все возрастающей роли права в общественной жизни - как действенного инструмента обеспечения и защиты интересов личности, материального и духовного прогресса человечества.
Носителями правового сознания являются отдельные индивиды, группы людей. С учётом этого принято выделять индивидуальное, групповое и массовое (общенациональное) правосознание. Каждое из них имеет своё специфическое содержание, по- разному оказывает влияние на организацию поведения в правовой сфере её носителя, на законотворчество, эффективность деятельности правоохранительных структур.
Индивидуальное правосознание формируется под воздействием самых разных обстоятельств, в значительной мере оно зависит от принадлежности человека к той или иной социальной группе: демографической, профессиональной, общественно-политической и т.п. Будучи зависимым от группового, индивидуальное правосознание вместе с тем сохраняет свою самобытность, уникальность. Это связано с индивидуальными различиями людей, различными источниками получения ими правовых знаний, семейного, профессионального окружения и другими обстоятельствами. А.Б. Венгеров верно заметил, что индивидуальное правосознание имеет широкий диапазон: от конформизма до нонконформизма, т.е. от приспособленчества, законопослушания до протеста, отрицания права (правового нигилизма), до надежды на новые перемены. В любом случае индивидуальное правосознание является необходимым условием правовой социализации личности, фактором её включённости в политическую жизнь общества, эффективным условием пользования своими правами и свободами.
Так же разнообразно и сложноструктурировано групповое правосознание. Его отличиями являются: принадлежность его носителей к определённому классу, социальному слою, или страте, выполняемая социальная роль или занимаемая социальная “ниша”, занимаемая правовая позиция, отношение к закону, праву, правовым учреждениям и т.д.
Массовое (или общенациональное) правосознание производно от индивидуального и группового, является его результатом. В отличие от индивидуального и группового, оно менее ситуативное, имеет свои особенные формы выражения, например, проявляется в ходе общенациональных выборов, референдумов. Правильное определение характера и уровня массового правосознания имеет большое значение для законотворческой работы, проведения массовых правовых акций, определения направлений реформирования правовой системы и пр. В то же время индивидуальное и групповое правосознание подвержено действию массового правосознания.
В зависимости от сочетания в правосознании рационального и эмоционального компонентов принято выделять обыденное, профессиональное и научное (теоретическое) правосознание.
Обыденное правосознание - массовые представления людей, их оценки, эмоции по поводу права и законности, стереотипы поведения. Они порождаются повседневными условиями жизни людей, их практическим опытом, носят эмпирический характер и сводятся в первую очередь к обиходным представлениям, оценкам, навыкам поведения, определяемым каждодневными нуждами людей.
Профессиональное правосознание - взгляды, традиции, убеждения, складывающиеся у работников, непосредственно занимающихся юридической деятельностью и имеющих профессиональные правовые знания и опыт работы. От последнего во многом зависят выработка осознанных правовых установок и ценностных ориентаций в юриспруденции и их использование в юридической практике, реализация достижений теоретической мысли, принципов и ценностей права.
Профессиональное правосознание формируется в первую очередь на основе юридической практики, но, с другой стороны, от него зависит демократический, подлинно гуманистический потенциал и по-настоящему профессиональный уровень такой практики.
Научное познание - теории, концепции, взгляды, выражающиеся в концентрированном виде в монографических работах, научных статьях и комментариях законов и юридической практики, лекциях и беседах учёных-юристов, преподавателей юридических дисциплин и других источниках, глубокое и всестороннее теоретическое осмысление права. Оно имеет первостепенное значение в определении перспектив развития законодательства, основных направлений совершенствования конституционно-правовой политики, проведения судебной, экологической, пенсионной, налоговой и других правовых реформ.
Для многонациональной, многоконфессиональной страны, государственность которой к тому же имеет федеративную структуру, проблема формирования толерантного правосознания как у населения, так и должностных лиц государства чрезвычайно актуальна.
Толерантность, как свойство правосознания, предполагает терпимость к образу жизни людей, семей, социальных групп, народностей, представителей других конфессий, к их поведению в правовой сфере, правовым чувствам, а равно правовым идеям, позициям, мнениям, к верованиям, способам действия и чувствам, отличным от собственных. Это одновременно признание правовых идеалов и ценностей других людей, их верований, конкретное отношение к способам удовлетворения ими своих потребностей и в этой связи уважительное отношение к нормам и традициям, закрепляющим инварианты правового образа людей. Философия толерантности признаёт принцип равенства между людьми вне зависимости от социального, религиозного, национального происхождения.
Толерантность проявляется в разных сферах правовой жизни общества. В частности, религиозная толерантность допускает свободу совести, напротив, нетерпимость влечёт инквизицию, подавление религиозных меньшинств, факты неправового отношения и поведения к представителям тех или иных религиозных конфессий. В политической сфере нетолерантное поведение власти находит выражение в запрете политической оппозиции, ограничении деятельности СМИ и др.
Толерантность - сложное личностное образование, оно обусловлено характером социально-правовой среды, в условиях которой протекает правовая социализация личности, на неё оказывают влияние государственно-правовые традиции, в целом правовой климат общества, её формирование подвержено и целенаправленным формам воздействия.
Правовая культура
Если правосознание характеризует отношение к праву с внутренней стороны человеческой деятельности, то выразителем такого отношения вовне выступает правовая культура. Эти категории теснейшим образом связаны между собой.
Под правовой культурой в литературе предлагается понимать “систему овеществлённых и идеальных культурных элементов, относящихся к сфере действия права и их отражение в сознании и поведении людей” (А.Р. Ратинов).
Правовая культура - разновидность социальной культуры. Она представляет собой достаточно сложное и многоплановое понятие, состоящее из правовой культуры личности и правовой культуры общества.
Правовая культура личности - это знание и понимание права, а также действие в соответствии с ним. Правовая культура личности тесно связана с правосознанием, опирается на него. Но она шире правосознания, ибо включает в себя не только психологические и идеологические его элементы, но и юридически значимое поведение.
Не всякого индивида, знающего и понимающего юридические нормы, можно считать правокультурным человеком. Таковым является только тот, у кого знание юридических правил сочетается с потребностью соблюдения их предписаний, кто в своей деятельности им следует.
Таким образом, структура правовой культуры личности состоит из следующих элементов:
- психологического;
- идеологического;
- поведенческого.
Правовая культура личности означает правовую образованность человека, включая правосознание, умение и навыки пользоваться правом, подчинение своего поведения требованиям юридических норм.
Ведущий себя культурно (активно) субъект предпочитает лично ознакомиться с правовым актом, выбрать нужные юридические средства и возможности и действовать сообразно правовым требованиям, считая их социально ценными.
Правовая культура общества - это обусловленное социальными, духовными, политическими, экономическими особенностями качественное состояние правовой жизни общества, характеризующееся достигнутым уровнем развития всех юридических явлений (правовых актов, юридической деятельности, правосознания и т.д.), а также степенью гарантированности государством и обществом прав и свобод человека и гражданина.
Структура правовой культуры общества состоит из следующих элементов:
- уровня правосознания и правовой активности общества;
- степени прогрессивности юридических норм (уровень развития права, культура юридических текстов и т.п.);
- степени прогрессивной юридической деятельности (культура правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности).
Правовая культура общества является частью его общей культуры и характеризуется:
- полнотой, развитостью и обеспеченностью прав и свобод человека и гражданина;
- реальной потребностью в праве;
- состоянием законности и правопорядка в стране;
- степенью развитости в обществе юридической науки и юридического образования и т. п.
Кроме общепризнанных универсальных типов правовой культуры, в правовой жизни существуют также и такие её образования, которые характерны для этнических, конфессиональных, региональных и других социальных групп, отличающихся специфическими взглядами и побуждениями на правовые явления, отношением к праву, мотивацией правовых действий и пр. Можно сказать, что те проявления правовой культуры, которые характеризуют процесс усложнения и индивидуализации правовой жизни, именуются правовой субкультурой. Для формирования разных субкультур серьёзным поводом являются социально-этнические различия. Значит, наличие правовой субкультуры связано с социальной неоднородностью общества. Различия в субкультурах отображаются на восприятии права, степени и характере правовой активности и др. Соответственно в основе правовой субкультуры лежат базисные ориентации и более или менее значимой вариации, качественно различающие правовые ценности. Каждая субкультура, кроме рациональных представлений, имеет признаваемые людьми и рефлексивные неоформленные (подсознательные) взгляды, оценки ассоциации и чувства.
Степень общности между различными субкультурами - фактор, воздействующий на стабильность правопорядка. Однако субкультуры могут стать и источником дестабилизации правового развития. Их противодействие ведёт к утрате общенациональных правовых идеалов.
Правовая культура представляет собой всё юридическое “богатство”, выраженное в достигнутом уровне развития регулятивных качеств права, накопленных юридических ценностей, тех особенностей права, которые относятся к духовной культуре, к правовому прогрессу. Наиболее объективным показателем правовой культуры является степень развитости его государственных институтов и норм.
Правовая социализация личности. Правовое воспитание
Правовая социализация в буквальном смысле - это “вхождение” человека в правовую среду (приобщение к ней), предполагающее включение человека в мир права, усвоение им и поддержание правовых норм, образцов и стандартов, следование правовым традициям; механизм интеграции личности в среду действия права. Правовая социализация представляет собой перманентный процесс взаимодействия личности и социальноправовой среды, вследствие которого происходит усвоение требований статусного правового поведения, приобретение правокультурных ценностей и ориентиров, ведущих к формированию свойств и качеств, позволяющих адаптироваться к этой среде и осуществлять правовую деятельность. В конечном счёте, она обеспечивает “мобилизацию” права для удовлетворения отдельным индивидом, социальной группой средствами права многообразных публичных и частных интересов, выполнение заданных ими функций.
Посредством правовой социализации из поколения в поколение обеспечиваются передача и сохранение социально-правового опыта, формирование “правовой памяти” общества и личности; в ходе правовой социализации формируются внутренний правовой мир человека, его правовая психика, складываются базовые правовые ценности, формируются статусные ориентации, а в последующем происходит накопление нового правового знания, переоцениваются, корректируются установки и правовые позиции, происходит постоянный обмен энергией с социально-правовой средой.
Правовая социализация - сложный многоплановый процесс, включающий:
а) “дрессировку права” (Петражицкий Л.И.) -накопление навыков адекватного реагирования на правовые требования, самостоятельной ориентации в правовом пространстве;
б) формирование осознанного отношения к правовой действительности в результате приобретения нового комплекса правовых знаний (осознание права);
в) правовую аккультурацию (освоение человеком новых для него правовых ценностей в процессе целенаправленного правовоспитательного воздействия);
г) “скрытый” процесс юридизации человеческих чувств и представлений вследствие непосредственного влияния права (воспитания правом).
В процессе правовой социализации происходят: передача личности накопленных в обществе норм и ценностей правовой культуры, овладение языком права, привитие навыков правомерного общения и взаимодействия в социально-правовой среде, мобилизация возможностей права для участия в правовой жизни общества, накопление мировоззренческих установок, обеспечивающих ориентацию в правовом пространстве и выработку стратегии поведения в самых разнообразных юридических ситуациях. Значение правовой социализации очевидно: отсутствие свойств, приобретённых человеком в процессе правовой социализации, не только затрудняет, но и нередко лишает его возможности включиться в сферу действия права. Огромное влияние на процесс правовой социализации оказывает образ жизни конкретного человека - его микросоциум, с комплексом своих требований и методов их осуществления.
Нередко бывает так, что под воздействием ряда объективных и субъективных факторов человек меняет свои позитивно направленные правовые установки на прямо противоположные. И тогда его отношение к праву начинает выражаться в недооценке им ценности права (правовой негативизм), либо в безответственном, легкомысленном отношении к требованиям закона (правовой инфантилизм), либо в активном неприятии норм права подчас только в силу их существования (правовой нигилизм). Подобные изменения правосознания личности именуются дефектностью её правовой социализации. Иногда эта дефектность может принимать совершенно крайние формы, при которых правовое начало сознательно или целенаправленно игнорируется, отрицается по мотивам корысти, жестокости, алчности и по многим другим причинам. Это в конечном счёте приводит к правовому перерождению. “Современное состояние отечественного правосознания характеризуется наличием в нём некоего правового вакуума, который необходимо чем-то заполнить. С одной стороны, такой вакуум в сознании людей может быть заполнен духовно-нравственными и религиозными ценностями, а с другой - криминальным, уголовным менталитетом с его глубоким нигилистическим отношением к праву”.
В общей социологии выделяют два этапа социализации - первоначальный и вторичный, характерные для правовой социализации. На первом этапе происходит формирование правовых качеств, необходимых для взаимодействия с социально-правовой средой. Агентами социализации выступают такие институты, как семья, система правового образования, обучения и воспитания, СМИ, религиозные учреждения, иные институты гражданского общества. Очевидно, что к моменту приобретения человеком полной дееспособности такой период должен быть завершён. Второй этап связан с передачей накопленного правового опыта в правовую среду. С развитием правовой информированности, накоплением новых знаний и правового опыта на этом этапе происходит коррекция уже сформированных правовых позиций, наблюдается переоценка приобретённых правовых ценностей.
Важное правосоциализирующее значение на обоих этапах оказывают системы правового воспитания и юридического всеобуча.
Правовая социализация предполагает воздействие на человека комплекса разнообразных (и разнонаправленных по своей значимости) факторов, причём как объективного, так и субъективного характера. Первая группа таких факторов характеризует процесс воспитания правом, когда право, его нормы и институты, правовые учреждения “стихийно” формируют образ права; вторая группа предполагает целенаправленную систематическую деятельность специализированных институтов, или правовое воспитание и обучение.
Правовое воспитание - это основанная на дидактических принципах правовой педагогики деятельность органов и учреждений государства, трудовых коллективов и общественности по формированию и развитию у индивидов и социальных групп населения правосознания, качеств, обеспечивающих их высокоэффективное функционирование в сфере правового регулирования и способствующих укреплению законности и правопорядка, развитию демократии, созданию прочного нравственно-правового климата в обществе. Правовое воспитание призвано формировать личность, которая добровольно и сознательно строит свою жизнедеятельность в соответствии с правом. Правовое воспитание имеет целью перевести политико-правовые установки и требования общества в личные убеждения граждан и нормы их поведения. Правовое воспитание осуществляется через определённую систему, формы, с помощью определённых средств и методов.
К формам воспитания относятся:
- правовое обучение и образование - целенаправленный процесс формирования высокого уровня правового сознания граждан, выступающий как результат усвоения систематизированных правовых знаний, умений и навыков, как необходимое условие теоретической и практической деятельности в сфере права;
- правовая пропаганда (правовое информирование) - целенаправленный инициированный государством процесс распространения в обществе правовых идей с целью формирования правового мировоззрения, повышения правовой активности граждан с помощью различных приёмов и способов, в том числе средств массовой информации;
- юридическая практика - процесс, способствующий передаче юридической информации, знаний посредством участия граждан в процессе, прежде всего, правоприменительной деятельности.
Средствами правового обучения и воспитания являются: печать, основанная на принципах массовости и правдивости; опубликование и пропаганда действующего законодательства; информирование о деятельности органов центральной и местной власти, правоохранительных органов; информирование о деятельности общественных организаций и самодеятельных формирований по укреплению законности и правопорядка; распространение передового опыта правовой работы и т.д. “Народу необходимо и достойно знать законы своей страны, это входит в состав правовой жизни. Право говорит на языке сознания и обращается к сознательным существам, оно утверждает и отрицает, оно формулирует и требует - для того, чтобы люди знали, что утверждено и что отринуто, и осознавали формулированное требование”.
Методы правового воспитания представляют собой совокупность приёмов и способов воздействия на правосознание и поведение людей (убеждение, поощрение, наказание и иные приёмы психолого-педагогического воздействия) с целью формирования у них правовой культуры. Организационная структура, включающая субъекты (органы, которые проводят воспитательную работу), объекты (категории населения, по отношению к которым проводится правовоспитательная работа), представляет систему правового воспитания.
Элементом этой системы является юридический всеобуч, представляющий собой систему общественных институтов, обеспечивающих поэтапное, всеобщее приобщение людей к праву, воспитание у них современного правового мышления, приобщение к подлинным ценностям правовой культуры, формирование способности и готовности активно участвовать в политическом процессе (правовой жизни общества) путём эффективного использования демократических прав и свобод, добросовестного использования юридических прав и обязанностей.
Потребность в юридическом всеобуче обусловлена задачами формирования правового государства, интересами отдельной личности и групп людей использовать правовые средства для достижения фактических целей осуществляемой ими деятельности. Т.е. цель всеобуча - обеспечение правовой социализации личности, подготовка её к участию в правовой жизни общества.
В современных условиях юридический всеобуч предполагает решение следующих задач:
1) ликвидацию у населения и должностных лиц государства правовой безграмотности;
2) охват всех граждан, должностных лиц систематическим правовым обучением как важнейшим условием социализации человека в обществе;
3) привитие каждому человеку внутренне осознанной потребности и способности активно использовать правовые средства для удовлетворения как личных, так и общественных интересов;
4) формирование цивилизованного отношения к правовому инструментарию, искоренение правового нигилизма.
Юридический всеобуч - это не “случайное” собрание всех форм правовоспитательной работы, а качественно новая организация обучающе-воспитательной работы. Она должна основываться на принципиально иных началах: всеобщности - охвате всего населения правовым обучением; обязательности правового обучения для всех без исключения, т.е. обучение праву становится обязанностью всех граждан, должностных лиц, хотя, разумеется, степень обязательности различна; длительности - обучение должно охватывать такой период времени, который позволяет достичь поставленной цели; научности, т.е. отвечать потребностям практики, основываясь на принципах правовой педагогики; высокой результативности - юридический всеобуч должен обеспечить формирование у обучаемых необходимого для данного периода жизни страны уровня правовой культуры, правовой информированности, достаточных для активного участия граждан и должностных лиц в политической и правовой жизни; достаточности ресурсного и организационного обеспечения, позволяющего государству расходовать на цели юридического всеобуча необходимые денежные средства, использовать материально-технические возможности, привлекать обученный персонал и т.п.
Юридический всеобуч не стоит отождествлять с правовым воспитанием. Последнее охватывает все формы и направления деятельности государственных органов и общественных формирований, иных социальных институтов общества по формированию правосознания широких слоёв населения, уважения граждан к закону. Юридический всеобуч наряду с решением общей задачи - формирование уважения к закону, направлен прежде всего на формирование нового правового мышления.